«Memoirs for the Training of the Dauphin» of Louis XIV: Historical Document and «Pedagogical Tools»

Cover Page

Cite item

Abstract

The article is devoted to the study of the literary heritage of king Louis XIV. Analyzing the "Memoirs for the education of the Dauphin", "Reflections on the craft of the king" and "Advice to the Duke of Anjou" of Louis XIV, the author presents them as "pedagogical tools" of the monarch, classifying the contents of the memoir works of the king on several conventional subject headings: 1) opinion about the place of the ruler in society, about the difficulties of "king’s metier ", about the authority of the Royal power; 2) tips for building relationships with people who are in submission; 3) reflections on work and motivation for it, about diligence, perseverance and discipline; 4) General remarks about the idea of a person about himself, about moral values. For each of the headings, quotes in the original author's translation into Russian are selected, the justification of their expediency in modern socio-cultural conditions is given. The relevance of the ideas expressed by Louis XIV in his literary heritage is confirmed by their similarity to the well-known educational concepts of recent time.

Full Text

Введение Существующую на сегодняшний день научную литературу об эпохе Людовика XIV и его личности можно условно разделить на несколько направлений: 1. мемуары и письма Людовика XIV и его современников (Кольбер, мадам Лафайетт, мадам Севинье, мадам Ментенон, герцогиня Орлеанская, кардинал де Рец [11], герцог Сен-Симон [12] и др.); 2. биографии Людовика XIV (Ф. Блюш [1], Э. Дешодт [3] и др.); 3. исторические исследования политики и войн Людовика XIV (В.Б. Лысяков [5], В.М. Овчинников [6], Е.А. Попова [7, 8], Ж.-К. Птифис [9], E. Lavisse [18], J.-P. Neraudau [20] и др.); 4. труды в области театра, музыки, балета, садово-паркового искусства, архитектуры эпохи Людовика XIV (Ф. Боссан [2, 17], Э.С. Карапетян [4], А.Л. Ракова [10], М.А. Сидоренко [13, 14], О.С. Хохлова [16], G. Sabatier [21] и др.). Исследование проблемы «Мемуары для обучения Дофина» («Mémoires pour l’instruction du Dauphin») Людовика XIV представляют собой не только описания событий из жизни государства по годам (с 1661 по 1668) и автобиографические ремарки, но и документ-размышление о человеке и власти, об экономике, об искусстве ведения войны, то есть своеобразное руководство для наследника престола по управлению государством и «управлению» своей собственной жизнью. Мемуары - не единственный написанный собственноручно (и надиктованный) труд короля. Он является автором «Размышлений о ремесле короля» («Réflexions sur le métier de Roi», 1669) и «Советов герцогу Анжуйскому» («Instruction au Duc d’Anjou», 1700). К ним прибавляется и «Манера осматривать сады Версаля» («Manière de visiter les jardins de Versailles»), написанная в явной назидательной манере «руководства к действию». Мемуарные труды Людовика XIV построены как некий внутренний диалог автора с Дофином (наследником престола), о чем свидетельствует часто встречающееся на страницах Мемуаров обращение «Сын мой». После описания конкретного события (военных действий, переговоров и т.п.) воспоминания содержат обобщения и размышления автора о происшедшем, о принятых им решениях и последствиях этих решений. Монарх «примером и советом» («par l’exemple et par le conseil») [19, P. 21] интерпретировал данные выводы как рекомендации или предостережения для своего сына. Возможно, именно эти размышления и есть самый ценный для потомков материал, так как он позволяет не только узнать «из первых рук» о событиях того времени, не только в полной мере оценить глубину и значительность личности их автора как государственного деятеля и мыслителя, но так же и извлечь полезные уроки из советов, данных королем своему сыну. Следовательно, можно говорить не только о хроникальной ценности Мемуаров как исторического документа эпохи, но и об их выраженной педагогической и воспитательной направленности. Людовик XIV посвящал своего наследника не только в тонкости «ремесла короля» («métier de roi»), он давал ему и педагогические советы, актуальность которых несомненна и в наши дни. Жоэль Корнетт, комментатор одного из последних изданий «Мемуаров», говорит о «педагогическом инструментарии» («les outils pédagogiques») [19, P. 13], который складывается из всех названных выше книг. История знает ряд подобных литературно-педагогических документов, среди них - «Наставления» Карла V Габсбурга, «Королевский дар» Якова I Стюарта, «Наставление» Филиппа III Испанского, письма Екатерины Медичи сыновьям; в отечественной истории известно «Поучение» Владимира Мономаха. Все эти труды ставили своей целью оставить наследнику престола руководство по ведению дел государственной важности, по построению взаимоотношений с подчиненными и окружением, советы по разрешению возникающих жизненных трудностей. Людовик XIV в своих «Мемуарах для обучения Дофина» сделал это очень подробно, осмысливая происходящее, делая обобщенные выводы о необходимости определенной поведенческой стратегии по отношению к окружающим, уделяя этому внимание в большей мере, чем описанию конкретных событий. Размышления-советы автора Мемуаров можно поделить на несколько тем: 1. Мнение о месте правителя в обществе, о трудностях «ремесла короля», об авторитете королевской власти. Поскольку в нашем исследовании мы рассматриваем Мемуары с точки зрения их педагогической и воспитательной ценности, не будем подробно останавливаться на данной тематике. 2. Советы по построению взаимоотношений с людьми, находящимися в подчинении. Здесь педагогическое начало выражено в стремлении короля обучить Дофина тонкостям взаимоотношений с подчиненными. Интересно отметить, что несмотря на сложившуюся в 17 веке во Франции форму власти (абсолютная монархия), всячески поддерживаемую Людовиком XIV и, более того, символом которой он сам и является в истории, мы не найдем в его Мемуарах советов по применению неограниченной власти к подчиненным. Наоборот, автор советует будущему правителю (перевод Н.В. Корчагиной): o Излишняя суровость, жестокость недостойны человека. Милосердие - самая королевская из всех добродетелей. (Une sévérité exessive indigne d’un homme. Je tacherais de vous faire connaitre le charme de la clémence, la plus royale de toutes les vertus). o Вы должны демонстрировать уважение к Вашим основным и наиболее достойным подчиненным, хорошо знать их и показывать им, что Вы хорошо обо всем информированы. Они должны знать, что даже если они служат Вам вдали от Вас, их заслуги не забыты. Вы должны помогать реализации их проектов. Для Ваших подчиненных должно быть привычно, что Вы хорошо обращаетесь с ними и доброжелательно разговариваете. Ваши интересы и их интересы - одно целое. (Vous devez témoigner de l’estime, de connaitre les principaux sujets et ceux qui ont le plus de mérite, de montrer que vous etes informé de tous, et que les services que l’on rend loin de vous ne sont pas pérdus, de favoriser leurs desseins, de les accoutumer par de bons traitements et des paroles. Deux interets ne sont qu’un). o Уважение наших подчиненных - это не подарок, который они нам преподносят, но то, что они дают нам в обмен на нашу справедливость и защиту, которые они надеются получить от нас. Они обязаны уважать нас, а мы обязаны охранять их и защищать. И эти обязанности, которыми мы наделены по отношению к ним, являются нашими строжайшими обязательствами. (Le respect que nous recevons de nos sujets n’est pas un don qu’ils nous font, mais un échange avec la justice et la protection qu’ils prétendent recevoir de nous. Comme ils nous doivent honorer, nous les devons conserver et défendre ; et ces dettes dont nous sommes chargés envers eux, sont meme d’une obligation plus indispensable que celles dont ils sont tenus envers nous). o Мы должны воспринимать благополучие наших подчиненных как нечто более важное, чем наше собственное благополучие. Наши подчиненные являются частью нас самих, потому что правитель - это голова, а они являются телом и его составляющими. И именно для их блага мы должны издавать законы. Власть, которую мы имеем над ними, должна служить наиболее эффективно для их счастья. (Nous devons considérer le bien de nos sujets bien plus que le notre propre. Ils font une partie de nous-memes, puisque nous sommes la tete d’un corps dont ils sont les memebres. Ce n’est que pour leurs propres avantages que nous devons leur donner des lois ; et ce pouvoir que nous avons sur eux ne nous doit servir qu’à travailler plus efficacement à leur bonheur). o Недостаточно лишь только опросить человека, прежде чем доверить ему какое-либо дело, так как большинство людей легко могут притвориться способным его выполнить, желая получить ту власть, которая сопутствует выполнению этого дела. Необходимо тщательно понаблюдать за их деятельностью на том посту, который они занимают в настоящее время, так как, находясь под влиянием стремления к власти, они легко следуют своим дурным наклонностям, что прямо отражается на выполняемом ими в данный момент деле. (Il faut apprendre aux maitres à ne se pas contenter d’examiner les hommes avant que de les mettre dans l’emploi, parce que la plupart se déguisent aisémént pour un temps, dans la passion de parvenir à l’autorité qu’ils se proposent, mais à les observer encore plus soigneusement lorsqu’ils sont actuellement dans le maniement des affaires, parce qu’alors étant en possesion de ce qu’ils désirent, ils suivent souvent avec plus de liberté leurs mauvaises inclinations, dont l’éffet retombe toujours ou sur les affaires). o Обращайтесь доброжелательно со всеми, никогда и ни с кем не разговаривайте злобно. Уважайте достойных людей. (Traitez-bien tout le monde; ne dites jamais rien de facheux à personne; mais distinguez les gens de qualité et de mérite). o Чем более высокое положение в обществе занимает человек, тем более тщательно он должен обдумывать все, что собирается сказать. В особенности нельзя допускать ни малейшей интонации презрения по отношению к подчиненным. Если человек был оскорблен, в его душе живет незаживающая рана от этой обиды до конца его дней. (Plus une personne est grande et considérée, plus elle doit considérer lui-meme ce qu’elle dit. Surtout la moindre marque de mépris qu’elle donne d’un particulier. Ceux qui sont offensés, en portent dans le coeur une plaie qui ne finit qu’avec la vie). o Везде и всюду есть люди, способные хорошо выполнить свою работу, и нашей задачей является отыскать их и поместить на подходящее им место. (Dans un grand Etat il y a toujours des gens propres à toutes choses, et la seule question est de les connaitre et de les mettre en leur place). o Наши подчиненные - это наше истинное богатство. (Nos sujets sont nos véritables richesses) [19]. Педагогическая ценность этих советов в наше время также актуальна. Подобные принципы применяются грамотными управленцами и педагогами с целью построения доверительных и продуктивных взаимоотношений с коллективом любого состава. 3. Размышления о работе и мотивации к ней, о трудолюбии, об упорстве и дисциплине. Управление государством и сопутствующие этому официальные обязанности Людовик XIV считал основным делом, осознавал огромную ответственность и сложность своего призвания. Употребляемое им выражение, обозначающее его ежедневные государственные дела, - «métier de roi», - «ремесло короля», «работа короля» подтверждает вышесказанное в полной мере. Многие современники (Кольбер, мадам Лафайетт, герцогиня Орлеанская, кардинал де Ретц и др.) в своих воспоминаниях отмечали, что важнейшее место в распорядке жизни монарха занимала именно государственная работа. Свое особое отношение к «métier de roi» Людовик XIV стремился передать и своему сыну, о чем и высказывался на страницах Мемуаров. Мемуары подтверждают, как много внимания уделял монарх государственным обязанностям, какое огромное значение своей «работе» он придавал, как настойчиво предостерегал Дофина от праздности и безделья, призывал его к стойкости, упорству, дисциплине, ежедневному полезному труду. Воспитательное значение этой мысли, многократно повторяющейся в различных вариациях на страницах мемуаров, сложно переоценить (перевод Н.В. Корчагиной): o Никогда нельзя останавливаться при возникновении трудностей. Работа пугает только слабых. Если Ваш план смел и справедлив, не реализовать его - это признак слабости характера. (Il ne faut pas s’arreter à la vue de la difficulté. La travail n’épouvante que les ames faibles; et dès lors qu’un dessein est avantageux et juste, ne le pas exécuter est une faiblesse). o Нет ничего более тягостного, чем безделье. Если Вы, по несчастью, попадете под его власть, то сначала Вам покажутся отвратительными Ваши дела, затем - удовольствия, далее само отсутствие какого-либо занятия. Вы будете напрасно искать для себя повсюду то, чего не сможете найти - радость отдыха и развлечений без предшествующих им усталости от дел. (Rien ne vous saurait etre plus laborieux qu’une grande oisivité, si vous aviez le malheur d’y tomber, dégouté premièrement des affaires, puis des plaisirs, puis d’ellememe, et cherchant partout inutilement ce qui ne se peut trouver, c’est-à-dire la douceur du repos et du loisir, sans quelque fatigue et quelque occupation qui précède). o Невозможно совершить значительные дела, не преодолев на этом пути различные трудности и препятствия. (L’on n’arrive jamais à la fin des vastes aventures sans essuyer diverses difficultés). o Если Вы хотите совершить или предпринять что-то необычайное, великое и красивое, Вы добьетесь успеха только в том случае, если будете размышлять над этим лучше и чаще, чем все остальные. (On ne fait jamais rien d’extraordinaire, de grand et de beau, qu’en y pensant plus souvent et mieux que les autres) [19]. 4. Общие замечания о представлении человека о самом себе, о нравственных ценностях. Меткие, афористичные замечания короля об особенностях поведения людей были призваны предостеречь Дофина от ошибок во взаимоотношениях с окружающими, от излишней доверчивости; взывали к осторожности, к необходимости тщательно обдумывать слова и поступки. Он напоминают отеческие советы и замечания, которыми любящие родители снабжают своих детей на пороге самостоятельной жизни. О человеке и его поведении (перевод Н.В. Корчагиной): · Внешнее без внутреннего не значит ничего. (L’extérieur sans l’intérieur n’est rien du tout). · Нет ничего более опасного, чем слабость, какого бы рода она ни была. (Rien n’est si dangereux que la faiblesse, de quelque nature qu’elle soit). · Будьте суровы к Вашим собственным слабостям, осознавайте их. (Descendez avec quelque sévérité à la considération de vos propres faiblesses). · Неуверенность приводит в уныние. Поэтому, если Вы достаточно тщательно обдумали Ваше дело, необходимо действовать, и действовать решительно в выбранном направлении. (L’incertitude désespère quelquefois; et quand on a passé un temps raisonnable à examiner une affaire, il faut se déterminer et prendre le parti qu’on croit le meilleur). · Общепризнанные истины лгут в большинстве случаев, они способны обмануть лишь невежественные умы, так как все происходящее крайне редко происходит так, как предрекают эти истины. Ленивый ум довольствуется общепризнанными истинами, чтобы ничего не изучать, не исследовать, не размышлять самостоятельно. (Les maximes trompent la plupart du temps les esprits vulgaires; les choses sont rarement comme elles devraient etre. La paresse s’arrete aux notions communes, pour n’avoir rien à examiner et rien à faire). · Часто люди недооценивают значимость правильных и вовремя предпринятых действий, воображая, что мир управляется сам собой, с помощью случайных изменений, которые невозможно ни предвидеть, ни избежать. Такое понимание вещей легко принимается посредственными умами, потому что оно льстит их лени, позволяет им называть их промахи и ошибки «несчастьем», а успех других - «удачливостью». (Il arrive souvent qu’on veut obscurir le mérite des bonnes actions en s’imaginant que le monde se gouverne de lui-meme, par certaines révolutions fortuites et naturelles qu’il était impossible de prévoir ni d’éviter : opinion que les esprits du commun reçoivent sans peine, parce qu’elle flatte leur peu de lumière et leur paresse, leur permettant d’appeler leurs fautes du nom de malheur, et l’ndustrie d’autrui du nom de bonne fortune). · Вы не можете быть хорошим для всех, потому что то, что нравится одним, повергает в гнев других. (Vos ne pourriez satisfaire à tout, parce que le meme chose qui contente l’un en fache toujours pluseurs autres). · Нам необходимо тщательно обдумывать наши действия и поступки, потому что, к несчастью, плохой пример часто находит больше последователей, чем хороший. (Il nous faut bien peser toutes nos actions, puisque les mauvais exemples trouvent encore plus d’imitateurs que les bons). · Если им [врагам] ничего не стоило сделать то, что они уже совершили против Вас, то никто не поручится, что они не совершат этого снова. (S'il ne leur coûte rien de nouveau pour ce qu'ils ont entrepris, qui vous répond qu'ils ne l'entreprendront point encore?) · Мы имеем дело не с ангелами, но с людьми, для которых чрезмерная власть всегда является соблазном, чтобы использовать ее в своих интересах. (Nous n’avons pas affaires à des anges, mais à des hommes à qui le pouvoir exessif donne presque toujours à la fin quelque tentation d’en user). · Дружба с соседом может быть приобретена сравнительно небольшими усилиями, в то время как если вдруг она превратиться во вражду, это может грозить нам гораздо большими затратами и разорением. (Un voisin, qu’avec peu de dépense nous aurions pu faire notre ami, nous coute quelquefois bien cher quand il devient notre ennemi). · Ваша собственная порядочность и безупречное умение держать данное слово не должны сделать Вас настолько неосторожными, чтобы верить безоглядно слову других. (Qu’il soit de la probité d’un prince d’observer indispensablement ses paroles, il n’est pas de sa prudence de se fier absolument à celle d’autrui). · В мире так мало людей, способных выполнить данные ими обещания! (On trouve peu de gens qui fassent subsister leurs promesses) [19]. О советах и советчиках (перевод Н.В. Корчагиной): · Прислушиваться к советам - это не есть, как думают глупцы, свидетельство слабости или зависимости, но свидетельство осторожности и уверенности в себе. (Prendre conseil de différentes gens n’est pas, comme les sots se l’imaginent, un témoignage de faiblesse ou de dépendance, mais plutot de prudence et de solidité). · Советы, которые нам даются, не принуждают нас к обязательству им следовать, но мы можем принять их к сведению в случае, если они покажутся нам резонными. Советы не преуменьшают силу нашего собственного разума, а наоборот, способствуют его развитию более, чем что-либо другое. (Les conseils qui nous sont donnés, ne nous engagent à les suivre qu’en tant qu’ils nous paraissent raisonnables et loin de diminuer l’esprit de notre propre capacité, ils la relèvent plus assurément que toute autre chose) [19]. О нравственных ценностях (перевод Н.В. Корчагиной): · Правила справедливости и чести являются почти всегда еще и правилами наибольшей целесообразности. (Les règles de la justice et de l’honneur conduisent presque toujours à l’utilité meme). · Нет ничего более бесчестного, как отступить от ранее данного слова. Единственный способ держать данное слово - это давать его исключительно только после зрелых размышлений. (Il n’y a rien de plus malhonnete que de se dédire de ce que l’on avait avancé. Le seul moyen de tenir inviolablement sa parole est de ne la jamais donner sans y avoir murement pensé). · Ни религия, ни честное слово не являются, увы, достаточным основанием, чтобы удержать от предательства тех, кто рожден с подлой душой. (Ni la religion ni la fois des paroles données ne sont pas assez fortes pour retenir ceux qui naturellement sont de mauvaise foi). · Любить деньги просто из любви к деньгам как таковым - это страсть, недостойная добродетельного сердца. Воспитанный человек воспринимает деньги только как средство, необходимое для реализации его проектов, и никогда - как объект желаний. (Aimer l’argent pour l’amour de lui-meme est une passion dont les belles ames ne sont pas capables; elles ne le considères jamais comme l’objèt de leurs désirs, mais seulement comme un moyen nécessaire à l’exécution de leurs desseins). · Репутация - это огромная ценность и мера Вашей чести, и недостаточно один раз ее завоевать. Необходимо постоянно поддерживать ее в самом возвышенном состоянии, что возможно только путем совершения длинной череды хороших поступков. Однако репутация настолько хрупка, что можно назвать ее самой хрупкой вещью на свете: разрушить ее можно в одно мгновение, совершив один-единственный проступок или неосторожность. (La réputation est si noble et si précieux et aussi le plus fragile de monde, ce n’est pas assez de l’avoir acquis si l’on ne veille continuellement à sa conservation; cette estime, qui ne se forme que par une longue suite de bonnes actions, peut etre en un moment détruite par une seule faute que l’on commet) [19]. Педагогическая и воспитательная составляющая, по мнению Людовика XIV, имела огромное значение в деятельности короля. Он отдавал должное педагогической работе и в своих Мемуарах: «Мы обязаны тем людям, кто взял на себя тяжелый труд и честь воспитывать наш разум и нрав» (Il n’y a personne à qui nous devions davantage qu’à ceux qui ont eu l’honneur et la peine tout ensemble de former notre esprit et nos moeurs) [19]. Для монарха педагогическая деятельность прямо могла быть направлена только на одного ученика - Дофина (косвенно, разумеется, она распространялась и на всех жителей государства, о чем упомянуто в приведенных выше цитатах). Учитывая важность функций, которые придется в будущем исполнять наследнику престола, король принимал на себя большую часть ответственности по его воспитанию и подготовке к «ремеслу короля» («métier de roi»). Таким образом, Мемуары могут быть рассмотрены в качестве определенного «педагогического инструментария» монарха. Хотя его труды и не преследовали цель выстроить строгую педагогическую систему, но они представляли собой обобщение собственного жизненного опыта, который, по убеждению короля, должен послужить Дофину инструкцией в деле управления государством и в построении его жизненного пути. Заключение: историко-биографическое наследие Людовика XIV обнаруживает «созвучность» многим современным взглядам на место человека в общественно-культурном контексте, на поиск своей роли в обществе. Высказанные Людовиком XIV на страницах Мемуаров взгляды на нравственные ценности человека, на формирование целей в жизни и способов их достижения являются актуальными и сегодня, они во многом совпадают со многими современными педагогическими концепциями (личностноориентированными концепциями самоорганизуемого воспитания С.В. Кульневич; системно-ролевой теорией формирования личности Н.М. Таланчук; концепцией Н.Е. Щурковой и др.). Литературное наследие Людовика XIV («Мемуары для обучения Дофина», «Размышления о ремесле короля» и «Советы герцогу Анжуйскому»), из круга чтения, изначально предназначенного Дофину, с течением времени стало доступно и для изучения широкой публикой. Современный читатель также может прислушаться к советам короля, сохранившим свою историческую ценность много столетий спустя. Большинство его высказываний, обобщений и советов не потеряли своей актуальности и сегодня.

×

About the authors

Nataliya V. Korchagina

Saratov State University Institute of arts

Author for correspondence.
Email: knv-piano@mail.ru

PhD in Pedagogy, Associate Professor at the Institute of art

Zauloshnova str., 5, Saratov, 410028, Russia

References

  1. Blyush F. Lyudovik XIV. Moskva: Ladomir, 1998. 815 s.
  2. Bossan F. Lyudovik XIV, korol'-artist. Moskva: Agraf, 2002. 272 s.
  3. Deshodt E. Lyudovik XIV. M.: Molodaya gvardiya, 2011. 320 s.
  4. Karapetyan E.S. Fenomen versal'skih prazdnestv v epohu Lyudovika XIV // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv, 2015. S. 253–256.
  5. Lysyakov V.B. Social'no-politicheskie vozzreniya Lyudovika XIV: dissertaciya.. kandidata istoricheskih nauk: 07.00.00, 07.00.03. Moskva, 2003. 225 c.
  6. Ovchinnikov V.M. Osnovnye tendencii v razvitii voenno-politicheskoj doktriny absolyutizma vo Francii v period pravleniya Lyudovika XIV // Vestnik Bryanskogo gosudarstvennogo universiteta. 2014. № 2. S. 110–114.
  7. Popova E.A. Ideya ob"edineniya Ispanii v nachale XVIII veka // Vestnik RUDN. Seriya Vseobshchaya istoriya. № 2. 2015. S. 45–53.
  8. Popova E.A. Otechestvennaya istoriografiya o «Veke Lyudovika XIV» v Evrope // 25 let vneshnej politike Rossii: Materialy X Konventa RAMI. T. 3. M., MGIMO, 2017. S. 114–127.
  9. Ptifis ZH.-K. Lyudovik XIV. Slava i ispytaniya. SPb.: Evraziya, 2008. 384 s.
  10. Rakova A.L. Versal'skie prazdniki Korolya Solnce. SPb.: Gosudarstvennyj Ermitazh, 2004. 17 s.
  11. Rec ZH.-F.-P. de Gondi, kardinal de. Memuary. M.: Ladomir, 1997. 832 s.
  12. Sen-Simon, gercog de. Memuary. 1691–1701. M.: Ladomir, Nauka, 2007. 992 s.
  13. Sidorenko M.A. Ot Mazarini k Lyudoviku XIV: Formirovanie reprezentativnogo obraza korolevskoj vlasti pri starom poryadke // Dialogi so vremenem. 2017. № 58. S. 181–200.
  14. Sidorenko M.A. Pridvornyj balet Lyudovika XIV – delo gosudarstvennoe // Novaya i novejshaya istoriya. 2016. № 1. S. 190–201.
  15. Henshell N. Mif absolyutizma. SPb.: Aletejya, 2003. 272 s.
  16. Hohlova S.P. Semantika dvorcovo-parkovogo ansamblya Versalya: Dis.. kand. filos. nauk: 09.00.13 : Moskva, 2005. 251 c.
  17. Beaussant P. Le Roi-Soleil se leve aussi. Paris: édition Tallandier, 2000. 262 p.
  18. Lavisse E. Louis XIV: histoire d'un grand regne (1643–1715). Paris, 2010. 1312 p.
  19. Louis XIV Mémoires pour l’instruction du Dauphin, suivis de Réflexions sur le métier de Roi (1669), Instruction au Duc d’Anjou (1700), Projet de harangue (1710), Manière de visiter les jardins de Versailles. Paris : édition Tallandier, 2012.
  20. Neraudau J.-P. L'Olympe du Roi-Soleil: mythologie et ideologic royale au Grand Siecle. Paris, 1986. 383 p.
  21. Sabatier G. Le prince et les arts: strategies figuratives de la monarchie francaise, de la Renaissance aux Lumieres. Seyssel. Champ vallon, 2010. 459 p.

Copyright (c) 2019 Korchagina N.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies