ROLE OF GRAMMAR IN THE FORMATION OF COMMUNICATIVE COMPETENCE OF NON-LINGUISTIC STUDENTS

Cover Page

Abstract


The article considers the role of grammar in the formation of communicative competence of non-linguistic students studying Arabic. Recognizing the fundamental role of linguistic competence in the formation and efficient development of the other components of foreign language communicative competence, the authors consider it advisable to start it from the very first lesson, paying particular attention to the typological peculiarities of the Arabic language, its grammar system. The article presents the characteristic features of the grammatical system of the Arabic language, the word and root structure, the knowledge of which at an early stage of learning will help to avoid problems and will allow to build the necessary linguistic thinking. The theoretical basis was the works of the famous Arabists Starinin (1963) and Yushma-nov (1938, 1998), as well as the outstanding Russian linguist Academician Fortunatov (1990). Such studies are important for comparative grammar and typology of languages and allow to get closer to the worldview of the native Arabic speakers. The conclusions may find their practical application in teaching the Arabic language for Russian students and the Russian language for Arabs.


В свете модернизации отечественной системы образования в целом и высшей школы в частности стало актуальным применение компетентностного подхода в преподавании иностранных языков. Поскольку термины компетентность/компетенция варьируются в зависимости от целей и контекста, в котором используются, представляется целесообразным уточнить, как они будут пониматься в предлагаемой статье. Вслед за д.п.н. А.В. Хуторским мы будем, разделяя общее и индивидуальное, различать часто используемые синонимически данные понятия и определять их следующим образом. Компетенция - включает совокупность взаимосвязанных качеств личности (знаний, умений, навыков, способов деятельности), задаваемых по отношению к определенному кругу предметов и процессов, и необходимых для качественной продуктивной деятельности по отношению к ним [Хуторской 2002]. Компетентность - владение, обладание человеком соответствующей компетенцией, включающей его личностное отношение к ней и предмету деятельности [Хуторской 2002]. Согласно действующему Федеральному компоненту государственных образовательных стандартов в процессе овладения иностранным языком у слушателя на разных этапах обучения должны закладываться, формироваться и далее развиваться следующие иноязычные компетенции: коммуникативная компетенция, включающая в себя речевую компетенцию, под которой понимается способность индивида эффективно использовать изучаемый язык в качестве средства общения и инструмента познавательной деятельности; языковая/лингвистическая компетенция, которая предполагает овладение языковыми средствами в соответствии с областью профессиональных знаний и умение оперировать ими в коммуникативных целях; социокультурная компетенция (включающая социолингвистическую), которая охватывает знания слушателя о социокультурной специфике стран изучаемого языка, формирует умение строить свое речевое и неречевое поведение в соответствии с этой спецификой, развивает умения адекватно понимать и интерпретировать лингвокультурные факты; компенсаторная компетенция, которая формирует умения выходить из положения при дефиците языковых средств в процессе межкультурного общения; учебно-познавательная компетенция, предполагающая дальнейшее развитие специальных учебных умений, целью которых является совершенствование владения иностранным языком и активное его использование в процессе последующего образования и самообразования [Федеральный компонент государственного образовательного стандарта среднего (полного) общего образования по иностранным языкам 2004: 93]. Современные исследователи не только по-разному определяют иноязычную коммуникативную компетенцию (ИКК), но и по-разному вычленяют ее структурные компоненты, по-разному описывают их взаимодействия. Однако все признают многокомпонентную структуру ИКК и выделяют в качестве ключевых следующие субкомпетенции: языковую (лингвистическую), социокультурную, социолингвистическую, прагматическую, дискурсивную, стратегическую [Красильникова 2009: 182]. Степень сформированности у обучающихся данных компонентов свидетельствует о том, насколько эффективно и продуктивно была проведена работа по формированию ИКК. Языковая (лингвистическая) субкомпетенция представляет собою совокупность фонологических, лексических, грамматических знаний и умений и являет собой обязательную и необходимую базу для эффективного развития остальных компонентов ИКК. Это позволяет выделить ее как основополагающую субкомпетенцию, без которой невозможно формирование иных субкомпетенции и работу над которой следует начинать с первых занятий. Если изучение иностранного языка в высшей школе является логическим продолжением процесса, начатого в средней школе, или этот иностранный язык типологически схож с родным или ранее изучаемым иностранным языком, то особых трудностей в овладении им студент не встретит. Однако если обучающийся начинает изучение иностранного языка с иной типологической структурой, нежели уже известные ему языки, то особенно важным оказывается сформировать на начальном этапе обучения четкие представления о типе этого языка. Как показывает практика, учащимся очень тяжело перестроить свое языковое мышление и начать мыслить на новом языке, так как этот процесс происходит иначе и регулируется иными законами, понять и принять которые иногда оказывается нелегко. Поскольку арабский язык характеризуется высокой степенью грамматичности, то в процессе его преподавания и формирования иноязычной компетенции целесообразно уже на начальном этапе обратить пристальное внимание студентов на структуру арабского слова. Как уже отмечалось ранее [Вавичкина 2003: 97- 100], существенные, носящие принципиальный характер, отличия построения арабского слова от индоевропейского и в частности русского, слова, обуславливают особенности морфологической системы современного литературного арабского языка. Одной из таких особенностей морфологической системы арабского языка является высокая степень абстракции. В морфологической структуре арабского слова, как правило, очень четко выделяются следующие элементы: трехсогласный корень (лишенный каких-либо принадлежностей форм слов и служащий базой для образования как имен, так и глаголов), диффикс, словоизменительные морфемы и словопроизводственные морфемы. Существенным же отличием семитского корня от индоевропейского является то, что этот корень никогда не встретится вам как отдельное слово. Сознание говорящих на этом языке людей выделяет этот абстрактный корень, основываясь на анализе однокоренных слов, с одной стороны, и лексико-грамматических моделей, с другой. Арсенал служебных морфем также значительно отличает арабский язык от индоевропейских языков. Традиционно среди служебных морфем в арабском языке выделяются префиксы (предшествуют корню), суффиксы (следуют за корнем), инфиксы (внутри корня) и диффиксы или трансфиксы (гласные, разрывающие корень). Как видно из названий, основным критерием такого деления является то положение, которое занимают данные аффиксы относительно корня. Но если за основу взять не форму, а содержание, то есть учитывать функционирование и значение этих служебных морфем, то становится очевидным несовершенство такой классификации. Нагляднее всего это демонстрируется анализом аффиксов, с помощью которых образуются временные формы глагола. Данные аффиксы стандартны, т.е. могут быть присоединены к глагольной основе любой из десяти пород, и выражают грамматические значения лица, числа, рода и наклонения. В традиционных исследованиях по арабской грамматике они называются префиксами и суффиксами, хотя противопоставляют формы одного и того же слова. Присоединение данных аффиксов не влечет за собой изменения лексического значения слова (как это должно быть в случае с суффиксами и префиксами), а образованные с их помощью формы представляют собой одну парадигму. В таком случае данные морфемы не могут отождествляться со словообразующими префиксами и суффиксами, как они понимаются в других языках, а скорее будут соответствовать общепринятому определению флексии. Ведь именно так мы понимаем тот конечный служебный элемент, который выделяется в слове после отделения основы и носит не деривационный, а реляционный характер. Именно словоизменительная функция определяет активное участие подобных морфем в создании синтаксических форм. Таким образом, аффиксы словоизменения арабского глагола являются флексиями, отличительной особенностью которых будет способность располагаться не только традиционно за корнем, но и перед ним (что дало повод Н.В. Юшманову называть их окончаниями и началами [Юшманов 1998: 230]). Отличительной особенностью семитских языков также являются диффиксы. Данный вид аффиксов не имеет аналогов в русском языке. Надо сказать, что эта морфема вообще долгое время не выделялась в структуре семитского слова как самостоятельная единица. Ученые были склонны считать изменения диффикса значимыми изменениями корня, то есть видели в арабском языке явление, схожее с «внутренней» флексии индоевропейских языков. Впервые мысль о том, что из основы семитского слова можно вычленить корень и некорневой остаток, пришла выдающемуся русскому языковеду Ф.Ф. Фортунатову. Именно он разделил неделимую ранее основу семитского слова на корень и некорневой остаток, который он понимал как флективную часть основы [Фортунатов 1990: 69]. Н.В. Юшманова не совсем удовлетворяло понимание некорневого остатка основы как флексии, и он назвал его огласовками. В это обозначение ученый вкладывал морфологический смысл: «В арабском словообразовании три основных момента - корень, огласовка и приставка (пре-, ин- и суффиксы)» [Юшманов 1938: 23]. В.П. Старинин предложил различать в семитских языках флексию корня и флексию диффикса: «для семитских языков надо различать диффиксацию - оформление корня в слово или основу, - во-первых, и флексию диффиксов, т.е. чередование их гласного состава как грамматический способ, во-вторых. Термин „внутренняя флексия“, или „флексия основы“, недостаточен, потому что основа не односоставна, а разделяется на две морфемы - корень и диффикс, из которых каждая может подвергаться флексии» [Старинин 1963: 46]. Шаг вперед в данном вопросе сделал А.А. Реформатский, назвав диффикс гласной прослойкой, имеющей грамматическое значение. Он признавал наличие в арабском языке особого вида аффиксации - трансфиксации, когда «аффиксы, разрывая корень, состоящий из одних согласных, сами разрываются и служат „прослойкой“ гласных среди согласных, определяя словоформу и оформляя ее грамматически». Таким образом, А.А. Реформатский рассматривал корень и трансфикс (согласно способу оформления и их значению) как две обособленные, соединенные агглютинативно, морфемы [Реформатский 1997: 269, 285]. Таким образом, на современном этапе ученые исходят из того, что структура семитского слова предопределяет двухморфемность слова, рассматриваемого с точки зрения слово- и формообразования. Первым членом этого двучлена является корень, а вторым - морфема со словообразовательным или формообразовательным значением. Такая морфема является обязательным и неотъемлемым элементом для оформления несамостоятельного трехсогласного корня в слово или основу. Не менее значимым оказывается и вопрос о характере отношений между частями слова. Действующая в русском языке фузионная тенденция, которая проявляется в тесном сплетении основы и аффиксов, существенно затрудняет членимость слова на морфемы. В арабском же языке, напротив, аффиксы легко выделимы, что объясняется агглютинативностью отношений между частями слова. На границах морфем отсутствуют непредсказуемые фонологически варьирования. Четкие и однозначные границы морфем исключают саму возможность неоднозначного членения, что так характерно для языков флективного типа. Служебные морфемы глагольного слова в арабском языке согласно занимаемому положению в словоформе делятся на внешние и внутренние аффиксы. С точки зрения функциональной роли первые представляют собой словоизменительные флексии, а вторые являются префиксами, инфиксами и диффиксами, носящими основообразовательный характер. По своему значению все внутренние аффиксы являются либо словообразовательными (префиксы, инфиксы), либо словоизменительными (диффиксы). Таким образом, в арабском языке несамостоятельный трехсогласный корень всегда будет окружен основообразующими аффиксами (словоизменительными или словообразовательными), без которых он не употребляется. Именно поэтому основа арабского слова никогда не совпадет с корнем: в ней всегда можно выделить либо корень и диффикс (если основа простая), либо корень, диффикс и словопроизводственные морфемы (если основа расширенная). Следует обратить внимание и на различия в структуре глагольного и именного слова. Если в именной основе диффикс играет словообразовательную и словоизменительную функцию, то в глагольной основе он выступает только как словоизменительный элемент: гласные диффикса привносят определенное грамматическое значение времени или залога. Функция словопроизводственных морфем, как в глагольной, так и в именной основе одинакова. Данные структурные элементы определенным образом изменяют основное лексическое значение корня. Но полученная на данном этапе основа еще не может функционировать как самостоятельное слово. Оформление основы в словоформу в арабском языке завершается посредством присоединения словоизменительных аффиксов. Причем последние являются обязательными. Чистая словообразовательная основа, не имеющая какого-либо грамматического показателя, в арабском литературном языке не может выступать в качестве самостоятельного слова. Подобные особенности грамматической структуры арабского языка, явно отличающие его от индоевропейских языков, сформировали предубеждение о его трудности. В процессе знакомства с новым языком студент невольно начинает сравнивать его с уже известными языковыми системами, наталкиваясь на огромное количество несовпадений и несоответствий, в связи с чем предполагается целесообразным преподавателю как можно раньше начать готовить аудиторию к восприятию иной системы, предугадывая и опережая возможные трудности на пути формирования нового языкового мышления. В случае с арабским языком преподавателю поможет именно грамматика, поскольку чем раньше студент осознает индивидуальность арабского языка и перестанет считать его грамматическую систему «не такой», тем быстрее снимутся трудности и сложности процесса изучения этого древнего и удивительно красивого восточного языка. Исследования такого рода имеют значение для сопоставительной грамматики и типологии языков и позволяют ближе подойти к мировосприятию носителей арабского языка. Выводы могут найти практическое применение в преподавании иностранного языка, как при обучении арабскому языку российских студентов, так и при обучении русскому языку арабоязычной аудитории.

T A Vavichkina

RUDN University

Author for correspondence.
Email: vavichkina_ta@pfur.ru
10, Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

Vavichkina Tatiana Anatolievna, PhD in Philological sciences, Associate Professor of the Department of Foreign Languages, Faculty of Humanities and Social Sciences, RUDN University; Research Interests: Grammar of the literary Arabic language, Methodology of teaching the Arabic language at various stages of education, Typology

Y E Vlasova

RUDN University

Email: vlasova_yue@pfur.ru
10, Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

Vlasova Yulia Evgenievna, PhD in Philological sciences, Associate Professor of the Department of Foreign Languages, Faculty of Humanities and Social Sciences, RUDN University; Research Interests: Grammar of the literary Arabic language, Methodology of teaching the Arabic language at various stages of education, Typology

  • Vavichkina, T.A. (2003). Morphological structure of Verbal Word in the Arabic and Russian languages (typological analysis): [dissertation]. Moscow: Peoples’ Friendship University of Russia. (in Russ).
  • Krasil'nikova, E.V. (2009). The foreign language communicative competence in the researches of domestic and foreign scientists. Yaroslavl pedagogical bulletin, 1, 179—184. URL: http://vestnik.yspu.org/releases/2009_1g/41.pdf (accessed: 18.04.2017). (in Russ).
  • Reformatskij, A.A. (1997). Introduction to linguistics. Moscow: Aspekt Press Publ. (in Russ).
  • Starinin, V.P. (1963). The structure of Semitic words. Moscow: izdatel'stvo vostochnoi literatury. (in Russ).
  • The Federal component of state educational standard of secondary (complete) comprehensive education in foreign languages (2004). The new national standards in foreign language classes 2—11. Education in documents and comments. Moscow: AST: Astrel' Publ. (in Russ).
  • Fortunatov, F.F. (1990). The lectures on comparative linguistics. The comparative declension. 1884—1885 course of lectures. Moscow State University Bulletin. Series 9. Philology, 2, 61—85. (in Russ).
  • Hutorskoj, A.V. (2002). The definition of all-objective contents and key competence as a charac¬teristic for a new approach in designing educational standarts. Internet-magazine “Eidos”. URL: http://www.eidos.ru/journal/2002/0423.htm (accessed: 10.04.2017). (in Russ).
  • Jushmanov, N.V. (1938). The System of the Arabic language. Leningrad: Izdatel'stvo Leningrad¬skogo gosudarstvennogo universiteta. (in Russ).
  • Jushmanov, N.V. (1998). Selected works: Works on General phonetics, Semitology and classical Arabic morphology. Moscow: Izdatel'skaya firma «Vostochnaya literatura» RAN. (in Russ).

Views

Abstract - 1507

PDF (Russian) - 1121


Copyright (c) 2017 Vavichkina T.A., Vlasova Y.E.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.