REVIEW OF THE BOOK YUVAL NOAH HARARI “SAPIENS: A BRIEF HISTORY OF HUMANITY”. M., SINBAD, 2018

Cover Page

Abstract



Рецензируемая книга израильского военного историка-медиевиста, профессора исторического факультета Еврейского университета в Иерусалиме, представляет ретроспективный и весьма нетрадиционный взгляд на всемирную историю. Автор предлагает свое видение всей человеческой истории - от момента возникновения человека и общества и вплоть до сегодняшнего дня, предложены даже условные сценарии дальнейшего развития ойкумены. В основе концепции автора лежит идея о трех переломных революциях в истории человечества: когнитивной, аграрной и индустриальной. По мнению Харари, эти три события, которые преодолело человеческое общество в историческом развитии, коренным образом изменили психологию людей, организацию производства и социальную структуру. Движущей силой всех этих процессов явилось коллективное сознание, воплощенное в разнообразнейших мифах. Первым рубежом, после которого развитие техники, технологии и социальных институтов идет очень быстрыми темпами, была когнитивная революция. Этим понятием автор обозначает важное изменение в биологическом и социальном развитии человечества - возникновение сознания и речи. Происходит это, по мнению Ю.Н. Харари, с появлением Homo sapiens, который, именно благодаря преимуществу вербальной коммуникации, сумел вытеснить все предшествующие виды и освоить всю ойкумену около 30 тыс. лет назад. О преимуществах речи перед любыми другими средствами коммуникации писали практически все исследователи первобытной истории - она существенно облегчила организацию охоты, производства орудий труда, решение повседневных проблем. Ю.Н. Харари заостряет внимание на таком аспекте вербального общения, как создание первых анимистических мифов - некой воображаемой реальности, которая позволяет налаживать контакты не только внутри небольшого коллектива одной общины, но и выходить на макроуровень. Именно единство мифологии, по мнению автора, позволило общинам, при сохранении значительного культурного разнообразия, объединяться в бо- лее крупные родовые и племенные союзы. Внутри этих союзов формируется единая символическая система, позволяющая самоидентифицироваться и отдельным индивидам, и целым родовым общинам. Характеризуя первобытное общество, автор обращает внимание также на то, что многие подсознательные установки современного человека сохраняются именно с тех самых времен. Мысль сама по себе неоригинальна, однако интересно то, как автор иллюстрирует влияние двух основных инстинктов, доминировавших в поведении древнего человека - пищевого и полового, - на наши отношения. Корни глобального ожирения историк видит в «обжорном гене» (с. 52), который заставляет человека, много веков жившего впроголодь, наедаться впрок. По поводу половых отношений Ю.Н. Харари придерживается довольно распространенной точки зрения о противоестественности моногамии. В качестве аргументов он приводит примеры из животного мира, когда особи существуют группами и ведут беспорядочную половую жизнь. По его мнению, принуждение (курсив мой - Н.П.) Homo sapiens к единобрачию приводит к большому количеству разводов и психических расстройств в современном обществе. Однако мы с легкостью можем найти в животном мире и огромное число примеров моногамных постоянных пар (лебеди, волки и т.п.). В отношениях этих пар сложно говорить о принуждении - они действуют согласно инстинкту, а не в результате сознательного акта. Т.е. этот вопрос дискуссионный, возможно, даже неразрешимый. В целом же мысль о существенном влиянии древних инстинктов на мышление и восприятие современного человека верна и неоспорима. Взять хотя бы наши страхи и фобии, корни которых необъяснимы в сегодняшних условиях, но формировались в эпоху первобытности: боязнь темноты, неизвестности, грома и молнии, одиночества и т.п. Весьма показательно резкое мнение автора - известного защитника прав животных - о вине человека за истребление животного мира. Эта мысль проходит красной нитью через все произведение: охотник и собиратель хищнически уничтожал целые виды животных; земледелец и скотовод видоизменял окружающий ландшафт для благоприятного роста культурных растений и скота, что приводило к вытеснению и уничтожению диких видов; промышленная революция требовала новых ресурсов и площадей, отравляла окружающую среду. И прогноз автора на будущее довольно мрачен: экосистема будет полностью уничтожена и заменена человеческой культурой. Первым шагом на этом пути, по мнению автора, стала аграрная революция, создавшая новые источники пищевых ресурсов и существенно изменившая технологии, а с ними и социальные отношения. Меняется структура расселения, появляется прочная оседлость и частная собственность. Это привело к возникновению государства и новой формы хозяйствования, которая вызвала необходимость разработки системы учета. Так появилась письменность. Автор обращает внимание на то, что ее появление стало важным инструментом экономического и идеологического воздействия, который дал возможность легкого управления и манипулирования обществом. В дальнейшем с развитием фонетического письма, когда чтение становится доступно большему числу людей, передача информации путем книжной речи приводит к мощному технологическому и интеллектуальному прорыву. Непривычной для академической аудитории является оценка автором характера взаимоотношений между человеком и культурными растениями и домашними животными. Человечество привыкло воспринимать созданную им культурную среду, куда входят и растения, и животные, как инструмент для воспроизведения собственного благополучия. Автор же в культурных злаках и скоте видит, так сказать, коллег по работе, обладающих сознанием. Причем в данной ситуации удивляет непоследовательность автора. Он приводит душераздирающие примеры промышленного использования животных, когда их жизнь полностью подчинена нуждам человека в молоке, яйцах, мясе, шерсти и т.п., и при этом не учитываются чувства этих существ, которым, вероятно, хочется гулять, любить и т.п. Т.е. животные, по мнению Харари, мыслят также, как и люди. С этим фактом спорить не приходится - доказательств этому зоопсихологи приводят множество. При таком подходе к взаимоотношениям человека и других биологических видов изумляет полное пренебрежение чувствами растений! Они ведь тоже чувствуют, реагируют на благоприятные условия существования, находятся во взаимодействии. Если стать на позицию анимистических представлений, все должны обладать душой и сознанием. Однако автор отказывает растениям, в отличие от животных, в равноправии с человеком. В целом, по мнению автора, аграрная революция ограничила свободу человека, привела к возникновению многочисленных технологических и, самое главное, социальных рамок. Результатом является формирование различных типов социального неравенства: кастовой системы, расовой сегрегации и т.д. и сложение нового пласта мифов, оправдывающих и легитимирующих сложившуюся ситуацию (Глава 8. История несправедлива). Примечательно, отношение автора к гендерному неравенству. Ю.Н. Харари довольно оригинально пытается доказать несостоятельность разделения в социальных ролях мужчины и женщины: те и другие похожи с точки зрения вида, имеют одинаковое строение мозга, равно работоспособны. Вывод автора: возникновение патриархата - еще одна историческая случайность (которых, кстати сказать, по мнению автора, много). При этом в этой же главе Харари живо возражает тезису о противоестественности гомосексуализма, приводя довольно странную логическую цепочку о трансформации в процессе эволюции тех или иных органов у разных биологических видов. Показательным, однако, является факт того, что однополая любовь может быть оправдана только у мужской части населения. Т.е. отрицая обоснованность возникновения патриархата, автор, тем не менее, является его апологетом! Последняя часть книги посвящена возникновению индустриального общества и глобализации планеты. Рост народонаселения, усложнение социальных отношений привели к расширению связей между ранее небольшими обществами. Все это вызвало необходимость создания новой мифологии: теории рынка, денег, потребления. По мнению автора, движущими силами на данном этапе становятся деньги и научные знания, которые образуют тесный взаимосвязанный симбиоз. Начиная с промышленной революции, данный союз набирает все большую силу и проникает во все сферы человеческого общества, изменяя и даже перерождая его. Описывая современное общество, Харари рисует его подчиненным идеологии консьюмеризма и всемогуществу науки. Новый глобальный миф, который позволил объединить население всей планеты - кредит. Благодаря ему современное общество постепенно переходит из реальной окружающей среды, пусть даже и модифицированной человеком, в новую - условную, где практически нет материальных объектов, а все основано на человеческом воображении. Важную роль в создании этой новой реальности играет наука, которая, как считает Харари, в очень скором времени переродит нашу планету, уничтожив экологическую среду и заменив ее научно-антропогенной. Научные исследования, как пишет автор, начинают развиваться еще в эпоху индустриальной революции, однако подлинно «промышленный» масштаб они приобретают только с прошлого столетия. К сожалению, Ю.Н. Харари, как и во многих других частях книги, не объясняет причин таких глобальных изменений в сознании человека. При этом автор довольно неудачно пытается отмежеваться от европоцентристской модели истории, констатируя наличие выдающихся изобретений во многих регионах планеты. Однако воспользоваться ими смогли только европейцы. Ответа на вопрос, почему так происходит, мы не получаем. В заключительных главах книги Харари рисует футуристическую картину дальнейшего развития человеческого общества, которое будет строиться на базе наукоемких технологий. В довольно близкой, по мнению автора, перспективе эти технологии переродят не только окружающую среду, но и самого человека, изменив его сознание и сделав его бессмертным (или почти бессмертным). Столь интересная и оригинальная работа, к сожалению, имеет и ряд недостатков. Главным из них следует назвать слабую аргументированность выводов автора. Они основаны на отличном знании фактического материала, на умении видеть закономерности исторического процесса, однако все выводы автора не априорны, а скорее, наоборот, являются поводом для дискуссии. При обсуждении многих вопросов присутствует предвзятость автора в подборе исторических фактов. Отсутствие доказательной базы в работе снижает ее ценность. Кроме того, автор во многих случаях констатирует определенные тезисы как факты, не объясняя причин их возникновения. Это касается, в пер- вую очередь, главных позиций концепции автора об трех революциях. Почему происходит когнитивная, аграрная и индустриальная революция? Почему именно в это время и в этом месте? На эти основополагающие вопросы автор не дает ответа. Многие выводы автора и причинно-следственные связи, выделяемые им, выглядят чересчур упрощенно, а в некоторых случаях, - натянуто. В целом, концепция, изложенная Ю.Н. Харари, объясняет многие факты всемирной истории и предлагает альтернативное, точнее, новаторское ее видение, не противореча, однако, основным установкам академической науки.

N V Panasyuk

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Email: opanatka@yandex.ru
6 Mikluho-Maklay St., Moscow, 117198, Russia Ph.D. in History, Senior Lecturer of the Departement of the World History of the Faculty of Humanities and Social Sciences at RUDN University

Views

Abstract - 24

PDF (Russian) - 7

PlumX


Copyright (c) 2018 Panasyuk N.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.