REPRESENTATION OF ETHNO-CULTURAL VALUES IN THE PROVERBS OF FRENCH-SPEAKING COUNTRIES

Cover Page

Abstract


The paper deals with the analysis of value markers of French speakers living both in France and abroad. The relevance of this problem is explained by the anthropocentric orientation of modern linguistic science, by the study of linguistic facts in close connection with the facts of culture and their mutual influence, as well as by the lack of special research papers on the comparison of value markers of different speakers of the multinational French language. The purpose of this research is to identify the basic values of representatives of different French-speaking countries on the basis of thematically organized proverbial material presented in lexicographical sources. In the course of this research methods of comparative, statistical analysis were used, the material was obtained through continuous sampling from the specialized dictionary of French proverbs and sayings and amounted to 2041 units. The research has revealed that all French speakers living both in France and abroad are more likely to be oriented towards material rather than spiritual values. The peculiarities of French proverbs in each country reflect ethnically specific historical, geographical and sociolinguistic factors and conditions.


ВВЕДЕНИЕ Изучение внешней вариативности языка в территориальном и социальном пространствах актуально не только с точки зрения анализа особенностей единиц различных уровней языка, но и в выявлении элементов «этноязыковых констант, входящих в состав сознания каждого члена данного этноязыкового сообщества» [1. С. 64], что репрезентуется в национальной концептосфере, включающей основные ценности, передающиеся из поколения в поколение представителями полинациональных языков. Язык «насыщен переживаниями предыдущих поколений и хранит их живое дыхание, а поколения эти через звуки материнского языка... связаны с нами национальными и родственными узами» [2. С. 82]. Эти переживания откладываются в коллективном сознании в виде зафиксированных в языке фрагментов опыта [3. С. 9]. Таким образом, всё, «что существует и адаптируется в языке, соответствует ментальности народа. В языке ассимилируются только те знания, которые соответствуют существующей в нём понятийной сетке. Невозможно говорить о языковой ментальности, не проникнув в суть духовного пространства языка» [4. С. 17]. В качестве ценностей могут выступать и «предметы или вещи, и явления природы, и общественные явления, и человеческие поступки. Основная функция ценностей - регулирование поведения индивида в определенных социальных условиях. Носителем же ценностей является личность, постигающая их в опыте внутреннего принятия или отталкивания...» [5. С. 202]. Ценность существует в форме идеального образа и его предметного воплощения, причем представления об одной и той же ценности могут различаться даже в рамках одной лингвокультуры. Особенно интересно и актуально исследование ценностных ориентиров носителей различных вариантов полинациональных языков (английского, испанского, французского и др.), а наиболее показательным и стабильным языковым материалом, отражающим ценностные приоритеты, нам представляются те языковые единицы, которые несут в себе национально-культурную информацию. Согласимся с Н.Н. Семененко, квалифицирующей ценность не как абстрактно-этическую категорию, а как категорию «практической значимости для организации жизненного пространства человека в условиях типовых ситуаций», что позволяет увидеть связь ценностного критерия с понятием оценки [6. С. 270]. К языковым единицам, которые наиболее ярко отражают национально-культурную информацию, без всякого сомнения, можно отнести паремии. «Значимость ценностных ориентаций в жизни того или иного этноса обусловила их «кодирование» в системе национального языка. Особую роль в этом когнитивно-семиологическом процессе играют паремии как единицы косвенно-производной номинации, в контексте которых смысл выражается с опорой на умозаключение. Паремическое умозаключение - это та когнитивная „сила“, которая организует семантическую структуру пословиц в соответствии со стереотипными оценками, существующими в национальной культуре» [7. С. 269]. Вышеуказанные особенности паремий позволяют говорить о паремиологической картине мира, которая «имеет образный характер репрезентации знания о мире, системы ценностей и поведенческих стереотипов» [8. С. 53-54]. Проблеме определения национального и интернационального resp. своего и чужого в паремиологии посвящены работы М.А. Бредиса [9-11], Е.Е. Иванова [12], Е.В. Ивановой [13], О.В. Ломакиной [10; 14], В.М. Мокиенко [14], Ю.А. Петрушевской [12] и др. В свете выявления национально-культурной специфики важную роль играет не только сопоставление пословиц разных языков, но и сравнение единиц разных национальных вариантов того или иного языка [15. C. 252-253]. Обозначенная практика дала возможность более рельефно представить фразеологию испанского языка, выявить как межъязыковую, так и межвариантную национальнокультурную специфику испанской фразеологии. Другой подобный опыт представлен в коллективной монографии «Славянская фразеография и паремиография» [16], где на материале разных языков авторы показали возможность выявления вариантов пословиц с целью упорядочения их в словаре. Французский язык также представляет многообразие вариантов, распространенных на территории стран Европы (Бельгия, Швейцария), Америки (Канада), Африки (страны Магриба и Тропической Африки) и т.д. В зарубежном языкознании он рассматривается как совокупность диатопических вариантов, как язык «полицентричный», имеющий более одного нормативного центра стандартного языка, под которым подразумевается группа носителей языка, имеющих общие социокультурные характеристики и проживающих чаще всего на территории независимого государства (в случае Романской Швейцарии или Квебека данное условие не соблюдается) [17]. В процессе изучения различных вариантов необходимо учитывать не только лингвистические, но и социокультурные критерии (интерференция языков, демографический и исторический аспекты, состояние образования, языковая политика). Выявление ценностных ориентиров представителей различных франкоязычных стран наиболее интересно на основе анализа пословичного фонда, получившего отражение в словаре пословиц и поговорок [18]. В предисловии к данному словарю А. Рей обращает внимание на то, что пословица является языковым фактом, имеет структуру предложения полного или эллиптического, особую фонетическую организацию; пословица содержит универсальную истину (здесь и далее курсив наш. - Н.Н.), совет или назидание; в пословице, в отличие от поговорки, очень часто представлена метафора, а в отличие от цитаты она необязательно должна быть соотнесена с конкретным исходным текстом [18. P. X-XI]. Универсальность как признак пословиц подчеркивает их иллюстративный потенциал при изучении этнических ценностей, как и наличие метафоры, характеризующей пословицы как изречения образные, что также является важным для данного исследования, так как именно образ наиболее ярко отражает культурную коннотацию. Подобные символы часто присутствуют в пословицах в виде различных компонентов (зооморфизмов, соматизмов, гастрономических реалий и т.д.) и могут быть информативными в процессе изучения ценностных приоритетов соответствующих этносов. В целом пословицы представляют собой «мощный источник интерпретации, поскольку они и есть по традиции передаваемый из поколения в поколение язык веками сформировавшейся обыденной культуры, в котором в сентенционной форме отражены все критерии и установки этой жизненной установки народа - носителя языка» [19. С. 241]. В плане образности пословицы могут иметь более широкое толкование. В частности, В.М. Мокиенко определяет пословицу как «логически законченное образное или безóбразное изречение афористического характера, имеющее назидательный смысл и характеризующееся особой ритмической и фонетической организацией» [20. С. 5]. В любом случае для исследования отражения ценностных ориентиров в пословицах особый интерес представляет именно образный, метафорический компонент. В метафоре видят ключ к пониманию основ мышления и процессов создания национально-специфического видения мира и его универсального образа [21. С. 138]. Таким образом, «пословицы не просто метко характеризуют ситуацию, связанную с осмыслением той или иной ценности, а моделируют сферу культуры в соответствии с множеством оценок и полифонией мнений, наличествующих в её традиционной сфере» [22. С. 8]. Целью данной статьи является выявление основных ценностей представителей различных франкоязычных стран на основе тематически организованного пословичного материала, представленного в лексикографическом источнике. Проведение первичного анализа на словарном материале обусловлено тем фактом, что в настоящее время «словари являются одним из способов отражения действительности, поскольку чутко реагируют на происходящие социально-гуманитарные события в обществе» [23. С. 45]. Данный тезис абсолютно справедлив и для словарей пословиц, несмотря на архаичность лежащих в их основе образов и представлений, так как при выборе языковых единиц и формулировок названий разделов в тематической классификации лексикографами не может не учитываться современное состояние менталитета носителя языка-адресата (об этом подробнее см.: [24; 25]). РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Выбор словаря французских пословиц и поговорок Ф. Монрено, А. Пьеррона и Ф. Сюзони [18] объясняется тем, что, во-первых, в данном лексикографическом источнике представлена тематическая классификация пословиц, отражающая наиболее важные для той или иной культуры жизненные доминанты, на основании которых можно сделать выводы о ценностных приоритетах носителей французского языка. Во-вторых, темы были выделены авторами словаря на основе представленного в пословицах метафорического образа, которому принадлежит важная роль в выявлении культурной информации. И, наконец, в данном лексикографическом источнике представлена информация об отнесенности пословиц к тому или иному варианту французского языка: региональному, территориальному и т.д., что непосредственно связано с поставленной целью. Данный словарь уже был использован нами в предыдущих исследованиях. Исходя из предположения о том, что чем большее количество пословиц представлено в рамках той или иной темы, тем более важную роль она играет в сознании носителей языка, был осуществлен подсчет количества пословиц в рамках каждой темы и дано иерархическое представление тематики французских пословиц [26]. С использованием аналогичной методики для выявления национальной самобытности ценностей был произведен подсчет количества бельгийских, швейцарских, квебекских пословиц, а также пословиц Мартиники и Гваделупы. Результаты анализа приведены в табл. 1. Количественное представление тематики пословиц в различных вариантах французского языка / A quantitative representation of the themes of proverbs in various versions of the French language Таблица 1 / Table 1 Тема Страна Итогo Франция Бельгия Швейцария Канада Мартиника Гваделупа Les animaux domestiques (домашние животные) 208 6 1 2 16 4 237 L’homme: le corps, les actes, la vie (человек: тело, поступки, жизнь) 202 - - - 11 1 214 Les échanges et les biens (обмен и блага) 182 1 1 1 3 1 189 Le bestiaire (животный мир) 132 2 3 1 6 7 151 La vie domestique (домашняя жизнь) 108 - 2 2 3 1 116 La religion (религия) 106 2 - (1) 2 1 111 La nature (природа) 104 - 1 2 3 - 110 Conditions et milieux sociaux (социальные условия и слои) 105 - - - - - 105 Les relations humaines (человеческие взаимоотношения) 93 2 1 - 3 - 99 La nourriture, la table (еда, стол) 87 1 2 5 3 1 99 La logique des actions (логика поступков) 96 - - - - - 96 Le travail de la terre (земледелие) 89 - 1 1 - 2 93 La communication (общение) 91 - - 1 - - 92 Les objets usuels (предметы быта) 76 - - 3 2 2 83 Morale et vision du monde (мораль и миропонимание) 66 - - - - - 66 Le droit et la justice (право и правосудие) 62 - - - - - 62 Les voyages (путешествия) 53 - 1 2 - 1 57 La guerre et les armes (война и оружие) 47 - - - 2 - 49 Les métiers et le monde du travail (ремесла и труд) 47 - - - - - 47 Le drap et l'habit (белье и одежда) 41 - - 1 - - 42 Activités intellectuelles (умственная деятельность) 23 - - - - - 23 ИТОГO 2 018 14 13 21 54 21 2 141 Данные о количестве пословиц, приведенных в словаре в рамках определенных тем, отражающих соответствующие жизненные ориентиры, прямо или косвенно указывают на ценности носителей французского языка, проживающих на территории различных государств. Из 2141 пословицы выявлено 2018 общефранцузских (среди которых некоторые имеют отношение к различным регионам Франции), 123 единицы имеют пометы, относящие их к различным вариантам французского языка. Иерархия тем, выявленная на основе анализа общефранцузских пословиц, выглядит так: домашние животные (208), человек (202), обмен и блага (182), животный мир (132), домашняя жизнь (быт) (108), религия (106), социальные условия и слои (105), природа (104), логика поступков (96), человеческие взаимоотношения (93), общение (91), земледелие (89), еда и стол (87), предметы быта (76), мораль и миропонимание (66), право и правосудие (62), путешествия (53), война и оружие (47 единиц), ремесла и труд (47 единиц), белье и одежда (41), умственная деятельность (23). Проанализированные примеры являются еще одной иллюстрацией мысли составителей словаря «Народная мудрость» о том, что тематический потенциал вполне соответствуют доминантам традиционной и современной... жизни [25. С. 11], а количество пословиц в каждой теме - степень их ценности в сознании носителей языка. Можно предположить, что некоторые данные объясняются архаизацией образа в пословицах (например, в таких темах, как религия, земледелие и др.). Наличие самого большого количества пословиц в темах, связанных с животным миром, еще раз подтверждает роль зоометафоры. Последняя помогает толковать внутреннюю сущность символа как положительную или отрицательную характеристику человека или его поступков. Непосредственно по теме человек представлено тоже очень большое количество пословиц (202). Данное соотношение отражает ярко выраженную концентрированность французов на индивидуальности человека, которая сама по себе представляет ценность, их принадлежность к я-ориентированной культуре, о которой пишет проф. Т.В. Ларина, характеризуя, в частности, представителей англоязычных культур, которой противопоставлена мы-ориентированность, характеризующая славянские народы, в том числе русских [27; 28]. Полученные результаты свидетельствуют еще об одной особенности - ориентированности на материальные ценности в большей степени, чем на духовные. Более подробные выводы о содержании отдельных рубрик и количестве пословиц в них были изложены нами в предыдущих работах [26]. Из 123 единиц, относящихся к различным вариантам французского языка, авторы словаря выделяют 14 бельгийских пословиц в следующих темах: домашние животные (6), по 2 единицы найдено в темах человеческие отношения, религия, животный мир, по 1 - в рубриках обмен и блага, еда и стол. Среди 13 швейцарских пословиц - 3 единицы в разделе животный мир, по 2 единицы представлено в разделах домашняя жизнь (быт); еда и стол, а в темах домашние животные, обмен и блага, природа, человеческие взаимоотношения, земледелие и путешествия - по одной. Из 21 квебекских пословиц 5 связано с едой и столом, 3 - с предметами быта, по 2 единицы приведено на следующие темы: домашние животные, природа и путешествия, по одной пословице обнаружено в разделах: животный мир, обмен и блага, домашняя жизнь (быт), религия, общение, бельё и одежда. Больше всего в лексикографическом источнике было выявлено мартиниканских пословиц - 54 единицы, из которых 16 связаны с домашними животными, 11 - с человеком, 6 - с животным миром, по 3 пословицы приведено в темах: обмен и блага, домашняя жизнь (быт), природа, еда и стол, человеческие отношения; по 2 - в разделах природа, религия, предметы быта, война и оружие. Из 21 пословицы Гваделупы - 7 на тему животный мир, 4 - домашние животные, по 2 - в разделах земледелие и предметы быта, в разделах человек, обмен и блага, домашняя жизнь (быт), еда и стол, религия и путешествия обнаружено по 1 пословице. Проведенный анализ количественного соотношения пословиц, относящихся к различным вариантам французского языка за пределами Франции, показал, что из 21 темы, предложенной авторами словаря, в данных вариантах представлены только 15. Мы расположили их в порядке убывания количественного показателя и представили в табл. 2. Количественное представление тематики пословиц Таблица 2 / Table 2 в различных вариантах французского языка за пределами Франции / Quantitative presentation of proverbs in different versions of the French language outside of France Тема Страна Итого Бельгия Швейцария Канада Мартиника Гваделупа Les animaux domestiques (домашние животные) 6 1 2 16 4 29 Le bestiaire (животный мир) 2 3 1 6 7 19 La nourriture, la table (еда, стол) 1 2 5 3 1 12 L’homme: le corps, les actes, la vie (человек: тело, поступки, жизнь) - - - 11 1 12 La vie domestique (домашняя жизнь) - 2 2 3 1 8 Les échanges et les biens (обмен и блага) 1 1 1 3 1 7 Les objets usuels (предметы быта) - - 3 2 2 7 Les relations humaines (человеческие взаимоотношения) 2 1 - 3 - 6 La nature (природа) - 1 2 3 - 6 La religion (религия) 2 - (1) 2 1 5 (6) Les voyages (путешествия) - 1 2 - 1 4 Le travail de la terre (земледелие) - 1 - - 2 3 La guerre et les armes (война и оружие) - - - 2 - 2 La communication (общение) - - 1 - - 1 Le drap et l'habit (белье и одежда) - - 1 - - 1 ИТОГО 14 13 20 (21) 54 21 123 Во всех вариантах представлены темы домашние животные и животный мир, еда, обмен и блага. Зооморфизмы в пословицах отражают и подчеркивают, что всё вращается вокруг человека. Интересен тот факт, что тема человек встречается только в пословицах Мартиники и Гваделупы, а европейские и канадские франкофоны, видимо, выражают свою позитивную или негативную оценку человека, его действий и особенностей не напрямую, а путем использования метафорического образа различных представителей фауны. Это могут быть очень яркие и экспрессивные образы обезьян, змей, ящериц, рыб, крабов и насекомых в пословицах Мартиники: Serpent qui change la peau est toujours serpent 'Змея, сменившая кожу, остается змеей' и Гваделупы L’anoli sait sur quel arbre il monte 'Знает ящерица, на какое дерево взбирается' - l’anoli - разновидность маленькой ящерицы; в пословицах Швейцарии встречаются образы птиц: Les alouettes rôties ne tombent pas dans la cheminée 'Жареные жаворонки не падают в каминную трубу'. Cобака, кошка свинья - наиболее распространенные образы домашних животных. Ценность дома и семьи получила отражение в пословицах о домашней жизни и предметах быта. Важны человеческие отношения, в основном - любовь и дружба. Никого из франкофонов не оставляет равнодушным тема еды и стола. В целом «национальная кухня, ее символика, метаязык и терминология играют важную роль в постижении и интерпретации культуры как системы, в которой сосуществуют прошлое, настоящее и будущее, ведущие непрерывный диалог» [29. С. 103], а пословицы, связанные с едой, позволяют выявить значимые символические образы. Так, упоминание свадебной трапезы, хлеба и кленового сиропа находим в квебекских пословицах: Une tartine de sirop chez nous est parfois meilleure qu’un banquet ailleurs 'Хлеб с кленовым сиропом дома иногда лучше застолья в гостях'. В пословицах Мартиники подчеркивается предпочтение употреблению в пищу рыбы, а не птицы: Faute de morue, on mange du poulet 'Когда нет трески, едят курицу'. Хлеб, капуста и сало упоминаются в швейцарских пословицах: Ce n’est pas le tout que des choux, il faut du lard pour les cueillir ‘Капуста - еще не всё, чтобы ее приготовить, нужно сало', а в бельгийских - блинчики и вафли: Avec une crêpe manquée on fait une bonne gaufre 'Из неудачных блинчиков получаются отличные вафли'. Таким образом, «особенности местных кулинарных предпочтений универсально отражаются в пословицах... а также выступают активным источником метафоризации» [30. С. 51]. Пословицы, представленные в теме обмен и блага, касаются в основном денег и денежных отношений, что свидетельствует об определенной степени их ценности и важности для человеческого сообщества в целом, а также отражают лишь общую картину: превалирование пословиц с компонентом деньги в различных языках [31. С. 174]. Результаты проведенного исследования еще раз проиллюстрировали мысль о том, что в пословицах получает отражение «полный набор этнографических реалий, начиная от орудий труда и кончая нарядами, и всестороннюю характеристику географической среды с ее ландшафтами, климатом, животным и растительным миром» [32. С. 19]. Показательным является и отсутствие в рассмотренных вариантах французского языка таких тем, как социальные условия и слои, логика поступков, мораль и миропонимание, право и правосудие, ремесла и труд, умственная деятельность. Данный факт позволяет предположить, что для носителей французского языка за пределами Франции еще более важной является практическая, материальная сторона жизни человека, тогда как для жителей Франции - социальная и духовная сферы. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Проведенное в рамках настоящей статьи исследование внешней вариативности полинационального французского языка с точки зрения отражения ценностей его носителей, проживающих на территории различных стран его распространения, подтвердило возможность выявления на материале пословичного фонда, универсального и специфического компонентов в системе их ценностных приоритетов. Анализ материала выявил как общие, так и специфические ценностные ориентиры представителей разных франкоязычных стран, показав, в частности, что для всех носителей французского языка важность и ценность представляет сам человек, его характер, жизнедеятельность и в целом индивидуальность, которые нашли яркое отражение в зоометафорах пословичного фонда. Однако образы животных могут как совпадать, так и кардинально различаться в зависимости от территории распространения пословицы. Общими ценностями являются дом и семья, человеческие отношения (в основном любовь и дружба), трапеза, деньги и денежные отношения. Для всех носителей французского языка, включая проживающих за пределами Франции, характерна в большей степени ориентированность на материальные, а не духовные ценности. Особенности французских пословиц в каждой из стран отражают их специфические исторические, географические и социолингвистические факторы и условия. Перспективы проведенного исследования состоят в верификации полученных данных в ходе детального изучения более обширного материала пословиц Бельгии, Швейцарии, Квебека, Мартиники и Гваделупы в различных словарях, а также изучение их употребления в художественных текстах.

Natalia Yu. Nelyubova

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: neliubova-nyu@rudn.ru
6, Miklukho-Maklaya Str., Moscow, Russia, 117198

PhD in Philology, Associate Professor, Associate Professor at the Foreign Languages Department, Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University).

  • Alefirenko, N.F. (2009). “Living” word: Problems of functional lexicology: monograph. Moscow: Flinta: Nauka. (In Russ.).
  • Humboldt, V. (1984). Selected works on linguistics. Moscow: Progress. Four hundred S. AFR. (In Russ.).
  • Karasik, V.I. & Ermakova, E.A. (2006). Linguo-cultural type “English eccentric”. Moscow: Gnosis. (In Russ.).
  • Pimenova, M.V. (2005). Methodology of conceptual research. In Anthology of concepts, V.I. Karasik, I.A. Sternin (Eds). Vol. 1. Volgograd: Paradigm. (In Russ.).
  • Mamontov, A.S., Calendarian, D. & Boguslavskaya, V.V. (2019). The System of values in the aspect of national-oriented lexicography (on the example of Russian-Mongolian mappings). Russian Journal of Linguistics, 23 (1), 200—222. (In Russ.).
  • Semenenko, N.N. (2011). Russian paremia: functions, semantics, pragmatics. Monograph. Stary Oskol: Publishing house of ROSA. (In Russ.).
  • Lisitsyna, G.A. (2016). Value as a factor of mentality: the problem of evaluation interpretation of paremic value. In Cognitive-discursive strategies of language development: Collection of scientific works on the results of the International scientific conference dedicated to the anniversary of the Honored worker of science of the Russian Federation, doctor of Philology, Professor of the Belgorod state national research University Nikolai Fedorovich Alefirenko (11—12 January 2016). E.G. Ozerov, K.K. Stebunova, I.I. Chumak-Zhun' (Eds.). Belgorod: LLC “Epicenter”. pp. 268—274. (In Russ.).
  • Radbil, T.B. (2010). The Basics of studying the language mentality. Moscow: Flinta: Nauka. (In Russ.).
  • Bredis, M.A. (2016). Thrift and stinginess in paremia (by the material of Russian, Latvian, German, English and Tajik languages). RUDN Journal of Language Studies, Semiotics and Semantics, 1 (7), 131—138. (In Russ.).
  • Bredis, M.A. & Lomakina, O.V. (2018). Toponym as a component of proverb: to the problem of semantic equivalence (by the material of Russian, Latvian, Lithuanian, Polish, German, French, English, Finnish and Tajik paroemias). Bulletin of the University (Russian-Tajik (Slavic) University), 4, 118—129. (In Russ.).
  • Bredis, M.A. (2018). National and international in paremia (on the example of analogs of the proverb “Russian man is strong in the back mind” in a number of languages). In Linguocultural studies of the development of the Russian language in a multiethnic environment: experience and prospects: Tr. and mater. in 2 volumes / under the General editorship of E.A. Gorobets, O.F. Zholobov, M.O. Novak. Kazan: Kazan university publishing house. Vol. 1. pp. 15—19. (In Russ.).
  • Ivanov, E.E. & Petrushevskaia, J.A. (2015). Etymology of English Proverbs. Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences, 5, 864—872. (In Russ.).
  • Ivanova, E.V. (2006). The World in English and Russian Proverbs. Sankt Petersburg: Publishing house of St. Petersburg. University. (In Russ.).
  • Lomakina, O.V. & Mokienko, V.M. (2016). The Cognitive potential of Rusyn paroemias against the background of Russian and Ukrainian languages. Rysin, 3, 119—128. (In Russ.).
  • Firsova, N.M. (2009). Selected works. Volume II. Modern Spanish in Spain and Latin America. Moscow: RUDN. (In Russ.).
  • Walter, H. & Mokienko, V.M. (Eds.). (2014). Slavic phraseography and primigravida: Collective monograph. Greifswald — Sankt Petersburg. (In Russ.).
  • Poil, B. (2005). Le français langue pluricentrique? Etudes sur la variation diatopique d'une langue standard. Frankfurt am Main: Peter Lang.
  • Montreynaud, F., Pierron, A. & Suzzoni, F. (2010). Dictionnaire de proverbes et dictons. Paris: Le Robert.
  • Teliya, V.N. (1996). Russian phraseology. Semantic, pragmatic and linguocultural aspects. Moscow: Shkola “Yazyki russkoj kul'tury”. (In Russ.).
  • Mokienko, V.M., Nikitina, T.G. & Nikolaeva, V.K. (2010) Large dictionary of Russian sayings. Moscow: ZAO “OLMA Media Group”. (In Russ.).
  • Lebedeva, O.P. & Markelova, T.V. (2017). Metaphor as a key means of expressing evaluative semantics in the novel N.S. Leskova “Nowhere”. Scientific notes of Orel state University. Series: Humanities and social Sciences, 3, 138—144. (In Russ.).
  • Semenenko, N.N. (2016). Axiology of paremia as a complex linguistic problem. Slavica Nitriensia, 5 (1), 5—27. (In Russ.).
  • Lomakina, O.V. (2018). Phraseology in the text: functioning and idiostyle. Moscow: RUDN. (In Russ.).
  • Lomakina, O.V. (2011). About modern lexicographical description of Russian Proverbs. Russian language at school, 5, 107—110. (In Russ.).
  • Mokienko, V.M. & Nikitina, T.G. (2011). To the reader. In Folk wisdom. Moscow: ZAO “OLMA Media Group”. (In Russ.).
  • Nelyubova, N., Hiltbrunner, V. & Ershov, V. The Reflection of the Hierarchy of Values in the Proverbial Fund of the Russian and French languages. Russian Journal of Linguistics, 23 (1), 223—243. doi: 10.22363/2312-9182-2019-23-1-223-243. (In Russ.).
  • Larina, T., Ozyumenko, V. & Kurteš, S. (2017). I-identity vs WE-identity in language and discourse: Anglo-Slavonic perspectives. Lodz Papers in Pragmatics, 13 (1), 109—128.
  • Larina, T., Mustajoki, A. & Protassova, E. (2017). Dimensions of Russian culture and mind. In Katja Lehtisaari and Arto Mustajoki (eds.) Philosophical and cultural interpretations of Russian modernisation. Series: Studies in Contemporary Russia. London — New York: Routledge. pp. 7—19.
  • Chesnokova, O.S. (2006). Spanish of Mexico: Language picture of the world. Moscow: RUDN. (In Russ.).
  • Chesnokova, O.S. & Fernandez Sanchez, Y.V. (2017). Gastronomic thesaurus of Spaniards and Basques through the prism of humorous discourse. Bulletin of Tomsk State University, 425, 50—58. (In Russ.).
  • Nichiporchik, E.V. (2015). Reflection of value orientations in paremia. Gomel: F. Skaryna state University. (In Russ.).
  • Permyakov, G.L. (1988). Fundamentals of structural paremiology. In Studies on folklore and mythology of the East. Moscow: Science. (In Russ.).

Views

Abstract - 9

PDF (Russian) - 3

PlumX


Copyright (c) 2019 Nelyubova N.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.