ANGLO-АMERICAN INTERJECTION WOW IN CONTEMPORARY RUSSIAN LANGUAGE

Abstract


The article contains a study on the phenomenon of Anglo-American interjections borrowing in Russian language on the example of exclamation wow . An attempt to detect the causes and consequences of this borrowing is based on a contrastive analysis of an American exclamation wow and Russian interjections with the similar meaning. The analysis extends the conclusions of the important role which wow plays in the process of axiological changes and formation of “correct” market instincts in Russian language consciousness.

Изучение заимствований в процессе глобализации является одним из активно развивающихся направлений современной российской лингвистики. Несмотря на постоянно растущий интерес к проблемам влияния американизмов на совре- менное дискурсивное пространство русского языка, феномен массового усвоения американских междометий до сих пор еще не становился объектом лингвисти- ческих исследований. Подобное отсутствие внимания следует, вероятнее всего, объяснить отсутствием у междометий статуса полноценной лексической едини- цы, что приводит к недооценке той роли, которую они могут играть в процессе трансляции ценностей западной цивилизации.Как и многие другие языковые явления, междометия не имеют единого, при- знаваемого всеми лингвистами научного определения. Многочисленные рас- хождения в их трактовке обусловлены как гетерогенностью данного класса, так и зачастую произвольным выбором исследователями критериев осуществляемой классификации. Одни лингвисты делают упор на формальные критерии, под- черкивая фонетико-морфологическое своеобразие данного класса единиц, другие выделяют в качестве основного конституирующего признака семантический кри- терий, третьи основывают дефиниции на свойстве междометий составлять само- стоятельные синтаксические единицы. К числу наиболее популярных относится определение Ф. Амеки, предложенное им во введении к выпуску журнала «Journal of Pragmatics», полностью посвященному проблеме междометий. Согласно Ф. Амеке, междометия - это «относительно конвенциональные вокальные же- сты, которые выражают ментальное состояние говорящего» [12. С. 108]. В данной дефиниции автор подчеркивает значимость формального критерия, указывая на отсутствие у них статуса полноценной лексической единицы, а также расширяет привычное для их описания содержание семантического критерия - от собствен- но эмотивных состояний до ментальных. Единственным дискуссионным местом в вышеприведенном определении остается указание на относительную конвен- циональность междометий.Значительная часть лингвистов считает, что междометия, или вокальные же- сты, представляют собой экстериоризации внутренних, спонтанно проявляемых человеком состояний. Подчеркивая рефлекторную природу междометий, В. Вундт называл их «застывшими остатками естественных звуков» [3. С. 51]. Г. Пауль ха- рактеризовал междометия как «непроизвольно вырывающиеся у человека звуки, вызванные состоянием аффекта» [5. С. 218]. К аффективной, эмоциональной речи относил эмоциональные восклицания также автор «Лингвистического вве- дения в историю», французский лингвист Г. Ж. Вандриес [1]. По мнению И.А. Ша- ронова, вокальный жест - это «стихийная, непосредственная реакция на тот или иной стимул, которая находит свое проявление в симптоматической ситуации» [10].Знаменательно, что убежденность в универсальной природе всех междометий характерна для обыденного сознания носителей языков, которые инстинктивным образом полагают, что одни и те же междометия должны быть присущи всем язы- кам. Оттого столь странными, как замечает А. Вежбицкая, представляются чита- телям фразы из литературных произведений, указывающие на национальную специфичность эмоциональных возгласов: «Пнин по-русски вздохнул (ох-ох-ох)» (В. Набоков), или «А-аа!» - воскликнул он по-португальски» (А. Дюма) [2. С. 611]. Безусловно, ремарки «по-русски» или «по-португальски» могли выйти только из-под чуткого пера писателя-билингва, существующего в двух различных язы- ковых измерениях. Более того, именно сопоставительный подход к изучению междометий способен привести убедительные доказательства в пользу их отно- сительной конвенциональности и, следовательно, культуроспецифичности. Как замечает А. Вежбицкая, «междометия в значительной мере базируются на куль- туроспецифичных конвенциях, а не на универсальных “законах природы”, или что, по крайней мере, имеет место какая-то смесь того и другого» [2. С. 612].Существование в каждом языке своего собственного инвентаря междометий может служить доказательством того, что перечень внешне непроизвольно вы- ражаемых чувств является предопределенным для носителей каждого языка. Спи- сок вокализаций, а следовательно, и список соответствующих им внутренних ментальных состояний и передается от поколения к поколению. В.М. Шаклеин указывает, что «человеческое познание всегда обусловлено мышлением предше- ствующих поколений, зафиксированным в языке. Мысль, опирающаяся на базу готовой языковой формы, возникает при прочих равных условиях быстрее и лег- че, чем мысль, не имеющая такой опоры в родном языке говорящего» [8. С. 28]. То же самое можно сказать об эмоциональном каркасе национальных языков, несущие элементы которого составляют междометные возгласы, детерминиру- ющие испытываемые их носителями эмоции или ментальные состояния. При- мечательно, что группа первообразных междометий задается в целом закрытым списком и практически не пополняется новыми единицами. В этом состоит их отличие от вторичных междометий, образованных от семантически полноценных слов, которым свойственно стремление к освежению своего репертуара.Вопрос о заимствованиях первообразных междометий представляется несколь- ко более сложным. Так, в качестве примеров заимствований часто приводятся междометия из итальянского языка браво, брависсимо, бис, которые не совсемкорректно определяются словарем как выражение восторга: «Браво - возглас, выражающий одобрение, восхищение» [4]. На наш взгляд, в данном случае сле- дует вести речь о волитивно-эмотивных междометиях, представляющих собой коллективные этикетные формы воздействия на исполнителя, причем возгласы восхищения, сопровождаемые призывом повторить что-либо на «бис», вовсе не обязательно предполагают наличие у публики подлинных «высоких» эмоций. Можно говорить также о существовании универсальной склонности носителей различных языков к заимствованию этикетных междометий: мерси (франц.), дан- ке (нем.), адью (франц.), чао (итал.) и др.Однако, что касается заимствований эмотивных междометий, исследования показывают, что подобный процесс не наблюдался вплоть до начала третьего ты- сячелетия, когда в результате глобализации практически во всех языках мира энергично обосновались американские «пришельцы»: вау, йес, упс и др. Возни- кает вопрос: каковы причины наблюдаемой «междометной» инвазии? Почему список переданных нам по наследству «омеждомеченных» эмоций оказался вдруг недостаточным и пополнился генетически чуждыми восклицаниями? Очевидно, можно предположить, что процесс заимствования первообразных эмоциональных междометий может быть обусловлен тремя факторами: во-первых, «отсутствием в нашем национальном укладе жизни аналогичных симптоматичных ситуаций, во-вторых, наличием лакуны в самой эмоционально-когнитивной сфере языко- вого коллектива, и, наконец, вхождением конкурентных аналогов исконно рус- ских междометий» [11. С. 492].В 1999 году А. Вежбицкая писала: «английские междометия gee и wow не име- ют эквивалентов или квазиэквивалентов в польском языке… и у польского эми- гранта в англоговорящей стране нет способа угадать, что же они означают и как их следует употреблять» [2. С. 612]. Не прошло и 20 лет, как wow стало не только постоянным гостем в переводных рекламах или фильмах, но и прочно обоснова- лось в ежедневной разговорной речи носителей русского и других славянских языков. Рассмотрим, какие факторы способствовали усвоению данного междо- метия, и какие последствия это имеет для русского языкового сознания.Согласно Оксфордскому словарю английского языка wow означает: «An exclamation, variously expressing aversion, surprise or admiration, sorrow or commiseration, or mere asseveration» [16].Словарь Лонгмана обращает внимание на характер самого предмета, вызыва- ющего возглас wow: «Wow, informal, used when you think something is very impressive or surprising» [14].Этимологический онлайн-словарь указывает на «естественность» выражаемо- го чувства и «переполненность индивида чувством восторга или изумления»: 1510s, Scottish, a natural expression of amazement. “This old interjection had a new popularity in the early 1900s and again during the 1960s and later”; “….overwhelm with delight or amazement” [15].По мнению А. Вежбицкой, традиционные для словарей описания междометий не годятся для того, чтобы понять, в каких случаях надлежит употреблять меж- дометие или чем, к примеру, wow-удивление отличается от gee-удивления. Пред-ложенная лингвисткой схема экспликации на языке семантических примитивов выглядит следующим образом:Я сейчас нечто знаюЯ бы не подумал, что буду знать это Я думаю: это очень хорошо(я бы не подумал, что так может быть) Из-за этого я нечто чувствую [2. C. 614].Однако если мы внимательнее проанализируем данное толкование, то без тру- да придем к выводу о том, что в нем содержится описание когнитивного сценария эмоции «удивления» в целом. Следовательно, сложно говорить о большем по сравнению с обычными словарями объяснительном потенциале данной экспли- кации. Более того, возведенное лингвисткой в принцип ограничение в лексиче- ских средствах в языке семантических примитивов может являться препятствием для объяснения тонких семантических различий. Так, для понимания характера испытываемой в wow эмоции важны не только вызвавшая их ситуация, но и за- пущенный ею когнитивно-эмоциональный механизм, а также степень интенсив- ности и естественности переживаемого состояния.Анализ различных ситуаций с использованием wow в американском дискурсе заставляет также сомневаться в адекватности употребления в экспликации А. Веж- бицкой ментального глагола знать: «я сейчас нечто знаю». В огромном количестве американских реклам или фрагментов из фильмов, записей диалогов и т.п. воз- глас wow вырывается при виде какого-либо потрясающего, по мнению воскли- цающего, объекта: машины, платья, туши для ресниц, стирального порошка и т.п. Как справедливо замечает словарь Лонгмана, чтобы вызвать восклицание wow, достаточно увидеть какой-либо потрясающий, по мнению индивидуума, объект. Испытываемый при этом позитивный эмоциональный шок настолько силен, что человек не в состоянии контролировать свои чувства и осуществлять какие-либо оценочные когнитивные операции. Длительная артикуляция wow также свидетельствует о процессуальности испытываемого «счастливого» потря- сения. Любопытно, что в русском языке существует описание соматического дей- ствия «челюсть отвисла» как обозначения высочайшей степени удивления, од- нако отсутствует соответствующий данному артикуляционному движению экс- плицитный возглас. Образно говоря, американское wow влетело в безмолвно отвисшую от удивления русскую челюсть, заполнив собой соответствующую фо- нетическую лакуну.Рассмотрим теперь, какими исконными русскими междометиями располага- ет система русского языка для выражения схожих эмоциональных состояний удивления, восхищения, потрясения. А. Вежбицкая указывает на существование двух славянских междометий ach (ах) и och (ох), которые, однако, нельзя в полной мере считать естественными и спонтанными. Эти возгласы описываются иссле- довательницей «как “громкие” и риторические, как если бы говорящий пытался сделать общим достоянием свои эмоции и привлечь к ним внимание других лю- дей» [2. С. 642]. Вследствие этого Вежбицкая включает в их сценарий дополни- тельный компонент: «я хочу, чтобы кто-то узнал об этом». Действительно, вряд ли можно представить себе находящегося в одиночестве человека, из души кото-рого исторгнется потрясенное ах или ох. Более того, в этом проявлении восхи- щения субъект занимает значительно больше места, чем сам объект. В первую очередь говорящий хочет подчеркнуть свою способность к тонким чувствам и переживаниям. Именно этот компонент обусловил социокультурную и даже ген- дерную маркированность междометий ах и ох - испытывать столь утонченные чувства в основном полагалось женщинам. Наличие подобных ограничений ста- ло причиной все более редкого их использования в речи. В проведенной нами анкете с целью выявления русских аналогов американского wow из 30 человек только один вспомнил о междометии ах. Зато практически все (28 человек) ука- зали в качестве русского аналога ого, 11 человек вспомнили - ух ты, 8 указали на существование различных просторечных и вульгарных глаголов: офигеть и т.п. Достойно внимания и приведенное одним из анкетируемых толкование вау как«не верю своим глазам».Согласно словарным дефинициям, междометие oго выражает схожие с вау эмо- ции: «Ого [oho], межд. выражает удивление и оценку» [4]. Однако анализ при- меров употребления ого приводит к выводу о его функционировании в строго ограниченных контекстах: Ого, времени- то уже как много! Ого, сколько грибов набрал! Ого, как ты вырос! Народу там - о-го-го! Как видим, восклицание ого является результатом выполнения некоторых вычислительных операций, в ре- зультате которых говорящий приходит к выводу о том, что увиденный им объект или явление значительным образом отличается от известных ему норм и стан- дартов.О задействовании когнитивных механизмов в употреблении oго могут также свидетельствовать ментальный глагол думать, вводящий его в составе прямой речи, а также возможность как позитивной, так и негативной оценки ситуации. Например, в предложении Ого, времени-то уже как много! говорящий выражает свое неприятное удивление замеченным фактом.Установить отличие включающего когнитивные механизмы русского oго от когнитивно «неполноценного» вау помогает также параллельное использование этих двух междометий в одной и той же ситуации. Если мы говорим: «Вау, сколь- ко у тебя грибов!», то таким образом демонстрируем свое потрясение увиденным. Издавая возглас: «Ого, сколько у тебя грибов!», мы в большей степени демонстри- руем свое понимание того, что подобное количество грибов встречается нечасто. Иными словами, в случае вау имеет место столь верно замеченный одним из анкетируемых нами респондентов сценарий «не верю своим глазам», в то время как русскому ого соответствует внутренний процесс, который можно описать как«не верю, потому что мыслю». Таким образом, несмотря на приблизительное сход- ство словарных дефиниций, анализ демонстрирует, что русское ого представляет собой скорее эмоциональную констатацию полученного в результате мыслитель- ной операции результата, в то время как американское вау лишено когнитивных усилий, а также выражает более интенсивную эмоцию в самом процессе ее ак- тивного переживания.Другое русское междометие yх ты более близко к американскому вау, так как не является эмоциональным «итогом» некоего предшествующего мыслительно- го процесса, а представляет собой спонтанное выражение восхищения. Согласнословарю С. Ожегова, «У´х ты, в зн. межд. Выражает сильное удивление» [4]. Тем не менее эксперимент с использованием в одной и той же ситуации вау и ух ты, например, при виде роскошной машины, на которой приехал знакомый, также свидетельствует об определенных отличиях внутренних сценариев. В случае ух ты имеет место констатация нашей восторженной оценки, однако субъект и объект восхищения занимают равноправные позиции. В ситуации с возгласом вау объ- ект занимает доминирующую позицию по отношению к человеку, который про- сто не может не впасть в вау-состояние, поскольку испытывает некое неконтро- лируемое, естественное чувство восторженного изумления.Именно это изменение характера взаимоотношений между субъектом и объ- ектом восхищения обусловливает активное использование американского вау в рекламных роликах. Эксплицитное выражение занятия адресатом подчиненной по отношению к объекту рекламы позиции находим также в ключевой идее все- го рекламного дискурса: «Ты этого достойна!» Отсюда предложенная А. Вежбиц- кой схема wow в рекламном дискурсе должна быть дополнена компонентом «я хочу иметь это»:Я сейчас нечто знаю - вижуЯ бы не подумал, что буду знать это Я думаю: это очень хорошо(я бы не подумал, что так может быть) Я хочу иметь это.Именно вследствие наличия этого компонента вау становится эффективным средством привития обществу идеи потребления. И даже если далеко не все но- сители русского языка активно используют в речи данное американское воскли- цание, это отнюдь не отменяет выполняемой им дидактической функции фор- мирования у нации потребительских рефлексов. Бауман пишет, что рекламный дискурс направлен на формирование «потребительской установки», которая включает в себя понимание того, что «рецепты индивидуальности и способы жиз- ни можно купить; искусство жизни превращается в умение найти такие рецепты и объекты, т.е. искусство жить превращается в искусство шопинга» [13. С. 204].Однако употребление вау не ограничивается только рекламным дискурсом. Все чаще вау звучит в самых различных ситуациях, объективируя рефлекторное удивление при виде красиво забитого гола, умилительно ведущих себя животных, количества съеденных гамбургеров или потраченных денег и т.п. Подобная «ва- уизация» восприятия является составной частью «предписываемого» российско- му обществу состояния приятного шока и изумления. Внедрение этого эмоцио- нального фона существования реализуется не только посредством вау-стимули- рования, но и в результате тиражирования эксплицитных слоганов, призывающих познакомиться с чем-то выходящим за рамки обычных норм и представлений. К самым популярным из них относятся: «Ты не поверишь!», «Русские сенсации»,«Интриги и скандалы», различные «шок-ньюсы», интернет-заголовки, а также краткие описания внешних симптомов различных шоковых состояний: врачи побледнели, покраснели, упали в обморок и т.п. Содержание стимулов, которые долж- ны вызвать у адресата вау-импульс, сводится к золотым унитазам в особняках королей, примадонн или императриц российской эстрады, к копанию в грязномбелье мало-мальски известных личностей, к извращениям в сексуальной жизни и т.п. Вся эта мелкотравчатая информация призвана имитировать чувство при- частности к жизни так называемым «селебритис», а также воспитать интерес к различного рода вау-стимулам - вещам и явлениям, выходящим за рамки обыч- ных норм и будничного существования. В основе такого восприятия действитель- ности лежит сложившаяся в США гедонистически-потребительская парадигма существования, стремительно импортируемая сегодня Россией. «Стремление войти в новый мир, не отстать от современных тенденций развития оборачива- ется невосполнимыми потерями: утратой основ и атрибутов национальной жиз- ни» [9. С. 38].Активное использование междометия вау вкупе с его эксплицитными лозун- говыми «единомышленниками» создает основу для реконцептуализации русско- го языкового сознания. Как заметила Е.Н. Стрельчук, «общеизвестно, что любое произнесенное слово - волновая генетическая программа, которая влияет на живой организм» [7. С. 33]. Внедрение новой системы ценностей в результате усвоения чужих эмотивных междометий представляется особенно важным, по- скольку запускает механизм формирования потребительских инстинктов на ге- нетическом уровне. Становясь равноправными членами ранее закрытого списка русских первичных междометий, вау и другие заимствованные англо-американ- ские междометия будут передаваться от поколения к поколению, обеспечивая не только преемственность когнитивно-эмоционального восприятия мира, но и стабильность мироустройства по лекалам общества индивидуалистического по- требления.

T M Shkapenko

Immanuel Kant Baltic Federal University

Chernyshevskogo str., 53, Kaliningrad, Russia, 236001

Views

Abstract - 1010

PDF (Russian) - 481


Copyright (c) 2016 Шкапенко Т.М.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.