Hermeneutic Aspects of Bilingualism: the Role of Interlingual Interference

Cover Page

Abstract


The article is devoted to the problem of studying bilingualism. The object of study is the mechanism of acquiring a non-native language, considered in the context of the hermeneutic approach. For a deeper analysis of the process of acquiring a non-native language, the role of mental and metapsychic categories on the way to bilingual understanding of new knowledge about the world is considered. The activity of a person in the conditions of personal choice is a complex one, where the central place is given to consciousness. Understanding, as a function of consciousness, becomes a key issue in the interpretation of the reality where the bilingual is. The interpretation of all components of the “new” (other) culture and the world goes through language. The native language of the bilingual is associated through a particular set of “presetting” and “pre-understanding”. Gaining new experience in the conditions of conscious choice leads to the emergence of a double format of perception of the world, which does not contradict human nature, is a condition of completeness of the world view. The tasks of the researcher included the representation of linguistic personality in terms and concepts of hermeneutics; the definition of the basic mental processes that are characteristic of the formation of bilingual linguistic personality; the study of interference as a natural process and the result of the interpretation of the phenomena of reality. The article attempts to explain the role of consciousness and understanding in bilingual speech activity and to define the essence of interlanguage interference in the light of the applied approach. In interaction of conceptual and linguistic spheres of the system, appears for the interference systems. Due to irreversible changes in the structure of linguistic consciousness, interlingual interference becomes a natural process that can disrupt decoding under certain communication conditions.


Full Text

Введение Социокультурная многогранность является характерной чертой современного общества, принципы которого находятся в жесткой зависимости от экономических и политических условий его становления. Человек оказывается участником формирования политики и идеологии мультикультурализма. Поликультурная и многоязычная среда требует от индивида социального и языкового самоопределения, которое происходит в ситуации обновления социокультурных контекстов, в виде коммуникации, непосредственной или опосредованной текстами, которая возможна на основе понимания. Язык в данном случае рассматривается в контексте поиска наиболее точных понятий и форм для эффективного и результативного языкового контакта, как продукт вербализации понятий. Рамки герменевтики - искусства истолкования, направления философии, связанного с проблемой понимания и взаимопонимания участников когнитивной коммуникации [1. С. 56] - позволяют получить современное представление о билингвизме, языковых контактах, интерференции, опираясь на философское осмысление роли сознания, мышления, понимания в процессе формирования билингва. Поиск новых подходов к изучению явления билингвизма и интерференции как одной их характерных черт процесса «освоения» неродного языка и культуры определил цель настоящей статьи. Герменевтические основы изучения билингвизма «Герменевтическая проблема состоит, таким образом, вовсе не в правильном пользовании языком, но в истинном взаимопонимании по тому или иному поводу, осуществляемом в среде языка», - писал Ханс Георг Гадамер [2. С. 448], критик традиций европейского рационализма и последователь М. Хайдеггера и Э. Гуссерля. Эдмунд Гуссерль, немецкий философ, основатель феноменологии, видел в основе понимания «неосознанный фон интенциональных актов познания», которые дают представление о предмете, но исследуя внутренние механизмы сознания, он оставляет в стороне, вне исторического времени все характерные черты данного периода развития общества. Введенное им понятие «жизненного опыта» считается автором основой всякого познания и праосновой любого опыта и научного познания [3]. Мартин Хайдеггер в качестве «жизненного мира» рассматривает языковую реальность. «Язык - дом бытия», и в нем может формироваться само бытие и есть место донаучному опыту (предрассудкам - прим. авт.) - основа представлений человека [4]. Понятие предрассудка приобретает значение фундамента философской герменевтики Г. Гадамера. Он рассматривает герменевтику не только как метод понимания текстов, но как особую философию понимания. Рассуждая о знаниях человека и его понимании, немецкий философ выходят за рамки одного языка: философией понимания становится вся совокупность знаний о мире и человеческом бытии. Его представление о том, что понимание есть универсальный способ существования действующего человека, как его непосредственный (жизненные проявления, экзистенция), так и опосредствованный (история, культура) опыт, в актуальном для данного исследования направлении раскрывает суть самого процесса формирования истинного понимания. Путь к истинному пониманию, практика получения истины - то, что определяет герменевтику как философское направление - лежит через язык, его формы, которые используются для истолкования всех компонентов культуры и мира в целом. Но если язык, по Г. Гадамеру, - это своего рода реальность, которая есть важнейшая сторона человеческой рациональности, также существенная сторона жизни, бытия, то ему противостоят особый комплекс «преднастроенности» по отношению к любому явлению реальности, относительного которого мы высказываем суждение (Vor-urteil от: “vor” - перед чем-то и “Urteil” - суждение) и предпонимание (Vor-verstandnis). Это не сводится к интуиции говорящего, речь идет о предсуждении и предистолковании, которые базируются на социально-историческом опыте индивида и не зависят от выбранной для отображения действительности формы. Тяжесть этого «багажа» была охарактеризована самим Гадамером, когда он сказал о «деспотизме системы понятий» [2. С. 46]. И преодолеть этот «деспотизм», вероятно, сможет только язык, так как именно он определяет реальность, констатирует ее. Австрийский философ Людвиг Витгенштейн писал в 1921 году: «Границы моего языка определяют границы моего мира» [5. С. 56]. Язык творит образ мира, уникальный для конкретного языка и конкретной культуры, формируя определенную картину мира, отображающую не наблюдаемое, а запечатленное и осознанное ранее. И при определенных социальных условиях, принятых человеком осознанно или вынужденно, происходят не очевидные, но со временем все четче проявляющиеся изменения в речи, которые коррелируют с изменениями в языковой картине мире. Границы языка таким образом действительно «расширяются» за счет осознания и понимания новых реалий. Было отмечено, что «на языковую картину мира, сформированную при участии родного языка, могут накладываться трансформирующие ее новые элементы» [6. С. 1161]. В результате таких трансформаций сознание обновляется, что ведет к его плюрализму [7. С. 199]. Герменевтический подход к интерпритации действительности билингвом Человек, оказавшийся в более чем одной культуре, стоит перед выбором. В соответствии с экзистенциально-гуманистическими теориями (теории личностного выбора - прим. автора), человек самостоятельно, руководствуясь своими потребностями, и под влиянием внешней среды выбирает языковые формы, с помощью которых он будет обмениваться своими мыслями [7. С. 200]. Дальнейшая активность человека будет сложным целым, определенным его доминирующими потребностями, что имеет отношение к психике индивида. Метапсихическую категорию - сознание - отличает ответственность, свобода, осознанность [7. С. 201]. Понятия Гадамера Vorurteil, Vor-verstandnis (имеющие отношение к родному языку - Я1 - прим. авт.) были предложены философом именно для того, чтобы подчеркнуть особые духовно-нравственные и практические усилия для правильного понимания «чужого языка» (Я2). Понимание, как функция сознания, становится ключевым вопросом интерпретации реальности, в которой находится билингв. «Предпонимание» и «предсуждение» связаны с пониманием новой реальности через языковое сознание. Возможно, именно в этом направлении мы можем искать ответ на вопрос, «...какое же содержание сознания опирается носитель той или иной культуры, когда он формулирует свою мысль, чтобы передать ее другому?» [8. С. 98] (рис. 1). Таким образом, предпонимание направлено через сознание на понимание неродного языка, что, в конечном итоге, кодируется языком (Я2) и отражается в речи человека. И продиктован этот процесс осознанным выбором индивида вне зависимости от степени его вынужденности / невынужденности этого действия (социальные условия, которые сопровождают любой выбор, в том числе выбор языка коммуникации [9. С. 950]. Рис. 1. Герменевтический подход к интерпретации действительности билингвом: 1. Предпонимание; 1а. Родной язык билингва (Я1); 2. Языковое сознание; 3. Выбор (как психическая категория индивида; 3а. Свобода, осознание (как метапсихические критерии); 4. Понимание; 4а. Неродной язык билингва (Я2) Pic. 1. Hermeneutic approach to the interpretation of reality by a bilingual: 1. Pre-understanding; 1a. Native language of a bilingual (L1); 2. Language awareness; 3. Choice as a mental category; 3а. Freedom and awareness as metapsychics category; 4. Understanding; 4а. Non-native bilingual’s language (L2) Находясь внутри «иной», «чужой» среды, билингв сталкивается с реальностью, которая не соответствует его предпониманию. В его распоряжении находится более чем одна система кодировки действительности, одна из которых в большей степени связана с обретением нового опыта и ведет к выполнению условий эффективной коммуникации. Дифференцированное использование языка лишь подчеркивает стремление билингва к поиску эффективных средств достижения коммуникативного эффекта. Двойной формат восприятия мира не противоречит человеческой сущности, напротив, согласно философскому принципу двоичности восприятия окружающего мира (принципу двойственности - прим. авт.), является условием полноты представления о мире. Культурологическая концепция Ю.М. Лотмана подтверждает сказанное: «Мы не можем понять мира до конца, и эта невозможность понимания компенсируется бинарной дополнительностью точек зрения на мир» [10. С. 51]. Процесс движения к пониманию и осознанию новой реальности имеет отчасти диссонансный, негармонический, диструктивный характер: индивид выходит за пределы «предпонимания» и «предсуждения» к бинарности, к двоичному пониманию сути явлений. Данный процесс представляется вполне естественным для человека, поскольку человеческий мозг организован как бинарный механизм и ему не чужды такие трансформации. На протяжении пути формирования новых представлений в сознании билингва в его речи могут быть замечены маркеры процесса, которые указывают на его наличие и необратимость. Межъязыковая интерференция и языковое сознание билингва Использование языковых средств зависит от социокультурных ситуаций, в которых находится индивид. Границы его мира раздвигаются, так как нарушаются границы поиска эффективных средств коммуникации в рамках одного языка. Нарушение установленных норм, предпониманий, традиций, культурных и языковых, связано с изменением в структуре сознания. Во взаимодействие вступают понятийные сферы и языковые системы. Появляется место для интерференции лингвистических систем, их соотнесения в плане понимания смыслового содержания. Межъязыковая интерференция как результат взаимодействия языковых структур является закономерным процессом в силу необратимых изменений в структуре языкового сознания. Она обусловлена ситуацией пребывания индивида - «здесь» и «сейчас», что вносит изменение и, возможно, разрушает его социокультурные установки. Интерференция социально мотивирована, что подчеркивается осознанным поиском и выбором элементов языка для выражения понятий действительности. В отсутствии имеющихся форм или понятий соответствующая лакуна немедленно заполняется и имеющееся в понятийно-языковом арсенале билингва занимает свое место в системе для последующего решения задач коммуникации. Интерференция нарушает декодирование в том случае, если выбранные человеком языковые коды и смыслы не соответствуют задачам коммуникации. Обладая своим уникальным кодом и способом отражения мира, каждый язык действительно «давлеет» над человеком, и оказавшемуся в иной реальности индивидууму нужно выбраться из этого герменевтического круга. Характер интерферентных отклонений от нормы «новой» языковой системы, объем интерференции на разных уровнях языковой системы, наличие интерференции на культурологическом уровне, наличие социокультурной интерференции (смешение коммуникационных кодов или контактирующих языков) указывает на процесс корреляции понятий контактирующих языковых и культурных систем, на нестандартную герменевтическую ситуацию. Заключение Таким образом, в основе исследования герменевтических проблем билингвизма лежит изучение понимания как функции сознания. Бинарность восприятия действительности в условиях владения двумя и более системами отражения мира в сознании позволяет находить эффективные средства для осуществления коммуникации. Выбор этих средств основывается на доминирующих потребностях билингва. Отраженный в сознании билингва новый опыт в языке может быть рассмотрен в рамках процесса интерференции - маркера вариативности мышления, залога расширения рамок восприятия человеком мира и его всестороннего развития в целом.

About the authors

Nataliya A Sverdlova

Irkutsk Scientific Center of Siberian Department of the Russian Academy of Sciences

Author for correspondence.
Email: nsverdlova@yandex.ru
Irkutsk, Russia

PhD in Philology, Associate professor, Head of the Department of Scientific, Education Activity and Expertise, Head of the of the Department of Irkutsk Scientific Center of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences; Associate professor of the Department of Foreign languages and Philosophy

References

  1. Lebedev, S.A. (2004). Philosophy of science: Dictionary of basic terms. Мoscow: Academichesky Proekt. URL: http://philosophy_of_science.academic.ru/51/ (accessed: 10.03.19). (In Russ.).
  2. Gadamer, H.-G. (1988). Truth and method: The basics of philosophy hermeneutics. Мoscow: Progres. (In Russ.).
  3. Blinnikov, L.V. (1994). Brief dictionary of philosophers. Мoscow: Nauka publ. (In Russ.).
  4. Heidegger, М. (1997). Being and time. Мoscow: Ad Marginem. (In Russ.).
  5. Wittgenstein, L. (1994). Logical-philosophical treatise In Philosophical works. Part I. Мoscow: Gnozis. (In Russ.).
  6. Balyasnikova, O.V., Cherkasova, G.A., Stepanova, A.A. & Ufimtseva, N.V. (2017). Ethnopsycholin-guistic aspect of regional language consciousness. RUDN Journal of Language Studies, Semiotics and Semantics, 8(4), 1161—1170. doi: 10.22363/2313-2299-2017-8-4-1161-1170. (In Russ.).
  7. Sverdlova, N.А. (2018). Lingvopsychological features of formation of linguistic bilingual identity. Vestnik of MSLU. Humanities, 6 (797), 196—203. URL: http://libranet.linguanet.ru/ prk/Vest/6_797.pdf (accessed: 02.03.19). (In Russ.).
  8. Ufimtseva, N.V. (2015). The dichotomy of the value/importance of the study of language consciousness. In: Life of language in culture and society—5: materials of the international scientific conference. E.F. Tarasov (Ed.). Moscow: The Chancellor Publishing House. pp. 29—30. (in Russ).
  9. Rudnev, V.P. (2003) Encyclopedic dictionary of culture of the XX century: Key concepts and texts. Мoscow: Agraf, 2003. pp. 50—51. (in Russ).
  10. Kytina, V.V. (2017). Role of extralinguistic factors in the formation of language personality of bilingual child, RUDN Journal of Language Studies, Semiotics and Semantics, 8(4), 949—956. doi: 10.22363/2313-2299-2017-8-4-949-956. (in Russ).

Statistics

Views

Abstract - 163

PDF (Russian) - 156

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2019 Sverdlova N.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies