THE ORIGINATION OF THE COMMUNIST INTERNATIONAL RADIO BROADCASTING IN THE SPANISH LANGUAGE

Cover Page

Abstract


Today we are facing numerous cases of increasing worsening the international relations. This gives a special role to the foreign politics propaganda. That’s why the successful experience of the propagandist work during the Second World War should not be ignored. This article describes the creation of the Spanish language radio broadcasting system of the Communist International at the beginning of the Great Patriotic War. The broadcasting was implementing via the Radio Espa-na Independiente radio station (also known as Pirenaica), which was illegal in Francoist Spain. This work is primarily based on the documents (that were published or not) of the Communist International fund, which is part of the Russian State Archive of Socio-Political History. Also, some memoirs in Russian and Spanish were used in the research. Today we don’t have a single work (in the Russian and foreign historiography, as well), devoted to the general history of the Soviet radio broadcasting in foreign languages. However, this article helps us to clarify the role of the Communist International in the Soviet foreign broadcasting activities during the war, starting from the middle of July 1941. The Communist International did not just assist to the All-Union Committee for Radiofication and Radio Broadcasting at the USSR Sovnarkom, but at the same time, its own foreign broadcasting was created. And this broadcasting, held on behalf of some illegal secret radio stations located in other countries, aimed at pursuing the interests of the Soviet Union within its information war with Hitler’s Germany and its allies. In general, the Comintern radio broadcasting was a serious Soviet weapon of external policy propaganda.


Введение. Начало регулярного советского радиовещания на иностранных языках датируется 1929 г. Первыми были организованы радиопередачи на немецком языке. Затем появились передачи на английском и французском языках [1. С. 163-164]. В 1933 г. был создан Всесоюзный радиокомитет по радиофикации и радиовещанию при Совете народных комиссаров СССР (ВРК при СНК СССР) [2. С. 979-980], который в дальнейшем являлся единственной организацией в Советском Союзе, которая официально занималась радиовещанием на зарубежные страны. Слова испанского диктора ВРК при СНК СССР «Atencion, habla Moscu, camaradas!» впервые прозвучали в международном эфире 1 августа 1932 г. Эти слова произнес Л. Чекини, аргентинский профсоюзный деятель итальянского происхождения, получивший в СССР политическое убежище [3. С. 27]. Вплоть до окончания гражданской войны в Испании, которая завершилась в 1939 г. поражением для республиканцев, поддерживаемых Москвой, он практически в одиночку обеспечивал работу испанской редакции ВРК. В качестве примера можно привести начало 1937 г. Тогда испанские радиопередачи одночасовой и двухчасовой продолжительности каждую ночь передавались в эфир. Занимался этими передачами один единственный человек - Луис Чекини. Он делал все - выполнял функции редактора испанских радиопередач, переводчика, машинистки, корреспондента. Передавал их в эфир до 03:00 часов ночи также Л. Чекини [4. Л. 21]. А в начале 1940-х гг. испанская редакция Московского радио («Московское радио» или «Радио Москва» - это неофициальное название ВРК при СНК СССР, которое использовалось в рассматриваемый период времени) уже переживала «самый настоящий бум», - так охарактеризовал данный период в ее развитии Э. Симорра [5. С. 75]. Эусебио Симорра был среди тех испанцев, которым пришлось покинуть свою родину и эмигрировать в Советский Союз в конце 1930-х гг. Будучи опытным партийным журналистом, Симорра в 1940 г. устроился на работу в Радиокомитет и проработал в его испанской редакции без малого 4 десятилетия, став настоящей легендой советского радиовещания на испанском языке. Именно в первой половине 1940-х гг. у руководства ВРК при СНК СССР появилась возможность предпринять успешные шаги по использованию испанских политэмигрантов, прибывших в СССР после падения Испанской республики, в качестве серьезного усиления квалифицированными кадрами своей редакции, которая готовила советские радиопередачи для франкистской Испании. Помощь с кадрами Московскому радио оказал Коммунистический Интернационал (КИ), вернее, одна из его национальных ячеек, - Коммунистическая партия Испании (КПИ). Первыми из Коминтерна в испанскую редакцию ВРК при СНК СССР пришли Р. Мендесона, А. Ассати и Э. Симорра [5. С. 66-67, 75-79; 6. Р. 84]. Однако вплоть до начала Великой Отечественной войны они не могли работать максимально эффективно. Пока действовал пакт Молотова-Риббентропа, испанским коммунистам приходилось сдерживать себя от открытого выражения всей своей ненависти по отношению к Ф. Франко и А. Гитлеру. Исследование проблемы. После нападения войск национал-социалистической Германии на СССР пропагандистская деятельность аппарата Исполкома Коминтерна приобрела первостепенное значение в его работе. Пропаганда Коминтерна была нацелена на поддержку Советского Союза и развитие антифашистской борьбы [7. С. 91-97; 8. С. 203-208]. Особое значение руководство ИККИ придавало радиовещанию на иностранных языках. 1 июля 1941 г. Г.М. Димитров записал в своем дневнике: «Послал Молотову наши политические и организационные предложения» [9. Л. 102]. В тот день генеральный секретарь ИККИ отправил наркому иностранных дел СССР два письма, в одном из которых, в частности, писал: «...Просим Вас решить вопрос о секретной радиостанции, которая бы говорила от имени свободной Германии к немцам. Станцию можно было бы использовать и для радиовещания к румынам, финнам, венгерцам и полякам. Организацию этого радиовещания поручить нам» [7. С. 108-109]. 6 июля 1941 г. состоялась встреча В.М. Молотова с Г.М. Димитровым и Д.З. Мануильским, в ходе которой руководство Коминтерна получило одобрение своей инициативы по организации нелегального национального радиовещания на ряде иностранных языков: «Предложения наши приняты. Неофициальное радиовещание необходимо на разных языках. Разрешено организовать» [9. Л. 104]. Убедившись в поддержке данной инициативы со стороны советского руководства, Исполком Коминтерна (ИККИ) почти сразу же приступил к ее реализации [9. Л. 107]. Уже к 15 июля 1941 г. КИ начал вести нелегальные радиопередачи на немецком языке для католиков и национал-социалистов [7. С. 109]. В первой половине июля 1941 г. коминтерновские радиопередачи проводились через радиостудию Телеграфного агентства Советского Союза (ТАСС), находившуюся в Москве. Однако передачи велись от имени самого народа той страны, для которой они готовились Коминтерном, и выход в национальный эфир якобы тайно осуществлялся прямо с ее территории, из того места, которое было неизвестно государственным властям. Нельзя было допустить того, чтобы правительства вражеских стран узнали о реальном месторасположении подпольных радиостанций в столице Советского Союза. Поэтому требовалось организовать их работу в условиях строгой конспирации. С этой целью 15 июля 1941 г. Димитров обратился к Молотову с предложением создать «особую радиостудию» в помещении отдела печати ИККИ и начать проведение передач через нее. Разрешение на создание собственной радиостудии для осуществления нелегальных радиопередач было получено генеральным директором ИККИ от В.М. Молотова на следующей же день, 16 июля [9. Л. 111]. Со временем объем работы аппарата Исполкома Коминтерна в области радиовещания постепенно возрастал, и она особенно развернулась после переезда аппарата ИККИ в Уфу в середине октября 1941 г. До эвакуации в столицу Башкирской АССР Коминтерн имел всего 11 радиостанций, которые еженедельно работали на 10 разных языках: немецком, болгарском, румынском, польском, чешском, французском, итальянском, испанском, венгерском и словацком. В неделю они осуществляли всего 51 радиопередачу, общая продолжительность которых достигала 15 ч. 45 мин. Каждая радиостанция, за исключением специальной католической, занималась нелегальной радиопропагандой на конкретную страну [10. Л. 4-6]. Первая радиопередача Исполкома Коминтерна на испанском языке вышла в эфир 22 июля 1941 г., спустя месяц после нападения армии Гитлера на СССР [11, с. 159]. Испания Франсиско Франко на протяжении большей части войны придерживалась дружественного нацистскому Берлину нейтралитета и даже отправила на Восточный фронт Второй мировой войны сражаться против большевистской власти в России т.н. «Голубую дивизию» [12. С. 92-157; 13, 14]. Подпольная радиостанция ИККИ, осуществлявшая радиовещание на испанском языке, получила название «Радио Эспанья Индепендиенте» (с испанского название радиостанции можно перевести как «Радио “ Независимая Испания”»). Но большую известность среди испанских радиослушателей радиостанция получила под своим вторым названием - «Пиренаика», которое придумала и дала ей Д. Ибаррури. Непосредственной организацией и руководством работой радиостанции Исполкома Коминтерна, вещавшей на испанском языке, занималась КПИ. Испанская радиостанция пропагандировала идею национального единства всех испанцев против «гитлеровской агентуры» в Испании, прежде всего против С. Суньера (министра иностранных дел Испании и главы испанской правящей партии) и его сторонников, которые, как заявлялось, намеревались ввергнуть страну в войну против Советского Союза. Своими радиопередачами Коммунистическая партия Испании стремилась убедить испанцев в том, что Испания не должна была служить военной базой для гитлеровской Германии, выступала против всякой отправки испанского продовольствия, товаров и тому подобного в Германию. Особое внимание сотрудники радиостанции уделяли Голубой дивизии, которую характеризовали как «позор для Испании». В радиоэфире ими заявлялось о том, что ни один испанец не должен был становиться ни солдатом, ни рабочим Гитлера. Аудиторию своих радиослушателей радиостанция КПИ стремилась убедить в том, что испанский народ в целом должен был оказывать всеми возможными средствами помощь Отечественной войне советского народа, что являлось «продолжением борьбы самого испанского народа за свою свободу и независимость» [10. Л. 9-10]. Христианская радиостанция Коминтерна вещала на 7 разных языках. Имелись радиопередачи и на испанском языке. Они передавались от имени радиостанции, называвшей себя «Радио Аксион Католика» (название можно перевести с испанского языка как «Радио “Католическое действие”»). В них пропагандировалась идея независимой католической Испании. Христианская радиостанция выступала против «немецких неоязычников», которые грабили Испанию, и против гитлеровских агентов, которые пытались втянуть Испанию в «антихристианскую войну» Гитлера [10. Л. 13-15]. У руководства ИККИ имелись косвенные доказательства слышимости его испаноязычных радиопередач: неоднократно повторявшиеся вынужденные выступления официального испанского радио - «Радио Насьональ де Эспанья» (с испанского название радиостанции можно перевести как «Национальное радио Испании») против сообщений, которые прежде были переданы «Радио Эспанья Индепендиенте» (правда, в данных выступлениях не упоминалось название испанской радиостанции Коминтерна). О слышимости и влиянии радиостанции КИ, вещавшей на испанском языке, также свидетельствовал случай, кода министр юстиции франкистского правительства вынужден был выступить с публичным заявлением по поводу кампании по политической амнистии, которую проводило «Радио Эспанья Индепендиенте» [10. Л. 16]. Как же было организовано нелегальное радиовещание Исполкома Коминтерна? Во главе каждой радиостанции стоял коллектив редакторов, в состав которого входили ответственные партийные работники или руководители коммунистической партии соответствующей страны. Аппарат каждой редакции был крайне небольшим и включал в себя от 2 до 7 членов соответствующей компартии. Деятельность радиостанций должна была соответствовать работе центрального органа партии своей страны. Общее руководство работой радиостанций лежало на так называемой «центральной редакции», которая была назначена Секретариатом ИККИ и состояла из 5 человек. В ее распоряжении находилось 3 политических помощника (приведенные цифры отражают численность центральной редакции и ее помощников уже в период работы аппарата ИККИ в столице Башкирской АССР). Задача центральной редакции заключалась в том, чтобы, основываясь на центральной линии, установленной Секретариатом ИККИ, давать необходимые указания и советы по повседневной работе своим радиостанциям. Центральная редакция также осуществляла функцию цензорского контроля: все радиопередачи предоставлялись ей для контроля и визирования. Работой самой центральной редакции непосредственно руководил и лично ее контролировал генеральный секретарь ИККИ. Работа дикторов проверялась дежурным членом центральной редакции прямо у микрофона. Центральная редакция находилась в тесной связи с отделом печати ИККИ, который предоставлял ей важные материалы для радиопередач, снабжал ее материалами, получаемыми его сотрудниками благодаря прослушиванию передач основных зарубежных радиостанций, и т.д. [10. Л. 17]. Самая большая трудность в работе национальных редакций нелегальных радиостанций Исполкома Коминтерна после переезда в Уфу заключалась в отсутствии требуемой для их работы актуальной информации о положении дел в той стране, для которой они готовили свои передачи, так же, как и представлений о реальных настроениях «народных масс» этой страны [15. Л. 1-2]. Логично предположить, что данная проблема осложняла работу сотрудников нелегального радиовещания КИ на иностранных языках еще в Москве, только в гораздо меньшей степени. Заключение. Из вышеизложенных фактов следует, что с 15 июля 1941 г Коммунистический Интернационал не только оказывал помощь ВРК при СНК СССР, то есть официальному советскому радиовещанию на иностранных языках, но и занимался собственным радиовещанием на зарубежные страны, - национал-социалистическую Германию, оккупированные немецкой армией территории, а также государства-союзники нацистского Берлина. Оно велось от имени секретных радиостанций, нелегальная деятельность которых в национальном эфире этих стран преподносилась в качестве важной составляющей внутренней антифашистской или оппозиционной борьбы патриотически настроенных и самостоятельно организованных народных групп против Гитлера, подконтрольных и союзных ему правительств, администраций, предательски стоявших на его стороне, вопреки национальным интересам. Большинство радиослушателей Третьего рейха и стран гитлеровской коалиции (к этой категории стран в рамках данной статьи автор относит не только страны «оси» - Италию и Японию, но все страны, правящие режимы которых, с точки зрения руководства СССР, в той или иной форме поддерживали национал-социалистическую Германию во Второй мировой войне), по всей видимости, относились к Московскому радио с его международными передачами подозрительно, видя в нем официальный рупор внешнеполитической пропаганды большевистского режима в России, - главного идеологического врага их государств. Предполагалось, что куда больше доверия у них должна вызвать информация, которую бы передавали как будто свои «народные» радиостанции, просто не имевшие возможности заниматься внутренним вещанием на легальной основе, ввиду государственной цензуры. В силу данного обстоятельства национальное радиовещание Коминтерна через собственные нелегальные радиостанции могло превратиться в эффективное оружие СССР, способное нести реальную угрозу интересам действовавших правительств и администраций выше названных стран.

