Ideological Preferences of Kaliningrad Residents in the Socio-Political System

Cover Page

Cite item

Abstract

The article analyzes the ideological preferences of the residents of the Kaliningrad region through the prism of their socio-economic situation and political behavior. The study is based on the data of a formalized interview (N = 977) according to the age and sex sample, representing the population of four geodemographic districts of the Kaliningrad region. Based on the Nolan Chart, the study determines ideological types according to the respondents’ attitude to political and economic freedom. The statistical analysis of the data revealed a high degree of pluralism among the residents of the region on the issues under consideration. At the same time, it showcased the prevailing ideas of state regulation of the economy and values of personal freedom. Analyzing the socio-economic situation of the respondents and their inherent ideological attitudes, the author found that the values of economic freedom are more often shared by young people, middle-aged people, residents living in Kaliningrad, with higher income. Ideas of state regulation of the economy prevail among people of retirement and pre-retirement age, residents of the semi-periphery of the Kaliningrad region, with lower income. The study also revealed the relationship between the ideological attitudes of people in the region and their political behavior. In particular, it found that people who share the values of political and economic freedom are ready to take the most active part in protests. At the same time, the study did not identify any significant links between the ideological type of the respondents and their electoral behavior.

Full Text

Введение Актуальность анализа общественно-политических настроений жителей Калининградской области обусловлена различными особенностями региона. Можно выделить геополитическую специфику (эксклавность и окружение странами НАТО), историческую (различные исторические эпохи оказали влияние на развитие территории в течение XX века), социокультурную (повышенная интенсивность межкультурных «зарубежных» контактов) и этнокультурную (на небольшой территории произошло смешение различных культур). Поэтому данная тема стала изучаться на научном уровне в различных аспектах. В частности, на современном этапе исследуется восприятие жителями региона места своего проживания [Алимпиева 2014; Жуковский, Фидря 2016; Мартынова 2014; Klemeshev, Fidrya, Fedorov 2017]. В качестве отдельного направления можно выделить анализ электоральных предпочтения жителей Калининградской области на федеральном и внутрирегиональном уровнях1 [Кришталь 2018a; Кришталь 2018b; Кришталь 2019]. Однако до сих пор отсутствуют научные труды, посвященные исследованию идеологических предпочтений жителей Калининградской области. Данное исследование направлено на заполнение обозначенного пробела. Поэтому целью научной работы является анализ идеологических предпочтений жителей самого западного региона России. Исходя из этого, задачами исследования являются: 1) анализ идеологического поля Калининградской области; 2) выявление связи между социально-экономическим положением индивидов и их идеологическими предпочтениями; 3) анализ зависимости между идеологическими предпочтениями индивидов и их политическим поведением. Наряду с заполнением упомянутого научного пробела теоретическая значимость статьи заключается в авторской апробации диаграммы Д. Нолана с целью выделения идеологических типов среди жителей Калининградской области. Впоследствии данная методика может быть использована для анализа идеологических предпочтений жителей других регионов России и всей страны в целом. Практическая значимость исследования заключается в возможности использования полученных эмпирических данных политическими технологами с целью формирования и реализации стратегий избирательных кампаний на территории Калининградской области. Также полученные данные могут вызвать интерес у государственных органов власти по причине необходимости мониторинга и прогнозирования общественно-политических настроений жителей геополитически важного региона. Методология и методика исследования Основным методом исследования является формализованное интервью. Была разработана половозрастная выборка, репрезентирующая все взрослое население региона. Было опрошено 977 респондентов (48,2% - мужчины, 51,8% - женщины), проживающих в Калининградской области. При доверительной вероятности 99% погрешность соответствует примерно ±4%. Учитывая существенные социально-экономические [Кузнецова 2016] и электоральные [Кришталь 2018a; Кришталь 2018b] различия между районами Калининградской области, формирование территориальных групп респондентов происходило с опорой на центр-периферийную модель: - Калининград, являющийся экономическим и культурным центром региона (50,9% от общей доли респондентов). В нем на федеральных выборах стабильно фиксируется самый высокий уровень нонконформистских настроений); - ядро, которое среди оставшихся районов является наиболее активно развивающейся территорией региона в социально-экономическом и демографическом плане (21,1% респондентов). На федеральных выборах в этом районе фиксируется наиболее близкий к областному центру тип электорального поведения. В данный геодемографический район входят муниципальные образования, прилегающие к областному центру, а также имеющие выход к морю; - полупериферия, для которой характерны невысокие показатели социально-экономического развития и негативная демографическая ситуация (13,9% респондентов). На федеральных выборах в этом районе обычно фиксируется средний по региону показатель поддержки провластных сил, достаточно высокий уровень голосования за коммунистов и крайне низкая поддержка сил либерального толка; - периферия, в которой социально-экономические показатели самые низкие в регионе (14,1% респондентов). В этом геодемографическом районе проявляется наиболее высокий в Калининградской области уровень поддержки на федеральных выборах политических сил, представляющих власть. Методологической основой исследования для выявления идеологических типов выступала диаграмма Д. Нолана. Согласно ее положениям, проводится дифференциация идеологий по двум шкалам: экономика и политика, полюсами в которых выступают экономическая свобода и государственное регулирование экономики, демократия и авторитаризм. Использование этой диаграммы видится актуальным в условиях российской действительности, поскольку проблемы экономического и политического характера более всего тревожат жителей страны[31]. Этот факт несколько оправдывает то, что в рамках использованной диаграммы Д. Нолана невозможно выделить ряд идеологических течений, в частности националистов, регионалистов, «зеленых» и т.д. Таким образом, выделено два идеологических спектра по политической оси: демократ считает, что интересы государства не должны превалировать частными, а свобода не должна ущемляться из-за проблем безопасности, этатист, в свою очередь, придерживается обратного мнения. Аналогично выделено два спектра в экономической оси: социалист придерживается мнения, что государство должно регулировать экономику, либерал - сторонник рыночных принципов в экономике. На основе этих ниш в статье выделяется четыре основных идеологических типа (рис. 1). Рис. 1. Положение основных идеологических типов на оси координат (ось Y - отношение к экономической свободе, ось X - отношение к политической свободе) Источник: составлено автором. Fig. 1. The position of the main ideological types on the coordinate axis (Y-axis-attitude to economic freedom, X-axis-attitude to political freedom) Source: created by the author. Определение принадлежности респондента к тому или иному типу происходило посредством анализа его ответов на вопросы, касающиеся четырех дихотомий: достижение безопасности - права и свободы; интересы личности - интересы государства; частное предпринимательство - государственное управление; статус в обществе согласно компетенциям - распределение государством трудовых ресурсов (табл. 1). Ответы «2» и «-2» обозначали абсолютное согласие с позицией в зависимости от выбора позиции, «1» и «-1» - скорее согласие, «0» - отсутствие согласия с обеими позициями. Также респонденты могли выбрать вариант «затрудняюсь ответить». Показатели по каждой оси суммировались, после чего определялась степень принадлежности к каждому спектру. Если сумма была равна нулю или респондент затруднялся ответить на вопросы, то принадлежность к идеологическому спектру обозначалась как «неопределенная». В ряде случаев респондента можно было определить к идеологическому типу только в координатах одной оси. Поэтому в исследовании также рассматривались «половинчатые» идеологические типы: демократ, этатист, либерал и социалист. Переменные, обозначающие идеологические типы респондентов, выступали в исследовании по отношению к социально-экономическим показателям в роли зависимых, а по отношению к переменным, отражающим политическое участие в качестве независимых (рис. 2). Существует ряд работ, в соответствии с положениями которых социальный статус связан с политическими предпочтениями (идеологическими позициями). На научном уровне выделяется три основных подхода [Коротаев, Гасюкова 2019]. Согласно первому, основная роль отводится рациональному интересу индивида. Так, к примеру, среди сторонников идеологических течений левого радикального толка больше бедных и безработных, поскольку уравнительная и перераспределительная политика в экономической сфере отвечает их интересам [Visser, Lubbers, Kraaykamp, Jaspers 2014]. Также отношение индивидов к иммигрантам связано с тем, являются ли они их конкурентами за рабочие места [Paas, Demidova 2014]. Таблица 1 Вопросы, по которым определялись идеологические типы респондентов Экономическая ось Либерал Частное предпринимательство эффективнее государственного управления на предприятиях 2 1 0 -1 -2 Государственное управление на предприятиях эффективнее частного предпринимательства Социалист Люди должны занимать свой статус в обществе, исходя из своих компетенций 2 1 0 -1 -2 Государство должно регулировать распределение трудовых ресурсов в обществе Политическая ось Демократ Ради достижения безопасности нельзя идти на ограничение прав и свобод 2 1 0 -1 -2 Ради достижения безопасности можно пойти на ограничение прав и свобод Этатист Интересы отдельной личности должны чаще доминировать над интересами государства 2 1 0 -1 -2 Интересы государства должны чаще доминировать над интересами отдельной личности Источник: составлено автором. Table 1 Questions on which the ideological types of respondents were determined Economic axis Liberal Private entrepreneurship is more effective than state management at enterprises 2 1 0 -1 -2 State management at enterprises is more effective than private entrepreneurship Socialist People should take their status in society, based on their competencies 2 1 0 -1 -2 The state should regulate the distribution of labor resources in societ Political axis Democrat For the sake of achieving security, you can’t go to the restriction of rights and freedoms 2 1 0 -1 -2 For the sake of achieving security, you can go to the restriction of rights and freedoms Etatist The interests of an individual should more often dominate the interests of the state 2 1 0 -1 -2 The interests of the state should more often dominate the interests of an individual Source: created by the author. Рис. 2. Зависимости переменных Источник: составлено автором. Fig. 2. Dependencies of variables Source: created by the author. Согласно второму подходу, для политического участия требуются время, деньги, соответствующие компетенции, обладание необходимой информацией, знаниями в политической сфере [Morrell 2003]. Обладание этими ресурсами связано с уровнем образования, дохода, социальным положением. Эти параметры, влияя на возможности политического участия, также воздействуют на формирование идеологических предпочтений индивидов. Так, наличие политической подкованности является важным условием для понимания своих «классовых интересов» [Erikson 2015]. В соответствии с положениями третьего подхода идеологические предпочтения индивида являются следствием влияния культуры социальной среды, усвоенной в процессе социализации. В частности, в рамках этого подхода отмечается, что идеологические позиции индивидов «зависят от их коллективной траектории, прошлой или потенциальной, то есть от степени, в которой они преуспели в воспроизводстве свойств своих предшественников и в которой они способны воспроизвести свои свойства в последователях» [Бурдье 1993]. Согласно логике данного подхода, в электоральных исследованиях наряду с индивидуальными экономическими факторами, влияющими на специфику голосования (pocketbook voting), выделяют и социотропные, ориентирующиеся на макроэкономические тенденции [Туровский, Гайворонский 2017:44]. Также на научном уровне поднимается тематика воздействия идеологических установок на политическое поведение. В частности, отмечается, что сторонники левых взглядов более склонны к политическому участию [Anderson, Mendes 2006]. В этой связи в данном исследовании выдвинута гипотеза, согласно которой идеологические установки индивида связаны с его социально-экономическим положением и политическим поведением. Для того чтобы доказать или опровергнуть эту гипотезу в статье при помощи программы статистической обработки данных SPSS Statistics, были построены таблицы сопряженности, посредством которых выявлялись связи между этими категориями. Идеологические установки жителей Калининградской области Проведенный анализ продемонстрировал, что в регионе представлены примерно в равной мере доли социал-демократов, либерал-демократов, социал-этатистов и социалистов (табл. 2). Нахождение последних в этой группе означает, что значительная часть респондентов придерживается позиций необходимости регулирования государством экономических отношений, но при этом не имеет четких позиций по вопросам, касающимся политической сферы. Этот тезис подтверждают социологические данные, согласно которым проблемы экономического характера являются заметно более злободневными для россиян в сравнении с политическими[32]. Кроме того, существенное количество респондентов оказались в числе тех, чьи идеологические позиции не удалось определить (17,7%). В последующем в данном исследовании рассматриваются именно представители этих пяти перечисленных идеологических типов по причине их наиболее значительной доли в населении региона. Таблица 2 Представленность идеологических типов в Калининградской области Идеологический тип Социал-демократ Либерал-демократ Социал-этатист Либералэтатист Социа-лист Либе-рал Демо-крат Этатист Не определен Доля респондентов 13,5% 14,3% 11% 6,3% 16,8% 7,6% 7,4% 5,4% 17,7% Источник: составлено автором. Table 2 Representation of ideological types in the Kaliningrad region Ideological type Social-democrat Liberal-democrat Social-etatist Liberal-etatist Socialist Liberal Democrat Etatist Not defined Percentage of respondents 13,5% 14,3% 11% 6,3% 16,8% 7,6% 7,4% 5,4% 17,7% Source: created by the author. В целом можно отметить высокую степень плюрализма, характерную для населения самого западного региона России. На практике это проявляется в том, что в областной Думе Калининградской области и Городском совете депутатов города Калининграда наряду с четырьмя думскими партиями («Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия») представительство имеют депутаты от «Патриотов России» и «Яблока» (только в Городском совете). Можно констатировать, что в регионе несколько превалирует количество жителей, выступающих за идеи государственного регулирования экономики (41,3%), в сравнении с теми, кому ближе либеральные принципы экономического устройства (28,2%). Также в Калининградской области больше доля тех, кто считает, что права и свободы человека должны доминировать над интересами государства (35,2% против 22,7%). Связь социально-экономического положения респондентов с их идеологическими позициями В качестве переменных, отражающих социально-экономическое положение респондентов, в исследовании выступали гендерная принадлежность, возраст, уровень дохода, степень образованности и место проживания. Выявлен идеологический раскол между молодежью (18-34) и людьми пенсионного и предпенсионного возраста (55+) (табл. 3). Среди молодежной аудитории наибольшей популярностью пользуются либерально-демократические идеи. Отметим, что схожие результаты фиксируются на федеральном уровне [Попова 2017:144]. Представители старших поколений, напротив, отдают предпочтение идеям, согласно которым государство должно влиять на происходящие экономические процессы. В данной возрастной группе наиболее высока доля социалистов. Подобная специфика, на наш взгляд, обусловлена тем, что молодые люди меньше пенсионеров нуждаются в социальной поддержке со стороны властей. Также отметим, что среди возрастной группы (18-24) наибольшая доля тех, кого не удалось отнести ни к одному идеологическому типу (26,4%). На основании этого можно полагать, что у значительной части молодежи к 24 годам еще не сформировались устойчивые идеологические установки. Таблица 3 Распределение принадлежности к идеологическим типам по возрастным группам, % Идеологический тип 18-24 25-34 35-44 45-54 55-64 65+ Социал-демократ 4,6 10,1 13,2 14 17,8 18,7 Социал-этатист 5,7 11,8 8,2 9,3 18,4 10,4 Либерал-демократ 16,1 18,5 13,2 19,2 6,7 12,4 Социалист 9,2 14 14,8 14 21,5 23,3 Не определен 26,4 13,5 19,8 14,5 17,8 18,7 Источник: составлено автором. Table 3 Distribution of belonging to ideological types by age groups, % Ideological type 18-24 25-34 35-44 45-54 55-64 65+ Social-democrat 4,6 10,1 13,2 14 17,8 18,7 Social-etatist 5,7 11,8 8,2 9,3 18,4 10,4 Liberal-democrat 16,1 18,5 13,2 19,2 6,7 12,4 Socialist 9,2 14 14,8 14 21,5 23,3 Not defined 26,4 13,5 19,8 14,5 17,8 18,7 Source: created by the author. Фиксируется некоторый идеологический раскол на основе финансового положения респондентов (среднего уровня доходов на одного члена семьи) (табл. 4). Жители региона с низкими доходами чаще придерживаются идей государственного регулирования экономики. Опрошенные респонденты с более высоким уровнем достатка, напротив, чаще выступают в поддержку рыночных механизмов экономики. Тот факт, что среди респондентов, у которых средний уровень дохода на одного члена семьи выше 50 000 тысяч рублей, оказалось 20% социалистов, является скорее исключением из правил. Анализируя популярность идеологических позиций сквозь призму гендерной принадлежности или степени образованности, не выявлено существенных различий. Однако обнаружены территориальные особенности распространенности идеологических установок. Так, в Калининграде преобладают либерал-демократы (примерно каждый пятый респондент) (табл. 5). Это можно объяснить более высокой концентрацией в областном центре представителей среднего класса, часть которого, главным образом предприниматели и интеллигенция, настроена на экономические и политические перемены в стране [Камерон 2017:180-181]. На фоне этого популярность идей политической и экономической свободы в полупериферии практически равна нулю. Напротив, там высока поддержка идеологических установок социал-демократического и социалистического толка. Подобную ситуацию можно объяснить тем, что во всех муниципальных образованиях полупериферии фиксируется кризисное состояние экономической безопасности [Ланская 2017:44] и поэтому их жители нуждаются в большей государственной поддержке. Таблица 4 Распределение принадлежности к идеологическим типам по среднему уровню дохода на одного члена семьи, % Идеологический тип Менее 10000 10001-20000 20001-30000 30001-40000 40001-50000 Более 50000 Социал-демократ 19,3 12,3 12,7 19,2 10,7 0 Социал-этатист 15,2 11,1 6,6 7,7 14,3 10 Либерал-демократ 6,4 17,8 15,9 25 17,9 23,3 Социалист 20,5 13,9 13,1 11,5 10,7 20 Не определен 18,7 19,5 16,3 7,7 7,1 13,3 Источник: составлено автором. Table 4 Distribution of belonging to ideological types by the average income level per family member, % Ideological type Less than 10000 10001-20000 20001-30000 30001-40000 40001-50000 More than 50000 Social-democrat 19,3 12,3 12,7 19,2 10,7 0 Social-etatist 15,2 11,1 6,6 7,7 14,3 10 Liberal-democrat 6,4 17,8 15,9 25 17,9 23,3 Socialist 20,5 13,9 13,1 11,5 10,7 20 Not defined 18,7 19,5 16,3 7,7 7,1 13,3 Source: created by the author. Таким образом, выявлены социально-экономические различия между представителями, придерживающимися либеральных и социалистических взглядов на ведение экономического курса. Это позволило определить характерный социальный портрет представителей идеологических типов. Среди либерал-демократов больше молодежи, представителей среднего возраста, людей с более высокими доходами, а также жителей Калининграда. Обратная ситуация в случае с социалистами и социал-демократами - среди них чаще встречаются представители пенсионного и предпенсионного возраста, люди с невысоким финансовым уровнем достатка и жители полупериферии региона. На основе выявленных взаимосвязей можно констатировать, что население, имеющее большие возможности для карьерного роста, чаще выступают за экономический либерализм. Социально менее защищенные категории людей поддерживают социалистическую модель экономики. Каких-либо уникальных социально-экономических особенностей социал-этатистов выявить не удалось. Также не выявлены какие-то существенные различия среди людей, разделяющих или не разделяющих идеалы политической свободы. Кроме того, обнаружено, что у респондентов, чьи идеологические установки не удалось определить, наиболее высока доля людей в возрасте 18-24 лет. Это позволяет говорить о данной возрастной группе как о наиболее идеологически аморфной. Таблица 5 Распределение принадлежности к идеологическим типам по геодемографическим районам Калининградской области, % Идеологический тип Калининград Ядро Полупериферия Периферия Социал-демократ 13,1 6,8 23,5 15,2 Социал-этатист 10,5 11,7 9,6 13 Либерал-демократ 20,9 11,2 0,7 8,7 Социалист 10,7 16,5 33,1 23,2 Не определен 18,1 18,4 21,3 11,6 Источник: составлено автором. Table 5 Distribution of belonging to ideological types by geodemographic areas of the Kaliningrad region, % Ideological type Kaliningrad Core Semi-periphery Periphery Social-democrat 13,1 6,8 23,5 15,2 Social-etatist 10,5 11,7 9,6 13 Liberal-democrat 20,9 11,2 0,7 8,7 Socialist 10,7 16,5 33,1 23,2 Not defined 18,1 18,4 21,3 11,6 Source: created by the author. Связь идеологических позиций респондентов с их политическим поведением В качестве переменных, отражающих политическое поведение респондентов, в статье выступали: электоральное поведение на возможных парламентских выборах и вероятность участия в протестных акциях. При анализе особенностей электоральных предпочтений было выделено три возможных типа поведения на выборах: конформистский (голосование за «Единую Россию»), протестный (голосование за другую партию или порча бюллетеня) и абсентеистский (отказ от участия в выборах). Также была группа респондентов, которые затруднились ответить. В результате не удалось обнаружить существенной связи между электоральным поведением и идеологическими типами (табл. 6). Электоральные специфики представлены практически в равных долях среди выделенных групп респондентов. Этот факт обозначает, что при голосовании избиратели опираются скорее не на свои идеологические установки, касающиеся вопросов политической и экономической свободы, а на иные факторы, возможно, выходящие за границы идейного мировоззрения. Это может быть обусловлено различными причинами: невысокой политической грамотностью (избиратели не знают программы партий), превалированием персонифицированного голосования (поддержка по принципу симпатии к политическому лидеру), ретроспективным характером электоральной поддержки (избиратели не вникают в детали внутренней и внешней политики, а голосуют исходя из того, как им жилось при действующей власти) и т.д. Кроме того, на основе полученных эмпирических данных можно сделать предположение, что действующая партийная система России не отражает реального многообразия идеологических позиций жителей Калининградской области. Таблица 6 Связь между идеологическими установками и предпочтительным типом электорального поведения, % Идеологический тип Тип электорального поведения Затрудняются ответить Конформистский Протестный Абсентеистский Социал-демократ 33,1 28,3 26,8 11,8 Социал-этатист 30,2 26,3 31,1 12,4 Либерал-демократ 32,4 31,7 23 12,9 Социалист 24,5 31,9 27,6 16 Не определен 29,2 26,8 29,8 14,2 Источник: составлено автором. Table 6 The dependence between ideological attitudes and the preferred type of electoral behavior, % Ideological type Type of electoral behavior Find it difficult to answer Conformist Protest Absentee Social-democrat 33,1 28,3 26,8 11,8 Social-etatist 30,2 26,3 31,1 12,4 Liberal-democrat 32,4 31,7 23 12,9 Socialist 24,5 31,9 27,6 16 Not defined 29,2 26,8 29,8 14,2 Source: created by the author. При анализе предрасположенности участия в протестных акциях, напротив, прослеживается четкий раскол между либерал-демократами, которым свойственна более высокая степень протестных настроений, и остальными идеологическими группами респондентов, особенно социалистами (табл. 7). Также выявлена особенность, присущая всем идеологическим типам: их представители в абсолютном большинстве своем не поддерживают радикальные методы протеста в качестве инструмента достижения целей. Отметим, что респонденты при ответе на данный вопрос могли выбрать несколько вариантов ответа. Таблица 7 Связь между идеологическими установками и возможным участием в протестных акциях, % Идеологический тип Не готовы участвовать вообще Протестные акции Затрудняются ответить Сбор подписей в поддержку инициативы Митинг, демонстрация Забас-товка Радикаль-ные акции Социал-демократ 58,8 13,7 27,5 9,2 3,8 11,5 Социал-этатист 50,9 29,2 26,4 6,6 0,9 5,7 Либерал-демократ 34,3 45 37,2 9,3 5 10,7 Социалист 65,2 13,4 17,1 7,3 2,4 11 Не определен 56,6 22,5 17,3 4,6 0,6 13,3 Источник: составлено автором. Table 7 The dependence between ideological attitudes and possible participation in protest actions, % Ideological type Not ready to participate in any action Protest actions Find it difficult to answer Collecting signatures in support of the initiative Rally, demonstration Strike Radical actions Social-democrat 58,8 13,7 27,5 9,2 3,8 11,5 Social-etatist 50,9 29,2 26,4 6,6 0,9 5,7 Liberal-democrat 34,3 45 37,2 9,3 5 10,7 Socialist 65,2 13,4 17,1 7,3 2,4 11 Not defined 56,6 22,5 17,3 4,6 0,6 13,3 Source: created by the author. Выводы Для населения региона характерна высокая степень политического плюрализма. Такое идеологическое разнообразие, вероятно, связано в том числе с такой социальной особенностью Калининградской области, как переселенческий характер ее населения. Мигранты, переезжая в эксклав из различных регионов России и стран, становятся носителями разных политических культур и тем самым вносят вклад в формирование особого идеологического пространства Калининградской области. Наиболее часто в регионе встречаются представители, разделяющие идеологии социализма, социал-демократии, социал-этатизма и либерал-демократии (около 15% принадлежащих к каждому идеологическому течению). Также существует примерно такая же процентная доля жителей, чьи идеологические установки не удалось определить. В целом же существует некоторое количественное преобладание в регионе тех, кто выступает за различные механизмы регулирования экономики в сравнении со сторонниками рыночных экономических принципов. Кроме того, превалирует в населении доля тех, кто полагает, что частные интересы должны доминировать над государственными, а свобода не должна ущемляться по причине проблем в сфере безопасности. Анализируя связь между социально-экономическим положением жителей Калининградской области и присущим им идеологическим типом, выявлено, что в аудитории, для которой близки либерал-демократические установки, преобладают люди молодежного и среднего возраста, с более высоким уровнем дохода, чаще всего проживающие в областном центре. Среди сторонников социалистической и социал-демократической идеологии, напротив, преобладают люди предпенсионного и пенсионного возраста с более низким уровнем дохода. Среди геодемографических районов наиболее высока доля представителей этих идеологических типов в полупериферии региона. На наш взгляд, подобные взаимосвязи обусловлены степенью социальной защищенности отдельных слоев населения. Более защищенные категории являются сторонниками невмешательства государства в экономику и преобладания частных интересов над государственными. Менее защищенные слои населения разделяют социалистические ценности, касающиеся экономической сферы. Обнаружено, что специфика электорального поведения жителей фактически не зависит от их идеологических установок. Таким образом, это дает возможность констатировать, что избиратели при участии в выборах отталкиваются не от своих идеологических принципов, а от иных факторов. Причинами такого явления могут быть: несоответствие сложившейся партийной системы страны существующему идеологическому многообразию общественного мнения, политическая неграмотность значительной части населения, превалирование иных факторов, воздействующих на электоральное поведение и т.д. При этом прослеживается связь между идеологическими установками, предрасположенностью к участию в возможных протестных акциях. Наиболее активными в этой области оказались представители, придерживающиеся либерал-демократических ценностей. Наименее протестно активными оказались социалисты. Развитие данной темы исследования видится в выявлении посредством методов качественного анализа более точных причин того, почему среди отдельных сегментов социума преобладают определенные идеологические установки и в связи с чем различается степень протестных настроений представителей различных идеологических типов. Также научный интерес вызывает то, какие внешнеполитические ориентации присущи представителям выделенных типов.

×

About the authors

Mikhail I. Krishtal

Immanuel Kant Baltic Federal University

Author for correspondence.
Email: MKrishtal@kantiana.ru
ORCID iD: 0000-0001-6167-1025

PhD in Geography, Senior Research Fellow, Sociological Lab, Institute for Geopolitical and Regional Studies

Kaliningrad, Russian Federation

References

  1. Alimpieva, A.V. (2014). Social identity in the conditions of cultural diversity: A search or imposition? (the case of the Kaliningrad region). IKBFU’s Vestnik. Series: Philology, pedagogy, psychology, 11, 60–66. (In Russian).
  2. Anderson, C.J., & Mendes, S.M. (2006). Learning to Lose: Election Outcomes, Democratic Experience and Political Protest Potential. British Journal of Political Science, 36(1), 91–111. doi: 10.1017/S0000000000000000
  3. Bourdieu, P. (1993). Political positions and cultural capital. Sociology of politics, 98–162. (In Russian).
  4. Cameron, R. (2017). The Russian middle class: Agent of democracy or bastion of the status-quo? Political science (RU), 1, 162–185. (In Russian).
  5. Erikson, R.S. (2015). Income Inequality and Policy Responsiveness. Annual Review of Political Science, 18, 11–29. doi: 10.1146/annurev-polisci-020614-094706
  6. Klemeshev, A., Fidrya, E., & Fedorov, G. (2017). Specific Kaliningrad character of the Russian identity. Bulletin of Geography. Socio-economic Series, 38, 47–55. DOI: http://dx.doi.org/10.1515/bog-2017-0033
  7. Korotaev, S.A., & Gasyukova, E.N. (2019). The Social Differences and Political Participation: The Mediating Effect of Ideological Position. Economic Sociology, 20(3), 99–135. (In Russian). doi: 10.17323/1726-3247-2019-3-185-205
  8. Krishtal, M.I. (2018a). Geography of voting in the presidential elections of 2018 in the Kaliningrad region. IKBFU’s Vestnik. Series: Humanities and Social Sciences, (4), 75–82. (In Russian).
  9. Krishtal, M.I. (2018b). Kaliningrad Exclave: Electoral Specificity. IKBFU’s Vestnik. Series: Humanities and Social Sciences, (2), 93–108. (In Russian).
  10. Krishtal, M.I. (2019). Electoral preferences within the KALININGRAD oblast in 2003–2018. Regional Research, 1(63), 99–107. (In Russian).
  11. Kuznetsova, T.Yu. (2016). Geo-demographic typology of municipalities of the Kaliningrad region. IKBFU’s Vestnik. Series: Natural and medical sciences, (1), 15–27. (In Russian).
  12. Lanskaya, T.M. (2017). Uneven development of administrative-territorial entities as a threat to the economic security of the Kaliningrad region. IKBFU’s Vestnik. Series: Humanities and Social Sciences, (3), 37–45. (In Russian).
  13. Martynova, M.Yu. (2014). Kaliningraders: Geopolitical Challenges and Regional Subculture. Geopolitics Journal, (3), 2–20. (In Russian).
  14. Morrell, M.E. (2003). Survey and Experimental Evidence for a Reliable and Valid Measure of Internal Political Efficacy. The Public Opinion Quarterly, 67(4), 589–602. https://doi.org/10.1086/378965
  15. Paas, T., & Demidova, O. (2014). What Explains People’s Attitudes Towards Immigrants? A Comparative Study of Estonia and Russia. The University of Tartu Faculty of Economics and Business Administration Working Paper, (94).
  16. Popova, O.V. (2017). Political consciousness of today’s Russian young people. Political science (RU), 1, 138–162. (In Russian).
  17. Turovskii, R.F., & Gaivoronskii, Yu.O. (2017). The Impact of the Economy on Electoral Behavior in Russia: Does the Contract between the Authorities and Society Work? Politeia, (3), 42–61. (In Russian).
  18. Visser, M., Lubbers, M., Kraaykamp, G., & Jaspers, E. (2014). Support for Radical Left Ideologies in Europe. European Journal of Political Research, 53(3), 541–558. https://doi.org/10.1111/1475-6765.12048
  19. Zhukovskii, I.I., & Fidrya, E.S. (2016). The perception of Kaliningrad region inhabitants of the region’s status: dynamics 2001–2016 and factors in preference formation. Moscow University Bulletin. Series 12. Political Science, (6), 73–89. (In Russian).

Copyright (c) 2021 Krishtal M.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies