THE VERBAL CONFLICTOGENESIS OF INTERNET INQUIRY

Abstract


Retrieval systems of Internet as unlimited hypertext system, enable the research of verbal component of retrieval request in different world languages by the quantitative content-analysis with the subsequent interpretation of the received quantitative results. In the article the results of the carried out research are offered showing the Internet confrontation level is higher in other that in other media. It is revealed, that increase of conflict lexicon in requests is either directly connected to already occurring conflict, or predicted the conflict. Through the Internet there are realized techniques of mass consciousnessmanipulation, actual designing and catalyzation of conflict situations. The Internet gives new opportunities of existing conflicts monitoring. Involving the corresponding methodology and a technique of the hate speech monitoring there are prospects of preventive maintenance of confrontational threats.

Возможности количественного контент-анализа принципиально расширились с появлением системы Интернет. Сама сфера интернет-коммуникаций стала важ- нейшим источником для проведения лингвистического мониторинга. Этот мо- ниторинг проводится в рамках двух направлений. В рамках первого направления можно наблюдать за генерацией контента. Объектом мониторинга в данном слу- чае выступают тексты, циркулирующие и воспроизводимые в глобальной сети. Второе направление мониторинга ведется по запросам пользователей Интернета. Оно позволяет выявить умонастроения, ценности, интересы не создателей текста, а его потребителей. Развитие Интернета открывает в этом отношении принци- пиально новую перспективу для количественного контент-анализа. Проведенное исследование осуществлялось в рамках второго направления.Развитие Интернета привело к распространению новых форм конфликта. Участники конфликта выступают опосредовано, скрываясь под никами. Многие форумы становятся средоточием языка вражды. Интернет стал особым концен- тратором речевой агрессии. Поражающее воздействие на человека оказывает сверхконцентрация конфликтной, зачастую неидеоматической риторики.Контент-анализ различных вербальных секторов интернета позволяет зафик- сировать переход к новым формам вербальной агрессии. Уровень конфронтаци- онности в Интернете оказывается существенно выше, чем в иных средствах мас- совой коммуникации. Определенные интернет-ресурсы и компьютерные про- граммы направлены на повышение градуса конфликта в обществе. Через Интернет реализуются приемы манипулирования массовым сознанием, факти- ческое конструирование и катализация конфликтных ситуаций.Вместе с тем Интернет предоставляет новые, отсутствовавшие ранее возмож- ности мониторинга существующих конфликтов. При наличии соответствующей методологии и методики наблюдения за «языком вражды» появляются перспек- тивы превентивной профилактики конфронтационных угроз.Для проведения анализа были взяты слова, обладающие прямой связью с кон- фликтной тематикой: «война», «борьба», «революция», «враг», «убийство», «во- ровство», «терроризм», «смерть», «кровь», «против» [1]. Расчет шел по количе- ственным запросам соответствующих слов в поисковой системе Google. Прово- дилось сопоставление по запросам на наиболее распространенных языках мира - английском, арабском, испанском, китайском, немецком, персидском (фарси), португальском, русском, французском, японском.Расчет абсолютных показателей в данном случае не вполне информативен. Интернет развивается, и, соответственно, неуклонно растет число пользователей. Графики изменения популярности запросов указывают на изменение не абсо- лютных показателей, а долевого значения запрашиваемых слов.По запросу на слово «война» динамика роста обнаруживается в русском, араб- ском и персидском языках. Во всех указанных случаях это соотносится с реальной военной эскалацией. Иран живет под «дамокловым мечом» войны ряд последних лет. Экспертами назывались конкретные даты американского удара по Ирану. И ожидание войны среди ираноязычного населения мира только возрастает [2].Рост запросов на слово «война» среди арабоязычных пользователей Интерне- та коррелирует с фактическими военными действиями. Однако показательно, что резкий взлет запросов на слово «война» фиксируется еще до начала войн в Ливии и Сирии. Это означает, что ожидание военных потрясений среди арабов имело место до начала «арабской весны».Устойчивый рост запросов на слово «война» среди русскоязычных пользова- телей Интернета начался с 2008 г. Как известно, в 2008 г. велись военные действия в Южной Осетии. После этого ожидание войны усиливается, соотносясь с ростом напряженности в отношениях Россия - Запад. Апогей в запросах приходится на 2014 г., что объяснимо известными событиями на Украине.Из других языков тенденция роста запросов, начиная с 2012 г., обнаруживает- ся по японскому языку. И в данном случае политическая ситуация корреспонди- руется с языковой. Обострились отношения Японии со своими соседями, прежде всего с Китаем. Военная риторика в Стране восходящего солнца резко усилилась. Ставится вопрос об отмене установленной японской конституцией по итогам Второй мировой войны демилитаризации Японии [3].По всем другим языкам популярность запросов на слово «война» либо падает, либо находится примерно на одном уровне. Показательно снижение запросов на слово «война» среди англоязычных пользователей Интернета, это показывает, что население стран Запада к большим военным потрясениям на настоящий мо- мент не готово. И если западные политические круги пойдут все-таки по пути«запуска» больших войн, то поддержки со стороны населения, по-видимому, не получат. Этот вывод подтверждают и материалы соответствующих социологиче- ских опросов [4].Динамика популярности запросов на слово «война» показана на рис. 1.русский языканглийский языкарабский языкиспанский языккитайский языкРис. 1. Динамика популярности запросов на слово «война»немецкий языкперсидский языкпортугальский языкфранцузский языкяпонский языкРис. 1. (Окончание)«Борьба» - более универсальное, чем «война», слово, отражающее ситуацию конфликта. Война - одно из возможных проявлений борьбы. В отношении за- просов по слову «борьба» рост фиксируется уже по большему числу языков - русскому, английскому, арабскому, персидскому, португальскому, японскому. Среди англоязычных пользователей удельный вес запросов на слово «борьба», увеличиваясь на интервале 2005-2009 гг., в последующее время находится при- мерно на одном уровне. В целом, как и в случае со словом «война», тенденция использования конфликтосодержащей лексики вытесняется в определенные ре- гионы мира. Обнаруживается, что в мировой геополитике формируются зоны конфликта и зоны относительного спокойствия. Очевидной зоной конфликта оказывается зона распространения русского языка. Другие конфликтные зоны - персидская и арабская.Современная эпоха восстановила интерес к феномену революций. Данный интерес обусловливается современными революционными волнами. «Цветные революции» на постсоветском пространстве, «арабская весна» не могли не отраз- иться по числу соответствующих запросов в Интернете. Показательно, что в 2011 г., в год «арабской весны», резкий подъем запросов по слову «революция» проис- ходит одновременно по всем языкам. Особенно резким был подъем 2011 г. имен- но среди арабоязычных пользователей Интернета. После 2011 г. популярность запросов слова «революция» почти по всем языкам пошла на убыль. Исключение составляют персидский и русский. Среди русскоязычных пользователей макси- мальный уровень был достигнут в 2014 г., указывая на опасную для русскоязыч- ного пространства перспективу. Очевидно, показатель 2014 г. обусловливался со- ответствующими запросами в связи с «Евромайданом».Удельный вес запросов на слово «враг» русскоязычными пользователями Ин- тернета сравнительно невелик. Тем не менее фиксируется его рост. Необъяснимый резкий подъем запросов приходится на 2006 г. Такие же всплески фиксируются и в отношении других языков, например, китайского и персидского в 2012 г. Иран, следует напомнить, готовился тогда к возможному удару со стороны США, и под врагом среди ираноязычных пользователей понимались Соединенные Штаты Америки и Израиль.Очевидный рост на всем рассматриваемом интервале 2005-2014 гг. обнару- живается, помимо русского, по арабскому, испанскому, персидскому, португаль- скому языкам. Соответствующий рост по испанскому и португальскому языкам обеспечивается не столько жителями Иберийского полуострова, сколько стра- нами Латинской Америки. По французскому языку рост фиксируется на интер- вале 2005-2008 гг., после чего следует спад. По японскому подъем начинается с 2012 г. и продолжается до настоящего времени. Остановился спад, и обнаружи- ваются определенные симптомы роста по английскому языку.Конфликты, связанные с криминальными угрозами, не менее значимы в гла- зах населения, чем конфликты с внешним противником. Особенно показательно в этом отношении слово «убийство». Рост по нему прослеживается по большин- ству языков. Такой рост может означать усиливающуюся тенденцию криминали- зации мира. Стремительное увеличение удельного веса запросов по слову «убий-ство» обнаруживается в русском, арабском, испанском, персидском, португаль- ском языках. В японском языке этот рост приходится на два последних года. Повторяется, таким образом, ситуация по росту запросов на слово «война». Кон- фликтогенное восприятие внешнего мира соотносится, таким образом, с высокой конфликтогенностью восприятия внутри страны. Менее заметный рост запросов фиксируется по английскому, немецкому и французскому языкам. Этот рост сре- ди англоязычных запросов идет, пусть с крайне незначительным увеличением, после длительного времени одноуровневых показателей.Динамика популярности запросов по слову «воровство» фактически совпада- ет с динамикой запросов по слову «убийство». Соответствующий рост фиксиру- ется по русскому, арабскому, испанскому, персидскому, португальскому и за два последних года по японскому сектору Интернета. Корреляция частотности за- просов по разным терминам, отражающим криминальную тему, подтверждает правильность самой применяемой методологии.По большинству языков к 2014 г. снизилась динамика запросов на термин«терроризм». Такого рода динамика позволяет предполагать наличие определен- ного политического заказа в ее проведении. Исключений два - персидский и русский секторы Интернета. Среди персидских пользователей количество запро- сов резко выросло в 2009 г. и с тех пор поддерживается примерно на одном уров- не. Среди русскоязычных пользователей прослеживается даже некоторый рост, свидетельствующий, что для российского населения террористические угрозы являются значимым фактором общественной обеспокоенности.Как показывает анализ, в частности, художественных текстов особо аккуму- лятивным образом конфликта и борьбы выступает символ крови. Безусловно, запросы на слово «кровь» далеко не всегда подразумевают конфликтную тему. Запрашиваться могут, в частности, донорские услуги. Но и конфликтная компо- нента со словом «кровь» также имеет определенную коннотацию. И показатель- но, что рост запросов по слову кровь фиксируется по тем языковым секторам, по которым и в отношении других лексем наблюдается усиление конфронтационных тем, - русский, арабский, испанский, персидский, португальский, французский. Только французский язык в этом ряду составляет исключение, не подтверждая рост конфронтационности по другим лексемам.Динамика популярности запросов на слово «кровь» показана на рис. 2.русский языкРис. 2. Динамика популярности запросов на слово «кровь»английский языкарабский языкиспанский языккитайский языкнемецкий языкРис. 2. (Продолжение)персидский языкпортугальский языкфранцузский языкяпонский языкРис. 2. (Окончание)Обозначенные тенденции фактически калькируются по количеству запросов на слово «смерть». Увеличение запросов фиксируется по русскому, арабскому, испанскому, персидскому, испанскому, персидскому, португальскому и француз- скому языку. Динамика снижения наблюдается в отношении английского, ки- тайского, немецкого и японского языка. Рост запросов на слово «смерть» среди русскоязычных пользователей - один из наиболее акцентированных.Динамика популярности запросов на слово «смерть» показана на рис. 3.русский языканглийский языкарабский языкиспанский языккитайский языкРис. 3. Динамика популярности запросов на слово «смерть»немецкий языкперсидский языкпортугальский языкфранцузский языкяпонский языкКосвенным индикатором степени конфронтационности может быть рассмо- трено слово «против». Оно предполагает наличие антагонистических отношений и обладает конфликтной коннотацией. Характерно, что по шести из десяти рас- сматриваемых языковых секторов количество запросов на слово «против» под- держивается примерно на одном уровне. Снижение идет только по китайскому языку. Рост фиксируется по трем языковым секторам - русскому, персидскому и арабскому. Принципиально важно, что именно регионы, связанные с данными языковыми секторами, находятся в настоящее время в зонах военных эскалаций (украинский военный конфликт, ближневосточные военные конфликты).Динамика популярности запросов на слово «против» показана на рис. 4.русский языканглийский языкарабский языкиспанский языкРис. 4. Динамика популярности запросов на слово «против»китайский языкнемецкий языкперсидский языкпортугальский языкфранцузский языкяпонский языкПроведенное сравнение продемонстрировало широкие возможности исполь- зования данных по количеству запросов конфликтосодержащих лексем в качестве мониторинга и прогнозирования реальных конфликтов. Динамика понижения / повышения такого рода запросов четко соотносится с фактическими тенденци- ями конфронтации.Определенные выводы проведенный анализ дает и для определения геополи- тических зон конфронтационности в современном мире. Обнаруживается до- статочно жесткое разграничение языковых пространств с понижаемой и повы- шаемой динамикой конфронтационности. Перспективы конфликтов по этим показателям определенно понижаются для зон английского, немецкого, китай- ского и японского языка. Такое положение соотносится с новыми геополитиче- скими и геоэкономическими реалиями - страны «золотого миллиарда» плюс новый претендент на лидерство, бурно развивающийся Китай. Амбивалентная ситуация фиксируется по зонам распространения французского, испанского и португальского языков. Угрожающее положение выявлено по трем языковым зонам - арабской, персидской и русской. Применительно к России фиксирует- ся, таким образом, высокая вероятность конфронтационного взрыва - транс- формации вербальной конфликтной лексики в реальные конфликты прямого действия.

P N Khromenkov

Moscow State Regional University

Radio str., 10A, Moscow, Russia, 105005

O I Maksimenko

Moscow State Regional University

Radio str., 10A, Moscow, Russia, 105005

Views

Abstract - 26

PDF (Russian) - 44


Copyright (c) 2016 Хроменков П.Н., Максименко О.И.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.