A Andreevich Glazov

Peoples’ Friendship University of Russia

Author for correspondence.
Email: viadelcorso@yandex.ru
Mikluho-Maklay St., 6, Moscow, Russia, 117198

аспирант кафедры всеобщей истории Российского университета дружбы народов

  • Gurevich P.S., Ruzhnikov V.N. Sovetskoe radioveshchanie: Stranitsy istorii [Radio Broadcasting in the USSR: Pages of History]. Moscow, «Iskusstvo» Publ., 1976. 382 p.
  • «Velikaja kniga dnja...»: Radio v SSSR: sb. dok. i mat. [«The Great book of a day...»: Radio in the USSR: Collection of Documents and Materials] / Compiler T.M. Gorjaeva. Moscow, ROSSPJeN Publ., 2007. 1040 p.
  • Zasko I.F. Nachalo [The Beginning]. Golos, kotoryy znakom vsemu miru: Rossiyskomu Inoveshchaniyu - 80 let! [The Voice Celebrated in the Whole World: International Broadcasting of Russia Celebrates its 80 anniversary!]. Moscow, n.p., 2009, p. 23-33.
  • Rossijskij gosudarstvennyj arhiv social’no-politicheskoj istorii [Russian State Archive of Socio-Political History] (RGASPI.). F. 495. Op. 12. D. 135.
  • Simorra B. Idal’go v strane kholoda. Ispanskiy zhurnalist v Sovetskoy Rossii, 1939-1977 [Hidalgo in the country of cold. Spanish journalist in Soviet Russia. 1939-1977]. Moscow, «Delovoy Domovoy» Publ., 2011. 414 p.
  • Mendezona R. La Pirenaica y otros episodios. Madrid, Libertarias/Prodhufi, 1995. 295 p.
  • Komintern i vtoraja mirovaja vojna: sb. dok. v 2-h ch. Ch. 2: Posle 22 ijunja 1941 g. [The Comintern and World War II: collection of documents in 2 vols. Vol. 2: After June 22, 1941] / Compilers, authors of introduction and references N.S. Lebedeva, M.M. Na-rinskiy; Editors-in-Chief K.M. Anderson, A.O. Chubar’jan. Moscow: «Pamjatniki is-toricheskoj mysli» Publ., 1998. 596 p.
  • Istorija Kommunisticheskogo Intemacionala 1919-1943: Dokumental’nye ocherki [History of the Communist International 1919-1943: Documented Essays] / Editor-in-Chief A.O. Chubar’jan. Moscow, «Nauka» Publ., 2002. 413 p.
  • Rossijskij gosudarstvennyj arhiv social’no-politicheskoj istorii [Russian State Archive of Socio-Political History] (RGASPI.). F. 495. Op. 195. D. 1.
  • Rossijskij gosudarstvennyj arhiv social’no-politicheskoj istorii [Russian State Archive of Socio-Political History] (RGASPI.). F. 495. Op. 73. D. 125.
  • Ibarruri D. Vospominanija: Bor’ba i zhizn’. V 2-h kn. Kn. 2. Mne ne hvatalo Ispanii: Per. s isp. [Memories: Struggle and Live. In 2 vols. Vol. 2. I missed Spain: translation from Spanish]. Moscow: Politizdat Publ., 1988. 286 p.
  • Pozharskaja S.P. Fransisko Franko i ego vremja [Francisco Franco and His Time]. Moscow: «OLMA Media Grupp» Publ., 2007. 410 p.
  • Kovalev B.N. Dobrovol’cy na chuzhoj vojne: Ocherki istorii Goluboj divizii [Volunteers in a Strange War: the Essays on the Blue Division History]. Veliky Novgorod: The Yaro-slav-the-Wise Novgorod State University, 2014. 491 p.
  • Elpat’evskij A.V. Golubaja divizija, voennoplennye i internirovannye ispancy v SSSR [The Blue Division, Prisoners of War and Spanish internees in the USSR]. Saint Petersburg, Aletejja Publ., 2015. 268 p.
  • Rossijskij gosudarstvennyj arhiv social’no-politicheskoj istorii [Russian State Archive of Socio-Political History] (RGASPI.). F. 495. Op. 73. D. 144.

Views

Abstract - 184

PDF (Russian) - 618

PlumX


Copyright (c) 2017 Glazov A.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.