The problem of the Russian Federation image formation by German think tanks in the context of the Syrian crisis (case of Friedrich-Ebert-Stiftung)

Cover Page

Abstract


The relevance of the research topic due to the ever-increasing role of the analytical institutions in the process of formation of Russia’s image in the public consciousness. In this context, the position of Germany represents the greatest interest. Germany is a state, on the one hand, a NATO member, on the other hand, represents one of the main European partners of Russia. This prevents it to form a clear-cut stance on issues directly related to Russia and Germany, on issues in solving which involved both countries. The aim of the study is to identify the role of think tanks of Germany in the process of forming the image of Russia, and also the degree of influence of research and analytical centers on the media. The subject of research was the problem of the Syrian crisis. For example, the Friedrich Ebert Foundation implemented a study to identify interest centers in shaping the image of Russia in the framework of solving the Syrian crisis. As research methods is to provide a description method used for studying the materials of the Fund, the method of comparison for the choice of the object of study, and to determine the effect of center content on various media. For wider exploration of topics in addition to the materials analytical centers were used for more of the Russian and foreign literature, as well as the materials of the statistical agencies. The results of the study represent a number of conclusions, which show the degree of interest of the Friedrich Ebert Foundation in the process of formation of Russia’s image and prospects of implementing the ideas of the analytical center in the German news system.


На сегодняшний день на формирование международной повестки дня оказывают влияние как государственные, так и негосударственные акторы международных отношений. Причем если в России действуют в основном принципы парадигмы политического реализма, который отдает предпочтение именно государственным акторам в решении глобальных проблем, то на Западе царит либерально-идеалистическая парадигма, и большое влияние на решение правительств и глав государств оказывают негосударственные структуры. Среди них особое внимание стоит обратить на средства массовой информации, крупные финансовые структуры, лоббистские организации, а также аналитические центры. Наибольшее значение в контексте данного исследования играют именно аналитические центры («think tanks»), которые призваны проводить экспертизу, давать оценки [Базаренко 2014: 148-149], анализировать основные проблемы международных отношений и сферы безопасности [Ивкина, Пойда 2015: 118]. Однако помимо классических задач, которые решаются в рамках исследований аналитических центров, появляются новые функции, которые частично пересекаются с деятельностью еще одного негосударственного актора - средств массовой информации. СМИ на протяжении уже долгого времени исполняют функцию регулятора общественного мнения и источника формирования образов различных политических единиц. Наибольшее влияние СМИ оказывают на общественное сознание людей, имеющих опосредованное отношение к экономической и политической сферам государственного регулирования. Экспертное сообщество ориентируется чаще всего на более авторитетные информационные ресурсы, в западных странах зачастую роль таких ресурсов играют аналитические центры. Наибольшее внимание в западных средствах массовой информации сегодня уделяется Российской Федерации в силу постоянно увеличивающегося количества расхождений во взглядах на основные проблемы международных отношений. При этом если в период существования Советского Союза на Западе, и прежде всего в США, была сильная школа советологов, изучающих советское общество во всем его многообразии [Петров 1997], то про школу россиеведения такого сказать нельзя. По мнению Т.А. Шаклеиной, «несмотря на то, что в конце ХХ в. существенно сократилось количество фундаментальных исследований по России, решающее влияние на выработку концепций международной деятельности США в отношении России продолжали оказывать аналитические центры» [Шаклеина 2015: 328]. Европейские аналитические центры также активно включились в процесс исследования отношений России с западными странами и в процесс формирования нового российского образа в экспертно-аналитических кругах. Современное состояние российско-американских и российско-европейских отношений во многом определяется расхождениями во взглядах на международные вызовы и угрозы. В концептуальных документах США Россия значится одним из врагов[77], а в документах ЕС прослеживается осуждение России за ее методы урегулирования кризисных ситуаций[78]. В силу нагнетания международной обстановки формируемый западными аналитическими центрами образ Российской Федерации носит негативный характер. «Фабрики мысли» зачастую акцентируют внимание на исследованиях кризисных ситуаций и конфликтов, а также роли каждого из акторов в них [Курылев, Нгоян, Паласиос, Скудина 2016: 482-493; Косов 2016: 473-480]. Проблемы «арабской весны», и в частности сирийский кризис, занимают важное место в исследованиях ведущих мировых аналитических центров. Данные проблемы актуальны как для США, так и для Европы [Ивкина, Петрович-Белкин 2013: 39-46]. Американские аналитические центры открыто демонстрируют осуждение российских подходов по поддержанию законного сирийского правительства и считают, что России нужна Сирия для того, чтобы «через нее продавать оружие террористам, например, организации ХАМАС» [Abbrams]. Такое резкое заявление сделал аналитик Совета по международным отношениям с целью обвинить Россию в пособничестве терроризму. Его поддерживают и ряд других экспертов, которые высказывают обвинения в адрес России сразу по нескольким пунктам: «...готовность России увеличивать расходы на сирийскую кампанию, сотрудничать с Ираном и „Хезболлой“, чтобы сохранить режим, а также воспользоваться смешением и разобщенностью внутри американской коалиции для интервенции в Сирию» [Sestanovich 2015]. Как видно, «think tanks» США ничего не мешает формировать негативный образ России в силу отсутствия больших объемов российско-американских торгово-экономических отношений, а динамика политических отношений в российско-американском дискурсе не страдает от формирования такого образа. Другие западные партнеры России не могут позволить себе таких откровенно отрицательных выпадов в ее сторону. Например, Французский институт международных отношений опубликовал материал, в котором было выражено понимание того, что «Россия нуждается в восстановлении влияния на Ближнем Востоке и в создании образа сильного государства, которое может оказывать влияние на распределение сил в мировой системе» [Dominique]. Поэтому актуальность темы исследования заключается в необходимости рассмотрения подходов «аналитических центров» Германии к формированию образа России. Многие эксперты полагают, что «think tanks» Германии представляют собой исключительную модель формирования научно-экспертной оценки в силу того, что «в отличие от центров других европейских стран характеризуются большим числом независимых организаций, которые не подчиняются государственным и правительственным структурам, хоть и сотрудничают с ними и иногда финансируются ими» [Звягина 2014]. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ Сирийский кризис рассматривается аналитическими центрами Германии как одна из сложных проблем в отношениях России и Германии. Это связано с тем, что Россия и Германия по-разному относятся к законно избранному президенту Сирии Б. Асаду. Россия поддерживает лидера Сирии и помогает ему в борьбе с терроризмом. Позицию Германии по данному вопросу можно охарактеризовать как двойственную. С одной стороны, Германия на начальном этапе не продемонстрировала абсолютной поддержки США в их стремлении решить проблему сирийского кризиса силовым путем, о чем свидетельствует тот факт, что Германия воздержалась от голосования по резолюции по Ливии, а также то, что официальные лица Германии постоянно призывают США скорректировать свою политику в отношении Сирии[79]. C другой стороны, Германия осуждает политику Б. Асада и призывает мировое сообщество отказаться от поддержки законного сирийского руководства. На фоне этого подходы России к сирийскому кризису вызывают живой интерес в СМИ Германии. Об этом говорит частота появления публикаций по этой проблеме в немецких СМИ, а также высокий индекс агрессивности [Ивкина, Мараховский 2016]. Именно поэтому актуальной является проблема выявления отношения немецких аналитических центров к России и ее роли в урегулировании сирийского кризиса. В рамках изучения деятельности «аналитических центров» Германии и их роли в формировании образа России была рассмотрена «теория повестки дня». По мнению приверженцев данной теории, таких как М. Ховлетт, Э. Даун, Ф. Баумгартнер и Б. Джонс, на формирование политической повестки дня и определение вектора политического развития большое влияние оказывают средства массовой информации, а также исследовательские структуры. Канадский политолог Дж. Кингдон для доказательства эффективности «теории повестки дня» предложил использовать данные временных рядов, собранные по упоминаниям об основных политических проблемах в мире, а затем сравнить эти ряды с временными рядами, упоминаемыми в СМИ. Это позволяет оценить воздействие событий в повестке дня СМИ на государственную политику [Kingdon 2011]. Особое внимание Кингдон уделяет деятельности трех основных наиболее влиятельных групп. Первое место занимают группы по интересам, промышленные и бизнес-группы, второе место - аналитические центры, и только третье - СМИ. Как и СМИ, аналитические центры оказывают влияние на формирование образа того или иного государства среди интеллектуальной мировой элиты. Источниковую базу представляют двусторонние соглашения, «Стратегия национальной безопасности США», «Глобальная стратегия безопасности ЕС», а также ряд выступлений официальных лиц. Важной группой источников являются исследования аналитического центра - Фонда Фридриха Эберта. Историография исследования представлена материалами статей и монографий, опубликованных российскими и зарубежными авторами. Хронологические рамки исследования предполагают рассмотрение периода с 2015 по 2017 г., когда Россия подключилась к решению сирийского конфликта. ОБРАЗ РОССИИ В ПУБЛИКАЦИЯХ ФОНДА ФРИДРИХА ЭБЕРТА Согласно «теории повестки дня», для выявления подходов к формированию образа России немецким аналитическим центром необходимо рассмотреть аналитические статьи, опубликованные на официальном портале центра по сюжету «Подходы России к решению проблем сирийского кризиса» (табл. 1). По данным рейтинга Пенсильванского университета, Германия занимает 5-е место по количеству «фабрик мысли» в мире (195 центров) [McGann 2016]. Среди аналитических центров Германии, занимающихся внешней политикой и вопросами безопасности, большинство имеют публикации по проблеме сирийского кризиса. Таблица 1 Количество статей немецких аналитических центров по теме «Подходы России к решению проблем сирийского кризиса» / Number of articles of German think tanks on the theme “Russia’s approaches to solving the problems of the crisis series” Название центра / Name of the centre Количество статей / Number of articles Фонд Конрада Аденауэра (Konrad Adenauer Stiftung (KAS) / Konrad Adenauer Foundation 53 Фонд Фридриха Эберта (Friedrich Ebert Stiftung (FES) / Fridrich Ebert Foundation 314 Немецкий институт международных отношений и безопасности (Stiftung Wissenschaft und Politik (SWP) / German Institute for International and Security Affairs 254 Немецкий совет по международным отношениям (Deutsche Gesellschaft für Auswärtige Politik (DGAP) / German Council on Foreign Relations 99 Немецкий институт развития (Deutsches Institut für Entwicklungspolitik (DIE) / German Development Institute 50 Фонд Ганса Зайделя (Hanns Seidel Stiftung (HSS) / Haans Seidel Foundation 2 Фонд Генриха Боля (Heinrich Böll Stiftung (HBS) / Heinrich Böll Foundation 226 Источник: Составлено автором. / Source: Compiled by the author. Как видно из приведенной таблицы, наибольшее количество публикаций по сирийской проблеме имеют три центра: Фонд Фридриха Эберта, Немецкий институт международных отношений и безопасности, Фонд Генриха Боля. Фонд Фридриха Эберта заметно опережает своих ближайших преследователей по заинтересованности в рассмотрении сирийского вопроса. Фонд был основан в 1925 г. и стал одним из первых политических аналитических центров в Германии. Он позиционирует себя как приверженец социал-демократических ценностей, а следовательно, наиболее близок к партии СДПГ. В структуре Фонда Фридриха Эберта важное место отведено Департаменту Ближнего Востока и Северной Африки, в исследованиях которого по большей части и рассматривается сирийский кризис. Обращает на себя внимание также тот факт, что практически все значимые материалы данного Департамента переводятся на арабский язык, а следовательно, целью является оказание влияния не только на немецко- и англоговорящую публику, но и на исследователей из арабских стран. В 2012 г. был создан большой «Сирийский проект» Фонда. Деятельность в рамках проекта «направлена на предоставление организациям гражданского общества, молодежным группам и прогрессивным политическим движениям возможности участвовать в политических дискуссиях и содействовать установлению устойчивого мира в Сирии. Наконец, проект стремится поощрять плюралистическое и активное гражданское общество Сирии путем содействия инициативам в области средств массовой информации и культурных мероприятий»[80]. Сирийский кризис начался в 2011 г., когда хаотичные массовые акции протеста захлестнули страну. После успешных революций в Тунисе и Египте ожидалось, что и сирийское правительство во главе с президентом Б. Асадом с легкостью падет. Несколько волн насилия, ряд террористических актов, ряд неудачных попыток мирного урегулирования конфликта, а также начало кровопролитной гражданской войны - все это побудило Сирию обратиться к естественному союзнику - России. В 2015 г. между Сирией и Россией было подписано Соглашение о размещении Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Сирии[81]. По данному соглашению Россия обязалась помочь Сирии в деле борьбы с терроризмом, разместить на ее территории авиационную группу на аэродроме Хмеймим. Соглашение рассчитано на 49 лет с возможностью продления. Понимая заинтересованность России в решении конфликта в Сирии, Фонд Фридриха Эберта начал поиск и анализ интересов России в ходе данного конфликта. Так, был выпущен доклад, в котором утверждалось, что «Россия, заинтересованная в расширении своего присутствия на сирийском побережье Средиземного моря, до сих пор не поддержала резолюции Совета Безопасности ООН, которые могли бы открыть путь для вмешательства (как это было в случае с Ливией) для защиты сирийского гражданского населения» [Wieland 2011]. На первом этапе Фонд Фридриха Эберта предложил более широкий обзор интересов сторон в этом конфликте с особым акцентом на США и Россию. Вина за переход конфликта в стадию международной проблемы возлагается на Россию и страны Запада одновременно, в силу того, что Россия и Запад так и не избавились от стереотипов холодной войны[82]. Однако если в усугублении конфликта обвиняются и Россия, и Запад, то ответственность за активизацию террористической угрозы в Сирии, по мнению Фонда, все же стоит возложить на Россию: «Россия, похоже, сознательно наращивает войну в Сирии, игнорируя международное гуманитарное право»[83]. Россия представляется как поборник государственной идентичности, то есть как государство, не уважающее волеизъявление сирийских протестующих, желающих сменить «неугодную власть». Такая параллель с советским прошлым, закончившимся еще в 1991 г., с одной стороны, никакого вреда образу России не наносит, но, с другой стороны, распространяет информацию о том, что с советских времен в политике России ничего не изменилось, то есть она продолжает силовым способом решать проблемы по усмирению неугодных для себя сил. Такой подход быстро подхватила немецкая пресса, представив его в более простой интерпретации, заявив, что Россия просто решила воспользоваться ситуацией и начала предпринимать антизападные шаги[84]. Эксперты Фонда Фридриха Эберта разделили сирийский кризис на три составляющие, каждая из которых представляет собой отдельную войну: «В Сирии сейчас фактически три войны: между режимом Асада и повстанцами; региональная война - саудовцы, турки и катарцы поддерживают оппозицию, в то время как Россия и Иран поддерживают режим; конфронтация между великими державами - Россией и США»[85]. Немецкие СМИ отметили, что подход Фонда крайне рационален, но все же главной ареной является российско-американская конфронтация и многое зависит от Вашингтона и Москвы[86]. Как видно, Россия, по мнению Фонда, участвует в двух войнах из трех, что автоматически делает ее наиболее заинтересованной стороной в сирийском конфликте. Однако негативного отношения к России в связи с ее заинтересованностью не наблюдается. Рассматривая некоторые цели российской политики в Сирии, эксперты приходят к тому, что Россия решила использовать свою роль в Сирии для: улучшения геополитической позиции по отношению к Западу; отвлечения внимания от проблем в национальной экономике; защиты военных интересов в регионе и демонстрации, что она может наложить вето на любой исход в Сирии; подтверждения верности своим союзникам (в отличие от США, которые вызвали недовольство Израиля и Саудовской Аравии, заключив с Ираном сделку, и не оказали поддержку Х. Мубараку в ходе «арабской весны»); недопущения смены режима; борьбы с террористами[87]. Это является одновременно и скрытой критикой России, обеспечивающей свои интересы в Сирии, и неким упреком в адрес США, которые редко заботятся о взятых на себя обязательствах. Образ России в рамках публикаций Фонда по событиям в Алеппо уже более негативный. В докладе «Конец Алеппо и политическому порядку в Сирии» подтверждается, что политическое, социальное и гуманитарное положение в Сирии остается плачевным и в этом виновата Российская Федерация, которая на заседании СБ ООН заблокировала решение по предотвращению смертельных ударов правительственных сил по мирным жителям[88]. Здесь необходимо отметить, что данное обвинение в адрес России так же, как и предыдущие, является надуманным. Россия показана государством, которое препятствует мирному урегулированию ситуации в Алеппо и наносит бесконтрольные авиационные удары, в результате чего гибнет мирное население. В доказательство приводится статистика смертности мирного населения. Регулярно публикуется на статистических порталах информация о количестве жертв среди мирного населения от ударов российской авиации[89]. Такой же статистики по США и их коалиции не представлено. Это делается для того, чтобы показать, что постоянно увеличивающееся количество американских бомб (а этот показатель стремится к отметке в 10 тыс.)[90], сбрасываемых на Сирию, не уносит жизни мирных сирийских граждан. *** Историческая динамика подходов Фонда Фридриха Эберта к рассмотрению деятельности и формированию образа России в связи с сирийским кризисом определяется сложностью и противоречивостью позиций сторон по его урегулированию. На начальном этапе Фонд не обвинял Россию в развязывании сирийского кризиса, а возлагал вину на противоречия между США и Россией. Но этот этап оказался скоротечным. С 2015 г. наблюдается явный крен в сторону негативизации образа России в силу того, что началась активная фаза освобождения страны от боевиков. Образ России в этот период строился на поддержке сирийской армии, что, по мнению Фонда, только усугубляет конфликт сторон. В конце 2016 г., когда под контролем сирийского правительства находилась большая часть территории Сирии, и до сегодняшнего дня Фонд не демонстрировал определенную положительную или отрицательную позицию по деятельности России в Сирии. Это неявное проявление отношения к России обусловлено тем, что сирийская армия и правительство при поддержке России одержали победу над боевиками. Кроме того, в отличие от России и США, которые принимают активное участие в решении сирийской проблемы, у Германии существует проблема непонимания своей роли в процессе урегулирования данного кризиса. По большей части публикации Фонда Фридриха Эберта отвечают общей корпоративной культуре немецких источников, формирующих общественное мнение. Опираясь на общую позицию немецких центров, СМИ навязывают общественности определенный образ России, подчеркивая ее особую, часто достаточно негативную, роль в процессе мирного урегулирования кризиса.

Natalia Viktorovna Ivkina

RUDN University (Peoples’ Friendship University of Russia)

Author for correspondence.
Email: ivkina_nv@rudn.university

Assistant of the Department of Theory and History of International Relations, Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

  • Abbrams, E. (2011). Russia + Syria + Hezbollah = Hamas. Council on Foreign Relations. URL: https://www.cfr.org/blog/russia-syria-hezbollah-hamas (accessed: 20.12.2017).
  • Basarenko, T.V. (2014). The role of regional aspects of international relations in Spanish basic analytical centers’ researches. Vestnik RUDN. International Relations, (2), 148—157. (In Russ.).
  • Dominique, D. (n/a). Que faire de la Russie? Que faire avec la Russie? IFRI. URL: http://www.ifri.org/ sites/default/files/atoms/files/actuelle_david_que_faire_de_la_russie.pdf (accessed: 20.12.2017).
  • Ivkina, N.V. & Petrovich-Belkin, O.K. (2013). U.S. — France Counterterrorism Cooperation. Vestnik RUDN. International Relations, (2), 39—46. (In Russ.).
  • Ivkina, N.V. & Poyda, A.A. (2015). Position of the American Think Tanks on Iran’s Nuclear Program. Vestnik RUDN. International Relations, 15 (3), 118—125. (In Russ.).
  • Ivkina, N.V. & Marakhovsky, E.L. (2016). The withdrawal of Russian MSF from Syria: new hope for the western media. RISS. URL: https://riss.ru/analitycs/29188/ (accessed: 20.12.2017). (In Russ.).
  • Kosov, A.P. (2016). The USA and “The Arab Spring”: evaluations of the Russian expert community. Vestnik RUDN. International Relations, 16 (3), 473—481. (In Russ.).
  • Kurylev, K.P., Ngoyan, A.L., Palacios, E.P. & Skudina, O.V. (2016). Unsettled conflicts in the Post-Soviet space in the analysis of the western research centers. Vestnik RUDN. International Relations, 16 (3), 482—493. (In Russ.).
  • Kingdon, J.W. (2011). Agendas, Alternatives, and Public Policies. Boston: Longman.
  • McGann, J.G. (2017). 2016 Global go to think tank index report. University of Pennsylvania ScholarlyCommons. URL: https://repository.upenn.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1011&context= think_tanks (accessed: 20.12.2017).
  • Petrov, E.V. “The Russian theme” in the West. Dictionary-reference book on American Russian studies. Saint Petersburg: Izdatel’stvo SPb im. V.B. Bobkova filiala Rossijskoj tamozhennoj akademii, 1997. (In Russ.).
  • Shakleina, T.A. (2015). Conceptualization of US policy toward Russia in the 2000s. In: Foreign Studies of Russia. Textbook. Ed. by A.B. Bezborodova. Moscow: Prospectus, p. 328—370. (In Russ.).
  • Sestanovich, S. (2015). Russia’s Campaign in Syria: Three Things to Know. Council on Foreign Relations. URL: https://www.cfr.org/explainer-video/russias-campaign-syria-three-things-know (accessed: 20.12.2017).
  • Wieland, C. (2011). Between Democratic Hope and Centrifugal Fears. Syria’s Unexpected Open-ended Intifada. Friedrich Ebert Stiftung. URL: http://library.fes.de/pdf-files/ipg/2011-4/07_ a_wieland_eng.pdf (accessed: 20.12.2017).

Views

Abstract - 2382

PDF (Russian) - 287

PlumX


Copyright (c) 2018 Ivkina N.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.