Intellectual competitions for schoolchildren: Main tasks and social significance

Cover Page

Abstract


Every historical period forms a special generation with its own values and norms. Children and youth become the main driving force in the development of the higher education, but this system in Russia is going through a difficult period due to the problems unresolved after the 1990s: the quality, accessibility and effectiveness of the higher education, inequalities in the access to education, etc. Therefore, intellectual competitions can be considered not only a positive manifestation of the social activity of schoolchildren, but also a means to support talented youth and ensure the interconnection of secondary and higher education systems. The article considers social aspects of the intellectual competitions for schoolchildren which aim at the development of social practices related to research activities and teaching at school. The authors focus on the research and practice-oriented interests of schoolchildren within the intellectual competitions in social studies: priorities, values and life strategies of schoolchildren when choosing the sphere of their interests. The authors analyzed the written projects of schoolchildren, presentations of these projects, responses to experts’ questions, reactions to questions not directly related to the topic of the presented project, further participation in the section, and some additional information. As a result, the authors made conclusions not only about the content of the priorities, values and life strategies of schoolchildren, but also about the procedure and conditions necessary for assessing the quality of work and the creative potential of participants of intellectual competitions.


Full Text

Социологические аспекты интеллектуальных конкурсов школьников (далее - ИКШ) многогранны, поэтому даже в свете изменений структуры и содержания современного образования составляют предметную область социологии образования. Здесь социолог, как правило, имеет дело с массивом информации о конкурсах и представлениях профессионального сообщества, формируемым службами и специалистами, которые не имеют специальной социологической подготовки. Следует также учитывать недостаточную информированность молодежи о перспективах научной деятельности в России и программах государственной поддержки науки, невысокий уровень подготовки (учителей и школьников) для занятий наукой в школах [14]. Соответственно, экспертной группой было инициировано исследование, направленное на анализ содержания, процедуры и эффективности интеллектуального конкурса среди школьников, который вот уже несколько лет ежегодно проводится на базе РУДН. Цели и роль ИКШ в российском образовании Цели интеллектуальных конкурсов в России - выявление одаренных школьников и мониторинг тех областей знания, к которым молодые люди проявляют наибольший интерес. Также благодаря конкурсам создается база данных для материальной помощи детям из малообеспеченных семей, в том числе с возможностью льготного поступления на бюджетные места в высшие учебные заведения. В обществе давно существует запрос на такие мероприятия [5]. Одной из государственных задач, закрепленных в законодательстве России [17], является поддержка детско-юношеского образования и создание условий для развития в стране творческой молодежи: с 2017 года реализуется федеральный проект, направленный на развитие системы конкурсов и предоставления грантов победителям конкурсов молодежных проектов [16]. Интеллектуальные конкурсы системно отражают закрепленное в законодательстве России понятие образования как «единого целенаправленного процесса обучения и воспитания» [20]. Образование включает в себя «процесс взаимного преображения мира и человека, в результате чего мир обретает человеческое измерение (мир-для-человека, мир-с-человеком) и человек становится неотъемлемой частью бытия мира (человек-в-мире, человек-для-мира)» [7. C. 227], т.е. образование есть «обретение человеком собственного образа» [7. C. 228], который начинает свое формирование в семье и продолжает в системе образования. Разделение образования на начальное, среднее и высшее связано с задачами, которые решает каждая из ступеней: они тесно связаны и взаимообусловлены, направлены не только на развитие умственных способностей, но и на воспитание духовно-нравственных ценностей. Возможность очных встреч представителей разных уровней системы образования, обмен опытом, общение школьников с профессорско-преподавательским составом университета - все это обеспечивает открытость и взаимосвязанность системы образования, в связи с чем в последнее время в вузах стали развиваться проекты, направленные на обеспечение преемственности между школой и университетом, поддержку талантливых школьников и одновременно раскрытие основных задач высшего образования для будущих абитуриентов [21]. В настоящее время в России проводится целый ряд конкурсов. Мы проанализировали ряд университетских проектов, связанных с проведением конкурсов среди школьников, и как наиболее удачный пример можем назвать конкурс «Идеи Д.С. Лихачева и современность» [15]. В целом вузы сегодня заинтересованы в подобных мероприятиях, поскольку они позволяют прогнозировать запросы и потребности молодежи в тех или иных профессиях. Кроме того, интеллектуальные конкурсы представляют возможности общения школьникам и экспертам вуза: как показывает практика подобных конкурсов в РУДН и на других площадках [11], они создают дополнительную мотивацию к творческому и интеллектуальному развитию школьников. На сегодняшний день можно уверенно говорить, что развитие ИКШ связано с утверждением научной программы в школах, что во всем мире проходило постепенно и последовательно. В этом поступательном движении решались важные прагматические вопросы: будет ли наука развиваться в государственных школах; есть ли среди учителей те, кто будет способствовать преподаванию «чистой науки» и воспитанию «научной привычки» у школьников; какие учебные дисциплины нужно включить в программу научного образования. Так, Британская академия наук в опубликованном еще в 1867 году докладе выделила в научной программе предпрофессиональную подготовку и психологическое воспитание через науку, рассматривая эти направления как прогрессивные. Американцы следовали примерно той же логике в содержании и направлениях развития науки в школах, но более подробно описывали цели научного образования, которые связывали науку с практическим применением и социальными последствиями. В России тоже накоплен обширный опыт продвижения научных знаний в педагогическую практику и подготовку «специально-образованных учителей», сочетающих предметно-научную область знания с классной работой [19]. Предмет интереса для социологов в интеллектуальных конкурсах - это социальная повестка в условиях роста масштабов и влияния интеллектуальных конкурсов в образовательной сфере, а также характер данных, предоставляемых их организаторам. Так, Россия включена в процесс масштабной подготовки и директивного регулирования интеллектуальных конкурсов. В частности, Министерство просвещения на 2018/2019 учебный год утвердило перечень олимпиад и интеллектуальных и/или творческих конкурсов в 204 наименования. Например, РАНХиГС при Президенте РФ только в 2018/2019 году объявила о проведении 46 интеллектуальных и творческих конкурсов. В МГУ им. М.В. Ломоносова конкурсов не так много, но это и всероссийские конференции («Потенциал», «Сахаровские чтения», «Колмогоровские чтения», «Чтения Вернадского», ЮНИОР, «Балтийский турнир», «Ученые будущего»), и международные конференции, и другие интеллектуальные соревнования (Турнир юных физиков, Образовательная академия для учителей). В среднем сегодня ведущие университеты Москвы и страны объявляют о проведении на своих площадках порядка 20-30 таких конкурсов в год. В этой активной социальной практике в системе образования наблюдается ряд парадоксов. Первый парадокс заключается в том, что в ИКШ пересекаются цели, задачи, стандарты и оценки научного образования, которые связывают школьные коллективы и отдельного школьника с практическим применением и социальными последствиями его личностного интереса к науке. Всегда есть вероятность, что «высокая проблематика» будет перетягивать научное обучение в сторону формального образования, переводить внимание с изучения фундаментальных предметов на применение знаний к новым ситуациям, интерпретациям и предсказаниям. Часто встречается и обратная ситуация: жесткие стандарты научного образования не различают труд и творчество. Другим парадоксом является то, что российская система образования, включая интеллектуальные конкурсы, находится под прессингом одновременно глобальных образовательных трендов и специфических российских реалий. С одной стороны, в стране действует зарубежная система выявления интеллектуальных навыков, способностей и компетенций школьников (для школьников 13-18 лет, увлеченных наукой или техническим проектированием, наилучшие возможности проявить себя предоставляет ISEF (International Science and Engineering Fair) [22]. В этих условиях социологическая наука призвана исследовать глобальные требования к работникам управленческих структур, школам, школьникам и учителям, вузам и их сотрудникам. Интеллектуальные конкурсы важны и в том плане, что благодаря им возникают новые социальные отношения при развитии онлайн-решений, «гибридной» педагогики и несистемного образования, увеличении игровой компоненты в образовании, внимания к безопасности (физической и психологической), индивидуализации и развитии lego-образования («человек, собери себя сам») - когда соперничают модели «университета-миллиарда» и «университета для одного» [2]. С другой стороны, интеллектуальные конкурсы ставят перед социологией задачи изучения специфики социальных отношений в российской системе образования, где отмечен всплеск популярности интеллектуальных конкурсов среди школьников. Сегодня ИКШ сопровождаются и ожиданиями увидеть вспышку научного и творческого прозрения школьников в целях получения дополнительного шанса на поступление в университеты, и критикой научного образования в школах, якобы не способного привить школьникам вкус к самостоятельному творческому труду, сконцентрировать внимание на актуальных проблемах и способах их решения [23]. Ежегодные интеллектуальные многопрофильные конкурсы отражают вариативные предпочтения школьников в выборе сфер научного знания. Но является ли этот выбор рациональным или он продиктован случаем, привлекательностью предмета или учителя? В данном случае единичные феномены могут отражать существенные признаки - как типичные, так и уникальные - предмета исследования [8]. Как частный случай ИКШ - это специфический, но очень важный феномен социальной практики, значение которого по мере повышения роли образования становится все более определяющим. Если не преувеличивать роль ИКШ, то следует признать, что этот социальный феномен необходим для прояснения принципов функционирования механизмов развития школы, школьников, учителей и социальных институтов системы образования. Организаторы конкурсов ежегодно обновляют содержательные значения конкурсных дисциплин, задавая ориентиры для вариативного и образного восприятия конкурсантами научных дисциплин. Полезным и побуждающим мотивом творческого отношения к проектам можно рассматривать усилия организаторов конкурсов по внесению даже в названия секций определенных смыслов, например, «Литература есть выражение общества, так же как слово есть выражение человека», «Обществознание: целостная и объективная картина социального мира», «Устройство нашего мира непостижимо без знания математики», «Физика - это наука понимать природу», «Биология - живая жизнь» и т.д. Организаторы конкурса усиленно и даже несколько навязчиво подчеркивают свою миссию быть креативными, демонстрируя ее даже в мелочах. В чем полезное значение такой информации для социологических исследований? В каждом фрагменте данных о конкурсах можно обнаружить различие труда и творчества (диалектику труда и творчества): организаторы конкурсов фиксируют для себя и для участников естественное состояние труда как преодоления трудностей «в поте лица» и дают возможность проявиться творчеству - как личной свободной инициативе. Здесь мы видим на конкретном примере творческую функцию инициативы и организации, которая трудовой функцией исполнения, следования, воспроизведения, подчинения организации. Труд и творчество представляют собой пару взаимосвязанных и взаимопроникающих противоположностей, на которых строится индивидуальная для всех участников конкурсов социальная практика. Также ИКШ предоставляют массив информации, который позволяет идентифицировать участников по школе, классу, известному педагогу и родителям, а также по соответствующему этим признакам числу баллов. Конкурсные документы персонифицированы, но производятся массово, и в этом социологическая значимость предоставляемой ими информации. Результаты исследования ИКШ, проводимого на базе РУДН Мы провели социологическое исследование во время работы секции «Обществознание: целостная и объемная картина социального мира» конкурса школьных проектов гуманитарного, социально-экономического, естественнонаучного, медико-биологического и технического профилей для учащихся старших классов Москвы и Московской области «Наука начинается в школе», который проходил на базе РУДН. Цель исследования - анализ ценностных предпочтений и интересов школьников в области обществознания и реконструкция образа будущего абитуриента гуманитарных наук. Анализировались презентации и тезисы школьных проектов - с точки зрения предпочтений, ценностей и жизненных стратегий школьников при выборе сферы своих интересов. Методологической базой исследования выступила теория лингвосемиотического моделирования, согласно которой ценности как высшие ориентиры поведения фиксируются в речи и объясняют особенности мировосприятия индивида или группы: данный подход учитывает субъективную позицию интерпретатора в качестве одного из компонентов анализа [4. C. 6-16]. Кроме того, мы проанализировали ряд схожих исследований, проведенных преимущественно на базе ИС РАН, в которых была отмечена значимость для молодых людей свободы, ориентация на равенство возможностей и ценности интересной работы, ориентация на активность, душевую гармонию и спокойствие - «за последние десятилетия ориентированность молодых россиян на ценности индивидуализма, достижений и самостоятельности усилилась» [18. C. 227-229]. В других исследованиях ценностей школьников отмечается, что 64% выбирают профессионализм как ценность, 53% нацелены на новое, а 43% нацелены на спокойствие, 47% ориентируются на ценности предпринимательства, 44% - на гуманистическое отношение к миру [10. C. 264]. Многие исследования демонстрируют примерно схожую картину [12; 13], однако в подобных данных отсутствует понимание того, что молодые люди подразумевают под «гуманистическими ценностями», в чем причина их заинтересованности в материальном успехе, что мотивирует их заниматься или не заниматься наукой - ответить на эти вопросы помог лингвосемиотический анализ школьных проектов. Для отбора победителей эксперты использовали несколько критериев: соответствие проекта требованиям конкурса и соответствие содержания заявленной теме; качество доклада и его презентации, логика изложения; проявление глубины и широты знаний по излагаемой теме; умение вести дискуссию, отвечать на поставленные вопросы. Для окончательной оценки результатов конкурсных работ применялось несколько шкал от 0 до 25 баллов за каждый вид работы с условием, чтобы сумма баллов не превышала 100. Также эксперты в соответствии с положением о конкурсе имели право выделить дополнительные номинации: за практические достижения автора; за оригинальность исследуемой проблемы и/или ее решение; за лучшую презентацию. Дополнительно к регламенту оценки знаний и качества проектов в Положение о конкурсе экспертная группа применила методику расчета коэффициентов [9]: коэффициента сложности темы (Ксл), коэффициента новизны темы (Кн) и коэффициент масштабности проекта (Км). Темы и содержание проектных работ школьников Анализ тематики проектов показал, что практически четверть работ была посвящена решению проблем в сфере культуры, на втором месте по популярности у школьников - сфера образования, на третьем - экономика. В области культуры у школьников превалировали такие темы, как «окно в прошлое», «человеческое общество», «космическая философия», «фальсификация истории», «бинокль правды», «театр» и «творчество». Содержание работ, как правило, было связано с исследованием исторических фактов, проекты не всегда отражали проблемы современности, ощущался разрыв между «величием прошлого» и культурой настоящего. Практически отсутствовали работы, которые были бы посвящены образу будущего культуры России. Во второй по численности группе проектов (сфера образования) наблюдался повышенный интерес к положению учащихся, их роли и месте в системе школьного образования. Работы свидетельствуют о наличии запроса со стороны школьников на участие в образовательном процессе, что отражается в названиях проектов: «создание условий для раскрытия творческого потенциала обучающегося», «живые стены», «экзамены без стресса», «социологическое исследование» и др. Некоторые ребята предлагали способы улучшения учебного процесса, например, посредством развития «ассоциативной памяти», «замены учебников электронными планшетами», «правового регулирования» и т.п. Все это свидетельствует о желании проявлять активную жизненную позицию, быть вовлеченным в процесс обучения не только в роли обучающегося, но и в роли активного организатора учебного процесса. Интерес к экономической сфере остается традиционно высоким. Здесь проекты отличались практичностью и наличием реально проведенных исследований, что подтверждалось протоколами, скриншотами и т.п. Поиск своего места в экономических отношениях задает тенденцию оценки школьниками происходящих в экономике процессов, о чем свидетельствуют названия проектов: «подростковые финансы», «почему стоимость продуктов здорового питания выше», «вектор инвестирования», «клиринговая компания», «финансовое благополучие населения», «развития интернет-банкинга» и др. Примечательно, что школьники уделяли внимание и решению следующих проблем: в сфера психологии - феномены «воображаемого друга», аутсайдеры и меры поддержки «непохожих на других» (отмечена эмоциональность ребят и поиск разрешения тех психологических противоречий, с которыми они столкнулись на личном опыте); в сфере развития новых технологий - проблемы «искусственного интеллекта», вопросы «чипизации», развитие «цифровых медиа» (молодые люди гораздо глубже разбираются в новых технологиях по сравнению со старшим поколением, что делает молодежь конкурентоспособной даже в школьном возрасте, и это подтверждает превалирование в проектах специальных терминов, которые редко используются в бытовой речи и зачастую известны только профессионалам); в сфере защиты прав человека проектов было традиционно мало, их отличало отсутствие интереса к выбранной теме, что, видимо, подтверждает опасения ряда общественных деятелей о правовом нигилизме и правовой безграмотности молодежи; в сфере экологических проблем доминируют проекты решения «глобальных проблем современного мира», где за красивыми формулировками, по сути, скрывалось безразличие; в сфере безопасности, в том числе информационной и кибербезопасности, анализу подверглись «киберпреступность», «информационная безопасность личности», проблема «ядерного оружия» и др. Очевидно, что здесь практически отсутствует интерес к политическим темам, развитию государства и права (косвенно затронули эти вопросы проекты «Роботы-юристы» и «Права детей на культурно-нравственное развитие». На вопрос, будут ли школьники продолжать изучать заявленную тему, чаще всего ребята отвечали отрицательно, что, видимо, свидетельствует о неустойчивости интереса к выбранной проблеме, а также об отсутствии стремления углублять свои знания в выбранной области. Затруднительно, но, тем не менее, можно соотнести тематику проектов не только с дисциплинами (историей, политологией, социологией, экономикой), но и со сферами социальной деятельности. В целом метапредметный подход в методике исследований и проблематике проектов преобладает (86%). Очевиден интерес школьников к национальным брендам в сложной системе научно-предметных и социальных отношений («корреляция зависимости количества национальных кухонь в Москве от климатических особенностей разных стран»), специальным историческим дисциплинам («растения и животные в геральдике и символике»), молодежным субкультурам («оффники») и идеологии исламского модернизма («феномен российского джадидизма»). При анализе тематики проектов и качества их исполнения конкурсы способствуют решению двуединых задач: во-первых, превращению представлений о выбранной теме в предпочтения и интерес к той или иной сфере деятельности или проблеме; во-вторых, конкурсы - это дополнительный и эффективный инструмент проверки и подготовки знаний и умений - охарактеризовать с научных позиций социальные факты, явления, процессы и институты, их место и значение в жизни общества как целостной системы, осуществлять поиск информации, представленной в разных форматах (текст, схема, таблица, диаграмма), применять социально-экономические и гуманитарные знания в процессе решения познавательных задач по актуальным социальным проблемам. Как правило, школьников интересует накопление личного опыта и знаний на примерах из истории государства и общества, но применительно к оригинальной, сложной тематике, которая вызывает трудности даже у авторитетных ученых: «формирование человечности у искусственного интеллекта», «театр через бинокль правды: актуально+», «лес - украшение земли или путь к решению глобальных проблем», «они нуждаются в твоей поддержке - „белые вороны“». Такая форма выражения академических приоритетов в научной школьной среде - уже устойчивый тренд, который, с одной стороны, демонстрирует дополнительно полезную социальную функцию конкурсов (можно проверить умение учащихся систематизировать, анализировать и обобщать неупорядоченную социальную информацию), с другой стороны, требует выработки эффективных и прозрачных методов быстрого экспертного реагирования на подобную тенденцию. В интеллектуальных конкурсах самое серьезное значение имеет качество и методы оценивания проектных работ. К используемой по Положению о конкурсе методике оценки качества проектов наша группа экспертов добавила методику оценки сложности и оригинальности тематики исследовательских проектов по формуле: O = SOi × ϗ, где Oi - идея темы, отнесенная к одной из базовых общественных дисциплин, ϗ - коэффициент уровней сложности. Методика оценки коэффициента выглядит так: Ксл - коэффициент сложности темы; Кн - коэффициент новизны темы; Км - коэффициент масштабности проекта, связанного с реализацией его на практике. Уровень сложности оцениваемой темы и результаты применения этих значений к проектам конкурсантов представлены в таблице 1. Эта методика оценки стала единственным средством разрешения конфликтных ситуаций, благодаря которой некоторые конкурсанты сняли свои претензии к окончательным оценкам их работ. Во-первых, стало очевидно, что сложная и оригинальная тематика характерна для более чем половины проектов - 54%, и здесь уже не обойтись только рекомендациями и традиционными методами оценки исследовательских проектов. Во-вторых, без такой методики могли возникнуть проблемы с надежностью и доказательностью итоговых заключений. Таблица 1 Коэффициент сложности темы конкурсной работы Значение коэффициента (Ксл) % работ Менее сложный 0,7 17 Аналогичный по сложности 1 29 Более сложный 1,3 38 Существенно более сложный 1,6 16 Конкурсные работы как отражение ценностных предпочтений школьников Еще одним предметом нашего интереса стало то, каким образом в своих проектах школьники формулируют свою жизненную стратегию. Данное понятие чаще всего связывают с содержанием концепта «жизненный успех», активным или пассивным поведением, а также средствами, которые личность выбирает для достижения своих целей. По данным ИС РАН, более 60% молодежи под жизненным успехом понимают наличие крепкой семьи, детей, 40% - уважение окружающих, 38% - «богатство». На другом полюсе (что меньше всего соотносится с понятием «жизненный успех») находятся достижение популярности - 2%, победа над врагами - 3% и обладание властью - 63% [18]. Однако такая «парадная» демонстрация морально-ценностных предпочтений далеко не всегда мотивирует молодежь на реальные поступки. В нашем исследовании мы включаем в понятие «жизненная стратегия» самостоятельность/несамостоятельность, независимость/зависимость от окружающих, активность/пассивность - это «модернистские» ценности современной молодежи. Интересно отметить, что большинство участников конкурса демонстрировали схожую самостоятельность во время презентации проектов: достаточно глубоко разбирались в теме исследования, о чем свидетельствовали ответы на вопросы экспертов. Однако некоторые участники предпочитали, чтобы их работу оценивали удаленно, не желая презентовать проект и выступать очно. У четырех школьников затруднения вызвали вопросы экспертов: они признались, что не понимают содержания вопроса или отвечали «не знаю». Большинство выступающих демонстрировали не только самостоятельность, но и активность, однако в ситуациях неопределенности (например, если вопрос был не понятен) конкурсанты «искали глазами» помощи у родителей или учителей, а при постановке провокационных вопросов демонстрировали зависимость от того, что говорил эксперт. Другой задачей исследования был анализ ценностных предпочтений конкурсантов. Ценности бывают скрытые и явные, особенно когда система образования принуждает к демонстрации определенных ценностей, тогда как на самом деле школьники могут придерживаться совершенно иных идей. Так, в одном исследовании при оценке человеческих качеств по шкале предпочтения 97% школьников выбрало самостоятельность и чувство справедливости, а 89% - свободолюбие [10. C. 324], что свидетельствует не столько о реализации этих качеств молодыми людьми, сколько о запросе на такую возможность. Соответственно, социологические опросы позволяют выявлять лишь явные или «демонстрируемые» ценности, тогда как скрытые ценности требуют особых методик - проективных, наблюдения экспертов, глубинных интервью и др. В рамках проведенных нами наблюдений и интервью с конкурсантами мы стремились выявить их ценностные ориентации, а также заранее проанализировали оценочные суждения ребят (формулировки тем проектов и предлагаемых решений), учитывая, насколько темы проектов связаны с позитивными или негативными оценками благополучия/неблагополучия (какие формулировки в основном использовались); какое благо планируется реализовать или достичь в результате проекта; ресурсы какого уровня устойчивости предполагалось задействовать в ходе проектов; ориентация на прошлое, настоящее или будущее; насколько конкурсант включен эмоционально в тему проекта, чувствует сопричастность озвученным идеям. В результате оказалось, что письменные тезисы и устные ответы школьников чаще всего различались: письменные работы не отражали тех ценностей, что были озвучены ребятами в ответах на вопросы экспертов. Скорее всего письменные работы, выполненные в комфортных домашних условиях, можно было корректировать с помощью взрослых, поэтому они отражают «демонстрируемые ценности», тогда как устные ответы во время презентации, учитывая состояние стресса и специальные формулировки вопросов экспертов, в большинстве своем отражали реальные ценности конкурсантов. Несмотря на то, что в обществе отмечаются элементы системного кризиса, школьники демонстрируют позитивные ожидания относительно будущего, что подтверждаются и рядом других исследований [18. C. 219]. Что касается достижения блага, то наиболее проработанными оказались проекты, связанные с личностью школьника: поиск решения мотивировал ребят на тщательное исследование проблем, чтобы «принести пользу и окружающим». Таким образом, первичной оказывалась личная мотивация, а только потом шла общественная. В выступлениях школьников очевидна направленность на достижение уважения окружающих и возможности проявить личные способности, т.е. через участие в конкурсе школьники стремились выделиться, показать свою самостоятельность и талант. При анализе того, насколько школьниками были учтены ресурсы реализации на практике предложенных ими рекомендаций, оказалось, что это одна из слабых сторон практически всех проектов. Несмотря на интерес к теме и высокую осведомленность, школьники слабо представляют механизм и возможности реализации своих проектов, и одна из причин - нехватка практических навыков и жизненного опыта, что частично компенсировалось общением с преподавателями вуза во время конкурса. Если оценивать ориентацию проектов на прошлое, настоящее или будущее, то они распределились в зависимости от выбранной сферы: практически все проекты, посвященные культуре, были ориентированы на прошлое, проекты в экономической области и сфере образования отличались направленностью на решение проблем в настоящем, и небольшая часть проектов была ориентирована на будущее - это проекты, связанные с новыми технологиями и безопасностью. Что касается эмоциональной вовлеченности конкурсантов в тему своих проектов, то презентации лучше всего удавались тем ребятам, кто испытывал неподдельный и живой интерес к своей проблематике. Эмоциональное отношение стало одним из критериев отбора победителей конкурса, поскольку именно искреннее стремление «докопаться» до сути вопроса отличает любого ученого. Подводя итог сказанному, отметим, что мы выявили следующие ценностные предпочтения конкурсантов: социальная ориентация; призыв к социальному действию; ориентация на благополучие; коммуникабельность и стремление к обсуждению с учеными волнующих вопросов, т.е. в социокультурном портрете будущего абитуриента преобладают ценности коллективного благополучия и отчетливо выражены ценности творчества и самореализации. Школьники стремятся к социально-ориентированному обществу и профессионализму как ценности. В отношениях с миром для школьников характерно неравнодушие к проблемам общества, например, связанным с ростом цен, отсутствием информационной безопасности и др. Анализ ценностных предпочтений школьников, принимающих участие в ИКШ, позволил экспертам выявить особенности организации подобных конкурсов, где отмечено много сложностей и нюансов, например, каким способом и в какой форме следует информировать потенциальных конкурсантов, в какой манере или стилистике содержательно оформлять информационное сообщение и др. Разумеется, хорошо организованный конкурс предполагает четкую постановку цели (или целей), и организаторы конкурсов, чтобы сделать их популярными, используют самые разные приемы. Один из ключевых - описание целей конкурса через широкую палитру возможностей для его участников, что действительно привлекает конкурсантов, которые находят в ней отражение своих ценностных ориентаций. Организаторы ИКШ в РУДН сформулировали семь целевых установок [3], которые касались социальных функций личности (учащегося) в процессе развития его потенциала и творческих навыков, социальных функций и действий учителей и научных работников/преподавателей для вовлечения их в многочисленные конкурсы (которые являются дополнительной нагрузкой или не имеют отношения к их прямым обязанностям), выявления и поддержки талантливых школьников, профориентационной подготовки, привлечения общественного внимания к ИКШ, демонстрации и популяризации достижений школьников. Для оценки привлекательности и полезности конкурса мы задали его участникам вопрос: «Какая цель из обозначенных в информационном письме конкурса для вас является самой востребованной?». Опрошены были далеко не все участники, но даже эти данные демонстрируют ценностные предпочтения в рамках участия в конкурсах (табл. 2). Таблица 2 Результаты опроса учителей и учащихся Целевые установки Учителя (%) Учащиеся (%) Формирование и развитие интеллектуального потенциала и творческих навыков учащихся посредством привлечения их к научно-исследовательской и проектной деятельности 11 21 Выявление и поддержка талантливых школьников 15 7 Демонстрация и популяризация достижений школьников в области научного творчества, опыта работы образовательных учреждений по организации научно-исследовательской и проектной деятельности школьников 20 21 Совершенствование работы со школьниками в рамках профориентационной подготовки 9 15 Привлечение научных работников, преподавателей научно-исследовательских центров и учреждений высшего образования, а также учителей средних общеобразовательных учреждений к работе с талантливыми школьниками 10 9 Привлечение общественного внимания к проблемам выявления и поддержки одаренных детей 21 23 Содействие повышению квалификации педагогических работников по вопросам работы с талантливыми школьниками 14 4 Данные опроса показывают совпадение позиций учителей и школьников по такой целевой установке, как демонстрация и популяризация исследовательских проектов и привлечение к ним общественного внимания. Такое распределение ответов, видимо, связано с общей атмосферой в обществе, где демонстрация и популяризация любой сферы деятельности стала доминантным фактором. Учителей и учащихся меньше волнуют такие стратегические аспекты ИКШ, как научные достижения, приобретение навыков и компетенций профессионального мастерства, - напротив, свои достижения они рассматривают через призму возможностей стать популярными в СМИ и в блогосфере. Целевые установки конкурсантов и их наставников, конечно, могут и должны отражать реальные запросы и ожидания всех, кто готов в конкурсах участвовать, однако ситуация в других странах несколько отличается от российской. Так, в США в конкурсах центральное место отводится развитию научной работы в колледжах. Вопрос к кураторам конкурса формулируется следующим образом: «Действительно ли конкурс поможет потенциальным кандидатам?» [25]. Такая постановка вопроса свидетельствует о направленности внимания на участников конкурса, на то, что для них важно в плане личностного развития. Разумеется, этот пример не является идеалом для повторения в рамках отечественного опыта, но важен для изучения [24]. Таким образом, проведенное исследование подтверждает необходимость трансформации интеллектуальных конкурсов для школьников. Существующая сегодня в России система ИКШ демонстрирует, с одной стороны, связь с теми проблемами, которыми охвачено все российское общество, а, с другой - формирует запрос у школьников и учителей на проведение таких мероприятий.

About the authors

D. E. Slizovskiy

RUDN University

Author for correspondence.
Email: slizovskiy-de@rudn.ru
Miklukho-Maklaya St., 6, Moscow, 117198, Russia

доктор исторических наук, профессор кафедры истории России

M. G. Ivanova

RUDN University

Email: ivanova-mg@rudn.ru
Miklukho-Maklaya St., 6, Moscow, 117198, Russia

кандидат философских наук, ассистент кафедры политического анализа и управления

E. V. Martynenko

RUDN University

Email: martynenko-ev@rudn.ru
Miklukho-Maklaya St., 6, Moscow, 117198, Russia

доктор политических наук, заведующая кафедрой теории и истории журналистики

References

  1. Gorshkov M.K. Rossijskoe obshhestvo v kontekste novoj realnosti. K itogam i prodolzheniju sociologicheskogo megaproekta [Russian Society in the New Reality. Results and Continuation of the Sociological Megaproject]. Moscow; 2017 (In Russ.).
  2. Dorozhnaja karta “Obrazovanie 2030” [‘Education 2030’ Roadmap]. https://asi.ru/news/2475 (In Russ.).
  3. Informatsionnoe pismo No. 0011-01/181 ot 16.04.2019 o provedenii v RUDN konkursa “Nauka nachinaetsja v shkole-2019” [Information Letter No. 0011-01/181 from 16.04.2019 on the RUDN University Competition “Science Begins at School-2019”]. https://gim-schel.edumsko.ru/ uploads/2100/2062/section/120578/2019/04/19/Informacionnoe_pis_mo._Konkurs_v_ RUDN-1.pdf?1555866999362 (In Russ.).
  4. Karasik V.I. Yazykovaja matritsa kultury [Language Matrix of Culture]. Moscow; 2013 (In Russ.).
  5. Konstantinovsky D.L., Popova E.S. Molodjozh v sfere obrazovanija: ozhidanija i motivatsija [Youth in education: Expectations and motivation]. Rossija reformirujushhajasja. Vol. 15. Pod. red. M.K. Gorshkova. Moscow; 2017 (In Russ.).
  6. Mannheim K. Problema molodjozhi v sovremennom obshhestve [The youth problem of modern society]. Diagnoz nashego vremeni. Moscow; 1994 (In Russ.).
  7. Manujlova E.A. Duhovno-nravstvennoe obrazovanie lichnosti v menjajushhemsja mire [Spiritual-moral education in the changing world]. Molodjozh Rossii v nachale XXI veka: Region Severo-Zapad. Pod red. D.G. Shkaeva. Moscow; 2014 (In Russ.).
  8. Maslova O.M. Izuchenie sluchaja [Case study]. Sociologicheskaja entsiklopedija. Vol. 1. Moscow; 2003 (In Russ.).
  9. Metodicheskie rekomendatsii po raschetu stoimosti gosudarstvennyh rabot v sisteme Departamenta obrazovanija goroda Moskvy [Methodological recommendations on the calculation of the public works price in the system of the Moscow department of education]. https://www.mos.ru/donm/documents/normativnye-pravovye-akty/view/169320220 (In Russ.).
  10. Mishhenko A.S. Formirovanie professionalizma uchashhihsja: rezultaty issledovanija v uslovijah modernizatsii obrazovatelnyh processov v litsejah i uchilishhah [Development of students’ professionalism: Results of the research under the modernization of educational processes in lyceums and schools]. Molodjozh Rossii v nachale XXI veka: Region Severo-Zapad. Pod red. D.G. Shkaeva. Moscow; 2014 (In Russ.).
  11. Kravchenko A.V., Talina G.V., Khapalazheva E.A., Shusharina O.P. O roli tvorcheskih konkursov v sisteme podgotovki sovremennyh shkolnikov (na primere tvorcheskih konkursov po istorii) [On the role of creative competitions in the training of contemporary schoolchildren (on the example of creative competitions in history)]. Nauka i Shkola. 2014; 1 (In Russ.).
  12. Narbut N.P., Trotsuk I.V. Strakhi i opaseniya rossiyskogo studenchestva: vozmozhnosti empiricheskoy fiksatsii [Fears and concerns of the Russian students: Possibilities of the empirical study]. Teoriya i Praktika Obshchestvennogo Razvitiya. 2014; 2 (In Russ.).
  13. Narbut N.P., Trotsuk I.V. Tsennostnye oriyentatsii i sotsialnoe samochuvstvie studenchestva (rezultaty issledovatelskogo proekta) [Value Orientations and Social Well-Being of Students (Results of the Research Project)]. Moscow; 2017 (In Russ.).
  14. Polozhenie V Mezhdunarodnogo konkursa nauchno-issledovatelskih i tvorcheskih rabot uchashhihsja “Start v nauke” [Regulations of the V International Competition of Research and Creative Works of Schoolchildren “Start in Science”]. http://obrazcenter2.ucoz.net/ Konkurs/polozhenie_konkursa.pdf (In Russ.).
  15. Polozhenie o konkurse tvorcheskih rabot starsheklassnikov “Idei D.S. Lihacheva i sovremennost'” [Regulations of the Competition of Creative Works of High School Students “Ideas of D.S. Likhachev and the Present”]. https://www.lihachev.ru/konkurs (In Russ.).
  16. Postanovlenie Pravitelstva RF ot 19.09.2017 No. 1120 “O Vserossijskom konkurse molodezhnyh proektov” [Decree of the Russian Government from 19.09.2017 No. 1120 “On the All-Russian Competition of Youth Projects”]. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_278386 (In Russ.).
  17. Rasporjazhenie Pravitelstva RF ot 29.11.2014 No. 2403-r “Ob utverzhdenii osnov gosudarstvennoj molodezhnoj politiki Rossijskoj Federatsii na period do 2025 goda” [Decree of the Russian Government from 29.11.2014 No. 2403-R “On the Bases of the State Youth Policy of the Russian Federation until 2025”]. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_171835 (In Russ.).
  18. Gorshkov M.K. Rossijskoe obshhestvo kak ono est: opyt sociologicheskoj diagnostiki [Russian Society as It Is: An Example of Sociological Diagnostics]. Vol. 2. Moscow; 2016 (In Russ.).
  19. Semenov D.D. Izbrannye pedagogicheskie sochinenija. [Selected Pedagogical Works]. Moscow; 1953 (In Russ.).
  20. Federalny zakon “Ob obrazovanii v Rossijskoj Federatsii” ot 29.12.2012 No. 273-FZ [Federal Law “On Education in the Russian Federation” from 29.12.2012 No. 273-FZ]. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174 (In Russ.).
  21. Tsvyk V.A. et al. Etika vysshej shkoly [Ethics of the Higher Education]. Moscow; 2016 (In Russ.).
  22. ISEF (International Science and Engineering Fair). https://newtonew.com/science/intel-science-and-engineering-fair.
  23. Keith S.T. Progressing Science Education: Constructing the Scientific Research Programme into the Contingent Nature of Learning Science. Springer; 2009.
  24. LynNell H. Why Are Finland’s schools successful? https://www.smithsonianmag.com/ innovation/why-are-finlands-schools-successful-49859555.
  25. Prestigious Competitions for High School Students. https://www.collegetransitions.com/ prestigious-competitions-for-high-school-students.

Statistics

Views

Abstract - 867

PDF (Russian) - 72

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 Slizovskiy D.E., Ivanova M.G., Martynenko E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies