Distorted cartography as a reflection of conflicts and political contradictions in the modern world

Cover Page

Cite item

Abstract

Some features of modern political cartography are analyzed. The authors note that sometimes for the sake of political interests of some international actors, geographic maps, distorted and not responding to modern political realities, are produced. Such false maps mislead the mass audience. The authors emphasize the particular danger of a “war of maps” in regions of heightened conflict, to which, above all, the Middle East and North Africa belong. They conclude that the forged geographic maps, along with the distortion of historical truth and the essence of historical and modern events and processes, become an integral element of a new destructive type of weapons of the 21st century - information confrontation.

Full Text

Выступая 27 апреля 2018 г. на заседании попечительского совета Русского географического общества, Президент Российской Федерации В.В. Путин обратил внимание на то, что сфера топонимики, то есть названий географических и других объектов, нуждается в особом внимании, и призвал не попустительствовать «искажению географической правды» [1]. С формальной точки зрения подложная картография сродни фальшивомонетничеству: суть обоих занятий сводится к фабрикации подделок на предмет обмана и извлечения из этого вполне определенных выгод. Но в реаль- ности с географическими картами дело обстоит не так однозначно, как с поддельными купюрами. Существует география физическая, объективно отображающая мир без «человеческого фактора». Разночтения здесь практически исключаются по определению, например, Эверест - наивысшая точка, Нил - самая протяженная река и так далее, т.е. точность по всем линейным параметрам, без какихлибо разночтений. Но вот что касается географии политической, с лоскутным разноцветьем государств и паутиной разделительных рубежей - здесь все иначе, «нестыковки» могут встретиться какие угодно. А если к изучению карты присовокупить еще и фактологию той или иной территориальной коллизии, так сказать, историю вопроса, то может сложиться весьма противоречивая картина, передающая сложности реальной действительности. К примеру, послевоенное (т.е. после 1945 г.) устройство Европы включало в себя принцип нерушимости границ. Такое положение просуществовало до конца 1980-х гг., когда Чехия со Словакией мирно размежевались, а две Германии, наоборот, объединились в одну. Примерно тогда же на Ближнем Востоке возник единый Йемен на месте двух государств (но на этом его параллель с Европой закончилась). Далее, Югославия распалась на шесть государств (или семь, если считать независимым Косово, что Россия не признает). В свое время в советских газетах клеймили «картографов-агрессоров» из сопредельных восточных держав, пометивших «своим» цветом принадлежащие нашей стране земли Сибири и Дальнего Востока. Таких примеров наберется более чем достаточно и в прошлом, и в настоящем. Спорные территориальные ситуации обнаружились, к сожалению, и на пространстве бывшего Советского Союза. Скажем, у Армении с Азербайджаном, находящимся в положении конфликтующих сторон по Нагорно-Карабахскому вопросу, карты по-настоящему «воюют»… А вот выразительный эпизод, имевший место на заседании Совета Безопасности ООН 3 февраля 2017 г. Британский делегат укорил Москву «за Крым и Украину», на что тогдашний постоянный представитель Российской Федерации В. Чуркин предложил Лондону сначала «очистить совесть», вернув аннексированные им территории ряду стран на разных концах планеты (Испания, Аргентина, Кипр и т.д.), а уж потом «рассуждать на другие темы». В мире давно широкое распространение получили карикатуры на основе политгеографии. Много таковых появлялось, например, в период Первой мировой войны: поверх контуров воюющих стран художники рисовали фигуры целящихся друг в друга вояк в разных мундирах. Похожая сатирическая метода практикуется до сих пор; в качестве современного примера приведем приблизительное изображение двух земных полушарий, переделанных в ернический рисунок под названием «Мир как он есть после победы Дональда Трампа». Но хотелось бы высказаться не о шаржах (которые, по определению, условны и призваны смешить через абсурд), а именно о картах, чье предназначение, казалось бы, имеет один-единственный смысл - показывать земное пространство таким, какое оно есть, адекватно и верно отображать координаты и другие линейные параметры и т.п. Между тем эта задача осложнена всепроникающим вмешательством политики, привнесением эффектов искривленного пространства и искаженной картинки. Между тем на реальную политическую картографию как бы наслаивается география историческая. К ней прибегают для того, чтобы получить пространственно-временное представление об отживших эпохах и цивилизациях, о былых гигантских завоеваниях и обширных империях - Персидской, Римской, Византийской империях, Арабском Халифате, Китайской, Монгольской, Османской, Российской, Австро-Венгерской империях и т.д., оставивших после себя руины либо вовсе ничего. В какой-то степени стародавние политико-географические конфигурации дожили до современности, о чем можно судить, знакомясь с историческими атласами. Познавательно и даже поучительно, но это представляет, скорее, академический интерес, ибо те времена канули безвозвратно. Придерживаться иного мнения это все равно, что оспаривать ныне существующие границы. В Европе, между прочим, спорных территориальных проблем, в основном, как говорится, «по мелочи», сохраняется немало и по сей день. Но европейцы уживаются с этим, серьезно не конфликтуют, предоставляя шанс договариваться и решать спорные проблемы потомкам. В других частях света так не получается, и территориальные разногласия становятся зачастую перманентно висящим «дамокловым мечом», генерируя «casus belli», т.е. повод к войне. Ближний Восток - яркий пример тому, когда лживая картография может продуцировать реальные противоречия и конфликты. Так, каирская газета «Аль-Масри аль-Яум» опубликовала интересный комментарий Абдель Насера Саляме «Война арабских карт» [2]. Авторский посыл таков: арабский регион объят очередным кризисом, но совершенно особого рода. И выражается он в фабриковании географических карт, выдаваемых за нормальные, т.е. адекватно отражающие современные реалии, но на поверку оказывающиеся недостоверными (неточными, искаженными, фейковыми, фальшивыми - как бы вернее выразиться?..). Они фабрикуются, как туманно выразился автор, «в некоторых странах» и потом распространяются по разным каналам: через интернетресуры, тиражируются в виде печатной продукции (для распространения, подобно прокламациям, на каждом углу), фигурируют в качестве школьных пособий и прочее. Неточности в них закладываются не по случайности или невнимательности, а целенаправленно, и отражают они геополитические амбиции конкретных политических сил, правящих режимов, внешних сил и т.д. То есть речь идет о том, что желаемое выдается за действительное в плане принадлежности территориальных секторов и начертания границ. До конфликта или тем более состояния войны дело может и не дойти, а вот семена раздора обильно засевают местную ближневосточную почву. Каирский комментатор предостерегает: подобные картографические вольности (для этих краев не редкость) есть не что иное, как род провока- ции, которая вводит массовую аудиторию в заблуждение и даже «закладывает мину» под стабильность и благополучие ряда стран и региона в целом. Население между тем живет в условиях беспрерывного «промывания мозгов» всеми медийными средствами, которые разноголосо транслируют интересы соперничающих международных акторов разной степени могущества. Раздоры и конфликты - фирменная черта Ближневосточного региона, неотъемлемая его особенность [3]. И получается, что с ростом населения, с приходом новых поколений угроза конфликтов не снижается, а напротив, воспроизводится и растет. Такая тенденция тревожит автора упомянутой газетной статьи, он бьет тревогу, призывая коллег по пишущему цеху отказаться от привычной установки на конфликты и заговоры, посильно отвращать «улицу» (слово, обозначающее широкие массы) от вражды и розни, ориентировать общество на примирение, диалог и поиск общих национальных устоев, предлагает вспомнить о «духовных скрепах» - общей истории и культуре, языке и религии… В статье приведена пара примеров, пусть и не очень масштабных. Названо некое издательство из ОАЭ, которое выпустило недавно карту зоны Персидского залива с небольшими отклонениями в пользу Эмиратов. Так, исчезла демаркационная линия, отделяющая их от принадлежащего соседнему Султанату Оман анклава Мусандам (а точка эта не простая, ибо контролирует с арабской стороны Ормузский пролив)[4]. В данном контексте обратим внимание на логистическую ценность и стратегическое значение Ормузского пролива. Этот водный коридор является важнейшим транзитным путем, через который транспортируются арабские и иранские углеводороды в третьи страны (более 40% мировых поставок нефти и нефтепродуктов). А самая заметная коррекция - исчез из виду Катар, ставший недружественным после разгоревшегося в июне 2017 г. дипломатического субрегионального скандала между Катаром и его соседями по субрегиону Персидского залива. Авторам этих строк доводилось бывать в разное время в различных арабских странах. На память пришло несколько личных мини-открытий по части географии. Тогда «находки» удивили, но были списаны на местную небрежность. Удивила, в частности, купленная однажды в дамасском книжном магазине туристическая карта Сирии, скорее даже сувенирная карта, для которой аутентичность не обязательна. Здесь следует пояснить кое-какие нюансы. САР до начала в 2011 г. трагических событий была вполне безопасной для посещения страной, а, с точки зрения историко-культурных достопримечательностей, может, даже и поинтереснее Египта… При рассмотрении карты обнаружилось, что в пределы страны включены области Кунейтра и Александретта. Однако первая с 1967 г. («Шестидневная война») остается под оккупацией Израиля, а вторую еще в конце 1930-х гг. французские колонизаторы по своим соображениям отрезали от подмандатной Сирии и передали Турции. Согласно официальной идеологии сирийской правящей партии «Баас» оба этих региона в Дамаске продолжали числить своими. Но это в теории, а на практике Кунейтра - пыльное запустение, безлюдные руины, «колючка» вдоль линии прекращения огня и миротворцы ООН в голубых касках. А вторая область существует под чужим названием Хатай и давно обжита турками, наглухо отгорожена от Сирии государственной границей. Но на сувенирной карте эти важные обстоятельства не показаны, зато условно обозначены достопримечательности, как бы приглашающие к посещению в рамках тура по Сирии. Другой эпизод. В аэропорту Касабланки попалась в руки карта Марокко - не туристическая, а административная. На ней королевство заметно раздалось в размерах. Но вскоре стало понятно: оказывается, в пределы Марокко была включена территория соседней Западной Сахары. В середине 1970-х гг. из-за этой бывшей испанской колонии сошлись в бою арабские соседи - Марокко, Алжир, Мавритания. Нынешний правитель Марокко король Мухаммед VI в своей речи по случаю 39-й годовщины «Зеленого марша», положившего начало марокканского присутствия в Западной Сахаре, в очередной раз озвучил официальную позицию королевства: «Сахара - забота не только народа Западной Сахары. Сахара - это дело всех марокканцев. Как я уже говорил ранее, проблема Сахары - это важный, экзистенциальный вопрос, а не только лишь приграничный спор... Марокко останется в Сахаре, и Сахара останется частью Марокко до конца времен…»[5]. Вместе с тем территория Западной Сахары продолжает числиться под наблюдением ООН, помечена отличным цветом на картах любого происхождения - но кроме марокканского. Подобных «историй с географией» на самом деле более чем достаточно, относящихся к разным периодам и имеющихся отнюдь не только у арабов. За современным примером далеко ходить не надо, вспомним хотя бы про Крым: в «незалежном» Киеве четвертый год продолжают упорно наносить его очертания на «глобус Украины». С политико-исторической точки зрения перечисленные ситуации совершенно несхожи. Зато с позиции картографии явление можно обобщить термином, в последнее время употребляемом очень часто: фейк, подделка! Масштабы «экспериментов» с картами самые разные. В Каире в книжном магазине привлекла внимание политическая карта мира, выпущенная достаточно известным издательством. По облику типичное учебное пособие для средних классов школы: масштаб мелкий, многие государства, особенно небольшие, вообще неразличимы. Состоящую из двух частей Палестинскую автономию пометили одним названием, Израиль отсутствует вовсе. Отчего-то не все эмираты представлены… А если на этой карте найти постсоветское пространство, то здесь кругом сюрпризы. В пределы Российской Федерации включены Украина, Молдова, Казахстан, Туркменистан, Армения, Азербайджан (границами пренебрегли, оставили лишь названия). Если верить карте и в остальном, то страны Балтии, Грузия и Узбекистан вошли в Россию на условиях анонимности, от них и названий не осталось. Другим бывшим советским республикам - Таджикистану и Белоруссии, наоборот, выпало предстать суверенными государствами. Причем к последней присоединен изрядный кусок соседней Польши, и та скукожилась до размеров Чехии (хотя на деле больше той в 4 раза). Карта совершенно не соответствует действительности. Получается, налицо подлог, да еще адаптированный под детское восприятие. Но вернемся к заголовку статьи, процитированной ранее - «Война арабских карт». Регион и без того испещрен демаркационными линиями, наподобие шрамов, оставленными колониальными разделами и последующими междоусобицами. Эти линии на картах иногда обозначались, а иногда - нет (в зависимости от задаваемых заказчиком установок). Сейчас же «война карт» идет вовсю, сопровождая (или обозначая, предвещая) территориальные споры и конфликты. Не вдаваясь в сверхсложные расклады и мудреные расчеты региональных акторов, просто перечислим места, где это особенно ярко проявляется - Сирия, Ирак, Ливия, Йемен, Палестина, Сомали. Отметим и курдские непокорные районы, образования криминального или родоплеменного происхождения (наподобие «Сомалилэнда»), чернознаменное «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ/ИГ; запрещена в РФ)) и другие из ниоткуда возникающие «халифаты». В этих краях картография порою бессильна перед реальным развитием событий. Формально законные границы низводятся к фикции; пространства воспринимаются не в привычном формате административно-территориальных единиц, а в виде подвижных зон - контроля, нестабильности, конфликта, реже деэскалации и т.п. У воюющих сторон (ибо на войне как на войне, без границ) - утилитарная боевая топография, безо всякой декоративной мишуры. Между тем на головы мирного населения не только падают бомбы и снаряды, но и льется агрессивная, зомбирующая и притом разно ориентирован- ная пропаганда. Тем временем международную аудиторию кормят тщательно препарированным контентом, модифицированным продуктом информагентств. И подложные географические карты, наряду с клеветническими новостями, лживыми историческими сюжетами, «постановочными» видеорепортажами с участием псевдоспасателей в белых касках - это все разновидности вредоносного фейка, другими словами, составные элементы нового разрушительного вида оружия ХХI века - информационного противоборства. Приметой времени, к великой тревоге всех порядочных людей, становится массированное распространение недостоверных (а зачастую и полностью лживых) сведений на разных уровнях, вплоть до официального. Иногда это происходит масштабно - ради введения людей в устойчивое заблуждение на какой-то предмет, в целях долговременного помрачения общественного сознания. Бывает, локально - посредством провокационного вброса информации-«однодневки», которую легко опровергнуть, и она тут же будет позабыта и отброшена, замещена новой фальшивкой. Искажающие реальность географические карты - из той же серии тиражируемого фейка, очередная его разновидность. Это отнюдь не пустяк, это - беда и тревога, как и всё, что связано с войной или может к ней привести.

×

About the authors

Elena M. Savicheva

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: savicheva@mail.ru

PhD in History, Associate Professor at the Department of Theory and History of International Relations, Faculty of Humanities and Social Sciences

6 Miklukho-Maklaya St., Moscow, 117198, Russia

Sergey A. Ivanov

Russian State University for the Humanities

Email: si0506_ould@mail.ru

PhD in History, Department of Foreign Regional Studies and Foreign Policy, Faculty of International Relations and Foreign Regional Studies

6 Miusskaya Square, Moscow, 125993, Russia

References

  1. Stenograficheskij otchyot o zasedanii popechitel’skogo soveta RGO // Oficial’nyj sajt prezidenta Rossii: zasedanie popechitel’skogo soveta RGO, 2018. URL: http://kremlin. ru/events/president/news/57377.
  2. Cairo Press Review. Issue No. 3151, Mon., January 29, 2018.
  3. Savicheva E.M. K voprosu o geopoliticheskoj situacii na Blizhnem Vostoke: vzaimodejstvie regional’nyh i global’nyh tendencij // Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Mezhdunarodnye otnosheniya. 2014. № 3. S. 14–24.
  4. Seddiq R. Border Disputes on the Arabian Peninsula // Washington Institute for Near East Policy. 2001. March 15. URL: http://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/ view/border-disputes-on-the-arabian-peninsula.
  5. Full Text of King Mohammed VI Speech оn the 39th Anniversary оf Green March // Morocco World News. 6 November, 2014. URL: http://www.moroccoworldnews.com/ 2014/11/143369/full-text-of-king-mohammed-vis-speech-on-39th-anniversary-ofgreen-march/.

Copyright (c) 2019 Savicheva E.M., Ivanov S.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies