Retrospective of using the US universities and the Foreign Policy Association as elements of public diplomacy in the United States

Cover Page

Cite item

Abstract

The article covers the period of implemetation of the leading US universities and the Foreign Policy Association as elements of US public diplomacy wchich their impact in economic, political and cultural influence all over the world. The author methodically and consistently cites analytical, historical facts proving an indirect and direct impact on the foreign policy of countries. The relevance of the article is due to the high significance and influence of non-state actors on world politics nowdays. The author points out that the political course of the leadership of the United States from the second half of the 20th century was focused on more active inclusion of the country in international politics and the rejection of isolationism, which was primarily reflected in the departure from the postulates of the Monroe Doctrine and the entry of the United States into the First World War. This, in turn, had a great influence on the development of public diplomacy in the United States as a tool to promote the interests of the country, the creation of the necessary information support for foreign policy actions of the state, as well as a favorable image of the United States in other countries. Thus it required the active involvement of the leading US universities in US public diplomacy, as well as the creation of new non-state institutions.

Full Text

Важными компонентами публичной дипломатии в Соединенных Штатах являются так называемые «фабрики мысли», которые активно продвигают американские идеи и ценности за рубежом, проводят комплексный анализ происходящих в мире событий и дают свои рекомендации для государственных органов США, которые ответственны за принятие решений в данной сфере. Масштаб воздействия этого комплекса научно-исследовательских заведений на внутреннюю и внешнюю политику, а также формирование общественного мнения с целью легитимации внешнеполитических действий правительства США и финансовых структур огромен. Стратегия создания фабрик мысли, финансирование и проекты сочетают в себе многогранность и многоуровневость. С одной стороны, они работают в единой связке с правительством и реализует программы, увеличивающие роль присутствия США в мире. С другой стороны, деятельность фабрик мысли по большей части финансируется за счет «филантропических» фондов, поэтому проводимая ими политика учитывает интересы инвесторов. Согласно статистике, в 1913 году средства из федерального бюджета США на образование составили пять миллионов долларов. В этом же году суммы, выделенные Корпорацией Карнеги, превысили 5,6 миллионов. В 20-х годах ХХ века Г. Притчет подготовил список колледжей и университетов, на которые фонд Карнеги должен был обратить особе внимание. Финансовые институты через фонды стали доминирующими инвесторами в высшее образование. Гранты выделялись далеко не во все ВУЗы. «Благотворительность» ограничивалась узким кругом высших учебных заведений. По статистике С.В. Воронина, с 1965 по 1971 годы 49,7% общих «благотворительных» средств выделенных фондами Форда и Рокфеллера приходилась лишь на три ВУЗа - Колумбийский, Гарвардский и Чикагский университеты [1. С. 109]. Основные цели финансовых институтов заключались в поиске талантливых кадров, использовании их идей, стремлении оказывать непосредственное идеологическое влияние на молодежь. Самой главной задачей являлись человеческие ресурсы - «умы», наиболее пассионарная часть молодежи, которая обеспечивала функционирование системы за счет свежих идей. Финансовые институты отдают себе отчет в том, что университеты и колледжи - это кузницы кадров специалистов, от социальной позиции которых во многом зависит эффективность капиталистической системы [2]. Кадры, идеологически подготовленные в ВУЗах, становятся во главе политической власти, обеспечивая интересы финансовых институтов. Исторически одной из первых «фабрик мысли» в США являлся Чикагский университет. ВУЗ основан на средства Джона Д. Рокфеллера, а земля выделена Маршаллом Фильдом. Данное учреждение охватывало различные сферы деятельности [3. Р. 137]. В 1898 году была открыта кафедра бизнеса, в 1902-м - юридическая кафедра. При поддержке Джона Д. Рокфеллера с 1891 по 1893 годы университет выходит на лидирующие позиции в стране. Более того, финансовая поддержка семьи помогает университету преодолеть «Великую депрессию» [4]. Наблюдается активное участие университета в программе «Манхэттенский проект». Ученому из этого университета - Энрико Ферми - удается сделать прорыв в разработке ядерного оружия. Корпорация Карнеги финансировала Колумбийский университет в Нью-Йорке, Стэндфордский университет в Калифорнии, Гарвардский университет в Бостоне. Фонд Форда принял участие в финансировании Калифорнийского Гарвардского, Колумбийского, Мичиганского и Стэндфордского университетов. Следует отметить, что Фонд Форда являлся инвестором в русский научно-исследовательский центр в Гарварде. Примечательным по своему содержанию является исследование Дж. Лайона и Л. Мортона 1965 года «Школы стратегии. Образование и научные исследования в вопросах национальной безопасности» [5. Р. 305]. Автор полагал, что было «две волны» появления научных центров при высших учебных заведениях в США. Первая волна характеризуется периодом с 1950 по 1952 гг. В это время создается «Центр по изучению внешней политики США» при Чикагском университете. В 1951 году «Центр международных исследований» появляется при Принстонском университете. Похожий исследовательский международный центр был также основан в крупнейшем ВУЗе США - Массачусетском технологическом институте, а в Колумбийском университете образован Институт исследований проблем войны и мира. Говоря о второй волне открытия научно-исследовательских центров, подразумевается период с 1957 по 1960 гг. В частности, в 1957 году был образован «Вашингтонский центр научных исследований в области внешней политики». В 1959 году основан «Центр по исследованию проблем разрешения конфликтов» в Мичиганском университете, Центр по международным проблемам при Гарвардском университете, а также запускается программа исследований в области оборы и безопасности. Дж. Лайонс и Л. Мортон отмечали: Крупным источником поддержки для центров п институтов, базировавшихся при университетах, были частные фонды... Зависимость от внешних средств, будь то средства фондов или правительства, вызывает у колледжей и университетов острое соперничество по поводу даров и передает контроль над общими направлениями научных исследований в руки небольшой группы фондов или правительственных чиновников... Они консультируют друг друга, чтобы избежать путаницы и дублирования [5. P. 305]. Финансовые институты через фонды брали под контроль образовательные учреждения США, проводили мониторинг общественного мнения и направляли его. Университеты, возвысившиеся за счет массовых денежных вливаний со стороны фондов, испытывали постоянную необходимость в поддержке со стороны последних. Дары фондов стали настолько важным источником поддержки, что президенты колледжей и университетов зачастую не могут позволить себе игнорировать мнение и пожелания чиновников, распределяющих блага фондов. Они обычно не осмеливаются отказаться от дара, насколько бы несовместимым он ни был с их политикой [6. Р. 42]. Другой исследователь Ф. Ландберг также указывает на зависимость высших учебных заведений от фондов и на невозможность высказывания альтернативного мнения, противоречащего общему курсу фондов. При такой постановке дела организации-получатели едва ли будут высказывать нежелательные социально-экономические или политико-экономические идеи. Более вероятно, что они будут достаточно осторожны и ограничатся высказыванием только безупречно разумных идей, какие можно услышать в высших клубах. Зачастую люди, назначаемые на верховные должности в фондах и финансовых организациях, имели опыт работы в ВУЗах. Например, Макс Мэйсон в 1929 году стад главой фонда Рокфеллера, являясь ранее ректором Чикагского университета. С 1929 по 1951 годы Чикагский университет возглавлял Роберт Хатчинз, который затем продолжил работу в фонде Форда. В 1951 году во главе фонда Форда встал Поль Гофман, который до этого курировал работу в Чикагском университете и владел компанией «Студебеккер». Другой яркий пример - это Макджордж Банди, декан Гарвардского университета, который в 1966 году стал президентом фонда Форда. Таких примеров множество. Все они говорят о тесной взаимозависимости профессорско-преподавательской элиты с элитой финансовой. Отдельного рассмотрения требует история возникновения Института Брукингса. В 1927 году три ВУЗа: Институт правительственных исследований, Институт экономики и Институт для подготовки аспирантов по экономическим проблемам и вопросам правительственной политики объединились в один аналитический центр. Брукингс был сторонником совершенствования управления государства и недопустимости пересмотра доходов между отдельными слоями общества [7. Р. 117]. Фактически Институт выполнял идеологическую функцию в США. В состав Совета попечителей института входили такие видные представители финансовых кругов, как Д. Диллон, Р. Макнамара и т.д. О влиянии института на формирование внешнеполитических акций говорит факт того, что главой Экономического совета при Трумэне был вице-президент Института Брукингса Э. Нурс, в то время как возглавлявшие институт К. Гордон и Ч. Шульце также руководили Бюджетным бюро при Джонсоне и Кеннеди. Также в контексте реализации публичной дипломатии США за рубежом необходимо остановиться на Ассоциации внешней политики (АВП). Основной задачей данного института были осуществление научно-исследовательской деятельности и активного участия в образовании и воспитании. Под руководством журналиста Пола Андервуда Келлога она осуществляла поддержку проекта Лиги Наций. В связи с провалом осуществления данного проекта она была закрыта. Однако уже в 1923 году вновь начала свою работу. Деятельность ассоциации высоко оценивалась со стороны политического руководства страны. Известны высказывания американских президентов, в частности, Джона Ф. Кеннеди: «Сложность и многообразие внешних политических вопросов, стоящих перед США сегодня, делает ставку на грамотном понимании вопросов среди масс граждан ... Я особенно впечатлен подходом, который предпринимает Ассоциация внешней политики» [8]. Фактически ассоциация занималась «просвещением» масс людей и «разъяснением» политической ситуации в мире. «В демократическом государстве правительство функционирует с согласия всего народа. Последнее должно руководствоваться фактами. Ассоциация внешней политики выполняет высокую обязанность в содействии четкого представления фактов мировых проблем и их воздействия на США» [9]. Таким образом, помимо цели влиять на аудиторию функция Ассоциации Внешней политики состояла также в своевременном информировании политической элиты США. Однако информирование касалось не только политической элиты, как мы сможем убедиться, но и экономической. Сразу после образования АВП, как и ВУЗы и научные центры, начала финансироваться фондами. В отечественной историографии упоминаются, в частности, фонд Карнеги и Фонд Форда как наиболее активно участвовавшие в его финансовой поддержке (сама Ассоциация находится в здании фонда Карнеги) [10]. Кроме того, секретарем при ассоциации был также Джон Рокфеллер, а в директорат ассоциации входили представители от фонда Карнеги, «Standard Oil of New Jersey», «Sullivan & Cromwell». Активизация деятельности АВП на мировой арене с целью противодействия «коммунизму» имела место и внутри самих США. В 1954 году началась программа информирования граждан по внешнеполитическим вопросам, которая вошла в историю как «Великие решения» [11]. В наши дни рассматриваются злободневные проблемы современных международных отношений, «просвещение» происходит через Интернет, печать, телевидение. Источником материалов выступает сама АВП, а также некоторые институты и издания, такие как Foreign Affairs, Foreign Policy и Институт Брукингса.

×

About the authors

Alexey Vitalievich Danilov

Peoples’ Friendship University of Russia

Author for correspondence.
Email: danalessio@ya.ru

Post-graduate student

str. Miklukho-Maklaya, 6, Moscow, Russian Federation, 117198

References

  1. Voronin S.V. “Charitable” funds of the United States. L.: Leningrad State University publishing house – 1973.
  2. Ochkov M.S., Zhurikhin E.A., Muromtsev V.M., “Philanthropic” funds of the United States in the system of power of monopolies. M.: Nauka, 1978.
  3. Goodspeed Thomas Wakefield (1916). A History of the University of Chicago. Chicago: The University of Chicago Press.
  4. “History of the Office”. The University of Chicago Office of the President. November 6, 2008.
  5. Lyons G.M. and Morton L. Schools for Strategy. N. Y., 1965.
  6. Wormser R.A. Foundations: Their Power and Influence. N. Y., 1958.
  7. Guttman D. and Willner B. The Shadow Government. N. Y., 1976.
  8. Davis Joan C. Foreign Policy, Association 15 Cath. Law. 374 (1969) https://scholarship.law.stjohns.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1723&context=tcl
  9. The Brooklyn Daily Eagle from Brooklyn, New York October 17, 1943.
  10. Ovinnikov R.S. Wall Street and Foreign Policy. R.S. Ovinnikov. M.: International Relations, 1980.
  11. URL: http://www.fpa.org/info-url_nocat4705/info-url_nocat.html

Copyright (c) 2020 Danilov A.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies