UKRAINE AND MOLDOVA IN THE PRC REGIONAL POLICY

Cover Page

Abstract


The rapid entry of the People’s Republic of China into the number of the most influential actors in the world political arena attracts close attention and causes interest of many politicians, researchers, scientists and the general public. China is currently a fast-growing state that has steadily demonstrated rapid growth of its economic potential in recent decades. That certainly provides opportunities for development of the political empowerment. China’s success in international affair is largely the consequence of its active regional policy. After the collapse of the Union of Soviet Socialist Republics on 26 December 1991, China was one of the first countries to recognize the independence of 15 new states. In 1991 and 1992 it established diplomatic relations with each of them. The PRC is at present pursuing a multidirectional policy towards all the CIS member states, in particular regarding Ukraine and the Republic of Moldova. In this article the author examines the role of Ukraine and Moldova in the PRC regional policy. Based on the results of the analysis, it is concluded that the PRC attaches importance to Ukraine and Moldova in terms of economy and geopolitics.


КНР и Украина Украина является самым густонаселенным и вторым по величине территории государством на стратегической периферии России. Геополитическое положение и экономическая структура Киева делают его особенно привлекательной целью для интересов Пекина [1]. 4 января 1992 г. между КНР и Украиной были установлены дипломатические отношения и было подписано соответствующее Коммюнике [2]. Значимыми документами для становления нормативно-правовой базы отношений являются Общее коммюнике об установлении дипломатических отношений между Украиной и КНР [2], Совместные украинско-китайские коммюнике (1992 и 1995 гг.), Совместная (киевская) декларация между Украиной и КНР (1994 г.), Совместная (пекинская) декларация о развитии и углублении отношений дружбы и сотрудничества (1995 г.), Совместная (киевская) декларация об укреплении дружбы и всестороннего сотрудничества в ХХІ в. (2001 г.), Совместная (пекинская) декларация Украины и КНР (2002 г.), Совместная (киевская) декларация об установлении и развитии отношений стратегического партнерства (2011 г.) [3]. Китайско-украинские политические отношения характеризуются доверием и взаимопониманием, сходством взглядов на ведение внешней политики, единством и общностью подходов к урегулированию современных международных проблем. Регулярно совершающиеся обмены межгосударственными визитами на высоком и высшем уровнях позволяют судить о развитии двусторонних связей. Так, например, украинский Президент Л. Кучма наносил государственные и официальные визиты в Китай в 1995, 2002 и 2003 гг. Председатель КНР Цзян Цзэминь посещал Украину с визитами в 1994 и 2001 гг. В августе 2008 г. вице-премьер-министр Украины И. Васюник прибыл с рабочим визитом в КНР для участия в официальных мероприятиях по случаю открытия XXIX летних Олимпийских игр. В июле 2009 г. в Украину был оказан официальный визит заместителем председателя ВК НПКСК Ван Ганом, в сентябре 2009 г. вице-премьер-министр Украины Г. Немыря приехал в КНР, чтобы принять участие в деятельности саммита «Летний Давос». Устойчивый характер приобрели и отношения между правительствами двух государств, высшими законодательными органами, министерствами, общественными организациями и ведомствами. В январе 2002 г. в Шанхае открыло свои двери Генеральное консульство Украины, с 2003 г. успешно осуществляет свою деятельность представительство торгово-экономической миссии Украины в составе Посольства в специальном административном районе КНР Сянган (Гонконг). С 2006 г. в Одессе осуществляет свою работу Генеральное консульство КНР. Дружеские отношения между КНР и Украиной носят характер конструктивного партнерства. Для обоих государств важно вместе сотрудничать в рамках международных организаций, прежде всего на полях ООН. Существует ряд вопросов, относительно которых стороны придерживаются одних и тех же взглядов, это: реформа системы ООН, противодействие гегемонизму и политике силы в международных отношениях, ядерное разоружение, борьба с терроризмом, международной преступностью и т.д. Стоит отметить, что правительство Украины поддерживает позицию КНР по вопросам Тайваня, Тибета и другим проблемам [4]. Оно также разделяет ее приверженность принципу «одного Китая», что подтвердил в 2012 г. премьерминистр Украины Н.Я. Азаров: «Мы стоим принципиально на позиции одного Китая. И Украина имеет дело только с одним правительством - это правительство КНР» [5]. Кроме того, Украина неоднократно выражала соболезно- вания Китаю в связи с землетрясениями в уезде Юйшу пров. Цинхай, взрывом шахты в пров. Хэнань, авиакатастрофой в г. Ичуне пров. Хэйлунцзян. В 2010 г. с избранием на пост Президента Украины В. Януковича заметно активизировались всесторонние отношения дружбы и сотрудничества двух стран. Первая встреча В. Януковича с председателем КНР Ху Цзиньтао состоялась в рамках саммита по проблеме ядерной безопасности в Вашингтоне 12 апреля 2010 г., когда главы двух государств обсудили вопрос развития межгосударственных связей. Со 2 по 5 сентября 2010 г. В. Янукович оказал государственный визит в КНР, в ходе которого провел переговоры с Председателем КНР Ху Цзиньтао. Китайский лидер отметил, что КНР придает большое значение отношениям с Украиной и готова прилагать совместные усилия для активизации политического диалога и консультаций. Он призвал обе страны расширять масштабы двустороннего торгово-экономического сотрудничества и поставил цель вывести двусторонний товарооборот на уровень 10 млрд долл. к 2012 г. В. Янукович полностью согласился с заявлениями Ху Цзиньтао относительно дальнейшего развития двусторонних отношений. Он также отметил, что стороны должны прилагать совместные усилия к углублению политического диалога, укреплению стратегического сотрудничества, учащению обменов визитами на высоком уровне, а также расширению сотрудничества в различных сферах. По окончании переговоров главы двух государств подписали Совместное заявление между Китайской Народной Республикой и Украиной относительно всестороннего повышения уровня китайско-украинских отношений дружбы и сотрудничества [6]. В некоторых газетах, контролируемых правительством Украины, этот визит был назван «эпохальным, историческим и экстраординарным» [7]. С 18 по 20 июня 2011 г. Ху Цзиньтао пребывал в Украине с государственным визитом. 20 июня 2011 г. руководители двух государств подписали Совместную декларацию об установлении и развитии отношений стратегического партнерства [8]. В декларации стороны подтвердили следующие договоренности: oпридерживаться всех подписанных двусторонних соглашений на основании принципов взаимного неприменения силы или угрозы силой, взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, взаимной выгоды, равенства, мирного сосуществования; oуважать путь политического, социального, экономического, и культурного развития, выбранный каждой из сторон; oприложить все необходимые усилия по обеспечению стабильного развития межгосударственных связей; oподдерживать друг друга в вопросах, затрагивающих государственный суверенитет и территориальную целостность; oсотрудничать в борьбе с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом распространением оружия массового уничтожения, организованной преступностью, наркобизнесом, торговлей людьми и другими преступлениями; oне допускать и не поддерживать создание или деятельность на своей территории экстремистских организаций, которые представляют угрозу для суверенитета, безопасности и территориальной целостности другой стороны; oвзаимодействовать в торгово-экономической, научно-технической, инвестиционной, сельскохозяйственной и других сферах, в области строительства инфраструктуры; oУкраина твердо поддерживает позицию Китая по вопросу Тайваня и придерживается принципа «одного Китая», выступает за мирное развитие отношений между двумя берегами Тайваньского пролива и мирное объединение Китая; oКитай подтвердил, что уважает суверенитет, территориальную целостность и независимость Украины. После избрания Си Цзиньпина 15 ноября 2012 г. на пост генерального секретаря ЦК КПК В. Янукович поздравил нового лидера КНР с избранием на должность, а также выразил надежду на дальнейшее развитие двусторонних отношений стратегического партнерства, расширение гуманитарных контактов между народами двух государств, выполнение существующих договоренностей [9]. Заместитель министра иностранных дел Украины В. Майко заявил, что новый характер отношений с КНР дает Украине возможность приобщиться к политико-экономической жизни АТР в целом, в этой связи особый интерес для Украины представляет Шанхайская организация сотрудничества, которая играет немаловажную роль в решении вопросов международной политики, экономики, безопасности. Майко заявил: «Сейчас мы работаем над перспективой получения Украиной в ШОС официального статуса наблюдателя или партнера по диалогу» [10]. «Развитие стратегических отношений с Китайской Народной Республикой - одно из приоритетных направлений внешней политики украинского государства», - такое заявление сделал Президент Украины В. Янукович во время встречи с заместителем главы постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей КНР Чэнь Чжили 7 сентября 2012 г. [11]. Стоит отметить, что до этой встречи 28 июня 2012 г. был подписан Меморандум о сотрудничестве в области поддержки приоритетных проектов агропромышленного комплекса Украины во время официального визита украинского министра аграрной политики и продовольствия Н.В. Присяжнюка в КНР, планировалось использовать кредитные средства в размере 3 млрд долл. [12]. 5 декабря 2013 г. в Пекине глава КНР Си Цзиньпин и Президент Украины В. Янукович подписали Договор о дружбе и сотрудничестве между двумя государствами, который отобразил основные принципы развития двусторонних отношений стратегического партнерства и сотрудничества. Главы государств также подписали совместную декларацию КНР и Украины о дальнейшем углублении отношений стратегического партнерства, где были отражены достигнутые договоренности по вопросам сотрудничества, развития отношений стратегического партнерства, активизации межгосударственного диалога на высшем уровне, подтверждения позиций двух держав касательно актуальных вопросов международной жизни [13]. Очень большое значение имеет достигнутая в 2013 г. договоренность двух государств о совместных действиях в рамках реализации проекта Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) от Китая до Европы через Центральную Азию, Украину и страны Закавказья. Украина, нацеленная на евроинтеграцию, безусловно, заинтересована в данном проекте [14]. Этому проекту Китай придает очень большое значение, так как он позволит сделать его торговую политику более эффективной, получить доступ к новым ресурсам, увеличить экспорт [15]. Проект является частью глобальной стратегии КНР. Китай также заявил, что формула «Один пояс, один путь» обеспечивает направление для сотрудничества и что любая нация, которая хочет участвовать в проекте ЭПШП, может сделать это без каких-либо ограничений [16]. Немаловажное значение играют и экономические отношения между двумя государствами. Здесь важно сказать, что Китай является одним из важнейших торговых партнеров Украины. В 2013 г. импорт товаров из Китая составил 10,26% всего украинского импорта, а экспорт в Китай составил 4,31% [17]. С возникновением кризиса на Украине Китай, один из влиятельнейших игроков на мировой арене, не мог остаться в стороне. Государственный переворот, который произошел 22 февраля 2014 г. в Киеве, заставил лидеров КНР серьезно задуматься о том, как действовать дальше и как реагировать на произошедшее. Осложнились перспективы КНР на рынках Украины, так как юго-восточные регионы, в которые предполагалось вкладывать инвестиции, либо были эпицентром ведения боевых действий (Донецкая, Луганская, Харьковская области), «либо попали под контроль назначенных Киевом олигархических князьков (Днепропетровская и Одесская области)» [14], также затормозилось и сотрудничество между Пекином и Киевом [18]. 16 марта 2014 г. по результатам референдума, состоявшегося в Крыму, полуостров вновь вошел в состав России. Во время голосования в Совете Безопасности ООН по проекту резолюции о признании нелегитимности референдума, прошедшего в Крыму 15 марта 2014 г., КНР воздержалась от голосования [19], а ее представитель заявил, «что в ходе событий в Киеве имело место иностранное вмешательство». Он также предположил, что к усугублению обстановки привели действия экстремистов. По словам китайского посла, при поиске путей выхода из кризиса необходимо опираться на верховенство права и добиваться обеспечения прав и интересов всех общин государства. Так, Китай отразил свою взвешенную позицию в отношении украинского кризиса. Кроме того, это стало показателем того, что Пекин продолжает поддерживать стабильные отношения с Москвой. В целом Китай попытался свести к минимуму свою роль в кризисе, последовательно призывая к диалогу и мирному урегулированию [20]. О нынешнем состоянии двусторонних отношений следует сказать, что предпосылки для укрепления двусторонних связей, безусловно, есть. Об этом позволяет судить встреча председателя КНР Си Цзиньпина и Президента Украины П. Порошенко на полях Всемирного экономического форума в швейцарском Давосе. До этого лидеры двух государств встретились лишь один раз без каких-либо договоренностей - это произошло случайно, когда они столкнулись в кулуарах Саммита по ядерной безопасности в Вашингтоне в апреле 2016 г. и кратко побеседовали. Встреча глав двух государств в Давосе позволяет судить об оживлении политического диалога на высшем уровне между КНР и Украиной, темпы которого явно замедлились после смены власти в Украине в 2014 г. Подводя итоги, важно отметить следующее: хотя Украина и не является одним из ведущих торгово-экономических партнеров КНР, Пекин придает ей важное значение с точки зрения экономики, стратегии и геополитики [21]. Это нашло отражение в выдвинутой им формуле: «Россия - ось СНГ, Казахстан и Украина - две его опоры». Эта формула дает представление о «многополярном» устройстве СНГ, в системе которого Россия играет роль скрепляющей силы, но при этом не обладает абсолютной монополией на лидерство в регионе [18]. Развитие отношений с Украиной перспективно для Пекина, так как эта страна обладает современными технологиями, особенно в аэрокосмической и военной областях, также она интересна с точки зрения вложения в нее китайских инвестиций. Более того, Украина занимает важное геополитическое положение на Евроазиатском континенте, это означает, что развитие ситуации в этой стране будет влиять на стратегические интересы многих государств. КНР и Республика Молдова КНР была одним из первых государств, признавших независимую Республику Молдову, 30 января 1992 г. между странами были установлены дипломатические отношения. С 2001 г., когда к власти пришел В. Воронин и Партия коммунистов Республики Молдова, связи между двумя государствами стали развиваться более динамично. Идеологическое сходство правящих коммунистических режимов двух стран создало благоприятные условия для расширения сотрудничества. С 2001 по 2009 гг. КНР и Молдова подписали 53 соглашения в области торговли, экономики, инвестиций, культуры, образования, туризма и медицины [3]. КНР и Молдова солидарны в вопросах, затрагивающих коренные интересы обеих сторон. Они проводят взаимные консультации и поддерживают тесные контакты в рамках ООН и других международных организаций. Республика Молдова поддерживает Китай по вопросам Тибета, Синьцзяна и Тайваня. А Китай, со своей стороны, с уважением относится к проводимому Молдовой пути развития исходя из внутренней ситуации в стране и одобряет ее попытки по урегулированию приднестровского конфликта. 13 сентября 2010 г. премьер-министр Молдовы В. Филат встретился с премьером Госсовета Вэнь Цзябао на полях форума «Летний Давос» в Тяньцзине. В ходе встречи китайский премьер отметил, что после установления дипломатических отношений двусторонние связи между Китаем и Молдовой характеризуются взаимодоверием, стабильностью и целенаправленностью. В. Филат, в свою очередь, поблагодарил Китай за поддержку независимости и территориальной целостности Молдовы, а также заявил о намерении поднимать двусторонние отношения на новый, более высокий уровень [22]. В рамках сотрудничества между КНР и Молдовой крупные китайские государственные и частные компании обозначили ряд амбициозных проектов, в частности в сфере телекоммуникаций и информационных технологий. В сентябре 2010 г. было объявлено, что китайская компания Huawei Technologies Co. Ltd планирует создать в Республике Молдова сеть электронного правления. Директор по глобальным продажам и маркетингу компании Сю Вэньвэй в ходе встречи с премьер-министром Молдовы В. Филатом сообщил, что данный проект намечено запустить в октябре 2010 г. Он также отметил, что компания Huawei внедрила электронное правление во многих странах, в том числе в Китае, что она имеет опыт в создании центров электронного правления и способна осуществлять поставки оборудования в эту отрасль. В Молдове компания работает с 2005 г. Ее дочерняя компания Huawei Moldova является основным партнером национального оператора стационарной связи Moldtelecom и оператора мобильной связи Orange, она также выступала как лидер в процессе внедрения в республике 3G [23]. Что касается китайского частного бизнеса, то в Молдавии его интересуют проекты в сфере торговли, инфраструктуры и развлечений. Так, в 2006 г. китайская Shan Lian International Group начала реализацию крупного инвестиционного проекта по строительству первого в молдавской столице современного торгово-развлекательного комплекса европейского уровня «Megapolis mall», который был сдан в эксплуатацию в 2008 г. В строительство компания инвестировала 20 млн евро. В сентябре 2011 г. делегация молдавской компартии во главе с исполнительным секретарем ЦК Ю. Мунтяном прибыла в Китай с официальным визитом по приглашению китайской стороны. Главным результатом стала договоренность о подписании Соглашения о сотрудничестве между Партией коммунистов Республики Молдова и Коммунистической партией Китая, целью которого является реализация инвестиционных проектов в социальной и экономической сферах Республики Молдова. В декабре 2014 г. состоялось 7-е заседание Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству в Пекине. Во главе делегации Республики Молдова был заместитель экономики О. Калмык. В ходе указанного мероприятия между правительствами КНР и Республики Молдова был подписан ряд документов, среди них: Протокол VII заседания Китайскомолдавской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, Протокол об укреплении сотрудничества в рамках хозяйственного оборота Великого Шелкового пути и Соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве на 2015 г. На заседании Комиссии были рассмотрены вопросы совместного создания Экономического пояса Шелкового пути, увеличения объема экспорта из Молдовы в КНР вин и сельскохозяйственной продукции, углубления китайско-молдавского партнерства в технико-экономической, сельскохозяйственной и инвестиционной сферах, диверсификации рынка сбыта, поощрения китайских компаний к участию в проектах, связанных с инфраструктурой, строительством железных дорог и т.д. [24]. Важно отметить, что между государствами укрепляется культурное и гуманитарное взаимодействие. На территории Республики Молдова успешно осуществляет свою деятельность Институт Конфуция, который был организован Свободным международным университетом Молдовы и Северо-Западным педагогическим университетом КНР. 1-2 декабря 2016 г. прошел Бизнес-форум в рамках 8-го заседания китайско-молдавской Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. В данном форуме приняли участие 16 китайских компаний и около 40 компаний из Молдовы. В ходе мероприятия стороны форума заявили, что намерены расширить торгово-экономическое сотрудничество и запустить новые проекты совместной деятельности [4]. Таким образом, по сравнению с Украиной отношения Молдовы с Китаем характеризуются значительно более низкой динамикой встреч на политическом уровне [25]. Тем не менее, КНР весьма активно расширяет свое присутствие в Республике Молдова. Пекин сочетает методы политического сотрудничества с прямым кредитованием и инвестированием, продвижением разных китайских товаров на рынок страны. Безусловно, Молдова все более и более интересует Китай с точки зрения диверсификации экспорта и инвестиционных возможностей. В целом поддержание отношений с Украиной и Молдовой дает КНР множество преимуществ. Во-первых, эти страны обладают военными технологиями и оборудованием, а это, в свою очередь, способствует обновлению вооружений Китая и повышению технологического уровня его военной промышленности, а также помогает преодолеть эмбарго на поставки оружия, наложенное европейскими странами и США. Во-вторых, Китай и страны СНГ проводят военные учения, направленные на повышение боеспособности армий, на содействие укреплению доверия между странами [26]. Заключение. Подводя итоги исследования, следует отметить, что прошло уже 25 лет с момента установления официальных дипломатических отношений между КНР и Украиной, КНР и Молдовой. За это время увеличился торговый оборот между Китаем и этими двумя странами китайский экспорт товаров значительно опередил импорт. С каждым из этих государств Пекин выработал свою формулу кооперации: с Республикой Молдова установил нормальные отношения (关系 - guānxi), с Украиной - всесторонние отношения дружбы и сотрудничества (全面友好合作关系 - quánmiàn yǒuhǎo hézuò guānxi), постепенно поднимая их на новую ступень развития. И эта тенденция будет продолжаться.

Liuying Wang

Peoples’ Friendship University of Russia

Author for correspondence.
Email: wangliuying1@gmail.com
6 Miklukho-Maklaya St., Moscow, 117198, Russia

postgraduate student of the Department of Theory and History of International Relations, Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

  • Andrijauskas K. Chinaʼs Economic Penetration into Post-Soviet Central Asia and Eastern Europe // Lithuanian Foreign Policy Review. 2013. No 30. P. 113–131. URL: http:// lfpr.lt/wp-content/uploads/2015/09/LFPR-30-Andrijauskas.pdf (accessed: 03.09.2017).
  • The Joint Communiqué on the Establishment of Diplomatic Relations between the People’s Republic of China and Ukraine. URL: http://cons.parus.ua/map/doc/010JL6B3CD/ Obschee-Kommyunike--ob-ustanovloenii-diplomaticheskikh-otnoshenii-mezhduKitaiskoi-Narodnoi-Respublikoi-i-Ukrainoi.html (accessed: 25.08.2017).
  • The CIS and the Baltic States in Chinese global policy. Moscow, 2013.
  • Mokretskiy A. Relations between the PRC and the CIS // China in World and Regional Politics (History and Modernity). 2012. № 17. P. 177–181. URL: http://cyberleninka.ru/ article/n/otnosheniya-knr-i-sng-novye-gorizonty-razvitiya (accessed: 18.08.2017).
  • Azarov offered to open a Chinese school. URL: https://news.guru.ua/news/264007/Azarov_predlozhil_otkryt_kitajskuju_shkolu.html (accessed: 28.08.2017).
  • The talks between Hu Jintao and Ukrainian President Viktor Yanukovych // Official Website of the Ministry of Foreign Affairs of the PRC. URL: http://www.fmprc.gov.cn/rus/zxxx/ t737689.shtml (accessed: 28.08.2017).
  • Rousseau R. China’s Growing Economic Presence in Ukraine and Belarus // Strategic Analysis. 2012. Vol. 36. No 1. P. 18–22. URL: https://www.yumpu.com/en/document/ view/34439686/chinas-growing-economic-presence-in-ukraine-khazar-university (accessed: 03.09.2017). doi: 10.1080/09700161.2012.628489.
  • Ukraine and China signed the Declaration on Strategic Partnership. URL: http://mignews.com.ua/politics/inukraine/1391615.html (accessed: 28.08.2017).
  • Yanukovych congratulated Xi Jinping on his election to the post of General Secretary of the Central Committee of the Communist Party of China. URL: https://daily.rbc.ua/rus/ show/yanukovich-pozdravil-si-tszinpina-s-izbraniem-na-dolzhnost-15112012102800 (accessed: 28.08.2017).
  • Foreign Ministry: China will help Ukraine to get observer status in SCO. URL: http:// korrespondent.net/business/economics/1425360 (accessed: 28.08.2017).
  • The development of strategic relations with China is one of the Ukraine’s foreign policy priorities. URL: http://easttime.ru/news/kitai/razvitie-strategicheskikh-otnoshenii-s-kitaem-odin-iz-prioritetov-vneshnei-politiki-ukrai (accessed: 31.08.2017).
  • China is ready to invest in Ukrainian agro-industrial complex. URL: https://economics. unian.net/agro/681081-kitay-podtverdil-gotovnost-investirovat-v-ukrainskiy-apk.html (accessed: 31.08.2017).
  • Presidents of Ukraine and China signed a cooperation agreement in Beijing. URL: https://ria.ru/world/20131205/982178201.html (accessed: 31.08.2017).
  • Timofeev O. Crisis in Ukraine and its impact on Russian-Chinese relations // China in World and Regional Politics (History and Modernity). 2014. № 19. P. 237–247. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/ukrainskiy-krizis-i-ego-vliyanie-na-rossiysko-kitayskieotnosheniya (accessed: 31.08.2017).
  • Holslag J. How China’s New Silk Road Threatens European Trade // The International Spectator. 2017. Vol. 52. No 1. P. 46–60. URL: http://www.jonathanholslag.be/wpcontent/uploads/2016/08/201607-Silk-Road.pdf (accessed: 03.09.2017). DOI: 10.1080/ 0966813032000161455.
  • Aoyama R. “One Belt, One Road”: China’s New Global Strategy. 2016. URL: http:// china-waseda.jp/wp-content/uploads/2017/03/da7d3ae4d61d9aedc2516b69985c9b77. pdf (accessed: 03.09.2017).
  • Oleksii O. The Ukraine and China international trade cooperation: impact on the Ukraine trade deficit // Journal of life economics. 2014. No 2. URL: http://dergipark.gov.tr/download/article-file/104825 (accessed: 03.09.2017).
  • Larin A. On the analysis of new factors in the foreign policy of the PRC // China in World and Regional Politics (History and Modernity). 2014. № 19. P. 51–71. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/k-analizu-novyh-momentov-vo-vneshney-politike-knr (accessed: 31.08.2017).
  • Saalman L. Little Grey Men: China and the Ukraine Crisis // Survival. 2016. Vol. 58. No 6. P. 135–156. URL: http://cs.brown.edu/courses/csci1800/sources/Little_Grey_Men.pdf (accessed: 03.09.2017). doi: 10.1080/00396338.2016.1257201.
  • Keck Z., Tiezzi S. Voice of China: Xinhua’s Analysis of the Ukraine Crisis // Asian Politics & Policy. 2015. Vol. 7. No 1. P. 165–169. URL: http://onlinelibrary.wiley.com/ doi/10.1111/aspp.12160/full (accessed: 03.09.2017). doi: 10.1111/aspp.12160.
  • Mokretskiy A. Chinese-Ukrainian relations in the light of the “Strategic balance” concept of Ukraine // China in World and Regional Politics (History and Modernity). 2013. № 18. P. 232–253. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/kitaysko-ukrainskie-otnosheniya-v-svete-kontseptsii-strategicheskogo-ravnovesiya-ukrainy (accessed: 01.09.2017).
  • Wen Jiabao meets Prime Minister of Moldova. URL: http://russian.cri.cn/1143/2010/ 09/13/1s352644.htm (accessed: 31.08.2017).
  • Chinese company Huawei Technologies plans to create a network of electronic government in Moldova. URL: http://ru.interlic.md/2010-09-12/kitajskaja-kompanija-huaweitechnologies-planiruet-sozdat-v-moldove-set-elektronnogo-pravlenija-17553.html (accessed: 01.09.2017).
  • Moldova and China: the revival of the Great Silk Road // Logistics Portal (China – Russia). URL: http://www.chinaroslogistics.com/news/economy/moldova-kitaj-vozrogdenie-velikogo-shelkovogo-puti/ (accessed: 01.09.2017).
  • Iwański T. Ukraine, Belarus and Moldova and the Chinese economic expansion in Eastern Europe // Centre for Eastern Studies. 2012. Vol. 79. URL: https://www.osw.waw.pl/ sites/default/files/commentary_79.pdf (accessed: 03.09.2017).
  • Shucun V., Chinsun V. CIS and modern policy of China // The Free Thought. 2012. P. 80–90. URL: http://www.intelros.ru/pdf/svobodnay_misl/2012_5_6/8.pdf (accessed: 31.08.2017).

Views

Abstract - 68

PDF (Russian) - 15

PlumX


Copyright (c) 2018 Wang L.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.