The cossacks in history of Russian-Chinese relations (XVII - 1920)

Cover Page

Abstract


The article is an attempt to describe the role of the Cossacks in the history of the Russian-Chinese relations. The Cossacks played a special role in the history of Russian-Chinese relations in the diplomatic, spiritual and commercial areas. Relations between the Russian and Chinese peoples have begun in 1582, when Don Cossack Ermak Timofeevich undertook an expedition to Siberia. To find the way to China, Russian tsars and emperors began to send forth embassies and different missions to China. The Cossacks were the main members of these missions and embassies. The first such mission was composed of Tomsk Cossacks. In 1618, during the reign of Mikhail Fedorovich first state Russian Embassy, headed by Tomsk Cossack Ivan Petlin was sent from Tobolsk to Beijing. In 1641-1642 Tatar equestrian Cossack Yemelyan Vershinin with trade caravans visited China. Since the settlement of Albazin Cossacks in Beijing intensive diplomatic and trade relations between the two countries began. In XVIII-XIX centuries Cossacks not only participated in the wars in Siberia, but also in the conclusion of a number of treaties. After the defeat in the civil war in Russia in the XX century Siberian Cossacks fled to China. Among the Russian emigrants in Harbin and other cities of China there were also many descendants of the Cossacks.


Казачество является составной частью русского народа, и его история делается в неразрывной связи с историей России. В течение пяти-шестисотлетнего развития история казачества оформлялась на базе социальной и культурной общностей, и в результате возникли особый жизненный уклад и боевое искусство, отличающие казаков от других национальностей России. О КАЗАЧЕСТВЕ Великий русский писатель Лев Толстой сказал: «Вся история России сделана казаками. Недаром нас зовут европейцы - казаками. Народ казаками желает быть» [Толстой 1936: 625]. С середины XVI в. казачество России прошло долгий путь развития. Казаки взяли на себя обязанность разведывательной и сторожевой службы на южных границах, за что получили право пользоваться землей. До октября 1917 г. казачество владело 63 млн десятин земли [Бугай 1993]. Вопрос о происхождении казаков является довольно сложным, до сих пор русские историки не решили его. Большинство ученых считают, что казачество стало формироваться в XV-XVI вв. на южной окраине России, которая в то время не относилась к российской государственной юрисдикции. Русские крестьяне и холопы не могли выдержать гнет крепостного права и убегали на дикое поле Дона. Слово «казак» происходит от тюркского языка, означает «вольный человек». Другие ученые считают, что это слово происходит из турецкого языка - «косах», что значит «вольные, оторванные от своего племени люди». С XVII в. казаки стали инструментом борьбы и захвата территории на запад, на юг и на восток России. «История казачества является историей войны», - считают ученые. Казаки с начала формирования своего сообщества связывались с войнами, с походами. Чтобы захватывать и охранять новые пограничные земли, с XVIII в. до 1917 г. российское правительство создало 12 казачьих войск. В российской военной истории казачьи войска участвовали в Отечественной войне 1812 г., в покорении Кавказа и Средней Азии, в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. и Первой мировой войне и т.д. Мы считаем, что в истории России казаки предприняли множество походов для расширения территории и укрепления независимости России [Ян 2009]. Вопрос о социальной принадлежности казачества являлся спорным. Некоторые русские историки считают казачество этносом, например, В. Шамбаров [Шамбаров 2007], В.Ф. Никитин в работе «Казачество: Нация или сословие» и т.