INSCRIPTIONS ON STELAE OF THE GENERAL KASA. TRANSLATIONS AND HISTORICAL COMMENTARY

Abstract


The present article contains a reproduction and a full translation of hieroglyphic inscriptions on 4 stelae from the lost tomb of general Kasa at Saqqara (XIX Dyn.). The publication of inscriptions on the stelae includes a short description of images and sacred symbols carved on them. The spells inscribed on these stelae are mainly the extracts from Chapter 151 of the Book of the Dead. The unique peculiarity of stelae is the shallow niches carved in the form of objects intended for the magical protection of the dead in his tomb: a mummyform figurine, a torch, a statuette of a jackal Anubis and a djed-pillar. The author touches also a question of the stelae original location inside the tomb itself. As the present location of Kasa’ tomb is unknown the layout of stelae in the tomb’s decoration program remains hypothetical. The comparison with private funeral complexes of the New Kingdom in Thebes and Memphis let us to state that the stelae of Kasa are an ensemble which has not known parallels.

В числе реплик произведений искусства древнего мира, находящихся в музее мировых цивилизаций при кафедре всеобщей истории РУДН, экспонируются четыре египетские стелы из гробницы военачальника Каса. Подлинники в настоящее время хранятся в музее Средиземноморской археологии в Марселе (так называемый Musée de la Vieille Charité) (1). Краткое описание стел и исторический комментарий (рис. 1-4) Инв. номер: 956 Размеры: примерно 76х50 см. Материал: известняк, частично сохранившаяся раскраска на теле Каса, шакалах, символах в верхней части стел. Происхождение: гробница Каса в некрополе в Саккара, поступила в музей из коллекции А.Б. Кло-Бея (1861 г.) Датировка: Новое царство, правление Cети I (ок. 1290-1279 гг. н.э.). Библиография: Naville E. Les quatres stèles orientées du Musée de Marseille // Compte-rendus du Congrès provincial des Orientalistes (3e session, Lyon, 1878). Lyon, 1880; Berlandini J. Varia Memphitica III // Bulletin Français d’Archéologie Orientale. - 1977. - Vol. 77. - P. 38-44. - Pls VII-XIV; Meeks D., Meeks C., Pierini G. Musées de Marseille: La collection égyptienne: Guide du visiteur. Marseilles, 1990. - P. 47-50. Рельефы и надписи на плитах прямоугольной формы, выполненные в технике «врезанного рельефа», вписаны в очерченное сплошной линией пространство в виде стелы с закругленным верхом. Фактически надписи и изображения на плитах представляют собой имитацию настоящих стел, являвшихся элементом декоративной программы в гробнице Каса. Частично поврежденные иероглифические знаки, находящиеся в верхних углах каждой плиты, обозначают ориентацию стел по сторонам света: север (), юг (), восток (), запад (). В соответствии с художественной традицией эпохи Нового царства пространство в верхней части стел занимает композиция из группы изображений, связанных с идеей возрождения и вечной жизни: на южной и западной стелах она состоит из двух глаз бога Хора - уджат () (2),чаши-хенет (), знака воды (), и кольца-шен (), символизирующего вечный цикл солнца; на северной и восточной стелах центральная группа знаков фланкирована двойным изображением лежащего на ковчеге шакала (). Фигуры шакалов, олицетворяющих бога - защитника умерших Анубиса, также относятся к солнечному символизму - восходу и закату на восточной и западной оконечностях горизонта. Нижнюю часть стел занимают изображения коленопреклоненного Каса в позе молитвенного поклонения перед магическими предметами, очертания которых повторяют высеченные в толще камня неглубокие ниши. Предметы, которым поклоняется Каса, представляют собой четыре разные фигурки, поставленные на кирпичи: Анубис в виде лежащего шакала, факел, столб-джед (фетиш Осириса) и статуэтка в виде запеленутой мумии. На северной стеле Каса показан поклоняющимся мумиеобразной фигурке, стоящей на магическом кирпиче; на южной стеле, содержащей наиболее длинный текст, в силу нехватки места, достаточного для фигуры Каса, изображен только факел на подставке; на восточной стеле Каса поклоняется шакалу Анубису, возлежащему на ковчеге. Перед Анубисом изображены атрибуты, типичные для сцен жертвоприношений и религиозных ритуалов, - сосуд-немсет на подставке и цветок лотоса; нижнюю часть западной стелы занимает ниша в форме столба-джед, по обе стороны которой помещены симметричные изображения коленопреклоненного Каса с молитвенно воздетыми руками. На всех стелах Каса представлен в одеянии эпохи Рамессидов (XIII-XI вв. до н.э.) - в длинном парике, с короткой накладной бородкой, в пышной плиссированной тунике с просторными рукавами, широком ожерелье и браслетами на запястьях. Фигурки на кирпичах, для которых в стелах были сделаны ниши, входили в погребальный инвентарь, помещавшийся в эпоху Нового царства в царские и частные гробницы (рис. 5) (3). Предназначенные защищать умершего после погребения от враждебных ему существ иного мира (4) магические кирпичи с начертанными на них заклинаниями из 151-й главы так называемой «Книги Мертвых» размещались в непосредственной близости от мумии - либо в небольших нишах, вырубленных в стенах погребальной камеры, либо на полу вокруг саркофага. Расположение магических кирпичей в усыпальнице определялось предписаниями «Книги Мертвых», согласно которым ниши для этих оберегов устраивались «в ином мире» - т. е. непосредственно в погребальной камере (5) [1. P. 148]. Тексты 151-й главы «Книги Мертвых» содержат также подробные указания, какая именно фигурка должна быть установлена на кирпиче, и в какой нише она должна находиться. Наглядной иллюстрацией того, как в идеале следовало разместить обереги в погребальном покое, является виньетка к 151-й главе «Книги Мертвых»: фигурка в виде мумии - на севере, факел - на юге, шакал Анубис - на востоке, столб-джед - на западе (6) (рис. 6). Более того, уточняется, что мумиеобразная фигурка должна быть повернута лицом на юг, факел - на север, изображение Анубиса - на запад, а столб-джед - на восток (7). Заклинания, соответствующие каждому из четырех магических кирпичей, были направлены на отражение опасностей, грозящих покойному: так, заклинание на кирпиче с мумиеобразной фигуркой отпугивало безымянное вредоносное существо; заклинание на магическом кирпиче, которому соответствовал факел, предотвращало занос гробницы песком и спасало от появления демона Сифу («убийцы») (8); заклинание на магическом кирпиче с фигуркой шакала (Анубиса) - от гнева и расправы с умершим другого злонамеренного существа; заклинание на магическом кирпиче со столбом-джед оберегало умершего от демона загробного мира Кеп-хер («Того, чей лик скрыт») (9) [2. P. 383. IV]. Тем не менее ни по содержанию, ни по виньетке к 151-й главе «Книги Мертвых» порядок произнесения этих заклинаний установить невозможно (10). В целом лишь ясно, что размещение кирпичей внутри камеры с саркофагом и предполагаемое чтение жрецами заклинаний на них относились к заключительным ритуалам погребения, предваряющим замуровывание входа в гробницу. Как полагали египтяне, после выполнения перечисленных в «Книге Мертвых» условий все четыре стены в погребальной камере, символически ориентированные по сторонам света, отныне должны были надежно защитить умершего в его «доме вечности». Плиты из гробницы Каса, на которых высечены надписи, обычно наносившиеся на магические кирпичи, являются заметным отступлением от ранее принятой практики. Таким образом, изображения стел с выдержками из 151-й главы «Книги Мертвых», функционально служащих обрамлением для магических фигурок (11), представляют собой уникальный ансамбль, не имеющий аналогий [3. P. 48]. Как полагал Э. Навилль, необычное решение ниш для магических кирпичей в виде стел было вызвано стремлением владельца гробницы подстраховаться на случай утраты или кражи находившихся в них амулетов [4. P. 6]. Местоположение самой гробницы Каса в настоящее время неизвестно, однако не подлежит сомнению, что она находилась в некрополе в Саккаре. После перемещения в конце XVIII династии царской резиденции из Ахетатона в Мемфис и нового расцвета этого города как крупного административно-политического центра в Саккаре появляются гробницы правящей элиты конца XVIII - начала XIX династии. Кроме титулов, содержащихся в надписях на стелах Каса и на нескольких предметах из его погребального инвентаря (12), - «военачальник», «главнокомандующий», «царский писец» [5. P. 14] - больше ничего о нем не известно. По всей видимости, Каса был одним из представителей военной среды, из которой вышли и на которую опирались первые цари из династии Рамессидов - Рамсес I, Сети I, Рамсес II (13). Принимая во внимание то, что большая часть хранящихся в музеях мира мемфисских рельефов документирована, и ни один из известных фрагментов не происходит из гробницы Каса, весьма вероятно, что остальные ее рельефы все еще находятся in situ [6. P. 268]. Стиль рельефов, обнаруживающий значительное сходство с саккарскими памятниками времени XIX династии, и палеографические особенности надписей также косвенно указывают на происхождение этих плит из некрополя Мемфиса. Однако до тех пор, пока архитектура и план гробницы Каса остаются неизвестными, реконструкция расположения изображений стел в ее декоративной программе остается гипотетической. В отличие от архитектуры фиванских частных гробниц эпохи Нового царства, почти полностью высекавшихся в скале, гробницы Саккары имели обширную и богато декорированную надземную часть, напоминавшую храм в миниатюре. Одна из причин преобладания такого архитектурного типа гробниц в мемфисском некрополе, вероятно, заключалась в том, что к концу XVIII династии возможности для их устройства в невысоких скалистых склонах в Саккаре были практически исчерпаны [7. P. 39]. Но при всех различиях в архитектуре и планировке ни в фиванских, ни в саккарских частных гробницах погребальная камера и ведущие к ней шахты и спуски, как правило, не декорировались. Единственное известное на данный момент исключение из этого правила в некрополе Саккары представляет лишь гробница конца XVIII династии Майа и Мерит, некоторые подземные камеры которой содержит тексты и рельефы, отличающиеся высоким уровнем художественного исполнения [7. P. 185]. Следовательно, можно допустить, что некоторые помещения в подземной части гробницы Каса также могли быть декорированными, а стелы-обереги, дублирующие магические кирпичи, происходят из высеченной в скальном основании погребальной камеры. Несмотря на то, что точное расположение стел в гробнице Каса будет возможно установить лишь после ее обнаружения, в пользу их вероятного происхождения именно из погребальной камеры свидетельствуют виньетки к 151-й главе «Книги Мертвых» с изображением магических фигурок, расставленных вокруг ложа с мумией (рис. 6). Перевод текстов на стелах Перевод текста на северной стеле: 1) «То, что (должно быть) сделано на стене северной: «Приходящий, чтобы схватить (меня), не позволю я схватить тебе 2) меня. Приходящий, чтобы ударить тебя. (Не) позволю я ударить тебе меня. Вот, я в качестве 3) защитника Осириса, царского писца, военачальника Каса, правогласного». Говорение слов над кирпичом из свежей глины (14), 4) на котором высечено изречение это: «сделать изображение из дерева-има (15) 7 пальцев (в высоту), уста которого отверсты (16), 5) укрепить его на кирпиче, для которого сделана ниша на стене северной, которая обращена (букв. «лицо ее») на юг, 6) (и) восстановить лицо ее (т.е. заделать нишу в стене). Вот, столб-джед на западе, лицо его на восток; Анубис на востоке, лицо его на (запад); 7) факел на юге, лицо его на север; 8) изображение из дерева-има на севере, лицо его на юг. Надпись перед коленопреклоненным Каса (продолжается над ним): 9) воздание хвалы Осирису, целование земли (17) перед Уннефером (18) 10) Осирисом, военачальником Каса, правогласным. Надпись внизу стелы: А. царский писец, военачальник Каса, правогласный, сын сановника Хатиаи, правогласного, рожденный госпожой дома Исет. Иероглифический текст на северной стеле (Рис. 1) Перевод текста на южной стеле: 1) То, что (должно быть) сделано на стене южной гробницы Осириса, царского писца, военачальника Каса, правогласного. Говорит он: 2) «Я тот, кто задерживает песок, чтобы окружить сокрытое (19); отражаю (я) его факелом 3) некрополя. Сбиваю (я) с пути их (20). Вот, я в качестве (защитника) Осириса, царского писца Каса, правогласного». 4) Говорение слов над кирпичом из свежей глины, на котором вырезано изречение это и посередине которого укреплен факел в виде пламени: «Сделана ниша для него в стене южной, которая обращена (букв. - «лицо ее») на север. Вертикальная надпись слева: 1) Осирис, царский писец, военачальник Каса, правогласный. Вот, ты в качестве просветленного (ах), могущественный в некрополе. 2) Вот, оправдан ты в большом зале отверзания уст (и) действовавшие 3) против тебя (теперь) подчинены тебе. Отрезаешь ты головы их, действующих против тебя, Осирис Каса». Вертикальная надпись справа (21): 1) О, светильник яркий, светильник двойника (ка) твоего, Осирис, 2) царский писец Каса, правогласный. Сияет светильник ночью после дня, 3) око Хора сияет в святилище этом, сияет оно перед тобой, воссоединяется оно 4) на челе твоем, защищает оно лик твой, ниспровергает оно врагов твоих, (о), Осирис, Каса! Надпись внизу стелы: A. царский писец, военачальник Каса, правогласный, сын сановника Хатиаи, правогласного, рожденный госпожой дома Исет. Иероглифический текст на южной стеле (Рис. 2) Перевод текста на восточной стеле: 1) То, что (должно быть) сделано на стене восточной: «Будь бдителен, Осирис, царский писец Каса, правогласный! 2) «(О) бдительный, находящийся на вершине своей. Гнев твой отражен, отвратил (я) нападающего. Вот, (я) 3) в качестве защитника Осириса, военачальника Каса, правогласного». Говорение слов над Анубисом из глины, 4) смешанной с ладаном (и) зерном-пеха, установленном на кирпиче из глины, на котором вырезано 5) изречение это, (и) для которого сделана ниша в стене восточной, которая обращена (букв. «лицо ее») на 6) запад; восстановить лицо ее (т.е. заделать нишу в стене): «Осирис, главный царский писец владыки Обеих Земель Каса, благородный перед богом великим». Надпись над лежащим Анубисом: A. Анубис на вершине его. Надпись над фигурой Каса: B. царский писец, военачальник Каса, правогласный перед богом великим. Надпись внизу стелы: C. царский писец, военачальник Каса, правогласный, сын сановника Хатиаи, рожденный госпожой дома [Исет]. Иероглифический текст на восточной стеле (Рис. 3) Перевод текста на западной стеле: 1) Царский писец, военачальник Каса, правогласный, говорит он: «Приходящий в поиске; предотвращено прихождение твое, Кеп-хер (22). 2) Я тот, кто встает позади столба-джед в день отражения ударов в качестве защитника Осириса, 3) царского писца Каса, правогласного». Говорение слов над столбом-джед из фаянса, перекладины которого (сделаны) из золота, покрытым царским полотном, 4) умащенным маслом, установленным на кирпиче из свежей глины, 5) смешанной с ладаном (и) зерном-пеха, на котором вырезано изречение это, (и) для которого (т.е. кирпича со столбом-джед) сделана ниша 6) в стене западной, которая обращена (букв. «лицо ее») на восток; восстановить лицо ее (т.е. заделать нишу в стене) землей, которая под деревом-аш (23). Надписи над фигурами Каса справа и слева: A-B. Осирис, царский писец, главнокомандующий Каса, правогласный. Надпись внизу стелы: C. царский писец, военачальник Каса, правогласный, сын сановника Хатиаи, рожденный госпожой дома Исет. Иероглифический текст на западной стеле (Рис. 4) G:\фото. Египет, музеи и др\Рис. 1. Каса.jpg G:\фото. Египет, музеи и др\Рис. 2. Каса.jpg Рис. 1. Северная стела Рис. 2. Южная стела G:\фото. Египет, музеи и др\Рис. 4. Каса.jpg G:\фото. Египет, музеи и др\Рис. 3. Каса.jpg Рис. 3. Восточная стела Рис. 4. Западная стела G:\bricks.jpg Рис. 5. Магические кирпичи с фигурками в гробнице Тутанхамона (in situ) G:\2.jpg Рис. 6. Виньетка к 151-й главе «Книги Мертвых» Мутхетепти. XXI династия. Лондон. Британский музей (EA 10010). Стены погребальной камеры, в центре которой лежит мумия, защищают магические кирпичи (d, e, f, g)

Vladimir Anatol'evich Bolshakov

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: vb.scriba@gmail.com
Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russia, 117198

Views

Abstract - 626

PDF (Russian) - 463


Copyright (c) 2016 Большаков В.А.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.