REVIEW OF THE BOOK: Voskressenski, A.D. (Ed.) Is Non-Western Democracy Possible? A Russian Perspective. Singapore: World Scientific, 2017. - 738 p

Cover Page

Abstract



Коллективная монография «Возможна ли незападная демократия? Взгляд из России» подготовлена учеными-востоковедами, представляющими школу МГИМО МИД России, и опубликована на английском языке в ведущем издательстве Азии World Scientific (г. Сингапур). Редактором данного научного труда выступил авторитетный российский синолог А.Д. Воскресенский, автор многочисленных трудов, посвященных особенностям политических систем и политических процессов в странах Востока [Восток и политика 2015; Политические системы... 2007; Воскресенский 2007], а также мировому комплексному регионоведению [Мировое комплексное регионоведение 2016]. Примечательно, что для А.Д. Воскресенского это не первая монография, опубликованная в ведущем зарубежном издательстве. Ранее в издательстве Palgrave Macmillan вышла его работа по незападным ТМО [Voskressenski 2017]. Рецензируемая монография представляет интерес для историков, политологов, социологов и философов, занимающихся проблематикой политических процессов, протекающих на Востоке. Монография состоит из 16 глав, объединенных в четыре раздела по «пространственному» принципу. Первый раздел - «Сравнительный анализ политических систем и политических культур: пояснение понятий» (главы 1 и 2) - представляет собой вводную часть, в которой разъясняется методология исследования, а также приводится понятийный аппарат, используемый авторами в ходе сравнительного анализа политических систем и политических культур стран Востока. В частности, дается глубокий сравнительный анализ политических систем и политических культур Востока с использованием системного подхода к изучению общества и политики. Также предлагаются принципы сопоставления политических систем на Востоке и на Западе, выявляются общие признаки и особенные отличительные черты Востока и Запада, приводится аналитическая классификация политических систем стран Востока и т.д. Хотя вопрос является дискуссионным, значительным теоретическим вкладом авторов рецензируемой монографии можно считать разработку проблемы соотношения уровней экономического развития с политической культурой и демократией. В разделе также освещен вопрос специфики политических культур Востока и социокультурных особенностей экономических режимов. Авторы (М.В. Стрежнева и Л.М. Ефимова) справедливо отмечают, что «политическая культура Вос- тока оставалась частью целостной религиозно ориентированной картины мира, в то время как на Западе политика в основном уже удалилась от религии, секуляризировалась. Религиозно ориентированная картина мира на Востоке составляла базис политической культуры: определяла представления о государстве, правителе и обществе, их взаимоотношения, права и обязанности» [Is Non-Western Democracy... 2017: 111]. Второй раздел монографии посвящен исследованию политических систем и политических культур государств Африки и Большого Ближнего Востока. Проблема развития политических систем и культур государств Африки (глава 3) является актуальной для исследователей ввиду сложности политических процессов и отношений внутри африканских обществ. Процесс перехода от территориальных образований к государственности в Африке отличался от европейских, азиатских и американских тем, что он навязывался внешним миром, из метрополий, и не был естественным внутренним процессом, совершался в условиях диффузии самоидентичности населения континента. Государства создавались при отсутствии таких важных составляющих элементов, как общая история, общая культура, общий язык, естественные границы. Кроме того, сам процесс шел очень быстро, африканская элита в лице колониальных чиновников не была готова управлять многонациональными образованиями. И, наконец, политические деятели Африки не имели опыта разрешения проблем путем достижения компромиссов. В итоге в Африке образовались хрупкие, несовершенные, чуждые местным социумам политические системы, которые оказались не в состоянии справиться с требованиями этнических групп, отстаивающих свои интересы. Среди достоинств главы можно выделить убедительное обоснование хронологических рамок исследования. Начало ХХ в. действительно можно назвать важным рубежом в истории современной Африки. Именно в этот период произошли события, внесшие серьезные изменения в политические системы и культуры народов Африки [Is Non-Western Democracy... 2017: 127]. Конечно, некоторые утверждения главы представляются несколько спорными. Так, например, автор (А.Л. Емельянов) пишет: «В результате синтеза традиционного и современного образовался феномен, не имеющий аналогов в истории - „колониальное общество“. Колониальное общество - специфический вариант общественного развития, при котором привносимые (капиталистические) отношения „накладываются“ на отношения, характерные для традиционных обществ. Результатом такого „наложения“ при складывавшемся в этих случаях соотношении сил сторон оказывается в большинстве случаев и всегда объективно неизбежная ломка традиционных отношений и структур (в большинстве случаев насильственная) и их трансформация. Более того, и сами привносимые современные отношения чаще всего приобретают искаженный характер, весьма непохожий на „классические“ формы современного развития. Эти взаимодействия затрагивали все сферы жизни общества и отличались многообразием» [Is Non-Western Democracy... 2017: 127-128]. Далее автор отмечает: «Синтез авторитарного и демократического, традиционного стал одной из характерных черт политической культуры Африки 1960-х - середины 1980-х годов» [Is Non-Western Democracy... 2017: 131]. Отсюда возникают некоторые вопросы. Можно ли считать политические системы и культуры аф- риканских государств «синтезом традиционного и современного»? На с. 143 [Is Non- Western Democracy... 2017] автор пишет о гибридной политической системе при преобладании традиционных институтов на примере наличия короля во многих странах Африки. Затронула ли все слои общества произошедшая ломка традиционных отношений и структур? Что представляют собой «классические» формы современного развития? Как происходил процесс синтеза авторитарного и демократического, традиционного? В то же время можно согласиться с заключением автора о том, что процесс подготовки колоний к независимости имел свои специфические черты. Одни метрополии, например Франция и Великобритания, подготовили свои территории к самоуправлению; другие - Бельгия, Испания, Португалия - не уделяли внимания данному процессу [Is Non-Western Democracy... 2017: 129-131]. При этом необходимо уточнить, что причиной «исхода» европейцев (основных носителей экономической и технической культуры) послужила неподготовленность к независимости африканских территорий или страх перед непонятным будущим, возникшим из-за усиления партизанских движений и экономического кризиса 70-х гг. XX в. В четвертой главе А.Д. Эпштейн предпринял удачную попытку обоснования того факта, что, вопреки расхожему и весьма устойчивому мнению, политическая система Государства Израиль не является стабильной и устойчивой. Напротив, среди факторов, нарушающих эту стабильность, А.Д. Эпштейном выделяются разобщенность израильского общества в вопросах внутренней и внешней политики, постоянные попытки поиска компромисса между правящей партией и другими политическими силами, входящими в правительство, а также слабость законодательной ветви власти и ее зависимость от правительства [Is Non-Western Democracy... 2017: 146-150]. В то же время автор утверждает, что, в отличие от политических режимов арабских стран, в Государстве Израиль наблюдается высокий уровень «защищенности израильской демократической системы от опасности формирования военной олигархии, навязывающей свои методы управления всему обществу» [Is Non-Western Democracy... 2017: 151]. В пятой главе И.В. Кудряшова проводит сравнительный анализ динамики развития политических систем Турции, Египта, Ирана и Ирака. Отмечены основные вехи становления и развития государственности Турецкой Республики, Арабской Республики Египет, а также Исламской Республики Иран. Кроме того, автор исследует изменения, произошедшие в политическом устройстве Ирака после свержения режима С. Хусейна коалицией западных государств во главе с США в 2003 г. И.В. Кудряшова справедливо отмечает, что разнообразие «политических сущностей» четырех исследуемых в данной главе государств объясняется не только культурно-историческими факторами, но также и тем, «проблематика каких исторических сюжетов модернизации является для них наиболее актуальной» [Is Non- Western Democracy... 2017: 176]. Так, вполне уместно отмечен вклад реформ Мустафы Кемаля-паши («Ататюрка»), направленных на секуляризацию Турции, в процесс формирования политической системы государства, а также значение шиизма для политической системы современного Ирана. В то же время автором не раскрыто употребленное им в подзаголовке понятие «нео-шиизм» [Is Non-Western Democracy... 2017: 222]. Глава 6 («Политические системы арабских стран») была написана ученымвостоковедом, специалистом по конституционному устройству государств арабского Востока М.А. Сапроновой. Справедливо отмечая мозаичность арабских обществ, в которых существуют «сложное соотношение и многообразные комбинации различных социально-политических сил» [Is Non-Western Democracy... 2017: 237], автор указывает на многообразие, богатство «оттенков и направлений» политической жизни арабских стран, что делает «политический облик каждой страны уникальным и накладывает специфический отпечаток на формы и способы функционирования государственных институтов власти, политических партий и всех политических систем в целом» [Is Non-Western Democracy... 2017: 238]. Несмотря на небольшой объем главы, посвященной арабским государствам, автору удалось раскрыть основные особенности политических систем и политических культур как монархий, так и республик региона. Возможно, стоило уделить больше внимания влиянию «арабской весны» на политические процессы в странах арабского Востока. Глава 7, написанная экспертом по Афганистану Ю.П. Лалетиным, посвящена анализу роли племен в политической системе Афганистана. Акцент на племенной структуре афганского общества вполне оправдан, поскольку именно фактическая независимость пуштунских племен как черта традиционной государственности - наряду со слабостью центральной власти, местничеством и патронатно-клиентальными отношениями между различными группами афганского общества - «придают уникальный характер политической системе Афганистана вплоть до самого современного этапа его существования» [Is Non-Western Democracy... 2017: 281]. Автор очень четко расписывает и объясняет племенную и клановую структуру афганского общества, сосредоточивая свое внимание на пуштунской его части, раскрывает особенности влияния политической организации пуштунских племен (локальные сообщества «каум» и институт хана, военная организация племен), пуштунского «кодекса чести» (паштунвала) на общество и правительство Афганистана. В целях дальнейшего углубления анализа влияния «племенного фактора» на политические процессы в Афганистане, как представляется, целесообразно проанализировать структуру таджикской и узбекской частей афганского общества, выявить особенности их организации и факторы, влияющие на отношение «афганских» таджиков и узбеков к центральной власти, а также дать краткий обзор особенностей политической системы современного Афганистана. Глава 8 рецензируемой монографии посвящена политическим процессам и политическим системам государств Центральной Азии. По структуре и содержанию данная глава, написанная С.И. Луневым, существенно отличается от всех предыдущих тем, что не содержит описания конституционных основ политических систем шесть центральноазиатских республик, правовых основ этих систем и проч. Автор, однако, выделяет общее и особенное в конституциях государств региона [Is Non-Western Democracy... 2017: 329-333]. В то же время С.И. Луневым рассмотрены такие значимые аспекты политического развития государств региона, как фактор лидера, а также роль ислама и его радикализации в политических процессах стран Центральной Азии, что существенно повышает познавательную ценность данного подраздела монографии. В третьей части рецензируемой работы проводится сравнительный анализ политических систем стран «Большой Восточной Азии», рассматриваются политические процессы, происходившие в этих странах в XX-XXI вв., анализируется влияние политической культуры на политические процессы в государствах Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии. Глава 9 посвящена анализу политической системы Индии. Ведущие российские индологи С.И. Лунев и Л.Б. Алаев, рассматривая особенности политической системы данного государства, отмечают: несмотря на тот факт, что по Конституции 1950 г. в Индии была введена британская «Вестминстерская система», в стране вплоть до 1990-х гг. фактически существовала система доминантной партии во главе с Индийским национальным конгрессом (ИНК). Однако ситуация стала меняться в пользу формирования двухпартийной системы с выходом на авансцену Бхаратия Джаната парти (БДП). Разбирая особенности политической культуры Индии, авторы справедливо отмечают важность «кастового» (factor of castes) и «конфессионального» (sectarian factor) факторов в политической жизни государства [Is Non-Western Democracy... 2017: 368]. Значительный научный интерес представляет всесторонний анализ политических систем «исламских» стран Южной Азии (Пакистан, Бангладеш и Мальдивы), а также государств Юго-Восточной Азии (Таиланд, Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Мьянма, Филиппины, Бруней), приведенный в главах 10 и 11. В главе 12 «Эволюция политической системы Монголии» известный российский востоковед, директор Института Дальнего Востока РАН С.Г. Лузянин подробно рассматривает исторические предпосылки формирования и процесс трансформации политической системы Монголии, включая период существования социалистической Монгольской Народной Республики в 1924-1992 гг. и демократические изменения в государстве в 1990-е гг. Глава 13 «Политические системы государств Корейского полуострова», подготовленная выдающимся российским корееведом В.И. Денисовым, посвящена рассмотрению двух существующих в Республике Корее (РК) и КНДР противоположных политических режимов, которые, по мнению автора, базируются на национальной специфике и общих исторических корнях. В.И. Денисов отмечает, что идеи конфуцианства, приоритет общественного над личным, строгая иерархическая система управления во многом определяют функционирование государственных механизмов и в Южной, и в Северной Корее, а СССР и США оказали решающее воздействие на формирование политических режимов в обоих корейских государствах [Is Non-Western Democracy... 2017: 479]. Автор подробно анализирует политические системы, сложившиеся в РК и КНДР с момента их возникновения, конституционные реформы и реформы политических систем в обеих странах. Глава 14 «Эволюция политических систем и политических институтов Китая» подготовлена коллективом российских востоковедов-синологов, возглавляемым профессором А.Д. Воскресенским, а также известными учеными Л.М. Гудошниковым и В. Сергеевой. Первый параграф данной главы посвящен рассмотрению эволюции политических систем и политических институтов Китайской Народной Республики с момента ее провозглашения, а также Китайской Республики на Тайване. Авторы проводят сравнительный анализ действующих в Китае и Тайване политических режимов, справедливо отмечая их партократический (partocratic) характер вплоть до ликвидации партократического режима на Тайване в конце 1980-х гг. и установления политического плюрализма в его политической системе. Большой научный интерес вызывает обзор эволюции конституций КНР и Тайваня в контексте раздельного исторического развития политических режимов «двух Китаев», а также анализ процесса «реинтеграции» бывших колониальных анклавов Гонконга и Макао в политическую систему континентального Китая. В параграфе «Механизмы преемственности и ротации в политической верхушке КНР» авторы подробно разбирают механизм смены руководства Китайской Народной Республики, уделяя особое внимание четвертому и пятому поколениям руководителей КНР. Авторы справедливо отмечают, что именно при Ху Цзиньтао сложилась система «политического триумвирата» (political triumvirate) в руководстве КНР [Is Non-Western Democracy... 2017: 550]. Ху Цзиньтао стал первым руководителем КНР, который объединил в своих руках посты председателя КНР, генерального секретаря ЦК КПК и председателя Центрального военного совета КНР, фактически заняв высшие должности в руководстве КПК, государственном аппарате и в вооруженных силах страны. В рамках данного триумвирата премьером Госсовета КНР стал Вэнь Цзябао, а вице-председателем КНР Цзэн Цинхун (с 2008 г. - Си Цзиньпин). При этом сохранилась своеобразная преемственность в передаче власти между поколениями руководителей, когда вице-председатель КНР текущего поколения становился председателем КНР следующего поколения. Заслуживают особого внимания параграфы «Отношения между центральным и местным уровнями руководства КНР», «Механизм выборов и межпартийная демократизация КНР», а также «Гражданское общество с китайской спецификой», в которых авторы рассматривают особенности центральной административной системы КНР, механизмы внутрипартийных выборов в Коммунистической партии Китая и институты гражданского общества, сложившиеся с момента образования КНР. В главе 15 известный российский ученый-японовед Э.В. Молодякова рассматривает эволюцию политической системы Японии, уделяя особое внимание периоду после Второй мировой войны по настоящее время. Автор справедливо отмечает, что еще с 1920-х гг. японские политики в качестве образца видели британскую двухпартийную «Вестминстерскую» политическую систему, в которой функционируют две массовые партии различной политической ориентации. Несмотря на двухпартийный характер политической системы послевоенной Японии, вплоть до начала 1990-х гг. в политической жизни государства доминировала Либерально-демократическая партия, а оппозиционные партии, среди которых выделялась Социалистическая партия Японии, не имели реальной власти. По мнению Э.В. Молодяковой, «феномен доминантной партии» (phenomenon of the dominant party) не наблюдался ни в одном демократическом государстве, что выделяло Японию среди прочих «развитых демократий». Как отмечает автор, ситуация изменилась лишь в середине 1990-х гг. в связи с созданием в 1996 г. новой политической партии - Демократической партии Японии, которая является в настоящее время основной оппозиционной силой в политической системе государства [Is Non-Western Democracy... 2017: 571]. В четвертом, заключительном разделе монографии «Общие закономерности и региональные особенности» предлагается сравнительный анализ восточных политических систем. Рассматриваются уникальность и многообразие политических систем и режимов стран Востока. Большой интерес представляет трактовка отличий моделей политического процесса на Востоке от западных. Монография являет собой большой вклад в российскую и мировую научную литературу о политических процессах, политических системах и политических культурах современного Востока. Основная ценность данной коллективной монографии, на наш взгляд, состоит в том, что ее авторы доносят до англоязычного читателя главные достижения российской востоковедной школы (см., напр. [Эволюция восточных обществ... 1984]), которая, в отличие от западных школ, преодолела многие проблемы восприятия Востока как такового. И если на Западе Восток в востоковедных исследованиях ничего общего не имел с Востоком реальным, поскольку изучался сквозь призму западного (иудео-христианского, протестантского, светского и проч.) мировоззрения, то в российском востоковедении Восток рассматривается с учетом всего его историко-культурного, социального, экономического, политического и ценностного многообразия.

Nigusie V Michael

RUDN University (Peoples’ Friendship University of Russia), Moscow, Russia

Email: kassae_nv@rudn.university
Doctor of History, Professor, Professor of the Department of Theory and History of International Relations of Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

A V Tsvyk

RUDN University (Peoples’ Friendship University of Russia), Moscow, Russia

Email: tsvyk_av@rudn.university
PhD in History, Senior Lecturer of the Department of Theory and History of International Relations of Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

O S Chikrizova

RUDN University (Peoples’ Friendship University of Russia), Moscow, Russia

Email: chikrizova_os@rudn.university
PhD in History, Senior Lecturer of the Department of Theory and History of International Relations of Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

  • Воскресенский А.Д. Политические системы и модели демократии на Востоке: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2007.
  • Восток и политика: Политические системы, политические культуры, политические процессы: Учебник для студентов вузов / Под ред. А.Д. Воскресенского. М.: Аспект Пресс, 2015.
  • Мировое комплексное регионоведение: Учебник / Под ред. А.Д. Воскресенского. М.: Магистр: ИНФРА-М, 2016.
  • Политические системы и политические культуры Востока / Под ред. А.Д. Воскресенского. М.: АСТ, 2007.
  • Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного / Отв. ред. Л.И. Рейснер, Н.А. Симония. М.: Главная редакция восточной литературы изд-ва «Наука», 1984.
  • Is Non-Western Democracy Possible? A Russian Perspective / Ed. by Alexei D. Voskressenski. Singa¬pore: World Scientific, 2017.
  • Voskressenski А.D. Non-Western Theories of International Relations: Conceptualizing World Regional Studies. Palgrave Macmillan, 2017.

Views

Abstract - 1007

PDF (Russian) - 176


Copyright (c) 2017 Michael N.V., Tsvyk A.V., Chikrizova O.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.