д. До начала XX в. казачество в России официально являлось сословием, одним из пяти главных сословий Российской империи. Казачество относилось к неподатным слоям, то есть освобожденным от уплаты податей [Черников 2013:3]. До первой половины XIX в. казачество являлось замкнутым военным сословием. Казаки не могли свободно отрываться от казачества, а другие неказаки не могли стать казаками. Но в 1917 г. произошла революция, и для казаков наступил тяжелый период. По декрету «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» 1919 г. началось расказачивание. После гражданской войны большинство казаков, которые боролись с советской властью, были вынуждены эмигрировать. Некоторые из них уехали в Китай. КАЗАЧЬИ МИССИИ В ИСТОРИИ РОССИЙСКО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ (XVII-XVIII вв.) С XVII в. по современное время история русско-китайских отношений охватывает более четырех столетий. В долгом и богатом, но и трудном процессе развития российско-китайских отношений казаки играли огромную роль, особенно в первые годы. Казаки, как свидетели, как военные и как эмигранты в Китае, оказали большое влияние на их развитие. В истории России казаки не только были военными, но и авангардом в завоевании новых земель. С XVII в. казаков отправляли в Китай с дипломатическими, духовными, торговыми миссиями. Казаки выступали в качестве дипломатов, военных, миссионеров, эмигрантов в процессе развития российско-китайских отношений. Началом развития российско-китайских отношений можно считать конец XVI в. В 1582 г. осенью донской казак Ермак Тимофеевич предпринял поход в Сибирь, начались взаимоотношения российского и китайского народов. XVII в. стал одной из важных вех в истории взаимоотношений России и Китая. С ХVII в. русские стали продвигаться на Восток, осваивая Сибирь. С начала XVII в. русские в районах рек Обь, Енисей и Лена создали Ман-газейский уезд, основали Енисейский, Красноярский, Томский, Тобольский, Илимский и Братский остроги. Казаки расселились в Сибири от Уральских гор до Тихого океана. В XVI в. возрос интерес к Китаю в Европе, в том числе в Русском государстве. У царя России «стремление к установлению контактов с Китаем появилось лишь с началом освоения Сибири. При царе Василии Шуйском в 1608 г. была предпринята попытка отправить послов в Монголию и „Китайское царство“, завершившаяся неудачей» [Самойлов 2013: 19]. Чтобы установить контакты с Китаем, русские цари и далее императоры стали отправлять туда посольства и миссии. Казаки являлись главными участниками этих миссий и посольств. Первая такая миссия была составлена из томских казаков. В 1608 г. русский царь Василий Иванович Шуйский направил к монголам отряд томских казаков во главе И. Белоголовым на поиски Алтын-царя и китайского государства. Это явилось первым шагом русского правительства в данном направлении. Казаки встречали со стороны монголов отпор и были вынуждены повернуть назад, но им удалось собрать некоторые сведения о Китае, полученные от енисейских киргизов[163]. В 1616 г. атаман Василий Тюменец и казаки Куникин, Иван Петров составили команду экспедиции. Они совершили дальнюю поездку к ставке правителя государства Алтын-хана для установления дружественных отношений. Там их тепло приветствовали. Маршрут послов охватил земли некоторых тувинских племен. Этнографические сведения В. Тюменца и И. Петрова содержат краткое описание культуры и быта тувинских племен начала XVII в. [Иргит 2009]. Они показали, что граница Китая вполне достижима для казачьих экспедиций. Алтын-хан Западной Монголии Шолой Убаши-хунтайджи дал обещание пропустить через свою территорию русские посольства в Китай [Романова 2014]. Казак Иван Петлин может считаться первым русским послом в Китае, хотя у него не было государственной грамоты и подарков китайскому императору. В 1618 г. во время царствования Михаила Федоровича первое государственное русское посольство, которое возглавил томский казак Иван Петлин, было направлено из Тобольска в Пекин. 9 мая 1618 г. они вместе с возвращавшимися из Москвы послами Алтын-хана доехали до Монголии. И потом они двигались вдоль Великой Китайской стены северной границы империи Мин. Отряд казаков И. Петлина потратил три месяца на весь путь от Тобольска до китайской столицы. 1 сентября 1618 г. казаки доехали до Пекина. Русские ученые этот поход считали успешным [Самойлов 2013: 19]. Казаки не только дошли до Пекина, но и встретились с китайскими чиновниками, познакомились с китайской культурой. В своих записках И. Петлин изложил его первые впечатления. Он описал китайский древний город, двор, храм, одежду и даже Великую китайскую стену [Малявин 2000: 126-128]. Несмотря на то, что И. Петлин пробыл в Пекине всего четыре дня, и к тому же не был принят императором, в Россию он все же привез его грамоту. В ней китайское правительство разрешало впредь русским людям приезжать с посольствами в Китай и заниматься торговлей. Китайская сторона приветствовала торговые отношения с Россией[164]. Посольство И. Петлина имело важное значение для становления отношений России с Китаем. Это был первый осознанный контакт представителя русского государства с китайскими официальными лицами. И. Петлин открыл сухопутный маршрут из Европы в Китай через Сибирь и Монголию. Китайские чиновники вручили русскому послу грамоту от имени императора, в которой содержалось разрешение на установление торговых отношений и направление в Китай посольств из России. И. Петлин составил подробный отчет о своем путешествии, в котором были изложены уникальные сведения о Китае и сопредельных странах, а также привез «чертеж китайского государства». Хотя Миссия И. Петлина не привела к установлению отношений с Китаем на постоянной основе, однако стала первым и очень важным звеном в развитии прямых контактов между представителями двух государств, а также способствовала началу распространения знаний о странах Центральной и Восточной Азии в России [Самойлов 2013: 19]. В 1635 г. томский боярин Лука Васильев и казак Семен Щепеткин подали челобитную в Посольский приказ с просьбой разрешить им поездку в Китай. Но на сей раз русское правительство не решилось направить в Китай экспедицию. В 1641-1642 гг. тарский конный казак Емельян Вершинин с торговым караваном торгоутского тайши Дайчина побывал в минском Китае. Они не только успешно торговали в городе Синине, но и доставили русскому царю грамоту от имени минского императора Сы-цзуна и открыли пути для развития торговых и дипломатических связей. В то время эта грамота не была переведена на русский язык. В 1647-1648 гг. из Якутска и Енисейска направились две партии казаков во главе с И. Похабовым и Я. Кулаковым к одному из наиболее могущественных феодалов Халхи, Цэцэн-хану. От Цэцэн-хана русские узнали о существовании двух Китаев: богдойского царства, т.е. владений захватившей уже Северный Китай Цинской династии, и Старого Китая, т.е. остатков владений минских императоров на юге страны. Успех торговых операций, производившихся в Пекине С. Аблиным во время его двух поездок в Китай, побудил царское правительство в 1666 г. вновь отправить большой торговый караван в столицу Цинской империи. Во главе его был поставлен С. Аблин [Романова 2014]. В 1670-х гг. московское правительство решило снарядить большое посольство в Китай, чтобы уладить споры о русско-китайских границах и тем предотвратить дальнейшие неудовольствия, возникавшие по поводу своевольных казаков, которые вооруженной рукой собирали дань с инородцев, считавшихся подвластными Китаю. Во главе такого посольства был поставлен переводчик Посольского приказа Николай Спафарий. В начале мая 1675 г. Спафарий с большой посольской и конвойной свитой направился в Китай. С дипломитическими делами на посланника возлагались работы по описанию Сибири и китайского государства. И поэтому с ним вместе поехали люди, умевшие делать чертежи, знавшие землемерие и служилые. Благодаря этому посольству московское правительство узнало, что на краю Сибири русские казаки вели торговлю с соседними кочевыми монголами [Иловайский 1905: 409-410]. Начиная с Петра I русские императоры отправляли несколько духовных миссий. В 1712 г. Петром I была официально учреждена духовная миссия русской церкви. В Пекин было отправлено восемь человек во главе с архимандритом Иларионом. Первая православная миссия из России была принята в Пекине с особенным почетом и вниманием. К приезду в Пекин второй миссии была построена церковь при посольском дворе. Многие годы миссии исполняли роль не только духовного, но дипломатического представительства России на территории китайского царства[165]. Далее в XVIII-XIX вв. казаки не только участвовали в войнах в Сибири, но и в заключении ряда договоров: Нерчинский договор (1689), Буринский договор (1727), Аргунский договор (1858), Пекинский договор (1860) и т.