ISRAEL’S COOPERATION WITH EAST AFRICAN STATES IN SECURITY AND DEVELOPMENT DOMAINS: CASE OF KENYA

Cover Page

Abstract


In February 2016, the Israeli Prime Minister Benyamin Netanyahu declared Israel’s come-back to Africa and Africa’s comeback to Israel. He stressed that the Jewish State is ready to help African countries both in security and development domains. Netanyahu sees these domains, fighting the forces of terror and seizing the opportunities of tomorrow, as interrelated. Due to the recent Israel’s traditional partners’ grievances of Netanyahu’s unwillingness to make compromises on the Palestinian policy, Israeli government is looking toward extending the sphere of influence, adding new partners from Africa, Latin America and Asia. This paper examines the Israeli-Kenyan cooperation as an example of a successful partnership between the Middle Eastern country and the East Africa - its priority region. Special attention is paid to Israel’s military and non-military assistance to Kenya. For strengthening its national security, the Kenyan govern-ment is seeking to gain an access to Israeli military know-how and a vast Israeli counterterrorism expe-rience. Extending military cooperation with Israel, Kenya is also open to Israeli development innovations, especially in the field of agriculture and medicine. The Jewish state is trying to get some economic and trade preferences from Kenya, a diplomatic loyalty in the United Nations, and, finally, a support in de-terring Iran’s African ambitions. The aim of the study is an analysis of the contemporary Israeli-Kenyan cooperation in security and development domains. It was examined official documents of Israeli Foreign Ministry, Knesset and the Kenyan Parliament. The author concludes that to maintain a positive course, Israel and Kenya should con-tinue to deepen their cooperation demonstrating mutual respect for each other's national interests.


В политике Государства Израиль Африканский континент всегда занимал особое место. В первое десятилетие после провозглашения независимости израильское руководство избрало одной из своих внешнеполитических целей завоевать умы и сердца африканцев (одним из первых государств, с кем Израиль стал развивать отношения в Африке, была Гана, получившая независимость в 1957 г.). За этим стояли геостратегические (расширение собственной сферы влияния в Африке и противодействие египетскому влиянию на Африканском континенте) и экономические (прежде всего, развитие торговых отношений с африканскими государствами) мотивы. Большую роль в становлении партнерских отношений еврейского государства с африканскими странами играло предоставление им невоенной и военной помощи. От «золотого периода» сотрудничества 1960-х гг., разрыва отношений в 1970-х гг. и до открытия новой главы израильско-африканского взаимодействия в первом десятилетии 2000-х гг. Израиль и государства Африки прошли долгий путь 1 . На современном этапе израильско-африканские отношения крепнут как в области развития, так и в сфере безопасности. Израиль, являясь членом Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), предоставляет странам Африки невоенную помощь на двусторонней и многосторонней основе 2 . В Африке главным приоритетом для Агентства по развитию международного сотрудничества при МИД Израиля (МАШАВ) являются Гана, Кения, Руанда, Сенегал, Уганда, Эфиопия, Южный Судан 3 . По данным ОЭСР, в 2014 г. израильская помощь Африканскому континенту была оказана преимущественно Гане, Кении и Эфиопии 4 . Одновременно с этим израильский политический и военный истеблишмент интенсивно укрепляет контакты с африканскими правительствами по военной линии. Сотрудничество в военной сфере успешно развивается с Кенией, Нигерией, Угандой, Эфиопией, Южно-Африканской Республикой. По данным СИПРИ, с 2006 по 2010 г. главным покупателем израильского оружия была Нигерия [Wezeman et al. 2011]. В списке экспортеров израильских систем вооружения также значатся Камерун, Кения, Лесото, Руанда, Уганда и Чад. Из всех регионов Африки особый интерес для Израиля представляет Восточная Африка. Во-первых, географически это самая близкая к еврейскому государству часть Африки. Во-вторых, в восточноафриканских государствах по сравнению с другими регионами континента большинство населения исповедуют христианство. Еврейскому государству легче строить отношения именно с христианскими государствами Африки. Неурегулированные палестино-израильские противоречия являются препятствием для сближения с мусульманскими государствами континента. В-третьих, для еврейского государства страны Восточной Африки важны еще и из-за того, что благодаря отношениям с этими государствами Израиль может получить «привилегированный доступ» 5 к Аденскому заливу. В феврале 2016 г. израильский премьер-министр Б. Нетаньяху на заседании в Кнессете заявил: «Израиль возвращается в Африку, Африка возвращается в Израиль» 6 . Нетаньяху особо отметил, что Израиль может успешно сотрудничать с представителями Африканского континента в двух ключевых сферах - борьба с терроризмом и «создание возможностей завтрашнего дня», т.е. содействие развитию. И эти две области, по мнению израильского премьер-министра, взаимосвязаны. Эта взаимосвязь все чаще становится предметом отдельного рассмотрения в работах зарубежных и отечественных ученых [Kokoshin, Bartenev 2016; Amer et al. 2012]. В настоящей статье предпринята попытка раскрыть эту взаимосвязь на примере отношений Израиля с одним из ключевых африканских государств - Кенией. Стоит отметить, что российские ученые уделяют недостаточно внимания современной израильской политике на Африканском континенте, особенно в ее важнейшей для Израиля части - Восточной Африке [Костенко 2016; Рыжов 2009]. Большинство работ, характеризующих современное состояние израильско-кенийских отношений, написано американскими, израильскими и кенийскими авторами 7 [Mogire 2008; Oluch 2009; Carol 2012; Birkett 2013; Butime 2014; Shay 2014]. Однако на данный момент проблема взаимосвязи императивов безопасности и развития во взаимодействии двух государств остается практически неизученной. Данная статья представляет собой попытку заполнить эту исследовательскую нишу. ИЗРАИЛЬ И КЕНИЯ В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ На современном этапе Республика Кения занимает стержневое место в политике Израиля в сфере безопасности на Африканском континенте. В последние годы страны стали открыто декларировать наличие особых отношений. Так, президент Израиля Р. Ривлин назвал отношения с Кенией «наиболее стабильными» 8 в Африке. В свою очередь, глава кенийской дипмиссии в Израиле Т. Амоло подчеркнул, что для Кении Израиль - это «ключевой геостратегический партнер» в регионе 9 . Сближение государств произошло на фоне объявленного США «крестового похода против терроризма». Израиль и Кения - естественные союзники в войне с глобальным терроризмом. Еврейское государство обладает огромным опытом антитеррористической деятельности, который важен для Кении, ведущей борьбу против организации «Аш-Шабаб», ответственной за ряд террористических актов на территории страны (самая крупная за последние годы террористическая атака была совершена на университетский колледж Гариссы в 2015 г. и унесла жизни 148 человек). На фоне усиления террористической активности в мире в последние годы контакты между ближневосточным и африканским государствами по военной линии заметно интенсифицировались. Одним из первых израильских официальных лиц, который вновь открыл Израилю «дорогу в Африку», был министр иностранных дел А. Либерман, совершивший в 2009 г. «тур по Африке». Одной из остановок была Кения. На встрече с президентом Кении был поднят вопрос об усилении террористической активности в Африке южнее Сахары и на Ближнем Востоке. А. Либерман заметил, что «ось зла» (туда он включил ИГИЛ (запрещена в России) в Ираке, ХАМАС, «Боко Харам» в Западной Африке, «Аш-Шабаб» в Восточной Африке) является частью глобальной джихадистской сети [Shay 2014: 4]. Министр иностранных дел Израиля подчеркнул, что международное сообщество доказало свою неэффективность в борьбе с международным терроризмом, тогда как террористические группы объединены и скоординированы. А. Либерман выступил за обмен данными между ближневосточными и африканскими государствами, что поможет быстрее и эффективнее противостоять терроризму. Кроме предоставления разведданных Израиль был готов оснащать кенийскую армию своим вооружением. В 2010 г. министр по вопросам внутренней безопасности Кении Дж. Сайтоти выразил свою заинтересованность в покупке израильского вооружения для противодействия угрозе распространения радикального исламизма, исходящей из Сомали 10 . Как сообщили официальные представители кенийского правительства, израильский лидер Б. Нетаньяху заявил, что «враги Кении - враги Израиля» 11 . Для правительства Нетаньяху «Аш-Шабаб» - одна из организаций, придерживающихся радикального исламизма, который является «всеобщим врагом» 12 . К «ветвям отравленного дерева» он также причисляет «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) (запрещено в РФ), ХАМАС, «Боко Харам», «Аль-Каиду», «Джабхат ан-нусру» 13 и «Хизбаллу» 14 . В 2011 г. премьер-министр Кении подтвердил, что Найроби ищет помощи израильского правительства в борьбе с «фундаменталистскими элементами», как их назвал президент Израиля Ш. Перес, которые проникают на кенийскую территорию [Wezeman et al. 2011]. В октябре 2011 г. Кения начала военную операцию «Линда Нчи» на юге Сомали, приведшую к ослаблению «Аш-Шабаб» 15, 16 [Anderson, Mcknight 2014; Birkett 2013; Back 2013]. В то же время стоит отметить, что в декабре 2011 г. министр обороны Кении (2008-2013) Мухаммед Юсуф Хаджи на заседании Национальной ассамблеи заявил, что кенийской армии не нужна помощь других государств в проведении этой операции: «Мы не должны позволить премьер-министру Израиля прийти и бороться с нами в Сомали. Мы не должны позволить даже израильскому посыльному поддержать нас в борьбе с „Аш-Шабаб“» 17 . Уже через год Кения и Израиль подписали договор о сотрудничестве в области обеспечения безопасности, направленный, в первую очередь, на взаимодействие в сфере борьбы с терроризмом 18 . Израиль поставляет в Кению «военные ноухау» 19 . Кенийская армия использует, в частности, израильские пулеметы «Негев», а также автоматы «Галиль» [Wezeman 2011]. Кроме продажи вооружения Израиль проявил готовность оказывать содействие Кении в кризисных ситуациях. Например, во время террористического захвата торгового центра в Найроби (2013) на помощь кенийскому правительству были присланы израильские военные советники 20 . Традиционно Израиль не отправляет свои боевые части воевать в другие регионы мира, однако он может проводить точечные операции, используя, например, силы Шин Бет (Общая служба безопасности Израиля) или ЯМАМ (Специальное центральное подразделение пограничной полиции Израиля, являющееся ее основной антитеррористической структурой), и / или отправлять военных экспертов для помощи в урегулировании чрезвычайных ситуаций. В начале 2016 г. премьер-министр Б. Нетаньяху подчеркнул, что Израиль готов увеличить военную помощь Кении для борьбы с терроризмом 21 . По сообщениям кенийского издания The East African, в феврале 2016 г. в Иерусалиме на официальной встрече между Б. Нетаньяху и У. Кениатой, президентом Кении, руководство африканского государства высказало желание, чтобы Израиль более активно и открыто проводил контртеррористические операции в Африке 22 . Другими словами, можно со всей уверенностью утверждать, что кенийское руководство нашло в Израиле важного партнера в борьбе с распространением терроризма в регионе. ИЗРАИЛЬ И КЕНИЯ ПЕРЕД ВЫЗОВАМИ УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ В XXI В. Израиль предоставляет Найроби не только военную, но и невоенную помощь. Несмотря на маленькие объемы помощи, Кения остается приоритетным направлением для МАШАВ 23 . Израильская программа помощи развитию Кении охватывает такие сферы, как медицина, образование, сельское хозяйство, устранение гендерного неравенства, устойчивое развитие и многое другое. Израильские инновации, особенно в сельском хозяйстве и медицине, представляют большой интерес для африканских государств, и Кения здесь не исключение. В 2016 г. МАШАВ предложил около 30 курсов, доступных кенийским гражданам 24 . В 2015 г. в Израиле прошли обучение 130 специалистов из Кении, 46 из них получили новые знания в сфере образования, 22 - в области гендерных проблем, 20 - в области градостроительства и развития сельского хозяйства 25 . В этом же году в Иерусалиме прошла конференция «Образование в сфере устойчивого развития как метод трансформации», в которой приняли участие более 50 специалистов из Израиля и Кении 26 . Израильская организация «Клуб Шалом», восстановившая свою работу в Кении в 2012 г., является площадкой для бывших участников программ МАШАВ, которая предоставляет им возможность посещать различные лекции и семинары, а также принимать участие в разного рода общественных мероприятиях 27 . В 2015 г. МАШАВ заключил с кенийским правительством соглашение о строительстве ирригационных систем в засушливых районах Кении - округах Тана и Килифи. Цель проекта «Галана/Кулалу» - повысить продовольственную безопасность, снизить уровень бедности, а также создать новые рабочие места в Кении 28 . МАШАВ также продолжает оказывать гуманитарную помощь кенийскому народу. В 2011 г. в Найроби произошел крупный взрыв трубопровода, от которого пострадали в общей сложности более 200 человек (100 погибших, 116 раненых). Израиль одним их первых прислал предметы для оказания первой медицинской помощи, включая обезболивающие препараты и бинты 29 . Сотрудничество в гуманитарной сфере и сфере развития также усиливается по линии правительств Израиля и Кении. В 2014 г. Кнессет и парламент Кении подписали соглашение о развитии дипломатических, культурных и экономических связей между двумя государствами 30 . Важно отметить, что стороны договорились проводить регулярные встречи по проблемам компьютеризации, информационной безопасности, продовольственной и водной безопасности, а также устойчивого развития. Кроме того, МАШАВ принимает активное участие в реализации многосторонних проектов в Кении. Стоит выделить трехсторонний проект Израиля, Германии и Кении, запущенный в 2014 г. и направленный на улучшение экосистемы озера Виктория 31 . За последние годы МАШАВ и Структура Организации Объединенных Наций по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин (ООН - Женщины) подписали два меморандума о взаимопонимании (в 2013 г. и 2016 г.), нацеленных на обмен опытом, технологиями для сельского хозяйства, а также на расширение политических прав и возможностей женщин 32 . Более того, в Найроби в 2014 г. при поддержке Университета Кениата был создан Африканский центр по трансформационному и инклюзивному лидерству (African Center for Transformative and Inclusive Leadership - ACTIL), ставший ключевым центром по подготовке руководящих кадров в Восточной Африке 33 . МАШАВ активно сотрудничает с этим центром, направляя туда своих экспертов. Несмотря на то что МАШАВ называет Кению одним из приоритетных направлений, по данным ОЭСР, Найроби не входит даже в первую десятку реципиентов израильской официальной помощи развитию (Official Development Assistance) 34 . Специфика израильской программы помощи состоит в том, что руководство страны не тратит большие средства на помощь, но при этом остается важным игроком в Африке южнее Сахары, поскольку в основном Израиль делает ставку на предоставление технической помощи, что помогает ему в том числе создавать устойчивые и долговременные связи с молодыми специалистами из африканских стран, которые впоследствии занимают важные государственные посты. ИЗРАИЛЬ И КЕНИЯ: ПРИМЕР УСПЕШНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В XXI в. Кения и Израиль успешно укрепляют отношения в сфере безопасности и развития. В марте 2016 г. в Израиль прибыл президент Кении Ухуру Кениата 35 . Во время исторического визита главы Кении в Израиль, который был первым за более чем 20 лет, стороны обсуждали укрепление военного сотрудничества. Кроме того, лидеры государств подписали соглашение о создании двусторонней комиссии по взаимодействию (в том числе в таких важных областях, как сельское хозяйство и кибербезопасность) 36 . Участившиеся в последние годы контакты по линии правительств, министерств и неправительственных организаций свидетельствуют о еще большем сближении двух государств на фоне расширения спектра военных и невоенных вызовов. Для обеспечения своей национальной безопасности кенийское руководство стремится получить доступ к израильским военным инновациям и богатому опыту еврейского государства в сфере борьбы с терроризмом. Расширяя и углубляя военное сотрудничество с Израилем, кенийское руководство также обращается к израильским успехам в сфере развития. Израиль для Кении - ключевой ближневосточный партнер, близкий по идеологическим ориентирам (оба государства определяют себя как демократические) и понимающий суть кенийских проблем. В отличие от Нигерии Кения не сталкивается с внутриполитическими рисками, открыто сближаясь с Израилем 37, 38 . Опросы общественного мнения, проведенные BBC в 2012-2014 гг., демонстрируют, что в целом большинство кенийцев положительно оценивают израильское влияние в мире (в 2014 г. 47% респондентов положительно отозвались об Израиле) 39 . Вместе с тем тесные связи с еврейским государством и западными державами являются дополнительным аргументом для исламистских террористических организаций при организации атак против Найроби [Otenyo 2014: 80; Otiso 2009: 111]. Примечательно, что кенийский политик Д. Мидиво, заместитель лидера меньшинства Национальной ассамблеи, на заседании нижней палаты кенийского парламента летом 2016 г., критикуя визит израильского премьер-министра, выпадавший на священный для мусульман месяц Рамадан, заявил, что «мы тот остров, который под ударом из-за этих израильтян и американцев, из-за чужих ошибок» 40 . В защиту Израиля на этом заседании выступил С. Чепконга, член коалиции «Юбилейный альянс», подчеркнувший, что Израиль хорошо тренирует кенийские вооруженные силы, которые сражаются против терроризма. Он также напомнил, что Израиль одним из первых пришел на помощь, когда произошел теракт в американском посольстве в 1998 г.: «Они спасли столько кенийцев, которые могли погибнуть» 41 . Стоит отметить, что израильские деловые и культурные объекты также были атакованы террористами на кенийской территории (например, в 2002 г. в Момбасе был атакован отель, принадлежащий израильтянам, а также гражданский лайнер израильской авиакомпании «Аркиа»). Израильское руководство, оказывая поддержку и предоставляя помощь Найроби, в большей степени преследует геостратегические и экономические интересы. В то время когда в мире усиливается критика в адрес еврейского государства 42 и его традиционные западные партнеры все более открыто выражают недовольство бескомпромиссной политикой Б. Нетаньяху на палестинском направлении, Израиль стремится расширить сферу влияния, включив в нее как можно больше африканских и азиатских государств. Установление партнерских отношений с развивающимися государствами может помочь снизить давление на Израиль со стороны международных организаций, таких как ООН, где африканские государства играют важную роль. Подобная практика уже оправдала себя, когда в 2014 г. Нигерия и Руанда воздержались от голосования по резолюции СБ ООН, направленной на то, чтобы заставить Израиль прекратить поселенческую политику на оккупированных с 1967 г. палестинских территориях. Одним из факторов, который подталкивает еврейское государство к интенсификации своей политики на африканском направлении, является активизация в Африке Исламской Республики Иран (ИРИ), рассматриваемой Израилем в качестве основного ближневосточного противника. Иранское продвижение на Африканском континенте угрожает еврейскому государству не только потерей партнерских отношений с африканцами. Израильское правительство обвиняет ИРИ в инициировании и финансировании террористических актов против израильтян и евреев в Африке. В 2012 г. в Кении были приговорены к пожизненному заключению двое иранцев, признанных виновными в подготовке теракта против американских и израильских объектов в стране 43 . Через 2 года кенийским полицейским удалось захватить двух других связанных с Ираном подозреваемых, которых обвиняли в подготовке террористического акта 44 . Израильский премьер-министр Б. Нетаньяху уверен, что Иран стоит за подготовкой террористических атак в отношении израильских объектов в Кении 45 . Для того чтобы противостоять распространению влияния Тегерана в Африке, Б. Нетаньяху стремится объединить усилия с теми государствами, в которых большинство населения исповедует христианство, и в число таких государств входит Кения. *** Создание «коалиции против исламского фундаментализма» 46 в Восточной Африке, включающей в себя Кению, Эфиопию, Танзанию и Южный Судан, отвечает целям еврейского государства на Африканском континенте. На встрече с президентом Кении премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху заметил, что его страна готова укреплять сотрудничество с африканскими государствами 47 . В своем «возвращении» в Африку Израиль опирается на уже сложившиеся партнерские отношения с Кенией, обещая расширить и углубить их. Так, в рамках новой «африканской стратегии» Б. Нетаньяху, включающей сотрудничество в области безопасности и развития с африканскими государствами, израильско-кенийские отношения могут стать примером для других стран региона, которые недавно также изъявили желание сотрудничать с Израилем. Уровень сотрудничества между Кенией и Израилем пока в большей степени зависит от личных взаимоотношений между главами государств и в целом политической конъюнктуры в обеих странах. На данный момент стороны демонстрируют заинтересованность в развитии отношений. Путь Израиля к «сердцам и умам» кенийцев лежит как через предоставление технической помощи, так и через укрепление взаимодействия в области борьбы с одной из главных для обоих государств угроз - терроризмом. В свою очередь Израиль, вновь прокладывая путь в Африку, ждет от Кении экономических и торговых преференций, дипломатической лояльности в ООН, поддержки в сдерживании африканских амбиций Ирана. Для того чтобы израильско-кенийские отношения сохранили этот позитивный импульс, стороны должны продолжать углублять сотрудничество с учетом взаимных интересов.

L R Khlebnikova

Moscow State University in the name of M.V. Lomonosov

Author for correspondence.
Email: lkhlebnikova@fmp.msu.ru

Khlebnikova Luiza Romanovna - PhD in History, Research Fellow of the School of World Politics, Lomonosov Moscow State University

  • Amer, R., Swain, A. & Ojendal, J. (2012). The Security-Development Nexus: Peace, Conflict and Development. New York: Anthem Press.
  • Anderson, D.M. & Mcknight, J. (2014). Kenya At War: Al-Shabaab and Its Enemies in Eastern Africa. African Affairs, 114/454, 1—27.
  • Back, I. (2013). Al-Shabab's Attack at Westgate Mall: Somalia and Regional Instability. Tel Aviv Notes, 7 (19). URL: http://dayan.org/content/tel-aviv-notes-al-shababs-attack-westgate-mallsomalia-and-regional-instability (accessed: 12.06.2017).
  • Birkett, D.J. (2013). The Legality of the 2011 Kenyan Invasion of Somalia and its Implications for the Jus Ad Bellum. Journal of Conflict and Security Law, 18 (3), 427—451.
  • Butime, H. (2014), Shifts in Israel-Africa Relations. Strategic Assessment, 17 (3). URL: http://www.inss.org.il/uploadImages/systemFiles/adkan17_3ENG%20(3)_Butime.pdf (accessed: 12.06.2017).
  • Carol, S. (2012). From Jerusalem to the Lion of Judah and Beyond. Israel’s Foreign Policy in East Africa. Bloomington: IUniverse.
  • Kokoshin, A.A. & Bartenev, V.I. (2016). Security-development nexus in strategic planning in the Russian Federation: From goal-setting to forecasting. Studies on Russian Economic Development, 27 (1), 5—12.
  • Kostenko, Y.I. (2016). “New Periphery” As a Factor for Strengthening the Positions of Israel in the Middle East. MGIMO Review of International Relations, 2 (47), 134—144. (In Russ.).
  • Mogire, E. (2008). Balancing Between Israel and the Arabs: An Analysis of Kenya’s Middle East Relations. The Round Table: The Commonwealth Journal of International Affairs, 97 (397), 561—574.
  • Oluch, M.L. (2009). Kenya’s Foreign Policy towards Israel, 1963—2002. Contradiction between Rhetoric and Practice. Master’s Degree thesis. University of Nairobi. College of Humanities and Social Sciences. Department of Political Science and Public Administration. URL: https://www.uonbi.ac.ke/leonard/files/maumo_thesis.pdf (accessed: 12.06.2017).
  • Otenyo, E. (2014). New Terrorism Toward an explanation of cases in Kenya. African Study Review, 13(3), 75—84.
  • Otiso, K.F. (2009). Kenya in the Crosshairs of Global Terrorism: Fighting Terrorism at the Periphery. Kenya Studies Review, 1 (1), 107—132.
  • Ryzhov, I.V. (2009). The African Dimension of The Israeli Foreign Policy. Vestnik of Lobachevsky University of Nizhni Novgorod, 1, 169—173. (In Russ.).
  • Shay, S. (2014). Kenya, Israel and the War against Al-Shabaab. IDC Herzliya, International Institute for Counter-Terrorism, 1—6. URL: https://www.ict.org.il/UserFiles/Shaul%20Shay%20- %20June%202014.pdf (accessed: 12.06.2017).
  • Wezeman, S.T. (2011). Israeli Arms Transfers to Sub-Saharan Africa. SIPRI Background Paper.
  • Wezeman, P.D., Wezeman, S.T. & Béraud-Sudreau, L. (2011). Arms Flows to Sub-Saharan Africa. SIPRI. Policy Paper.

Views

Abstract - 1522

PDF (Russian) - 118

PlumX


Copyright (c) 2017 Khlebnikova L.R.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.