THE POSITIONS OF THE ARAB STATES OF THE PERSIAN GULF ABOUT THE SETTLEMENT OF SYRIAN CRISIS

Abstract


The problem of Syrian conflict’s escalation has assumed a new character during this year: threat of terrorism to the whole world community rose, more political actors became a party to the conflict, the unquenchable wave of migration became the reason of social, demographic and economic issues on the European continent. The Persian Gulf’s states are more sensible to the continuation of civil war in Syria by its geopolitical factors. The cause of this is their national and regional security’s interests. On the basis of the importance of the regional states’ role in Syrian crisis, this article contains the comprehensive analysis of the position of the Persian Gulf’s Arab states in the discussing and settlement of the conflict in Syria.

Для стран Персидского залива Сирия и разгоревшийся конфликт внутри нее представляет собой поле столкновения региональных интересов арабских монархий Аравийского полуострова и Ирана. Основные игроки - Саудовская Аравия и Иран. Внешнеполитические, идеологические и религиозные разногласия этих государств вышли далеко за пределы региональной политики, втягивая в противостояние все мировое сообщество. Позиции региональных игроков тоже разделились, и основаны они, в частности, также на собственных интересах национальной безопасности и экономической выгоды. Позиции арабских стран Персидского залива в сотрудничестве с Сирией, а также их участие в урегулировании возникшего вооруженного конфликта фокусируются через призму их желания и стремления вытеснить сирийское государство с орбиты иранского влияния. По отношению к Сирии основной стратегической задачей страны Персидского залива видят в перетягивании Дамаска под свое управление, что поможет укрепить лидирующие позиции, например, Саудовской Аравии в регионе. Потенциальное ослабление проиранского режима в Дамаске дает странам Персидского залива возможность расширить свое региональное влияние. В частности, Саудовская Аравия и Катар считают, что дружественный по отношению к ним политический уклад в Сирии позволит доминировать в шиитском Багдаде, на которое они могут сейчас оказывать лишь небольшое влияние, но который в то же время представляется важным участником в региональном балансе сил. С началом антиправительственных выступлений в Сирии свою солидарность с руководством Сирии выразил Президент Ирака Джалаль Талабани. Позиция иракского правительства объясняется прежде всего его внешнеполитическими приоритетами. С одной стороны, Ирак занял достаточно нейтральную позицию по отношению к сирийскому кризису, высказывая необходимость именно политического урегулирования конфликта, без военного вмешательства извне. С другой, приветствует военную операцию России в Сирии, направленную против террористической деятельности ИГ, а также помощь Ирана в содействии укреплению власти Башара Асада. Недавние события в Ираке и опасения их повтора, а именно международного вмешательства и свержения режима Саддама Хусейна, не позволяет руководству страны смело высказываться за военное вмешательство, что также противоречит ее Конституции, в которой указано, что Ирак обязуется не вмешиваться во внутренние дела других государств [4]. Тем не менее, Ирак является союзником Ирана в регионе, а также имеет схожие с Сирией проблемы, такие, например, как курды и распространение ИГ на свою территорию. Сирийский кризис усугубил внутрииракскую ситуацию. Официальный Багдад опасается возникновения вакуума власти в Сирии, возможности распространения в этом случае конфликта на восток, на иракскую территорию, что в итоге и произошло в виде экспансии ИГ [1]. Именно исходя из соображений собственной безопасности, а также учитывая свои отношения с Ираном, правительство Ирака поддержало действия России на территории Сирии. В целом же страна пытается придерживаться нейтральной позиции в сирийском кризисе, выступая за его политическое разрешение, основанное на воли сирийского народа. Союзничество Ирака с Ираном после 2003 г. воспринимается международным сообществом в качестве важнейшей причины возрастания регионального влияния Тегерана [3]. Суннитский режим в Сирии смог бы способствовать укреплению и усилению ныне изолированных от политики иракских суннитских сил, тем самым позволяя им и странам Персидского залива влиять на политическую линию Ирака в целом. Также установление нового порядка в Сирии могло бы содействовать укреплению позиций аравийских монархий в Ливане, который уже экономически зависим от них. Уход Дамаска за пределы иранского лагеря рассматривается как прямой путь к укреплению регионального влияния в Леванте и более благоприятному для монархий Персидского залива балансу сил в регионе, который был нарушен после американской интервенции в Ирак в 2003 г. За такой ход событий выступает, в первую очередь, Саудовская Аравия и Катар. В частности, эти страны инвестировали наибольший политический и экономический капитал, предоставляя сотни миллионов долларов в качестве помощи и помогая финансировать различные группировки умеренной оппозиции в их борьбе против сирийского правительства [2]. С самого начала волнений в Сирии правительства Саудовской Аравии и Катара осудили действия Башара Асада и высказали свою поддержку сирийской оппозиции. Существует предположение, что дом Саудитов спонсирует оппозиционеров оружием через суннитских союзников Ирака и Ливана. В 2012 г., в ходе своего визита в Тунис, принц Сауд аль-Фейсал заявил, что гуманитарной помощи в Сирию «недостаточно», и идея вооружения сирийских повстанцев была «отличной идеей». В свою очередь, некоторые высказывания представителей Катара также выражают открытую поддержку сирийской оппозиции. Премьер-министр Катара не раз заявлял, что страна готова «сделать все необходимое, чтобы помочь сирийскому народу, в том числе предоставляя им оружие, чтобы защитить себя» [5]. Таким образом, позиции Саудовской Аравии и Катара, как представителей суннитов на Ближнем Востоке, основываются на стремлении предотвратить рост влияния шиитов в регионе, а именно ослабить положение Ирана, не позволяя укрепиться ему с помощью режима в Сирии. Относительно других арабских стран Персидского залива стоит отметить, что их позиции в урегулировании сирийского кризиса более нейтральны. Так, Кувейт является сегодня одним из крупнейших в мире доноров после ЕС и США, который пообещал выделить свыше 500 млн долларов на гуманитарную поддержку населения Сирии и ее беженцев. Оман, со своей стороны, продолжает посредническую политику, избегая прямого участия в текущих конфликтах в регионе. Кроме того, Оман является единственным арабским государством Персидского залива, которое поддерживает дипломатические и политические отношения с Сирией. Изначально, на заре развития сирийского конфликта, большинство стран Персидского залива ставили перед собой задачу примирить правительство Сирии с населением страны и принять участие в инклюзивном политическом процессе, который мог бы положить конец боевым действиям и проторить путь к миру. Однако по мере роста числа жертв среди мирных граждан, погибших в результате военных действий сирийского правительства, и в условиях начавшейся дезинтеграции страны подобный призыв к политическому урегулированию конфликта потерял свою былую осуществимость и практичность [2]. Если обрисовывать ситуацию вокруг Сирии с учетом позиций арабских стран Персидского залива относительно данного конфликта, то стоит отметить, что в большинстве своем так или иначе государства заинтересованы в скорейшей стабильности в регионе. Распространение террористических группировок, особенно действий со стороны ИГ, заставляют страны задумываться о любых вариантах разрешения гражданской войны в Сирии. Так, например, Оман и Ирак выступают за принятие участия нынешнего Президента Сирии Башара Асада в урегулировании конфликта, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт высказываются лишь за скорейшее решение ситуации и обязательно политическими методами. На недавней встрече с министром иностранных дел России посол Бахрейна также высказался за политическое урегулирование сирийского кризиса, правда, отметив, что Башару Асаду не место в будущем страны. Наиболее же несговорчивыми остаются Саудовская Аравия и Катар, но их позиции, как уже было отмечено, основаны на стремлении сменить существующий режим в Сирии и способствовать суннитскому укреплению в регионе. Позиции стран Персидского залива в урегулировании сирийского кризиса зависят от их геополитических интересов в регионе и на международной арене. Иран, учитывая свое военно-экономическое и политическое влияние, которое он оказывает на сирийское государство, будет продолжать поддерживать и способствовать укреплению прежней власти в Сирии. Потеряв контроль над Сирией, иранское правительство потеряет традиционного союзника в регионе. Ирак, в свою очередь, не отступает от позиции Ирана, но в то же время, исходя из недавнего военного вторжения на свою территорию, иракское правительство не спешит с резкими и категоричными заявлениями в поддержку Башара Асада. На противоположной стороне выступают Саудовская Аравия, Катар и Объединенные Арабские Эмираты. Эти страны заинтересованы в укреплении своего статуса в регионе, а, следовательно, вытеснении Сирии из-под орбиты иранского влияния, чем и обусловлено стремление этих стран сменить правящий режим в Сирии.

F Jazzan

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: feras.jazzan1986@gmail.com
Miklukho-Maklaya str., 10-2, Moscow, Russia, 117198

Views

Abstract - 194

PDF (Russian) - 290


Copyright (c) 2016 Джаззан Ф.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.