CONCEPT ACQUISITION BY AN EFL STUDENT

Abstract


English-as-a-foreign-language students may have difficulty acquiring a British culture-specific concept when reading a study text. The hurdles faced in a certain case arise from the ambiguity of the basic structural component of the concept and the composition of the source text. The adverse effect is intended to be minimized with the help of a table to be filled in while scanning through the text. The students find in it and enter in the columns under familiar headings and subheadings the verbal encodings of the concept-constituting cognitive indicators. Thus regularized, the latter are more appreciable and accessible for the learners. The complete table proves to contain the basic structural components of the concept. It follows that the text can serve as a reliable source in concept acquisition, the table facilitating the process.

Всякая вузовская дисциплина подразумевает пополнение концептуальной базы студента. В учебной деятельности постоянно идет концептуализация - про- цесс становления концептов. Концептуализация есть в частности приобретение знания, следовательно, когнитивный процесс: «Сознание человека, выделив в объективной или субъективной (мысленной) действительности некоторую от- дельную область, сферу, осмысляет ее, выделяя ее отличительные признаки и подводя ее под определенный класс явлений. Это и является концептуализацией. Результат концептуализации - концепт, мысленное отражение выделенных при- знаков данной области, выступающей денотатом концепта, то есть той реальной сферой, которая нашла в концепте мыслительное отражение» [1. С. 121]. Кон- цептуализация (концептообразование) совершается как обработка информации в сознании нации с ее социально-территориальным расслоением, в том числе в сознании изучающего иностранный язык студента.Становление концепта в учебной деятельности может быть сопряжено с труд- ностями, что выдвигает методическую задачу их минимизации. Такая задача воз- никла при работе над двумя взаимосвязанными традициями и их истоком в рам- ках предметно-лексической темы «Обычаи. Праздники» курса иностранного (английского) языка профильного региона направления «Зарубежное регионо- ведение (Европейские исследования». Прежде чем перейти к этим трудностям и приему их преодоления, целесообразно обратиться к той почве, на которой они возникли.Две вышеупомянутые традиции суть зародившиеся в раннем XVII в. церемонии осмотра (обыска) подземных помещений Вестминстерского дворца перед откры- тием очередной сессии заседающего там парламента и народное гулянье (празд- ник, festival) 5 ноября «Ночь костров», «Ночь Гая Фокса». Сохранившая всю свою стародавнюю атрибутику, вплоть до использования свечных фонарей в подземныхпомещениях c электричеством, церемония проводится в королевском здании. День 5 ноября не является выходным, и хотя многие его не празднуют, не заметить его трудно [2. С. 213]. О нем повсеместно твердят на улицах распевающие про«пороховую измену и заговор» дети, огни костров, фейерверки, горящие чучела злодея Гая Фокса, факельные шествия. Обе традиции обязаны своим происхож- дением Пороховому заговору, или Заговору Гая Фокса, в Лондоне в эпоху рели- гиозных конфликтов между католиками и протестантами при правлении насаж- давшего протестантизм короля Якова I Английского. Согласно наиболее распро- страненной из трех существующих ныне теорий того заговора, католики планировали взорвать здание парламента 5 ноября 1605 г. в момент присутствия там короля на открытии сессии. Однако этот террористический акт был предот- вращен в последнюю минуту. Запасенные в подвале дворца бочки с порохом были найдены, «подрывник» Гай Фокс схвачен с поличным на месте преступления, подвергнут пыткам и казнен. Репрессии против католиков усилились.Утратив к настоящему времени свое первоначальное предназначение, эти це- ремония и праздник придают неповторимый колорит культурной жизни страны. Для непосвященного наблюдателя их смысл будет неясен, а использование в це- ремонии старинных свечных фонарей и игра с огнем при детях и с их участием во время народного гулянья вызовут недоумение. Церемония и праздник заслу- живают изучения еще и потому, что дают пример того, как нация оправдывает репутацию ценителя и хранителя своих традиций, извлекает урок из своего исто- рического опыта.Учебным материалом в данном случае послужил текст «Guy Fawkes Night (Bonfire Night)» [3. С. 285-289]. Доминирующими концептуализированными иноязычным сообществом областями мысленной действительности там высту- пают Пороховой заговор и две возникшие благодаря ему традиции. Они принад- лежат чужой для учащихся концептосфере и представлены в тексте такими, ка- кими их видит его стремящийся к объективности автор. Полагаясь на интерак- тивный характер чтения, можно ожидать, что со слов того специалиста у студентов будут складываться, обогащаясь и развиваясь, собственные концепты. Среди использованных им языковых выражений безусловно есть вербальные ко- дировки когнитивных признаков концепта, т.е. тех признаков, которые «отража- ют определенные стороны явлений реальной действительности» и образуют его содержание [1. С. 92]. Сравнивая значение слова (семему) и концепт и признавая, что «оба явления… когнитивной природы, оба представляют собой результат от- ражения и познания действительности сознанием человека», цитируемые авторы поясняют, что «для экспликации всего содержания концепта нужны обычно мно- гочисленные лексические единицы, а значит - значения многих слов, а также необходимы экспериментальные исследования…» [1. С. 92, 93] В процессе реше- ния методических задач преподаватель предприняла попытку отобрать и зафик- сировать лексические и синтаксические единицы, эксплицирующие содержание конкретных концептов в учебном тексте, и учесть выводное знание. Если «как и все идеальное, концепт нуждается в своей материальной репрезентации с помо- щью слов, фразем, словосочетаний и даже микротекстов» [4. С. 26], то его можноизучать исходя из посвященного ему текста, где наверняка присутствуют те сред- ства материальной репрезентации. При этом нельзя упускать подразумеваемые (неявно выраженные, имплицитные) смыслы. Осознать их студенту помогают несложные задания, например, поручение найти в тексте основание (доказатель- ство) некоторого утверждения или ответить на наводящий вопрос. Этот прием получения выводного знания (инференция) при чтении давно находит примене- ние в вузовской практике [5. С. 17, 18, 22, 46, 64]. Общий потенциал материальных репрезентаций, выводного и фонового исторического знания обеспечивает кон- цептообразование в данном эпизоде.Процесс становления концептов начинается с выполнения дотекстовых за- даний, интенсифицируется при чтении главного текста, продолжается при ауди- ровании, письме, разговоре в парах и мини-группах.Приступая к чтению, студент знакомится прежде всего с теориями Порохово- го заговора, ни одна из которых до сих пор не доказана и не опровергнута. В них проступают контуры разных, но похожих или идентичных по целям, средствам, вовлеченным общественным силам, времени, месту воплощения тайных планов. Менее всего ясна роль правительства. По одной версии оно оказывается наме- ченной, но счастливо избежавшей печальной участи жертвой, по другой - бене- фициаром и активным игроком-фальсификатором, по третьей - бенефициаром и участником в лице подставных агентов, даже инициатором. От признания за властями одной из этих ролей зависит, был ли заговор действительно раскрыт и потерпел неудачу или, выношенный в правительственных кругах, оказался от начала до конца секретным и успешным, поскольку принес искомую пользу им и полное поражение их врагу. Каждая встающая со страниц теория вносит кор- рективы в информационное содержание концепта - тот базовый компонент его структуры, который «включает минимум когнитивных признаков, определяющих основные, наиболее важные отличительные черты концептуализируемого пред- мета или явления» [1. С. 109].На этой почве и начинает сказываться когнитивная проблема. Трудность под- стерегает студента вследствие указанного своеобразия базового компонента. По- скольку преподносимые в трех версиях события тесно переплетаются, отражен- ные в сознании образы участников событий, их похожие мотивация и поведение нередко проецируются на друг друга. К ним примешивается мысленное отраже- ние сцен современных традиций с их старинными атрибутами, с той же простран- ственной локализацией, что и столетия назад. Это создает путаницу, загромождая складывающуюся в уме картину, и вредит становлению концептов.Накладывает свой отпечаток и другое обстоятельство. Когнитивные признаки одного и того же концепта раскрываются в разных разделах текста, поэтому не- которые могут ускользнуть от внимания.Таким образом, вероятность возникновения у студентов когнитивных затруд- нений и потерь обусловлена особенностями денотата концепта и композиции печатного первоисточника. В методической работе следует предусмотреть про- филактику вышеупомянутого негативного эффекта, т.е. мероприятия по опти- мизации становления концептов в учебной деятельности.Ceremony: a Reminder of the Gunpowder Plot (the Guy Fawkes Plot) («Церемония: Напоминание о Пороховом заговоре (Заговоре Гая Фокса))Вестник РУДН, серия Русский и иностранные языки и методика их преподавания, 2016, № 4120Таблица1when2where3who4what (actions, behavior)5why, other-before the Opening of Parliament:on the evening before / in the morning of the day-London-Princess’ Chamber in the House of Lords-vaults, basements, cellars under the Houses of Parliament-a number of Palace officials-Yeomen in scarlet and gold uniforms-Yeomen-the order to search-old candle-lanterns given out-a tour of the basements, vaults, cellars-scratch every corner and conceivable hiding placeА: motivation of maintenance-is а reminder of the Gunpowder Plot-to make sure that there are no gunpowder barrels, bombs, infernal machines intending to blow up sovereign, Lords and Commons-to send a message to the Queen that Parliament is free to assemble without fear of disaster-other than the safety of the reigning monarch, peers, ministers, MPs: their safety does not really depend upon the ceremonyВ: a must-everything should be done just as it was 4 centuries ago-the candle-lanterns: the ritual-last-minute ceremonyC: assessment-dignified, picturesque-the search is real-any secret enemy of the Queen and Parliament would find it hard to conceal material evidence of evil intentions from the YeomenD: associations-Guy Fawkes-the Gunpowder PlotВ порядке их выполнения на текстовом этапе привлекается систематизатор, который позволяет упорядочить, сделать более обозримыми и доступными вер- бальные кодировки когнитивных признаков. Составляются и заполняются три (по количеству отслеживаемых концептов) таблицы. В каждую вносятся выби- раемые из текста формулировки.Заполнение таблиц вписано в общий план работы над текстом. Место данной работы там определяется вспомогательным ее предназначением. По завершении дотекстового этапа выполняются реферативное чтение (skimming) и проверка полученного студентами представления о содержании и структуре текста. Тяго- теющие к друг другу и стоящий особняком абзацы образуют в нем четыре раз- дела. После прочтения всего текста проводится контроль понимания и первое обсуждение. Затем уместно перейти к таблицам.Студенты не знакомы с теорией когнитивной лингвистики, и задача научить их моделировать концепт не ставится. Для практических целей требовалось по- добрать такие рубрики систематизатора, которые вместили бы релевантную ин- формацию из первоисточника, имели обобщающую силу, были понятны и легко запоминались, позволяли осуществлять дальнейшую группировку вербальных кодировок. Этим требованиям отвечает небезызвестный комплекс «the 5 Ws». Таблица состоит из пяти столбцов (граф): when; where; who или who and what (realia); what (actions, behavior); why, other. Они заполняются под руководством преподавателя, чье вмешательство уменьшается, когда студенты могут проявить больше самостоятельности. В процессе поискового чтения (scanning) они находят в тексте, обсуждают, извлекают выводное знание, фиксируют в соответствующих графах вербальные кодировки когнитивных признаков концепта. Группируясь, обнаруживающиеся средства материальной репрезентации содержания концеп- та делают его более очевидным. При поисковом чтении, обсуждении, заполнении и использовании таблиц улавливаются и осмысляются когнитивные признаки (таблица).В таблицу внесены вербальные кодировки заложенных в тексте когнитивных признаков концепта «Церемония обыска подземелий Вестминстерского дворца». Применяемая в настоящей работе теория моделирует концепты в терминах трех базовых структурных компонентов: образ, информационное содержание, интер- претационное поле, причем в третьем из них на данном этапе исследования выч- леняется шесть зон [1. С. 106, 110-113]. В таблице они не упоминаются; там фигурируют понятные для студентов условные нетерминологические названия.Вербальные кодировки так называемых перцептивных и когнитивного (мета- форического) чувственных образов рассредоточены по всей таблице (см. графы 2 и 3, в 1, 4, 5 см. подчеркнутое). Благодаря им студенты постигают «образные ха- рактеристики концептуализируемого … явления» [1. С. 109]. Перед мысленным взором читающего предстают очертания дворцовых стен; забитых крышками бочек, бомб, неких взрывоопасного вида устройств; человеческих фигур «в пар- тикулярном платье», одной в королевском; неопределенных личностей злодей- ского вида; одной злодейского вида личности в старинном европейском одеянии; фигур облаченных в старинную униформу людей, расхаживающих с фонарямипо освещенным электричеством подземным помещениям и тщательно обследу- ющих укромные уголки. Повторяемость отсылки к носителям верховной власти (Parliament; sovereign, Lords and Commons; Queen; Queen and Parliament; reigning monarch, peers, ministers and MPs; Palace officials), ее средоточию (the House, the House of Lords, the building, There), их охране (Yeomen, Yeomen of the Guard, They) за счет разнообразных повторов (простого невариативного, с эллипсисом, суб- ституционного, синонимического) позволяют допустить, что данные образы в состоянии надежно запечатлеться в сознании студента.Это чрезвычайно показательный по составу базовый структурный компонент. Из перцептивных образов в нем отмечены только зрительные. Наряду с образами представителей высших правительственных кругов, гвардейцев, чей статус озна- чен костюмом, в сознании возникают очертания чуждых дворцовой обстановке опасных личностей и предметов. У фрейма, соответствующего месту проведения церемонии (Houses of Parliament), нет таких терминалов (о фрейме, терминале см. [6. С. 304-305]). Идеи верховной государственной власти и физической угро- зы ей в самом ее средоточии сопрягаются именно в чувственном образе данного концепта, на что следует обратить внимание студентов не боясь преувеличения, хотя описание церемонии лишено мрачной тональности.Базовый компонент концепта «информационное содержание» включает в себя«дефиниционный минимум признаков, определяющих сущность концепта» [1.110]. Его можно найти в словарной статье «Searching the Vaults… осмотр под- валов (Вестминстерского дворца (Palace of Westminster 1)) перед прибытием монар- ха для официального открытия сессии парламента (State Opening (of Parliament)). Практика введена в 1605 после раскрытия «Порохового заговора» (Gunpowder Plot))» [7. С. 433]. Приводимое в словаре в скобках после перевода выделенное курсивом пояснение [8. C. 19] места и времени проведения наиболее важной части цере- монии входит в базовый компонент, так как участвует в раскрытии сущности и уникальности явления. Осмотр подземных помещений королевского дворца мо- жет потребоваться и в иное время; не будучи увязан с открытием парламентской сессии, он не является принадлежностью рассматриваемой здесь церемонии. Подвести студентов к осознанию и формулированию базового компонента по- зволяет задание закончить предложение, описывающее основные отличительные черты денотата концепта: «Наиболее важная часть церемонии представляет со- бой ».В свою очередь, когнитивные признаки интерпретационного поля «в том или ином аспекте интерпретируют основное информационное содержание концепта, вытекают из него, представляя собой некоторое выводное знание, либо оценивая его» [1. С. 110]. Из шести его зон в изучаемом ресурсе выявляется четыре (графа 5).Целесообразно оcмыслить прежде всего сам факт существования этой, каза- лось бы, совершенно бесполезной церемонии, поэтому заполнение столбца 5 начинается с понятного учащимся подзаголовка «мотивация поддержания» тра- диции (графа 5: А), замещающего незнакомый им термин «утилитарная зона ин- терпретационного поля». Эта зона объединяет «когнитивные признаки, выража- ющие утилитарное, прагматическое отношение людей к денотату концепта, зна-ния, связанные с возможностью и особенностями его использования для каких-либо практических целей» [1. С. 112]. Некоторые предложения в изучаемом тексте дают понять предназначение церемонии. О ней сказано прямо, что она является напоминанием о Пороховом заговоре. Сказано также, что гвардейцы отправляются на обыск, дабы удостовериться в отсутствии взрывоопасных пред- метов, и что «когда эта работа завершена, королеву извещают, что все в порядке и что парламентарии могут собраться не опасаясь беды» [3. C. 287-288] (перевод наш. - Т.М.). Чтобы обеспечить осмысление заложенного в двух последних со- общениях когнитивного признака, необходимо предложить студентам ответить на наводящий вопрос о том, как церемония служит подготовке открытия парла- ментской сессии. На основе прямых констатаций и выводного знания вырисо- вываются две прагматические цели церемонии: хранить в памяти конкретный эпизод исторического опыта нации - план неудавшегося террористического акта с благополучным для власти и крайне неблагополучным для ее врагов исходом, подготавливать открытие парламентской сессии. Это знание об «использовании» церемонии, т.е. об ее функциях, извлекается из придаточного предложения (this… ceremony, which is a reminder of the Gunpowder Plot), инфинитива цели (set on a prolonged tour… to make sure that there are no gunpowder barrels…), выводится из процитированного предложения (см. выше).В утилитарную зону входит и когнитивный признак, отражающий непригод- ность церемонии в некотором практическом плане. Автор текста заявляет, что от нее безопасность представителей верховной власти не зависит. В прошлом, оче- видно, она выполняла задачу гарантировать ту безопасность и освобождать пар- ламентариев от опасения поджидавшей их в палатах беды. Теперь, спустя более чем 400 лет, для того есть иные способы. Утилитарная зона концепта несколько изменилась в диахронии.Это совокупное знание побуждает продолжить осмысление церемонии в тер- минах интерпретационного поля. В поисках объяснения потребности в ней, опре- деления ее общественной ценности она подводится под классы орудия пропаганды против антиправительственных действий и символа некоего общественного до- говора между носителями верховной власти: монархом и парламентариями.Убедительно и открыто заявляет о себе в тексте регулятивная зона - объеди- няющая «когнитивные признаки, предписывающие, что надо, а что не надо делать в сфере, ‘покрываемой’ концептом» [1. С. 112]. Ее материальная репрезентация дает себя знать в вербальных кодировках (графа 5 В: непременно надо; графа 4: scratch every corner and …): все следует делать как 400 лет назад, т.е. в последнюю минуту, с фонарями, придирчиво обследуя подходящие для укрытия взрывоопас- ных предметов потаенные места.В оценочную зону, которая объединяет когнитивные признаки, отражающие разные типы оценки (общую, эстетическую, эмоциональную, интеллектуальную, нравственную) [1. С. 111], здесь входят эстетическая оценка и оценка качества проведения (графа 5: C). Имена прилагательные в атрибутивных словосочетани- ях характеризуют церемонию как обладающую достоинством, оригинальную («the dignified ceremony… this picturesque… ceremony» [3. C. 287, 288]), давая основаниеотносить ее классу эстетичного зрелища. Констатируется, что обыск делают по- настоящему, что укрыть материальное свидетельство злых намерений от глаз гвар- дейцев было бы нелегко. Из этих утверждений следует вывод о качестве прове- дения процедуры. Чтобы помочь студентам извлечь его и осознать эту оценку, следует предложить им найти в тексте подтверждение тщательности обыска.Социально-культурная зона объединяет «когнитивные признаки, отражающие связь концепта с бытом и культурой народа: традициями, обычаями, конкретны- ми деятелями культуры и искусства … и под» [1. С. 112]. У данного концепта она ограничена тут связью с Пороховым заговором и с исторической личностью - Гаем Фоксом (графа 5: D). Оба прецедентных имени фигурируют в посвященном церемонии разделе.В разделе объемом в одну книжную страницу вполне рельефно обнаруживают себя все базовые структурные компоненты концепта. Последний демонстрирует богатство зрительных образов, вразумительное информационное содержание, немалое интерпретационное поле. Студенты знакомятся с ними на основе текста. Предполагается, что благодаря этому в сознании каждого из них складывается и развивается свой концепт. Преподаватель направляет работу, дабы содержание концепта хорошо вырисовывалось и не терялось. Проверка дидактического до- стижения и индивидуального осмысления требует проведения свободного ассо- циативного эксперимента.Используемый текст открывает стартовые возможности концептуализации выделенной для изучения области. Тем самым он служит дидактическим целям становления концепта и оправдывает себя в качестве ресурса в учебной деятель- ности. Регулярное обращение к таблицам в дальнейшем при выполнении речевых заданий способствует закреплению в сознании студентов когнитивных признаков, т. е. оптимизирует концептообразование. Заполнение таблиц способствует также совершенствованию умений поискового чтения и орфографии, создает справоч- ник для повторении перед экзаменом.

T G Matulevich

Novosibirsk State Technical University

Karl Marx ave., 20, Novosibirsk, Russia, 630073

Views

Abstract - 113

PDF (Russian) - 178


Copyright (c) 2016 Матулевич Т.Г.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.