Russian-Lebanese Relations: Searching for Ways of Interaction

Cover Page

Cite item

Abstract

For almost 30 years since the end of the civil war in Lebanon, signing of the Taif agreements in 1989 and the dissolution of the USSR in 1991 with the emergence of new Russia, the bilateral Russian-Lebanese relations remained partnership and friendly. They have reflected the trend of strengthening mutually beneficial cooperation. Nevertheless, Russian-Lebanese relations at the present stage (21st century) have remained partially unexplored. The article is devoted to a comprehensive study of Russian-Lebanese relations in the political, diplomatic, economic and cultural spheres; the focus is made on the 2000s. The research contains a quantitative analysis of Russian-Lebanese official contacts (2006-2020), as well as a review of the commodity structure of the countries’ turnover.

Full Text

Введение У России достаточно давние связи с Ливаном. В 1839 г. (а тогда Ливан находился под контролем Порты) в Бейруте начало работать российское консульство, преобразованное вскоре в Генеральное консульство, активно действовавшее до Первой мировой войны. Затем Ливан попал в орбиту деятельности Императорского православного палестинского общества (ИППО), созданного в 1882 г., на средства которого в стране было открыто около двух десятков православных школ [1]. В основе российско-ливанских отношений лежит наработанная годами нормативно-правовая база - достигнутые двусторонние соглашения в различных областях [2]: Соглашение о воздушном сообщении 1966 г., Торгово-платежное соглашение 1970 г., Соглашение о торговле и экономическом сотрудничестве 1995 г., О создании межправительственной комиссии по торговле и экономическому сотрудничеству 1997 г., О сотрудничестве в области культуры, науки и образования 1997 г., О поощрении и взаимной защите капиталовложений 1997 г., Об избежание двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы 1997 г., О сотрудничестве в области туризма 1998 г., О военно-техническом сотрудничестве 2010 г., а также Соглашение о передаче лиц, осужденных к лишению свободы 2014 г. Особо выделим протокол 2018 г. О внесении изменений в договор 2010 г. о военно-техническом сотрудничестве, в который был добавлен пункт об «оказании военно-технической помощи» [3]. Таким образом, два договора советского периода свидетельствовали о том, что двусторонние связи не отличались особой близостью. С распадом СССР наблюдался спад в активности российской дипломатии на Арабском Востоке, что было обусловлено, прежде всего, внутренними процессами, происходившими в России. Тогда она фактически лишилась статуса великой державы в глазах арабских партнеров. Постепенно Москва пришла к обновленной концепции своей внешней политики, базирующейся на национальных интересах и прагматизме, на создании многополярного мироустройства и поддержании двусторонних отношений со всеми государствами на паритетной основе [4. С. 24-25]. 1995-1998 гг. стали свидетелями шести российско-ливанских соглашений, а последнее десятилетие отмечено активизацией российско-ливанского диалога в военно-технической области. На пути к взаимовыгодному сотрудничеству: нахождение точек соприкосновения После израильского вторжения в Ливан в 2006 г. по просьбе ливанского правительства Министерство обороны России направило в страну строительный 100-й отдельный мостовой батальон, который занимался восстановлением разрушенной инфраструктуры, дорог и мостов. Менее чем за два месяца было возведено около десятка мостов. Более того, Россия передала Ливану часть привезенной военной техники и оборудования, которые были использованы для строительства [5. С. 286-288]. Помимо чудовищных разрушений война обострила и без того напряженную политическую ситуацию в стране и усилила размежевание в ливанском обществе. Возникший после убийства в 2005 г. экс-премьера Рафика Харири и вывода сирийских войск раскол (антисирийская коалиция «14 марта» и просирийская коалиция «8 марта») значительно обострился. Страна на несколько лет погрузилась в политический кризис, выйти из которого удалось лишь в 2008 г. На фоне нормализации политической обстановки 25 мая 2009 г. Ливан посещает министр иностранных дел Российской Федерации С.