д., подписанные между Россией и Китаем. В XX в. судьба российского казачества была трагична. В начале века началась Гражданская война. Большинство казаков не приняли cоветскую власть, активно с ней боролись, в итоге если не погибли, то оказались за границей. После поражения в гражданской войне в России сибирские казаки убегали в Китай[166]. Они жили в городах на северо-востоке Китая, в Синьцзяне, а также в других провинциях Китая, включая прибрежные города по морю: Шанхай, Тяньцзинь и др. АЛБАЗИНСКИЕ КАЗАКИ И КАЗАКИ-ЭМИГРАНТЫ В КИТАЕ С XVII в. казаки, которые приехали в Китай, селились в северо-восточной части Китая, а именно: провинциях Хэйлунцзян, Цзилинь, Ляонин. Некоторые казаки жили в Пекине, Шанхае, Тяньцзинь, Синьцзяне и др. Мы знаем, что Китай является многонациональным государством, на территории которого проживают представители 56 национальностей, в том числе русские. По данным всекитайской переписи населения, в 2000 г. численность русских составляла 15,6 тысяч человек, большинство из них потомки казаков[167]. Российский ученый А. Соколов отмечает, что «со времен Петра Великого Православие проникало на китайской земле. При дворе китайского императора служили в охране православные казаки, которые некогда попали в Пекин через Сибирь и сперва оказались в плену после взятия войсками императора Кан Си русской крепости Албазин в 1689 г., а затем были взяты на службу при дворе императора. До сих пор можно встретить их потомков: китайцы с рыжими волосами - очень необычно»[168]. В истории русско-китайских отношений казаки явились первой группой русских в Китае. «В 1665 г. пришедший на Амур казачий отряд построил сильно укрепленный Албазинский острог, в районе которого к середине 80-х годов XVII в. проживало уже несколько сотен казаков и крестьян. В 1684 г. было учреждено Албазинское воеводство» [Самойлов 2013: 21]. В 1685 г. по повелению Императора Кан Си китайские войска захватили крепость Албазин. Албазинские казаки были взяты в плен. Но император Китая Кан Си принял пленных казаков очень милостиво. Когда император услышал, что албазинские казаки храбры и мужественны, он повелел, чтобы казаков быстро доставили в китайскую столицу. Кан Си похвалил перед китайскими войсками албазинских казаков за их такую отчаянную храбрость. Император поселил их в Пекине и окружил заботой. Кан Си распорядился выделить казакам отдельное подворье в северо-западной части Пекина, но числились албазинцы при императоре. Все они были причислены к потомственному военному сословию, которое по законам Китая стояло на втором месте после чиновничьего. Пленные казаки получили при этом все сословные льготы: казенные квартиры, жалование, бесплатное продовольствие, участки пахотных земель и место под кладбище. Албазинские казаки, поселившиеся в Пекине, составили первую русскую православную духовную миссию в Китае периода Цин. Казачий священник Максим Леонтьев со своей паствой с казаками приехал в Пекин. Он стал первым православным миссионером в Китае. Максим положил начало не только русской православной миссии в Пекине, но и заложил крепкий камень православной веры в Китае. Он скончался в 1711 г.[169] Со времени поселения албазинских казаков в Пекине и начались активные дипломатические и торговые отношения между двумя государствами. По указу императора Кан Си казакам была выделена одна из многочисленных буддийских кумирен. Казаки устроили православную часовню, начали служить первые православные службы в Китайской империи. Более 300 лет берегли казаки православную веру в Китае. Во многом благодаря их трудам Россия и Китай много лет не воевали между собой[170]. С 1897 г. большое количество российских граждан и армии в связи со строительством Китайско-Восточной железной дороги приехали в Харбин. После революции 1917 г. была вторая волна русских в Харбин. Их насчитывалось 155 тысяч, в том числе русские военные. После гражданской войны в России численность казаков в Китае сильно увеличилась. Сибирские, забайкальские, дальневосточные казаки в 20-30 гг. XX в. бежали в Китай. Они уехали целыми станицами[171]. Столица провинции Хэйлунцзян Харбин находится в северо-восточном Китае, основана в 1898 г. в ходе строительства Маньчжурской железной дороги. К 1917 г. число жителей превышало 100 тысяч, из которых русских было около 40 тысяч. В период революции и Гражданской войны в Харбине оказались еще около 100 тысяч русских военных [Ху Боя, Лу Ган 2010]. В 1927 г. был создан шанхайский русский полк численностью около 500 человек, большинство из них были казаками. В начале 1927 г. - в то самое время, когда в Китае развернулась гражданская война, войска гуандунского революционного правительства, выступившие в Северный поход, достигли района Шанхая. Муниципалитет шанхайского международного сетлмента, будучи обеспокоен перспективой захвата его территории этими войсками, решил усилиться в военном отношении и поручил генерал-лейтенанту Глебову, прибывшему тремя годами ранее на военных судах в порт Усунькоу, использовать подчинявшееся ему дальневосточное казачество для формирования русского отряда в составе шанхайского волонтерского корпуса. Они обладали боевым опытом: 90% из них являлись участниками Гражданской войны в России, воевавшими против большевиков[172]. В промежутке между мировыми войнами Шанхай, Тятинь и другие места тоже стали убежищами русских, существовала крупная русская диаспора представителей первой волны эмиграции. По оценкам 1937 г., в Шанхае проживало около 25 тысяч русских, составлявших с большим отрывом самую многочисленную группу иностранцев в городе. Большинство из них эмигрировали с Дальнего Востока. Черный буфер Белого движения сохранялся до осени 1922 г. Большая часть казаков поселилась у границы Китая с СССР и участвовала в нападениях на красных. Часть казаков пошла на службу к местным китайским элитам и стала участвовать во внутренних китайских разборках. Часть казаков пошли служить в охрану КВЖД[173]. В 1930 г. в Харбине проживали 64 470 русских. А в 40-50-х гг. XX в. во время китайской гражданской войны большинство казаков и их потомков эмигрировало в Австралию и Бразилию. Остальные только после смерти Сталина смогли вернуться в СССР [Чжан 2003:134]. В настоящее время русские в Китае более компактно живут в русской национальной волости Шивэй под городом Аргунь, соседнего с Читинской областью Автономного района Внутренней Монголии. В этой волости численность населения составляет 4072 человека, из них русских 1774 человека. Все они сохраняют традиционную культуру и русские бытовые обычаи. В городе Ээргуна открылся первый в Китае Этнографический русский музей, который демонстрирует картины из жизни русских в Китае[174]. По данным всекитайской переписи населения, проведенной в 2000 г., численность русских составляет 15 600 человек. Главным образом они рассредоточено живут в районах Или, Тачэн и Урумчи Синьцзян-Уйгурского автономного района, остальные - на севере провинции Хэйлунцзян и в районе Ээргуна Автономного района Внутренняя Монголия. Большинство русских, проживающих в Китае, исповедует православие. Новый год, Рождество и Пасха - это их главные праздники. Сейчас потомки казаков в Китае утратили традиционное боевое искусство. Они свободно говорят по-китайски и по-русски, дружно живут с китайцами. Казаки в истории русско-китайских отношений играют особенную роль в дипломатической, духовной и торговой областях. Для цитирования: Ян Сумэй Казаки в истории российско-китайских отношений (XVII в. - 1920 г.) // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Международные отношения». - 2016. - № 2. - С. 354-364. REFERENCES Bugai N., 1993. Kazachestvo Rossii: problemy vozrozhdeniya [Cossacks of Russia: revival of the problem]. Obozrevatel'-Observer, no. 28. Available at: http://observer.materik.ru/observer/ N28_93/28_03. HTM (date of access: 30.03.2016). Chernikov V.V., 2013. Kazachestvo v istorii Rossii [Cossacks in Russia's history]. Moscow, AIRIS-PRESS, 159 p. Guo Men, 2012. Migratsiya naseleniya iz Rossii v Kitai: istoricheskii opyt naturalizatsii i sokhraneniya samobytnosti (konets XVII - XX vekov) [Population migration from Russia to China: the historical experience of naturalization and identities (the end of XVII - XX centuries)]. Vestnik MGGU im. Sholokhova, no. 2, pp. 71-77. Hu Boya, Lu Gang, 2010. Haerbin eluosi qiaomin yu zhong e wenhua de jiaohui ronghe [Harbin Russian diaspora and the Sino-Russian cultural intersection]. Heilongjiang sheng shehui zhuyi xueyuan xuebao, no. 2, pp. 43-46 (in Chinese). Ilovaiskii D.I., 1905. Istoriya Rossii in 5 volumes [Russian history]. Okonchanie moskovsko-tsarskogo perioda. Aleksei Mikhailovich i ego blizhaishie preemniki [The End of Muscovite-tsarist period. Alexis and his immediate successors], Moscow, Tipografiya T-va I.D. Sytina. Vol. 5. 663 p. Irgit Ch.K., 2009. Etnograficheskie svedeniya iz «rassprosa» Vasiliya Tyumentsa i Ivana Petrova [Ethnographic data from the “questioning” Vasily Tyumenets and Ivan Petrov]. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta, no. 5, pp. 154-157. Kanevskaya G.I., 2008. Iskhod russkikh iz Kitaya (po vospominaniya russkikh vastraliitsev) [Russian exodus from China (in memories of the Russian vastraliytsev)]. Vestnik Dal'nevostochnogo otdeleniya Rossiiskoi akademii nauk, no. 2, pp. 125-132. Malyavin V.V., 2000. Pervye russkie lyudi v Kitae. Seriya «Vostochnye arabeski» [The first Russian people in China. “Oriental arabesque” series]. Moscow, Natalis. 399 p. Romanova G.N., 2014. Stanovlenie rossiisko-kitaiskikh torgovykh svyazei (XVII - pervaya tret' XVIII v.) [Formation of Russian-Chinese trade relations (XVII - first third of the XVIII century)]. Tamozhennaya politika Rossii na Dal'nem Vostoke, no. 2, pp. 102-113. Samoilov N.A., 2013. Ot balansa k kolonializmu. Rossiisko-kitaiskie otnosheniya ot ikh zarozhdeniya do 1917 g. Rossiya i Kitai: chetyre veka vzaimodeistviya [From balance to colonialism. Russian-Chinese relations from their inception until 1917. Russia and China: four centuries of interaction]. Ed. by A.V. Lukin. Moscow, pp. 15-118. Shambarov V., 2007. Kazachestvo istoriya vol'noi Rusi [Cossacks history of free Russia]. Moscow, «Algoritm», 688 p. Tolstoi L.N., 1936. Polnoe sobranie sochinenii v 90 t. (Proizvedeniya 1863, 1870, 1872-1879, 1884) [Complete Works in 90 volumes. (Works of 1863, 1870, 1872-1879, 1884)]. Moscow, Gosudarstvennoe izdatel'stvo «Khudozhestvennaya literatura», Vol. 17, 824 p. Vasil'ev A.P., 1916. Zabaikal'skie kazaki: istoricheskii ocherk [Zabaykalskie Cossacks: historical sketch.] In 3 Vol. Chita, Tipografiya Voiskovogo Khozyaistvennogo Pravleniya Zabaikal'skogo kazach'ego voiska. Vol. 2. 267 p. Yan Sumei, 2009. Obzor izucheniya rossiiskogo kazachestva v Kitae [Overview study of Russian Cossacks in China]. Lavrovskii sbornik. Materialy XXXIII Sredneaziatsko-Kavkazskikh chtenii, 2008-2009 gg. Ch. ed. Karpov Yu.Yu. Saint-Petersburg, pp. 453-457. Zhang Fengming, 2003. Zhongguo dongbei yu eguo (sulian) jingji guanxi shi. [History of Northeast China and Russia (the Soviet Union) economic relations], Beijing, Zhōngguó shèhuì kēxué chūbǎn shè, 204 p. (in Chinese). Acknowledgments: This article was prepared in the framework of the project the “Studying the Cossacks in XVI-XX centuries”, №.12BSS026 and supported by the Committee of Chinese Scholarship. For citations: Yang Sumei. The Cossacks in history of Russian-Chinese relations (XVII - 1920). Vestnik RUDN. International Relations, Vol. 16, No. 2 (June 2016), pp. 354-364. © Ян Сумэй, 2016

- Yang Sumei

Henan University

Author for correspondence.
Email: ysmhd314@126.com
Kaifeng, China

  • Bugai N., 1993. Kazachestvo Rossii: problemy vozrozhdeniya. [Cossacks of Russia: revival of the problem]. Obozrevatel'- Observer, no. 28. Available at: http://observer.materik.ru/observer/N28_93/28_03.HTM (date of access: 30.03.2016)
  • Chernikov V.V., 2013. Kazachestvo v istorii Rossii [Cossacks in Russia's history]. Moscow, AIRIS-PRESS, 159 p.
  • Guo Men, 2012. Migratsiya naseleniya iz Rossii v Kitai: istoricheskii opyt naturalizatsii i sokhraneniya samobytnosti (konets XVII – XX vekov) [Population migration from Russia to China: the historical experience of naturalization and identities (the end of XVII - XX centuries)]. Vestnik MGGU im. Sholokhova, no.2, pp. 71-77.
  • Hu Boya, Lu Gang, 2010. Haerbin eluosi qiaomin yu zhong e wenhua de jiaohui ronghe[Harbin Russian diaspora and the Sino-Russian cultural intersection]. Heilongjiang sheng shehui zhuyi xueyuan xuebao, no.2, pp. 43-46. (in Chinese)
  • Ilovaiskii D.I., 1905. Istoriya Rossii in 5 volumes. [Russian history]. Okonchanie moskovsko-tsarskogo perioda. Aleksei Mikhailovich i ego blizhaishie preemniki [The End of Muscovite-tsarist period. Alexis and his immediate successors], Moscow, Tipografiya T-va I.D. Sytina, Vol. 5, 663 p.
  • Irgit Ch.K., 2009. Etnograficheskie svedeniya iz "rassprosa" Vasiliya Tyumentsa i Ivana Petrova [Ethnographic data from the "questioning" Vasily Tyumenets and Ivan Petrov]. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta, no.5, pp.154-157.
  • Kanevskaya G.I., 2008. Iskhod russkikh iz Kitaya (po vospominaniya russkikh vastraliitsev) [Russian exodus from China (in memories of the Russian vastraliytsev)]. Vestnik Dal'nevostochnogo otdeleniya Rossiiskoi akademii nauk, no. 2, pp. 125-132.
  • Malyavin V.V., 2000. Pervye russkie lyudi v Kitae. Seriya «Vostochnye arabeski» [The first Russian people in China. "Oriental arabesque" series]. Moscow, Natalis, 399 p.
  • Romanova G.N., 2014. Stanovlenie rossiisko-kitaiskikh torgovykh svyazei (XVII – pervaya tret' XVIII v.) [Formation of Russian-Chinese trade relations (XVII - first third of the XVIII century.)]. Tamozhennaya politika Rossii na Dal'nem Vostoke, no.2, pp.102-113.
  • Samoilov N.A., 2013. Ot balansa k kolonializmu. Rossiisko-kitaiskie otnosheniya ot ikh zarozhdeniya do 1917 g. Rossiya i Kitai: chetyre veka vzaimodeistviya [From balance to colonialism. Russian-Chinese relations from their inception until 1917.Russia and China: four centuries of interaction]. Ed. by A.V.Lukin. Moscow, pp.15-118.
  • Shambarov V., 2007. Kazachestvo istoriya vol'noi Rusi [Cossacks history of free Russia]. Moscow, «Algoritm», 688 p.
  • Tolstoi L.N., 1936. Polnoe sobranie sochinenii v 90 t. (Proizvedeniya 1863, 1870, 1872-1879, 1884) [Complete Works in 90 volumes. (Works of 1863, 1870, 1872-1879, 1884)]. Moscow, Gosudarstvennoe izdatel'stvo «Khudozhestvennaya literatura», Vol.17, 824 p.
  • Vasil'ev A.P., 1916. Zabaikal'skie kazaki : istoricheskii ocherk [Zabaykalskie Cossacks: historical sketch.] In 3 Vol. Chita, Tipografiya Voiskovogo Khozyaistvennogo Pravleniya Zabaikal'skogo kazach'ego voiska, Vol.2, 267 p.
  • Yan Sumei, 2009. Obzor izucheniya rossiiskogo kazachestva v Kitae [Overview study of Russian Cossacks in China]. Lavrovskii sbornik. Materialy XXXIII Sredneaziatsko-Kavkazskikh chtenii, 2008–2009 gg. Ch.ed. Karpov Yu. Yu. Saint- Petersburg, pp. 453–457.
  • Zhang Fengming, 2003. Zhongguo dongbei yu eguo (sulian) jingji guanxi shi. [History of Northeast China and Russia (the Soviet Union) economic relations], Beijing, Zhōngguó shèhuì kēxué chūbǎn shè, 204 p. (in Chinese).

Views

Abstract - 170

PDF (Russian) - 657


Copyright (c) 2016 Ян Сумэй -.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.