Marriage and Family in Udmurtia between 1939-1959

Cover Page

Abstract


The article deals with the transformation of the marriage and family structures of the population of Udmurtia in the period between 1939 to 1959. Attention is paid to the study of the infl uence of the Great Patriotic War on the family and marriage in the republic. Sources used include census materials from 1939 and 1959 and statistical records from the period in question. With the beginning of the war, the number of marriages in Udmurtia sharply decreased. The smallest number of marriages was observed in 1942. In the countryside, this was a reduction of more than three times, indicating a unusually great shortage of men. A direct consequence of the war was a reduction in the average family size as well as an increase in families headed by women. By 1959, 38.5 % of families in the countryside were led by women. With the beginning of the Great Patriotic War, remarriages became more frequent in Udmurtia. Between 1944 and 1951 they were mostly concluded by women who presumably had lost their husbands in the fi ghting. The extramarital birth rate also sharply increased. In the post-war period, particularly in the rural areas many children were born out of wedlock. The extramarital birth rate reached its peak in 1950, when every third child in Udmurtia was born out of wedlock.


Введение К числу важнейших социальных институтов относится семья, в основе которой находится брак. Развитие брачно-семейных отношений в значительной мере определяет демографические процессы и прежде всего рождаемость. 2013-й год в России впервые за долгое время закончился положительным естественным приростом, и, казалось бы, положил конец длившейся с начала 1990-х гг. депопуляции населения в нашей стране. Однако с 2016 г. количество смертей вновь стало превышать число рождений[356], что актуализирует дальнейший поиск путей решения демографической проблемы. Принятая еще в 2007 г. Концепция демографической политики РФ предполагает повышение рождаемости за счет рождения в семьях второго ребенка и последующих детей, а также укрепление института семьи[357]. Не случайно в 2014 г. была принята Концепция государственной семейной политики в Российской Федерации[358]. Поддержку должны оказать и научные исследования, в том числе исторические, семьи и брака в России. Крупные изменения в семейно-брачной структуре населения СССР произошли в 1939-1959 гг., и главной их причиной явилась Великая Отечественная война. Огромные человеческие потери привели к серьезной деформации возрастно-полового состава населения, оказав на многие десятилетия негативное влияние на демографические процессы в стране. Прямым следствием войны явились, в частности, безбрачие сотен тысяч женщин, безотцовщина миллионов детей, произошло сокращение средних размеров семьи[359]. Теоретические вопросы, связанные с эволюцией типов и моделей семьи, рассматривали Б. Андерсон, А.Г. Вишневский, В.Б. Жиромская, С. Уиткрофт[360]. Семья и брачность данного периода рассматривались сквозь призму демографиче-[361]ских процессов в целом6. Семье и браку в СССР периода 1939-1959 гг. посвящено немало серьезных исследований в советской и современной российской историографии. Комплексные проблемы развития семьи изучали А.Г. Волков, А.Г. Харчев[362]; брачность и формирование семьи - Л.Е. Дарский[363]. Социологическое исследование мнения женщин о числе детей в семье провела В.А. Белова, динамику плодовитости поколений женщин по величине семьи и по темпам ее формирования исследовала Р.И. Сифман[364]. Городской семье посвящены исследования Н.А. Араловец[365], сельской - О.М. Вербицкой и Л.Н. Денисовой[366]. Межэтнические браки исследовали А.Г. Волков, А.А. Сусоколов[367]. Предметом изучения была также семейная политика[368]. При этом специфика развития брачно-семейных отношений на региональном уровне остается наименее изученной. Лишь в ряде регионов имеются заметные исследования. Изменениям в брачно-семейной структуре отмеченного периода посвящены труды, например, Н.С. Коробейниковой, А.И. Кузьмина, В.Н. Ракачева, В.Т. Сакаева, Н.В. Чернышевой[369]. Дефицит региональных исследований актуализирует изучение специфики развития семьи и брака в республиках, краях и областях страны. Одним из vich A., Valetov T. The Urban Household in Russia and the Soviet Union, 1900-2000: Patterns of Family Formation in a Turbulent Century // The History of the Family. 2008. Vol 13. № 2. Р. 178-194; Wheatcroft S. The Great Leap Upwards: Anthropometric Data and Indicators of Crises and Secular Change in Soviet Welfare Levels, 1880-1960 // Slavic Review. 1999. Vol. 58. № 1. P. 27-60. 6 Исупов В.А. Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине ХХ века: историко-демографические очерки. Новосибирск, 2000; Поляков Ю.А. Население России в ХХ веке. регионов, в которых существует недостаток трудов по истории семьи и брака в период с 1939 по 1959 гг., является Удмуртия. Изучались лишь некоторые сюжеты, связанные с брачностью и разводимостью сельского населения республики в годы Великой Отечественной войны[370]. В упомянутой выше монографии А.И. Кузьмина, в которой рассматривается весь Урал, о семье и браке в Удмуртской АССР информации немного. Целью данной статьи является рассмотрение трансформации брачно-семейной структуры населения Удмуртии в межпереписной период 1939-1959 гг. и выявление ее особенностей. Удмуртия - западноуральский регион, в котором по переписи 1939 г. проживало 1,1 % от общего количества жителей РСФСР. Крупные административно-территориальные изменения в республике в этот период не происходили, границы оставались практически неизменными. Одной из важных отличительных характеристик Удмуртской АССР, как называлась республика в то время, явилась сильнейшая деформация половозрастного состава, вызванная Великой Отечественной войной. Если в 1939 г. удельный вес мужчин равнялся 46,5 %, а женщин - 53,5 %, то в 1959 г. соотношение оказалось равным 43,3 % и 56,7 % (на селе дисбаланс был еще бóльшим). В РСФСР первая послевоенная перепись зафиксировала гендерное неравенство в пропорции 44,6 % к 55,5 %[371]. Источниками послужили материалы переписей и текущего статистического учета. Что касается переписей, то сведения за 1939 г. по Удмуртской АССР усилиями В.П. Мотревича были опубликованы17, за 1959 г. привлекались материалы переписи, хранящиеся в Статистическом управлении Удмуртской АССР (фонде Р-845) в Центральном государственном архиве Удмуртской Республики. В том же фонде хранятся материалы естественного движения населения республики, из которых использовались «Сведения о естественном движении населения» (форма № 1), «Сведения о браках по возрасту брачующихся» (форма № 7), «Сведения о разводах по возрасту разводящихся и продолжительности расторгнутых браков» (форма № 8). В исследовании применялись такие методы, как историко-генетический, историкотипологический и историко-сравнительный. Обработка материалов статистики осуществлялась с помощью составления динамических рядов в виде таблиц. Изменения в семейной структуре населения По официальным данным переписи 1939 г., в Удмуртской АССР население насчитывало 1219350 чел., из которых 320504 чел. (26,3 %) проживало в городских поселениях, а 898846 чел. (73,7 %) - в сельской местности. К 1959 г. численность наличного населения выросла до 1336927 чел., из которых 593875 чел. (44,4 %) относилось к горожанам, а 743052 чел. (55,6 %) - к селянам18. Всего в 1939 г. в Удмуртской АССР насчитывалось 256905 семей, из которых 72424 (28,2 %) существовали в городских поселениях, а 184481 (71,8 %) - в сельской местности. Через два десятилетия эти доли изменились: 136830 (45,2 %) семей проживало в городах, 165922 (54,8 %) - на селе. Перемены были связаны в первую очередь с происходившими процессами урбанизации. В городах семейных союзов оказалось больше на 88,9 %, поскольку увеличилась численность городского населения (на 85,3 %). В сельской местности число семей уменьшилось на 10,1 %, так как сократилась численность селян (на 17,3 %). Всего же число семей в Удмуртской АССР с 1939-1959 гг. увеличилось на 17,8 % (табл. 1), но население республики за тот же период выросло только на 9,6 %. Подобная несоразмерность может объясняться только уменьшением средних размеров семей. Таблица 1 / Table 1 Группировка семейв Удмуртской АССР по числу совместно живущих членов семьи по переписям населения 1939 и 1959 гг. (постоянное население) / Grouping of families in the Udmurt ASSR by the number of family members living together according to population censuses of 1939 and 1959 (resident population) Вся республика Городские поселения Сельская местность 1939 1959 1939 1959 1939 1959 Число семей % Число семей % Число семей % Число семей % Число семей % Число семей % Всего семей, в том числе из: 256905 100 302752 100 72424 100 136830 100 184481 100 165922 100 2-х чел. 49604 19,3 70095 23,2 19979 27,6 33250 24,3 29625 16,1 36845 22,2 3-х чел. 51676 20,1 68981 22,8 18064 25,0 34098 24,9 33612 18,2 34883 21,0 4-х чел. 52197 20,3 63124 20,9 15239 21,0 31144 22,8 36958 20,0 31980 19,3 5-ти чел. 43272 16,9 46117 15,2 10037 13,9 20269 14,8 33235 18,0 25848 15,6 6-ти чел. 30156 11,7 28693 9,5 5355 7,4 10466 7,6 24801 13,4 18227 11,0 7-ми чел. 16973 6,6 15142 5,0 2417 3,3 4680 3,4 14556 7,9 10462 6,3 8-ми чел. 7926 3,1 6823 2,3 901 1,2 1877 1,4 7025 3,8 4946 3,0 9-ти чел. 3136 1,2 2549 0,8 316 0,4 683 0,5 2820 1,5 1866 1,1 10 и более чел. 1965 0,8 1228 0,4 116 0,2 363 0,3 1849 1,0 865 0,5 Источники / Sources: Всесоюзная перепись населения СССР 1939 года: Уральский регион: Сборник материалов / cост. В.П. Мотревич. Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного ун-та, 2002. С. 79; ЦГА УР. Ф. Р-845. Оп. 5. Д. 254. Л. 25, 28. Подавляющее большинство жителей республики, как и в РСФСР в целом, совместно проживало в семьях. Одиночками в 1939 г. в Удмуртии являлось 27583 чел., а живших отдельно от семьи - 94357 чел. В 1959 г. эти цифры еще уменьшились и равнялись соответственно 25261 чел. и 34778 чел. За рассматриваемый межпереписной период средние размеры семьи (по числу совместно проживающих членов семьи) в целом по Удмуртии уменьшились - с 4,3 чел. до 4,0 чел. Доли семей, состоящих из двух, трех и четырех членов, увеличились, а состоящих из пяти или более членов - уменьшились. Однако в городах и сельской местности тенденции не во всем совпадали. Так, городские семьи стали несколько крупнее: их средние размеры увеличились с 3,7 чел. до 3,8 чел. Значительно сократилась в городах доля тех семей, которые состояли лишь из двух человек. Также заметно подрос удельный вес семей из четырех человек. Возможно, эта ситуация объясняется увеличением удельного веса среди горожан удмуртов и татар, численность которых в городах в данный период росла быстрее, чем у русских. Удмуртские и татарские семьи были крупнее русских. По переписи 1959 г. у русских доля семей из 2-4 чел. составляла в республике 71,5 %, у удмуртов - 59,7 %, у татар - 62,1 %, а из пяти и более человек - 28,5 %, 40,3 % и 37,9 % соответственно. Сельская семья в Удмуртской АССР была крупнее городской, но ее размеры постепенно мельчали. Средняя семья вместо 4,5 чел. стала составлять 4,1 чел.[372] Особенно резко у селян выросли доли семей из двух и трех человек. Отметим, что в РСФСР средние размеры совместно проживающих семей были меньше: в городах за эти почти два десятилетия они уменьшились с 3,6 чел. до 3,5 чел., в сельской местности - с 4,3 чел. до 3,8 чел.[373] Всего по переписи 1939 г. на каждую 1000 населения в возрасте 15 лет и старше в Удмуртской АССР приходилось 715 мужчин и 585 женщин, состоящих в браке. В РСФСР в том же году в браке состояло 675 мужчин и 577 женщин. У горожан республики доля состоящих в браке были выше, чем у селян: у первых - 671 мужчина и 531 женщина, у вторых - 733 мужчины и 607 женщин[374]. Великая Отечественная война привела к тому, что очень многие женщины лишились своих мужей и/или возможности вступить в брак. По переписи 1959 г. на 1000 населения в Удмуртской АССР в возрасте 16 лет и старше приходилось 704 мужчины и 457 женщин, состоящих в браке[375]. По РСФСР дисбаланс был меньшим: у мужчин на 1000 населения в браке состояло 692 чел., у женщин - 505 чел. В сельской местности эта проблема стояла острее. Если в городских поселениях Удмуртии состоящих в браке мужчин на 1000 населения в возрасте 16 лет и более приходилось 705 чел., женщин - 492 чел., то в сельской местности - 703 мужчины и 435 женщин. В РСФСР эти цифры равнялись соответственно 687 и 520 чел., 698 и 488 чел.23 Резко увеличилось число семей, во главе которых были женщины. Если в 1939 г. таковых было 50475 из 256905 (19,6 %), то в 1959 г. - 101868 из 302752 (33,6 %). Причина подобного роста заключается в гибели на фронте многих мужчин в годы войны. Поскольку основная часть военных потерь пришлась на сельское население, то именно на селе данное увеличение было наибольшим. Так, в городах и рабочих поселках в 1939 г. женщины являлись главами 15622 семей из 72424 (21,6 %), в 1959 г. - 38050 из 136830 (27,8 %). В сельской же местности женщины находились в 1939 г. во главе 34853 семейств из 184481 (18,9 %), а в 1959 г. - 63818 из 165922 (38,5 %). В городах РСФСР в 1959 г. женщины были главами в 28,3 % семей, в сельской местности - в 33,4 % семей[376]. Были отличия и в возрастном составе. Мужчина - глава семьи в 0,4 % семей имел возраст до 20 лет, в 23,6 % семей - 20-29 лет, в 28,7 % - 30-39 лет, 20,6 % - 40-49 лет, 15,3 % - 50-59 лет, 11,4 % - 60 лет и старше. Средний возраст семей, где главой являлась женщина, был выше. У них распределение было соответственно: в 0,4 % семей это были женщины до 20 лет, в 8,8 % - 20-29 лет, в 20,6 % - 30-39 лет, 30,8 % - 40-49 лет, 27,0 % - 50-59 лет, 12,4 % - 60 лет и старше [377]. Динамика брачности На начало рассматриваемого периода брак как добровольный и равноправный союз мужчины и женщины регулировался Кодексом о браке, семье и опеке 1926 г. В соответствии с документом незарегистрированные, фактические браки приравнивались к зарегистрированным, за его участниками признавались все права и обязанности супругов.[378] Очевидно, что доля незарегистрированных браков была ощутима. Однако поскольку их статистика отсутствует, в данной статье будут рассматриваться лишь зарегистрированные в органах ЗАГС браки. Их количественная динамика представлена в табл. 2. Накануне Великой Отечественной войны в республике заключалось в среднем 5,5-6 тыс. брачных союзов. Число браков в городах и сельской местности было сопоставимым, хотя численность селян превосходила количество горожан едва не троекратно. Во время войны количество зарегистрированных браков, заключенных в Удмуртской АССР, резко сократилось. Это объясняется уходом на фронт большого числа мужчин, что привело к уменьшению их количества в бракоспособных возрастах. Уже в 1942 г. браков было заключено в два раза меньше, чем в предыдущий год, а в сельской местности - более чем в три раза. 1942 год показал своеобразный антирекорд - на селе образовалось всего 987 семейных пар, что могло произойти только из-за дефицита мужчин на «брачном рынке». С 1943 г. число браков стало расти, но поначалу не очень значительно. Таблица 2 / Table 2 Число браков и разводов в Удмуртской АССР в 1938-1959 гг. / The number of marriages and divorces in the Udmurt ASSR in 1938-1959 Годы Вся республика Городские поселения Сельская местность Браки Разводы % Браки Разводы % Браки Разводы % 1938 6161 420 6,8 2932 323 11,0 3229 97 3,0 1939 5842 538 9,2 2790 411 14,7 3052 127 4,2 1940 5492 598 10,9 2781 468 16,8 2711 130 4,8 1941 6034 484 8,0 2904 360 12,4 3130 124 4,0 1942 2660 470 17,7 1673 389 23,3 987 81 8,2 1943 3211 544 16,9 1905 416 21,8 1306 128 9,8 1944 4251 356 8,4 2401 239 10,0 1850 117 6,3 1945 6607 - - 3905 - - 2702 - - 1946 12670 - - 6752 - - 5918 - - 1947 10002 118 1,2 4445 95 2,1 5557 23 0,4 1948 9825 181 1,8 4789 106 2,2 5036 75 1,5 1949 12890 356 2,8 5923 229 3,9 6967 127 1,8 1950 12614 592 4,7 6012 366 6,1 6602 226 3,4 1951 14094 596 4,2 6550 407 6,2 7544 189 2,5 1952 12750 614 4,8 5537 398 7,2 7213 216 3,0 1953 12601 654 5,2 5909 452 7,6 6692 202 3,0 1954 12862 611 4,8 6105 494 8,1 6757 117 1,7 1955 13616 703 5,2 6577 608 9,2 7039 95 1,3 1956 13843 730 5,3 6519 624 9,6 7324 106 1,4 1957 15475 1038 6,7 7808 897 11,5 7667 141 1,8 1958 16778 1265 7,5 8281 1098 13,3 8497 167 2,0 1959 16253 1296 8,0 7837 1140 14,5 8416 156 1,9 Источники / Sources: ЦГА УР. Ф. Р-845. Оп. 3. Д. 109. Л. 9 об., 16 об., 23 об.; Оп. 7. Д. 1. Л. 24 об., 44 об., 54 об.; Д. 2. Л. 13 об., 14 об., 15 об.; Д. 4. Л. 16 об., 17 об., 18 об.; Д. 6. Л. 7 об., 8 об., 9 об.; Д. 8. Л. 8 об., 9 об., 10 об.; Д. 10. Л. 24 об., 25 об., 26 об.; Д. 12. Л. 43 об., 78 об., 84 об.; Д. 16. Л. 22 об., 23 об., 24 об.; Д. 19. Л. 9 об., 10 об., 11 об.; Д. 25. Л. 84; Д. 31. Л. 53 об., 54 об., 55 об.; Д. 35. Л. 72 об., 73 об., 74 об.; Д. 47. Л. 65; Д. 52. Л. 64 об., 65 об., 66 об.; Д. 59. Л. 52 об., 53 об., 54 об.; Д. 64. Л. 57 об., 58 об., 59 об.; Д. 71. Л. 19 об., 20 об., 21 об.; Д. 81. Л. 9 об., 10 об., 11 об.; Д. 85. Л. 30 об., 31 об., 32 об.; Д. 87. Л. 21 об., 22 об., 23 об. Война с ее большими людскими потерями вынудила изменить отношение государства к форме брака. 8 июля 1944 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, который признавал полную легитимность лишь официально зарегистрированных браков. В Указе говорилось, что только зарегистрированный брак порождает права и обязанности супругов по закону[379]. Это должно было стимулировать регистрацию браков. Резкий скачок произошел в 1946 г., когда в республике было сыграно 12670 свадеб. Свою роль сыграло и начавшееся возвращение фронтовиков к родным местам. В первые послевоенные годы быстрый рост брачности объяснялся отложенными ранее решениями о вступлении в брак, т. е. так называемой «компенсаторной брачностью». В 1942-1946 гг. браков больше заключалось в городах Удмуртской АССР, но затем - в сельской местности (исключение - 1957 г.). К концу рассматриваемого периода в республике заключалось более 16 тыс. браков в год. За 1939-1959 гг. количество браков в Удмуртии выросло почти в 2,8 раза. Как говорилось выше, население республики за тот же период выросло только на 9,6 %. Даже если учесть изменения возрастно-полового состава, получается очень большое несоответствие. Его главной причиной могло быть только увеличение числа повторных браков. Что касается возраста вступления в брак, то накануне войны в Удмуртии мужчины чаще всего женились в 23-26 лет, а девушки выходили замуж в 18-20 лет. С началом войны произошли некоторые изменения. Раньше стали жениться - в 22-26 лет (при этом в 1942 г. самая большая доля женившихся селян пришлась на 18-летних, хотя количественно их было всего 82 чел.). Выходить замуж стали позднее - в 19-22 года. Во второй половине 1940-х - 1950-е гг. самым популярным для вступления в брак у мужчин был возраст 23-25 лет, у женщин - 20-22 года. Сельское население республики раньше вступало в брачные отношения, о чем говорят бóльшие доли женившихся в раннем возрасте. Городские юноши, к примеру, в отличие от сельских парней практически не вступали в брачные союзы до 18 лет. Это соответствовало традиционным установкам удмуртов (которых на селе было большинство), согласно которым сыновей родители старались как можно раньше женить, чтобы получить вместе с этим новую работницу в дом, а дочерей - как можно позднее выдать замуж, чтобы не потерять помощницу в хозяйстве. Динамика разводимости Не все семейные союзы оказывались прочными, некоторые распадались и заканчивались оформлением разводов. Накануне войны в среднем распадался каждый десятый брак (см.: табл. 2). Сельские браки были гораздо крепче, чем городские, селяне разводились намного реже. Например, в 1940 г. в городах на 2781 брачный союз пришлось 468 разводов (16,8 %), а на селе на 2711 браков пришлось только 130 разводов (4,8 %). При этом тенденция и там, и здесь была повышательной. Остановила ее начавшаяся война. В результате в 1941 г. сократилось как количество разводов, так и их удельный вес в общем числе заключавшихся браков. Однако в 1942 г. доля разводов в Удмуртии выросла до 17,7 % (а в городских поселениях - до 23,3 %), хотя данный рост произошел на фоне сокращения числа браков из-за ухода на фронт огромного количества мужчин. Фактически и разводов стало меньше. Но в 1943 г. выросло уже и их количество. Очевидно, для того, чтобы переломить складывающуюся ситуацию, 8 июля1944 г. принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР, который ужесточил юридическую процедуру развода. И если до июля 1944 г. расторжения браков в Удмуртской АССР еще были, то, начиная с августа 1944 г. и на протяжении 1945-1946 гг. в республике не было зафиксировано ни одного развода (см.: табл. 2). Первые разводы после двухлетнего перерыва были зарегистрированы в 1947 г., и сначала их было мало. Лишь в 1950 г. количество разводов в республике превысило довоенный уровень, но их доля была невелика, поскольку гораздо больше стало браков. В конце 1950-х гг. число разводов достигло исторического максимума и превышало 1200 случаев в год, но по отношению к числу браков их удельный вес был даже меньше, чем перед войной. Сельские браки и во время войны, и после ее окончания были крепче, чем городские, селяне по-прежнему разводились намного реже. В сельской местности после перерыва уровень разводимости не превышал 3 %. Исключением стал лишь 1950 г, когда доля разводов составила 3,4 % по отношению к числу заключенных браков. Также стоит отметить, что если в послевоенный период в городах число и удельный вес разводов только росли, то на селе повышательные тенденции (в 1947-1950, 1956-1958 гг.) сменялись понижательными (в 1951, 1953-1955, 1959 гг.). Продолжительность расторгнутых браков в городских поселениях и сельской местности Удмуртской АССР представлена в таблице 3. В предвоенный период в городах чаще всего разводились супруги, прожившие в браке 1-2 года. С началом войны ситуация изменилась, и наибольшая доля в случае развода была у тех, кто прожил в браке 5-9 лет. С таким стажем чаще всего разводились и в послевоенный период, хотя периодически наибольшая доля была у тех, кто в браке прожил 3-4 или 10-19 лет. Прожившие в браке менее года или 20 лет и больше разводились реже всего. В сельской местности подавляющее большинство расторгнутых браков в довоенный период и в годы войны распределялось в основном между теми, чей семейный стаж насчитывал менее 20 лет. С 1947 г. наибольшая доля разводившихся селян имела стаж 10-19 лет. Правда, нельзя не отметить, что во второй половине 1950-х гг. увеличилась доля разводящихся, проживших в браке 5-9 лет. В самом конце десятилетия именно их удельный вес был самым большим. Обращает на себя внимание и тот факт, что брачные союзы, созданные в конце войны или после ее окончания, оказались очень крепкими. В конце 1940-х гг. распадалось очень мало семей со стажем менее четырех лет. Особенно это касалось сельских супружеских пар. 3 / Table 3 Продолжительность расторгнутых браков в городских поселениях (г. п.) и сельской местности (с. м.) Удмуртской АССР / Duration of dissolved marriages in urban settlements and ruralareas Udmurt ASSR До 6 мес. 6-11 мес. 1-2 года 3-4 года 5-9 лет 10-19 лет 20 лет и выше Неизвестно Г. п. С. м. Г. п. С. м. Г. п. С. м. Г. п. С. м. Г. п. С. м. Г. п. С. м. Г. п. С. м. Г. п. С. м. 1938 48 20 32 8 70 12 40 14 62 9 49 12 11 2 11 20 1939 37 12 27 5 96 20 67 20 84 19 50 18 8 4 42 29 1940 60 12 45 9 119 20 78 17 86 26 55 9 9 2 16 35 1941 55 18 36 9 68 14 59 17 79 30 40 15 14 3 9 18 1942 29 6 29 7 88 16 77 9 92 12 41 18 12 - 21 13 1943 30 15 19 7 98 31 83 13 96 17 51 23 10 9 29 13 1944 23 13 13 5 51 15 40 10 68 24 30 14 11 7 3 29 1947 2 1 6 - 20 1 7 - 33 9 22 11 3 - 2 1 1948 - - 3 1 27 - 17 3 16 24 23 43 14 2 - - 1949 2 - 5 - 53 1 60 2 43 27 56 77 10 20 - - 1950 1 - 1 1 48 2 91 6 75 27 126 146 20 43 4 1 1951 3 - 7 - 55 3 78 8 121 16 119 129 24 32 - 1 1952 1 4 9 - 58 4 92 14 127 25 93 115 15 53 3 1 1953 6 - 9 - 73 8 77 10 139 27 126 101 22 56 - - 1954 8 - 9 1 77 5 104 13 190 36 90 39 16 23 - - 1955 14 - 20 3 114 10 119 12 212 33 97 31 32 6 - - 1956 3 1 23 3 135 14 96 10 224 33 112 38 28 7 3 - 1957 3 3 37 5 180 17 171 16 263 41 189 49 48 9 2 1 1958 23 2 43 8 219 19 207 23 358 72 189 37 58 6 1 - 1959 25 1 38 1 250 30 204 35 369 46 189 32 62 6 3 5 Источники / Sources: Ф. Р-845. Оп. 3. Д. 109. Л. 15а, 22; Оп. 7. Д. 1. Л. 42, 51; Д. 2. Л. 52, 54; Д. 4. Л. 56, 57; Д. 6. Л. 47, 48; Д. 8. Л. 47, 48; Д. 10. Л. 79, 80; Д. 19. Л. 66, 67; Д. 25. Л. 77, 78; Д. 31. Л. 48, 49; Д. 35. Л. 42, 43; Д. 39. Л. 46, 47; Д. 47. Л. 48, 49; Д. 52. Л. 55, 56; Д. 59. Л. 43, 44; Д. 64.Л. 48, 50; Д. 71. Л. 48, 49; Д. 81. Л. 41, 42; Д. 85. Л. 72, 73; Д. 87. Л. 68, 69. Гендерные особенности повторных браков Великая Отечественная война оказала также существенное влияние и на повторную брачность. В табл. 4 представлена динамика вступления молодых людей в первый брак. Соответственно, путем нехитрых математических действий из данных этой таблицы можно сделать вывод о количестве и доле заключивших брачный союз повторно. К сожалению, форма № 7, в которую вносились сведения о браках по возрастам брачующихся, не позволяет узнать, в какой по счету повторный брак вступал(а) мужчина или женщина. Как свидетельствуют цифры, накануне войны повторных браков было достаточно много. В 1939 и 1940 гг. 14 % женихов вступали в брак как минимум во второй раз, и почти 13 % невест выходили замуж не впервые в своей жизни. В 1938 г. доля повторных браков была еще больше -19,3 % у мужчин и 16,8 % - у женщин. В сельской местности процент был выше, особенно у мужчин: например, в 1938 г. каждый четвертый брачующийся уже состоял ранее в браке. До 1938 г. включительно статистические органы вели сбор сведений о том, кто вступал в брак. Учитывались не состоявшие ранее в браке, а также вдовцы (вдовы) и разведенные. В 1938 г., например, из 6161 жениха 4972 чел. ранее никогда не состояли в браке, 339 чел. были вдовцами, 237 чел. - разведены, еще 613 чел. не указали свое семейное состояние. В городах распределение было следующим: из 2932 вступивших в брак женихов 2599 чел. ранее в браке не состояли, 148 чел. были вдовцами, 152 чел. - разведенными, 33 чел. не указали свое положение. В сельской местности из 3229 чел. женилось 2373 чел., ранее в браке не состоявших, 191 вдовец, 85 разведенных. Еще 580 не указали семейное состояние. У женщин при том же количестве браков в том же году в целом по республике вышло замуж 5128 ранее не состоявших в браке, 266 вдов, 226 разведенных, и 541 женщина не указала свое семейное положение. В городах вышли замуж 2625 женщин, ранее не состоявших в браке, 125 вдов, 156 разведенных, и 26 чел. не указали семейное положение. В сельской местности из 3229 невест 2503 чел. ранее в браке не состояли, 141 чел. были вдовами, 70 чел. - разведены, 515 чел. не указали свое семейное состояние[380]. Начиная с 1939 г. текущая статистика учитывала только доли тех, кто вступал в брак впервые. С началом войны частота заключения повторных браков увеличилась. Своего максимума в Удмуртской АССР она достигла в 1942 г. У мужчин республики доля повторных браков равнялась 21,2 % от числа заключенных в том году браков, у женщин - 18,7 %. Затем началось сокращение. В следующем году удельный вес повторных браков уменьшился у мужчин до 17,2 %, у женщин - до 14,0 %. В 1944 г. соответствующий процент у мужчин уменьшился до 15,0, а у женщин он поднялся до 16,3. В 1945 г. произошло резкое уменьшение долей повторных браков, что было вызвано, скорее всего, указом от 8 июля 1944 г. С того времени было сложно развестись и заново вступить в брак. Правда, в 1947 г. доля повторных браков вновь была повышенной (у мужчин - 10,7 %, у женщин - 12,1 %), и как раз в этом году в республике вновь стали регистрировать разводы. Но начиная с 1948 г. удельный вес повторных браков в целом по Удмуртии и у мужчин, и у женщин до конца рассматриваемого периода не превышал 8 %. 4 / Table 4 Число мужчин и женщин в Удмуртской АССР, впервые вступивших в брак / Number of men and women in the Udmurt ASSR who irst entered into marriage Годы Вся республика Городские поселения Сельская местность Браки, Мужчины Женщины Браки, Мужчины Женщины Браки, Мужчины Женщины всего Вперв. % Вперв. % всего Вперв. % Вперв. % всего Вперв. % Вперв. % 1938 6161 4972 80,7 5128 83,2 2932 2599 88,6 2625 89,5 3229 2373 73,5 2503 77,5 1939 5842 5026 86,0 5101 87,3 2790 2446 87,7 2456 88,0 3052 2580 84,5 2645 86,7 1940 5492 4728 86,1 4801 87,4 2781 2438 87,7 2440 87,7 2711 2290 84,5 2361 87,1 1941 6034 5011 83,0 5054 83,8 2904 2469 85,0 2492 85,8 3130 2542 81,2 2562 81,9 1942 2660 2096 78,8 2163 81,3 1673 1345 80,4 1369 81,8 987 751 76,1 794 80,4 1943 3211 2660 82,8 2760 86,0 1905 1629 85,5 1625 85,3 1306 1031 78,9 1135 86,9 1944 4251 3615 85,0 3558 83,7 2401 2129 88,7 2077 86,5 1850 1486 80,3 1481 80,1 1945 6607 5986 90,6 5769 87,3 3905 3669 94,0 3464 88,7 2702 2317 85,8 2305 85,3 1946 12670 11798 93,1 11591 91,5 6752 6340 93,9 6265 92,8 5918 5458 92,2 5326 90,0 1947 10002 8932 89,3 8791 87,9 4445 3781 85,1 3826 86,1 5557 5151 92,7 4965 89,3 1948 9825 9200 93,6 9059 92,2 4789 4488 93,7 4471 93,4 5036 4712 93,6 4588 91,1 1949 12890 12204 94,7 12084 93,7 5923 5628 95,0 5528 93,3 6967 6576 94,4 6556 94,1 1950 12614 11869 94,1 11731 93,0 6012 5616 93,4 5574 92,7 6602 6253 94,7 6157 93,3 1951 14094 13383 95,0 13253 94,0 6550 6189 94,5 6102 93,5 7544 7194 95,4 7151 94,8 1952 12750 12022 94,3 12041 94,4 5537 5146 92,9 5110 92,3 7213 6876 95,3 6931 96,1 1953 12601 11995 95,2 11987 95,1 5909 5556 94,0 5460 92,4 6692 6439 96,2 6527 97,5 1954 12862 12157 94,5 12198 94,8 6105 5649 92,5 5681 93,1 6757 6508 96,3 6517 96,4 1955 13616 12940 95,0 12874 94,6 6577 6142 93,4 6095 92,7 7039 6798 96,6 6779 96,3 1956 13843 13013 94,0 13037 94,2 6519 6025 92,4 5992 91,9 7324 6988 95,4 7045 96,2 1957 15475 14660 94,7 14609 94,4 7808 7215 92,4 7198 92,2 7667 7445 97,1 7411 96,7 1958 16778 16032 95,6 16078 95,8 8281 7857 94,9 7893 95,3 8497 8175 96,2 8185 96,3 1959 16253 15176 93,4 15226 93,7 7837 7103 90,6 7170 91,5 8416 8073 95,9 8056 95,7 Источники / Sources: ЦГА УР. Ф. Р-845. Оп. 3. Д. 109. Л. 30, 30 об.; Оп. 7. Д. 1. Л. 61, 61 об.; Д. 2. Л. 50, 50 об.; Д. 4. Л. 54, 54 об.; Д. 6. Л. 45, 45 об.; Д. 8. Л. 50, 50 об.; Д. 10. Л. 77, 77 об.; Д. 12. Л. 89, 89 об.; Д. 16. Л. 69, 69 об.; Д. 19. Л. 64, 64 об.; Д. 25. Л. 80, 80 об.; Д. 31. Л. 46, 46 об.; Д. 35. Л. 36, 36 об.; Д. 39. Л. 40, 40 об.; Д. 47. Л. 43, 43 об.; Д. 52. Л. 49, 49 об.; Д. 59. Л. 41, 41 об.; Д. 64. Л. 46, 46 об.; Д. 71. Л. 47, 47 об.; Д. 81. Л. 39, 39 об.; Д. 85. Л. 68, 68 об.; Д. 87. Л. 63, 63 об. Накануне Великой Отечественной войны и в первые три военных года в повторные браки чаще вступали мужчины. Начиная с 1944 г. и до 1951 г. включительно это чаще делали женщины. Скорее всего, подобное поведение было вызвано тем, что многие жены потеряли своих мужей на фронте, поэтому были вынуждены выходить замуж вторично. С 1952 г. наблюдалось примерное равенство долей повторных браков у мужчин и женщин. Отметим также, что до 1947 г. в сельской местности повторных браков было больше, чем у горожан, а с 1950 г. - меньше. Это касалось обоих полов. Во второй половине 1950-х гг. селяне в повторные браки вступали редко. Начиная с 1953 г. это делало всего около 3-4 % мужчин и женщин, хотя количество браков выросло и находилось в рассматриваемое время на максимуме. Война повлияла и на возрастной состав вступавших в повторные браки. В предвоенный период процент женившихся повторно был заметен у мужчин в возрасте 23 лет и старше, у женщин рубежом были 22 года. Например, в 1940 г. повторным являлся брак для 4 мужчин из 225 в возрасте 21 года, для 4 из 265 в возрасте 22 лет, для 7 из 269 в возрасте 23 лет, и для 26 из 490 чел. в возрасте 24 лет. У женщин в возрасте 19 лет повторно замуж вышло 6 из 437 чел., в возрасте 20 лет - 9 из 552 чел., в возрасте 21 года - 9 из 532 чел., в возрасте 22 лет - 19 из 554 чел. С началом войны у мужчин начальный возраст вступления в брак, в котором становились заметны повторные браки, повысился до 27 лет, а в 1945 г. перевалил отметку в 30 лет. У женщин возраст повысился менее значительно - до 23-24 лет (при том, что в 1941 г. доля вступивших в повторные браки была высокой и среди 20-летних)[381]. Внебрачная рождаемость Рассмотрим также такой компонент брачности, как внебрачная рождаемость. С 1944 г. среди материалов естественного движения населения появились сводки статистической отчетности по форме 2б «Сведения о родившихся, в отношении которых отсутствуют записи об отце, по возрасту и занятию матери». Тем самым мы получили источник, позволяющий судить о размерах внебрачной рождаемости. Очевидно, сбор таких сведений связан с подписанием уже упоминавшегося Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г., который привел к увеличению числа детей, родившихся вне брака - теперь женщины могли рассчитывать на определенную поддержку в подобных случаях. Обратимся к таблице 5. Как видно из таблицы, в 1944 г. вне брака в Удмуртской АССР родилось еще немного детей - 583 младенца (3,9 % от всех родившихся) на всю республику. Но уже в следующем году число внебрачных детей подскочило в 6 раз - до 3506 чел., что составило 18,4 %. В 1946 г. доля практически не изменилась (18,1 %), но количество увеличилось до 5713 детей. В 1947 г. вне брака на свет появилось уже 10688 детей, а их удельный вес составил в составе новорожденных 29,8 %. Особенно резкий скачок в том году произошел в сельской местности: у сельских женщин родилось 7148 внебрачных детей, что в 2,8 раза было больше в сравнении с прошлым годом. 5 / Table 5 Количество детей, рожденных в Удмуртской АССР вне брака в 1944-1959 гг. / Number of children born in the Udmurt ASSR out of wedlock in 1944-1959 Годы Вся республика Городские поселения Сельская местность Родилось Вне брака % Родилось Вне брака % Родилось Вне брака % 1944 15022 583 3,9 5895 358 6,1 9127 225 2,5 1945 19050 3506 18,4 8073 2106 26,1 10977 1400 12,8 1946 31588 5713 18,1 11420 3136 27,5 20168 2577 12,8 1947 35922 10688 29,8 12023 3540 29,4 23899 7148 29,9 1948 29867 7303 24,5 9850 2404 24,4 20017 4899 24,5 1949 40480 12603 31,1 14311 3888 27,2 26169 8715 33,3 1950 39841 13514 33,9 13901 3949 28,4 25940 9565 36,9 1951 39605 12373 31,2 14289 3461 24,2 25316 8912 35,2 1952 39550 11834 29,9 13376 2775 20,7 26174 9059 34,6 1953 37478 10995 29,3 12866 2601 20,2 24612 8394 34,1 1954 41771 11684 28,0 14439 2846 19,7 27332 8838 32,3 1955 40208 10123 25,1 13749 2339 17,0 26459 7784 29,4 1956 38165 8655 22,7 12628 1844 14,6 25537 6811 26,7 1957 41217 8583 20,8 15044 2179 14,5 26173 6404 24,5 1958 41487 8436 20,3 15490 2144 13,8 25997 6292 24,2 1959 40832 7472 18,3 15227 1964 12,9 25605 5508 21,5 Источники / Sources: ЦГА УР. Ф. Р-845. Оп. 7. Д. 10. Л. 37-42 об.; Д. 12. Л. 47 об., 81 об., 87 об.; Д. 16. Л. 35-37 об.; Д. 19. Л. 22-24 об.; Д. 25. Л. 39-41 об.; Д. 31. Л. 9-11 об.; Д. 35. Л. 25-27 об.; Д. 39. Л. 9-11 об.; Д. 47. Л. 12-14 об.; Д. 52. Л. 16-18 об.; Д. 59. Л. 26-28 об.; Д. 64. Л. 32-34 об.; Д. 71. Л. 29-31 об.; Д. 81. Л. 19-21 об.; Д. 85. Л. 40-42 об.; Д. 87. Л. 33-35 об. Своего пика внебрачная рождаемость в Удмуртской АССР достигла в 1950 г., когда рождение каждого третьего ребенка сопровождалось отсутствием в документах записи об отцовстве. Аналогичный показатель в стране был намного ниже, даже в годы, когда удельный вес внебрачной рождаемости имел максимальные размеры. Например, в 1945 г. доля родившихся вне брака в СССР равнялась 18,9 %, 1949 г. - 19,6 %, 1950 г. - 19,7 %[382]. Тем самым по доле детей, рождавшихся вне брака, Удмуртия находилась намного выше. До 1946 г. внебрачная рождаемость была выше в городах Удмуртской АССР, а с 1947 г. - в сельской местности республики. Объясняется подобное соотношение гораздо большей деформацией половозрастной структуры населения на селе. С конца 1940-х гг. разрыв все больше нарастал, и к концу рассматриваемого периода он достигал чуть ли не двукратной разницы. Показательно, что до конца 1950-х гг. в сельской местности сохранялся очень высокий процент: даже в 1959 г. каждый пятый родившийся ребенок у сельской матери не имел в акте о рождении записи об отце. На протяжении 1950-х гг. как количество, так и удельный вес рожденных вне брака детей в республике постепенно снижались. В 1959 г. доля внебрачных новорожденных в целом по Удмуртии упала ниже 20 %. В СССР уже в 1958 г. соответствующий показатель равнялся 12,5 %. Сокращению рождений вне брака способствовала отмена в 1955 г. запрета абортов[383], число которых резко выросло. Если в 1955 г. в республике было произведено 17760 прерываний беременности, то затем их количество непрерывно росло и составило в 1959 г. уже 45896 случаев[384]. С разрешением абортов теперь не все нежелательные беременности заканчивались рождением детей, получавших затем в акте отсутствие записи об отце. Сказалось и вступление в репродуктивный возраст большего числа мужчин. По переписи 1959 г. численное преобладание женщин среди 20-летних было не таким уже и подавляющим. Всего за послевоенное время (1945-1958 гг.) в целом в СССР вне брака родилось 10,6 млн детей, что составило 16,3 % к общему числу детей, родившихся в течение данного периода[385]. В Удмуртии за тот же период родилось 136 тыс. внебрачных детей, что составило 26,3 % от общего числа рождений (см.: табл. 5). Тем самым республика внесла свой заметный вклад, который помог частично компенсировать демографические потери Великой Отечественной войны. Выводы Как показало проведенное исследование, Великая Отечественная война оказала значительное влияние на брачно-семейную структуру населения Удмуртии. При этом сельская семья пострадала гораздо сильнее. В отличие от городов республики, на селе средние размеры семьи уменьшились. Подавляющая часть внебрачных детей - 102,3 тыс. из 136 тыс. - появилась на свет в сельской местности. Намного больше в 1959 г. было число сельских семей во главе с женщинами. В 1959 г. на каждую 1000 населения в возрасте 16 лет и более приходилось всего 435 женщин, состоящих в браке. Это говорит о том, что деревня Удмуртии потеряла в годы войны больше мужчин, чем город. Тем не менее, сельская семья осталась крепкой, что подтверждает уменьшившаяся в течение рассматриваемого времени доля разводов.

Sergey N. Uvarov

Izhevsk State Agricultural Academy

Author for correspondence.
Email: sergey.uvarov@mail.ru
11, Studencheskaya St., Izhevsk, Udmurt Republic, 426069, Russia

Kandidat Istoricheskikh Nauk [Ph.D. in History], Head of the Department of Russian History, Sociology andPolitical Science

  • Aralovets, N.A. “Marriage and family in the post-war Russian Federation.” Russian History, no. 4 (2010): 55–62 (in Russian).
  • Aralovets, N.A. Gorodskaya sem’ya v Rossii, 1927–1959 gg.: monografi ya. Tula: Grif i K Publ., 2009 (in Russian).
  • Aralovets, N.A. “Semeynyye otnosheniya gorodskogo naseleniya Rossiyskoy Federatsii v 1927–1959 gg.” RUDN Journal of Russian History 2, no. 2 (2003): 144–152 (in Russian).
  • Anderson, V.A. “Family and fertility in Russian and Soviet censuses.” Research Guide to Russian and Soviet Censuses, 131–154. Ithaca: Cornell University Press Publ., 1986.
  • Afontsev, S., Kessler, G., Tyazhelnikova, V., Markevich, A., and Valetov, T. “The urban household in Russia and the Soviet Union, 1900–2000: patterns of family formation in a turbulent century.” The History of the Family 13, no. 2 (2008): 178–194.
  • Belova, V.A. Chislo detey v sem’ye. Moscow: Statistika Publ., 1975 (in Russian).
  • Darskiy, L.Ye. Formirovaniye sem’i (demografo-statisticheskoye issledo-vaniye). Moscow: Statistika Publ., 1972 (in Russian).
  • Denisova, L.N. “Marriage and family life in the late 20th-century Russian village.” Dialogue with Time, no. 23 (2008): 118–148 (in Russian).
  • Chernysheva, N.V. “The social status of women during the Great Patriotic War: historical and sociological analysis (based on the materials of the Kirov region).” Woman in Russian Society, no. 3 (2016): 98–105 (in Russian).
  • Isupov, V.A. Demografi cheskiye katastrofy i krizisy v Rossii v pervoy polovine XX veka: istorikodemografi cheskiye ocherki. Novosibirsk: Sibirskiy khronograf Publ., 2000 (in Russian).
  • Kharchev, A.G. Brak i sem’ya v SSSR. Moscow: Mysl’ Publ., 1979 (in Russian).
  • Khasbulatova, O.A., and Smirnova, A.V. “The evolution of state policy in relation to the family in Russia in the twentieth – beginning of the XX century of history (history-sociological analysis).” Woman in Russian Society, no. 3 (2008): 3–14 (in Russian).
  • Krinko, Ye.F., and Khlynina, T.P. “Sem’ya i brak nakanune i v gody Velikoy Otechestvennoy voyny.” Voprosy istorii, no. 12 (2015): 46–55 (in Russian).
  • Korobeynikova, N.S. “Divorces and divorces in the cities of Western Siberia during the Second World War.” Bulletin of Novosibirsk State University. Series: History, Philology 11, no. 8 (2012): 167–172 (in Russian).
  • Kuz’min, A.I. Sem’ya na Urale: demografi cheskiye aspekty vybora zhiznennogo puti. Yekaterinburg: Nauka Publ., 1993 (in Russian).
  • Lallukka, S. Vostochno-fi nskiye narody Rossii: analiz etnodemografi cheskikh protsessov. St. Petersburg: Yevropeyskiy Dom Publ., 1997 (in Russian).
  • Motrevich, V.P. Vsesoyuznaya perepis’ naseleniya SSSR 1939 goda: Ural’skiy region: Sbornik materialov. Yekaterinburg: Humanitarian Institute Publ., 2002 (in Russian).
  • Petrakov, A.A. Sel’skaya sem’ya i deti (Problemy demografi cheskogo razvitiya). Izhevsk: Udmurtiya Publ., 1983 (in Russian).
  • Petrakov, A.A. Sotsiologiya gorodskoy sem’i. Demografi cheskoye povedeniye. S ispol’zovaniyem materialov po Udmurtskoy ASSR. Izhevsk: Udmurtiya Publ., 1981 (in Russian).
  • Rabzhayeva, M.V. “Family policy in Russia of the twentieth century: historical and social aspect.” Social Sciences and Contemporary World, no. 2 (2004): 166–176 (in Russian).
  • Rakachev, V.N. “Features of the marriage and family structure of the population of the Kuban and Stavropol Territory in the 1930–1950s.” VIA EVRASIA, no. 4 (2012): 57–68 (in Russian).
  • Sakayev, V.T. Gorodskoye naseleniye Tatarskoy ASSR v gody Velikoy Otechestvennoy voyny: istoriko-demografi cheskiye protsessy. Kazan’: Kazan State University Publ., 2008 (in Russian).
  • Sifman, R.I. Dinamika rozhdayemosti v SSSR: (Po materialam vyborochnykh obsledovaniy). Moscow: Statistika Publ., 1974 (in Russian).
  • Susokolov, A.A. Mezhnatsional’nyye braki v SSSR. Moscow: Mysl’ Publ., 1987 (in Russian).
  • Zhiromskaya, V.B. “Ot voyennykh poter’ k konsensual’nomu braku: osobennosti demografi cheskogo razvitiya Rossii v XX v.” RUDN Journal of Russian History 6, no. 3 (2007): 5–20 (in Russian).
  • Zhiromskaya, V.B. Naseleniye Rossii v XX veke. 1940–1959 gg. Moscow: ROSSPEN Publ., 2001 (in Russian).
  • Verbitskaya, O.M. Rossiyskaya sel’skaya sem’ya v 1897–1959 gg. (istoriko-demografi cheskiy aspekt). Moscow-Tula: Grif i K Publ., 2009 (in Russian).
  • Verbitskaya, O.M. Sel’skoye naseleniye Rossiyskoy Federatsii v 1939–1959 gg. (demografi cheskiye protsessy i sem’ya). Moscow: IRI RAN Publ., 2002 (in Russian).
  • Verbitskaya, O.M. “Osnovnyye zakonomernosti razvitiya sel’skoy sem’i v Rossii v XX v.” Trudy Instituta rossiyskoy istorii RAN, no. 9 (2010): 332–353 (in Russian).
  • Vishnevskiy, A.G. “The evolution of the Russian family.” Ecology and Life, no. 8 (2008): 8–13 (in Russian).
  • Volkov, A.G. “Etnicheski smeshannyye sem’i v SSSR: dinamika i sostav.” Vestnik statistiki, no. 7 (1989): 12–23 (in Russian).
  • Volkov, A.G. Sem’ya – ob”yekt demografi i. Moscow: Mysl’ Publ., 1986 (in Russian).
  • Wheatcroft, S. “The Great Leap Upwards: Anthropometric Data and Indicators of Crises and Secular Change in Soviet Welfare Levels, 1880–1960.” Slavic Review, no. 58 (1999): 27–60.
  • Uvarov, S.N. Sel’skoye naseleniye Udmurtii v gody Velikoy Otechestven-noy voyny: demografi cheskiy aspekt: monografi ya. Izhevsk: FGBOU VPO Publ., 2014 (in Russian).

Views

Abstract - 123

PDF (Russian) - 45

PlumX


Copyright (c) 2020 Uvarov S.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.