В. Лавров. В ходе визита российский дипломат встретился с Президентом Мишелем Слейманом, спикером парламента Набихом Берри и премьер-министром Фуадом Синьорой. Стороны обсудили обстановку на юге Ливана в контексте выполнения и соблюдения резолюции 1701 СБ ООН, а также отметили важность возобновления переговоров по урегулированию арабо-израильского конфликта на всех треках [6]. В 2010 г. Президент Ливана Мишель Слейман совершил первый в истории двусторонних отношений визит в Москву, где встретился с Президентом России Д.А. Медведевым. Слейман обозначил три основные задачи своего визита: «заручиться поддержкой России в решении наиболее сложных проблем, которые стоят перед Ливаном», а также - «наращивание и улучшение двусторонних отношений в культурной, экономической, торговой и других областях», «координация с Россией как с постоянным членом Совета Безопасности ООН всех вопросов, касающихся Ливана» [7]. В начале 2011 г. в Ливане вновь разразился внутриполитический кризис. «Масло в огонь» подливала гражданская война и контртеррористическая операция в соседней Сирии, участие «Хизбаллы» в сирийском конфликте на стороне Башара Асада. На этом фоне контакты Москвы и Бейрута значительно сократились (см. диагр. 1). Вместе с тем двусторонние контакты поддерживались, свидетельством чему стал заход в 2013 г. в порт Бейрута отряда кораблей Военно-морского флота РФ. Это был первый за последние 150 лет визит российских боевых кораблей в Ливан. К апрелю 2014 г. Ливан ощутил приближение нового кризиса, но на этот раз - президентского. Парламентарии не могли прийти к согласию по поводу кандидатуры на пост главы государства вплоть до осени 2016 г. Показательным стал визит в Ливан специального представителя президента России по Ближнему Востоку, заместителя министра иностранных дел М.Л. Богданова. Он провел в Ливане около 3 дней, после чего посетил Турцию, Сирию и снова Ливан. За это время российский посланник встретился с более чем двадцатью представителями различных политических партий, многие из которых соперничали еще со времен гражданской войны. Было сделано около 10 заявлений, касающихся ситуации в Сирии и регионе в целом, ядерной сделки с Ираном и политической обстановки в Ливане. Но, как отмечает ливанский журналист Жан Азизи, «не было сделано ни одного четкого заявления о ситуации в Ливане.., а каждая сторона слышала то, что должна была услышать» [8]. Эта неоднозначность породила множество предположений и слухов о настоящей цели визита российского дипломата в Бейрут. По мнению ряда экспертов, на ливанском направлении Москва придерживалась политики «свободы рук», не делая четких заявлений и тем самым освобождая себя от каких-либо конкретных обязательств, что было не безосновательным, учитывая фрагментированное и турбулентное ливанское политическое пространство. Однако такая тактика оставляла Россию как бы в стороне от решения важных вопросов. Но, вместе с тем, это открывало возможность сотрудничества с Бейрутом в тех сферах, где нейтральная позиция не вызывала вопросов, в частности, в разведке нефтегазовых месторождений на шельфе в Восточном Средиземноморье. Ливан сохраняет важность для России в геополитическом плане еще и потому, что здесь пересекаются интересы ведущих внерегиональных игроков. Дипломатия на высшем и высоком уровнях Как уже отмечалось, Россия поддерживает регулярные связи с различными политическими силами ливанского общества, что «является заметным стабилизирующим фактором, играющим в пользу сохранения межконфессионального и гражданского мира в Ливанской Республике» [9]. Так, в Россию нанесли визиты президент Ливана М. Слейман, премьер-министры С. Харири и Н. Микати, министры иностранных дел А. Мансур и Дж. Бассиль; здесь побывали многие депутаты ливанского парламента, политические и общественные деятели. В Бейруте принимали министра иностранных дел России Сергея Лаврова, его заместителя, Представителя Президента России по Ближнему Востоку М. Богданова, делегации Федерального Собрания и крупных общественных организаций РФ. Российско-ливанские отношения активизировались в 2016 г. Так, в апреле прошла встреча на уровне министров обороны России и Ливана в рамках «V Московской конференции по международной безопасности», на которой ливанская сторона акцентировала внимание на роли в борьбе с терроризмом [10]. В том же году российскую столицу посетили многие влиятельные ливанские функционеры. Лидер политического движения «Мустакбаль» С. Харири неоднократно встречался с С.В. Лавровым. М.Л. Богданов провел переговоры c министром сельского хозяйства республики Акрамом Шхейбом, министром финансов Али Хасаном Халилем, целью которого было заключение соглашения по сотрудничеству в области сельского хозяйства. Практически двукратный рост числа официальных встреч с 2015 по 2018 гг. (рис. 1) был предопределен, в первую очередь, успехом военной операции РФ в Сирии, начатой 30 сентября 2015 г., и закреплением за Россией статуса влиятельной силы в регионе. Ливанская политическая элита в сложившихся условиях вынуждена была адаптироваться к новым политическим реалиям и расстановке сил в регионе [11]. Рис. 1. Ивент-анализ российско-ливанских отношений (2006-2020 гг.) Составлено авторами по: https://www.mid.ru; http://mil.ru; http://www.kremlin.ru Fig. 1. Event Analysis of Russian-Lebanese Relations (2006-2020) Made by authors: https://www.mid.ru; http://mil.ru; http://www.kremlin.ru Важное значение для двустороннего диалога имел визит министра обороны Ливана Яакуба Ас-Саррафа в Москву в августе 2017 г., в ходе которого он встретился с российским коллегой Сергеем Шойгу в рамках военно-технического форума «Армия-2017». В тот же день Ас-Сарраф в своем интервью агентству «Спутник» заявил, что ливанская сторона запросила у России военной помощи в борьбе с террористической организацией ИГИЛ (запрещена в РФ) [12]. Более того, стороны выразили намерение заключить широкоформатное соглашение о военно-техническом сотрудничестве, подразумевающее более тесное взаимодействие силовых структур, включая проведение совместных военных учений. В марте 2018 г. М.Л. Богданов принял участие во второй «Международной конференции в поддержку ливанской армии и сил внутренней безопасности» в Риме. В своем выступлении он, в частности, подчеркнул, что часть продукции военного назначения была передана российской стороной на безвозмездной и что Россия выступает за «прекращение разного рода практик нарушения суверенитета Ливанской Республики Израилем, авиация которого регулярно вторгается в ливанское воздушное пространство» [13]. 2018 год стал рекордным по количеству контактов между Москвой и Бейрутом (см. рис. 1). Российскую столицу посетили многие влиятельные политики. Так, только представитель премьер-министра страны С. Харири - Жорж Шаабан совершил не менее 4 визитов. Как отмечает ливанский журналист Муханнад Аль-Хадж Али, Москва сыграла важную посредническую роль во внутриливанском урегулировании [14]. В 2019 г. исполнилось 75 лет установления дипломатических отношений между Россией и Ливаном, а 26 марта в Москве прошла встреча президентов двух стран - В.В. Путина и М. Ауна. В совместном заявлении, сделанном по итогам переговоров, подчеркивалась необходимость соблюдения всех положений резолюции 1701 СБ ООН, намерение углублять политический диалог между Россией и Ливаном и расширять связи в различных областях. Также затрагивались вопросы международной повестки, такие, как конфликт в Сирии, проблема возвращения сирийских беженцев, ядерная программа Ирана [15]. Сближающим фактором в российско-ливанских отношениях стала проблема сирийских беженцев. После начала военно-политического конфликта в Сирии на территории Ливана, по различным данным, нашли приют около 1,5 млн сирийских беженцев. Являясь один из ключевых участников конфликтного урегулирования в САР, Москва прилагает значительные усилия для возвращения сирийский беженцев и перемещенных лиц на родину. На территории Сирии действует российский Центр по примирению враждующих сторон и контролю за перемещением беженцев. По его данным, с 18 июля 2018 г. по 27 марта 2021 г. из Ливана в Сирию вернулись 257092 чел. [16]. Более того, Россия оказывает гуманитарную помощь Ливану на нужды беженцев через Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев, а также путем прямого направления гуманитарных грузов самолетами МЧС России. Однако проблема возвращения беженцев это лишь часть сложного процесса урегулирования и напрямую связана с постконфликным восстановлением Сирии. А вот в подходах к этой проблеме у ведущих игроков, вовлеченных в сирийский конфликт, имеются существенный различия. Так, США, ЕС отказываются предоставлять столь необходимую для восстановления разрушенной экономики и инфраструктуры финансовую помощь, без чего возвращение беженцев становится весьма затруднительным. Позиции Москвы и Бейрут в этом вопросе схожи. Беженцы из соседней страны оказывают серьезное давление на и без того подорванную ливанскую экономику, не говоря уже о конфликтном потенциале (нарушение этноконфессионального баланса и возможность проникновения на территорию страны нежелательных элементов) [17. С. 123]. Министр иностранных дел Ливана Дж. Бассиль заявил, что «условия в Сирии изменились, больше нет основания для нахождения беженцев, и это облегчает политическое урегулирование, а не наоборот» [18]. Нельзя отрицать положительную динамику числа возвращающихся на родину сирийцев, однако темпы все еще очень малы, чтобы говорить о приближении полного решения проблемы. В октябре 2019 г. Ливан в очередной раз погрузился в политический кризис, когда тысячи ливанцев вышли на улицы, выражая свое недовольство попыткам властей повысить налоги. В феврале 2020 г. к политическим проблемам добавились и экономические - протестная активность, объявление карантина и закрытие границ из-за распространения вируса Covid-19 привели к сильнейшему экономическому кризису. На этом фоне Россия оказала Ливану гуманитарную помощь в виде отправки тест-систем для выявления вируса Covid-19. 4 августа 2020 г. в порту ливанской столицы прогремел мощнейший взрыв, в результате которого погиб 171 человек и свыше 5 тыс. человек пострадали. Городу был нанесен многомиллиардный ущерб. Российская сторона уже на следующий день начала подготовку к отправке в Ливан гуманитарной помощи, а уже 6 августа на месте начал работу аэромобильный госпиталь МЧС России [19]. Примечательно, что во время кризисных ситуаций, в том числе и в 2019-2020 гг., интенсивность контактов между Россией и основными ливанскими политическими силами оставалась на достаточно высоком уровне (см. рис. 1). Торгово-экономические отношения Развитию торгово-экономических отношений в значительной степени способствует деятельность Межправительственной российско-ливанской комиссии по торговле и экономическому сотрудничеству, а также Российско-ливанского делового совета в рамках Торгово-промышленной палаты России. Несмотря на то, что делегации стран проводят регулярные ежегодные встречи, выражая поддержку и заинтересованность в сотрудничестве, в динамике товарооборота за последние годы просматривается тенденция к падению (рис. 2). Рис. 2. Товарооборот России с Ливаном (2006-2020 гг.) (млн долл. США) Составлено авторами по: http://stat.customs.gov.ru/analysis; https://russian-trade.com Fig. 2. Russia’s Trade Turnover with Lebanon (2006-2020) (million USD) Made by authors: http://stat.customs.gov.ru/analysis; https://russian-trade.com В 2020 г. товарооборот России с Ливаном составил 327,9 млн долл. США, сократившись на 37,6% по сравнению с 2019 г. Экспорт России в Ливан составил 315 млн долл. США (-38%), импорт - 12,9 млн долл. (-14,6%) (рис. 3). Рис. 3. Структура экспорта России в Ливан по товарным группам (2010-2020 гг.), млн долл. США Составлено авторами по: https://russian-trade.com; http://stat.customs.gov.ru/analysis Fig. 3. Structure of Russia’s Exports to Lebanon by Commodity Groups (2010-2020), million USD Made by authors: https://russian-trade.com; http://stat.customs.gov.ru/analysis Из приведенных данных следует, что российско-ливанский товарооборот имеет довольно скромные объемы и характеризуется сильным перевесом в пользу России (доля российского экспорта в рассматриваемом периоде составила более 95%). Импорт России из Ливана в среднем за год составил 13 млн долл., достигнув максимального значения 19 млн долл. в 2011 г. Несмотря на то, что в 2014 г. товарооборот достиг рекордной отметки в 803,9 млн долл. США, в том числе экспорт в Ливан составил 790,2 млн долл. США, импорт - 13,7 млн долл. США, и Россия вошла в шестерку внешнеэкономических партнеров Ливана, к 2020 товарооборот между странами снизился, с небольшим ростом в 2017 и 2019 гг. на 59%. Как видно из приведенных выше данных, до 2016 г. большую часть экспорта России составляли товары группы «минеральные продукты», такие, как топливо минеральное, нефть и продукты их перегонки; битуминозные вещества, воски минеральные. С 2016 г. произошел рост продаж в Ливан товаров группы «продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье» и одновременное сокращение поставок минеральных продуктов. Однако к 2019 г. продажи товаров этой группы снова стали расти, их доля от всего объема экспорта России в Ливан достигла 60% (307,6 млн долл. США), а доля продовольственных товаров снизилась до 29% (152 млн долл. США). В 2020 г. произошло общее снижение экспорта (-38%). Что касается других товарных группы, то доля древесины и целлюлозно-бумажных изделий составила в среднем 6 % (28,5 млн долл. США) от всего экспорта России в Ливан в 2010-2020 гг., металлы и изделия из них - 4,8% (22,8 млн долл. США), машины, оборудование и транспортные средства - 1,5% (7 млн долл. США), продукция химической промышленности» - 2% (9,5 млн долл. США). Импорт России из Ливана в 2020 г. по основным товарным группам выглядит следующим образом: продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (8,4 млн долл. США, 65,4%) из которых основная доля пришлась на табак и его заменители (8 млн долл. США, 61,5%), продукция химической промышленности (1,8 млн долл. США, 13,7%), текстиль и изделия из него (0,6 млн долл. США, 4,4%), древесина и целлюлозно-бумажные изделия (0,5 млн долл. США, 4%), драгоценные металлы и камни (0,4 млн долл. США, 3,5%). Важное значение для российско-ливанской деловой активности имеет участие российской газодобывающая компании НОВАТЭК в разработке ливанского шельфа Восточного Средиземноморья. В феврале 2018 г. НОВАТЭК, французская Total и итальянская Eni подписали с правительством Ливанской Республики соглашения о разведке и добыче углеводородов на шельфовых блоках 4 и 9 в восточной части Средиземного моря. Доля участия НОВАТЭК составляет 20%, доли Total и Eni - по 40%, оператором проекта является Total [20]. В данном событии, помимо чисто экономической составляющей, имеется серьезная политическая подоплека, так как 8-й и 9-й блоки располагаются на спорном участке ливано-израильской границы. Более того, проект соглашения о военно-техническом сотрудничестве между Россией и Леваном, о котором упоминалось выше, был обнародован буквально за 6 дней до соглашения. Деятельность НОВАТЭК в Ливане - еще один фактор российско-ливанского сближения. Культурные связи Не менее значимой для российско-ливанских отношений является культурно-гуманитарная составляющая. У сторон имеется достаточно солидный опыт сотрудничества в образовательной сфере, начало которому было положено еще во времена Российской империи, когда на территории Палестины, Ливана и Сирии действовали школы и семинарии Императорского православного палестинского общества (ИППО). Подворье Русской православной церкви (РПЦ) существует в Ливане до сих пор. Оно оказывает не только духовную, но и материальную помощь ливанцам, оказавшимся в трудной житейской ситуации, и местная общественность неоднократно отмечала эти заслуги. В Ливане действует Российский центр науки и культуры (РЦНК), расположенный в центре Бейрута. Центр имеет 9 филиалов в крупнейших городах Ливана и занимается распространением русского языка, продвижением достижений российской науки и культуры. В 2016 г. под эгидой МИД России и при участии РЦНК прошла первая неделя российского кино в Ливане, где были представлены отечественные документальные, художественные, короткометражные и анимационные фильмы на русском языке с арабскими субтитрами. РЦНК организует курсы русского языка и способствует поступлению ливанцев в различные вузы России по линии Россотрудничества. В 2019 г. в Сирии и Ливане прошли выставки российских университетов в рамках «Второй ближневосточной выставки российских университетов», в Ливане ее посетили 3,5 тыс. человек (первая прошла в 2018 г.) [21]. В Ливане проживает самая большая православная община в регионе, однако точных данных о ее численности нет, а также довольно многочисленная русская диаспора. Как отмечает российский исследователь А.В. Сарабьев, «в основе своей русская диаспора в Бейруте произошла от русских православных паломников, которые совершали пешие путешествия в Иерусалим и проходили через прибрежные ливанские города. Очевидно, некоторые из них оставались как в Бейруте, так и в других районах на территории современного Ливана» [22]. По мнению Сарабьева, численность современной русскоязычной диаспоры в Ливане составляет, по разным оценкам, от 10 до 37 тыс. человек. Заключение Российско-ливанские отношения знали периоды подъема и падения, как например, в начале 2000-х гг., когда не было заключено ни одного соглашения, а уровень контактов официальных лиц оставался на довольно низком уровне. Активной фазой двустороннего диалога стало второе десятилетие нашего столетия (2010-2020 гг.), когда с ростом авторитета России на Ближнем Востоке происходит интенсификация связей и поиск путей взаимодействия по перспективным направлениям сотрудничества, в том числе в сфере обороны и безопасности. По объективным причинам, в числе которых турбулентное ливанское политическое пространство со сложной системой сдержек и противовесов, а порой, и внешнее вмешательство, целый ряд серьезных инициатив остался на бумаге. Однако в целом позиции России и Ливана совпадают по широкому кругу актуальных международных вопросов. Обе стороны привержены выполнению всех международных договоренностей, касающихся всеобъемлющего урегулирования палестино-израильского конфликта, роли ООН в стабилизации обстановки в регионе. И в Бейруте, и в Москве не склонны ассоциировать террористические группировки с определенными государствами или религиями. Российская дипломатия активно работает на ливанском направлении, на что указывают множественные контакты с лидерами различных ливанских политических сил и конфессиональных общин, поддержка Ливана в рамках многосторонней дипломатии и регулярная гуманитарная помощь, оказываемая напрямую, а также по линии ООН. Торгово-экономические отношения России с Ливаном носят довольно ограниченный характер, на что оказывает влияние нестабильная социально-экономическим ситуация в Ливане и негативные последствия событий регионального и глобального масштабов - «арабской весны» и пандемии коронавируса. За последние годы серьезно осложнилось состояние ливанской экономики, в том числе в таких традиционных сферах, как туризм, услуги, торговля, банковский сектор. Таким образом, можно говорить, что в начале XXI века отношения между Россией и Ливаном вышли на новый уровень, основанный на схожести позиций по большинству международных проблем, разумном прагматизме и историческом диалоге. Вместе с тем обеим странам еще предстоит многое сделать, в первую очередь в экономической сфере. Укрепление же российско-ливанских отношений призвано стать залогом не только стабилизации внутриполитической ситуации в Ливане, но и усиления престижа России на Арабском Востоке.

×

About the authors

Elena Mikhaylovna Savicheva

Peoples’ Friendship University of Russia

Author for correspondence.
Email: savicheva@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-8617-3508

PhD in History, Associate Professor of the Department of Theory and History of International Relations

6, Miklukho-Maklay str., Moscow, Russian Federation, 117198

Daniil Katerenchuk

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: daniil.katerenchuk@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-8513-3026

Master’s student of the Department of Theory and History of International Relations

6, Miklukho-Maklay str., Moscow, Russian Federation, 117198

Igor Valer'evich Ryzhov

National Research Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod

Email: ivr@fmo.unn.ru
ORCID iD: 0000-0002-6417-1517

Doctor of Science (History), Professor, Head of the Department of History and Politics of Russia, Institute of International Relations and World History

2, Ulyanov str., Nizhny Novgorod, Russian Federation, 603005

References

  1. Vorob’ev SA. Russkie v Livane [Russians in Lebanon]. M.; 2010. (In Russ.).
  2. Dvustoronnie dogovory Rossijskoj Federacii. Ministerstvo inostrannyh del Rossijskoj Federacii [Bilateral treaties of the Russian Federation. Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation. Available from: https://www.mid.ru/foreign_policy/ international_contracts/2_contract [Accessed 15.12.2020]. (In Russ.).
  3. Protokol o vnesenii izmeneniya v soglashenie mezhdu pravitel’stvom Rossijskoj Federacii i pravitel’stvom Livanskoj Respubliki o voenno-tekhnicheskom sotrudnichestve ot 25 fevralya 2010 g. Byulleten’ mezhdunarodnyh dogovorov. 2018. № 9. [Protocol on amending the agreement between the government of the Russian Federation and the government of the Lebanese Republic on military-technical cooperation dated February 25, 2010. Bulletin of international treaties. 2018. No. 9]. (In Russ.).
  4. Savicheva EM. Sovremennaya vneshnyaya politika Rossii v otnoshenii stran Arabskogo Vostoka. [Contemporary Russian foreign policy towards the countries of the Arab East]. M., RUDN; 2018. (In Russ.).
  5. Savicheva EM. Livan: mesto v istorii, rol’ v politike, situaciya v strane. Istoriko-hronologicheskoe issledovanie [Lebanon: place in history, role in politics, situation in the country. Historical and chronological research]. M., RUDN; 2009. (In Russ.).
  6. O vizite Ministra inostrannyh del Rossii S.V. Lavrova v Bejrut. MID Rossii 25.05.2009 [On the visit of the Minister of Foreign Affairs of Russia S.V. Lavrov to Beirut. Russian Foreign Ministry]. Available from: https://www.mid.ru/web/guest/maps/lb/-/asset_publisher/ YIYV5tIrcKpw/content/id/292806 [Accessed 07.11.2020]. (In Russ.).
  7. Vizit prezidenta Livana. Aktual’nye kommentarii 25.02.2010 [Visit of the President of Lebanon. Actual comments]. Available from: https://actualcomment.ru/vizit_prezidenta_ livana.html [Accessed 12.03.2021]. (In Russ.).
  8. Aziz J. Did Bogdanov Come to Meet Nasrallah Only? Al-Monitor, 11.12.2014. (In Arab.). Available from: https://www.al-monitor.com/pulse/ar/originals/2014/12/ lebanon-russia-diplomat-visit-hezbollah-syria.html [Accessed 12.03.2021].
  9. Posol’stvo Rossijskoj Federacii v Livanskoj Respublike. 2014 [Embassy of the Russian Federation in the Lebanese Republic] Available from: https://lebanon.mid.ru/ru/press-centre/news/rossiysko_livanskie_otnosheniya_razvivayutsya_na_vsekh_napravleniyakh_i_ikh_budushchee_yavlyaetsya_o/ [Accessed 07.11.2020]. (In Russ.).
  10. Ministr oborony Rossii vstretilsya s glavoj voennogo vedomstva Livana. Ministerstvo oborony Rossijskoj Federacii. 27.04.2016 [The Russian Defense Minister met with the Lebanese Defense Minister. Ministry of Defense of the Russian Federation]. Available from: https://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12084053@egNews [Accessed 25.11.2020]. (In Russ.).
  11. Mohanad Hage Ali. Moscow Time? Carnegie Middle East Center, 07.09.2018. Available from: https://carnegie-mec.org/diwan/77192 [Accessed 25.11.2020].
  12. The Lebanese Ministry of Defense Requests Military Aid from Russia to Fight “ISIS”. Sputnik, 23.08.2017. (In Arab.). Available from: https://arabic.sputniknews.com/arab_ world/201708231025786318-لبنان-مساعدات-عسكرية-روسيا/ [Accessed 20.04.2021].
  13. Vystuplenie M.L. Bogdanova v hode vtoroj Mezhdunarodnoj konferencii v podderzhku livanskoj armii i sil vnutrennej bezopasnosti. Rim, 2018 goda. MID Rossii [Bogdanov’s speech during the Second International Conference in Support of the Lebanese Army and Internal Security Forces. Rome, 2018. Russian Foreign Ministry]. Available from: https://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/ content/id/3120947 [Accessed 01.12.2020]. (In Russ.).
  14. Mohanad Hage Ali. Moscow Time? Carnegie Middle East Center, 07.09.2018. Available from: https://carnegie-mec.org/diwan/77192 [Accessed 25.11.2020].
  15. Sovmestnoe zayavlenie prezidentov V.V. Putina i M. Auna o dal’nejshem razvitii i ukreplenii otnoshenij druzhby i sotrudnichestva mezhdu Rossiej i Livanom. Administraciya Prezidenta Rossii 26.03.2019. [A joint statement by the presidents V.V. Putin and M. Aoun on the further development and strengthening of relations of friendship and cooperation between Russia and Lebanon. Administration of the President of Russia]. Available from: http://kremlin.ru/supplement/5392 [Accessed 05.12.2020]. (In Russ.).
  16. Informacionnyj byulleten’ Centra po primireniyu vrazhduyushchih storon i kontrolyu za peremeshcheniem bezhencev. Ministerstvo oborony Rossijskoj Federacii. 27.03.2021 [Information bulletin of the Center for Reconciliation of Warring Parties and Control of Refugee Movement. Ministry of Defense of the Russian Federation]. Available from: https://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12351122@ egNews [Accessed 29.03.2021]. (In Russ.).
  17. Savicheva EM., Kaur KA. Siriĭskaya migraciya v Livan: osobennosti i problemy [Syrian migration to Lebanon: features and problems]. Vestnik Tomskogo Gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya. 2019;(60):120–124. (In Russ.).
  18. Vlast’ investicij: pochemu Rossiya dobivaetsya vozvrashcheniya bezhencev v Siriyu. RBK, 20.08.2018 [The Power of Investment: Why Russia Seeks the Return of Refugees to Syria]. Available from: https://www.rbc.ru/politics/20/08/2018/5b7aa2849a7947 dc5f4395b8 [Accessed 29.03.2021]. (In Russ.).
  19. V Bejrut mogut otpravit’ dopolnitel’nuyu gruppu medikov iz Rossii. TASS, 08.08.2020 [An additional group of doctors from Russia may be sent to Beirut]. Available from: https://tass.ru/obschestvo/9151635 [Accessed 15.12.2020]. (In Russ.).
  20. NOVATEK zaklyuchil soglasheniya o razvedke i dobyche v Livane. NOVATEK, 09.02.2018 [NOVATEK signed agreements on exploration and production in Lebanon]. Available from: http://www.novatek.ru/ru/press/releases/index.php?id_4=2203 [Accessed 15.12.2020]. (In Russ.).
  21. Pochti 20 rossijskih vuzov prinyali uchastie v obrazovatel’noj vystavke v Sirii i Livane. TASS, 06.10.2019 [Almost 20 Russian universities took part in the educational exhibition in Syria and Lebanon]. Available from: https://tass.ru/obschestvo/6967715 [Accessed 29.03.2021]. (In Russ.).
  22. Sarab’ev AV. Rossijskaya diaspora v Livane. Imperatorskoe pravoslavnoe palestinskoe obshchestvo, 19.06.2014 [Russian diaspora in Lebanon. Imperial Orthodox Palestinian Society]. Available from: https://www.ippo.ru/ipporu/article/-rossiyskaya-diaspora-v-livane-a-sarabev--202274 [Accessed 15.12.2020]. (In Russ.).

Copyright (c) 2021 Savicheva E.M., Katerenchuk D., Ryzhov I.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies