Russia and China in the 21st century: Strategic partnership in the context of civilizational globalization

Cover Page

Abstract


The central focus of author’s paper is the strategic partnership between Russia and China in the context of present-day globalization. The relevance of the study is shown by the increasing importance of Russian-Chinese cooperation in the formation of a new global power structure. The author illustrates the main elements of Russian-Chinese strategic partnership, including areas of cooperation, that were established in the 1990s, and areas which received a new impetus at the beginning of the 21st century. Furthermore, the author describes the policy of coordinating the actions of Russia and China in the international arena. In addition, the paper reviews the institutionalization of state institutes, economic, cultural and educational structures that make up the basis of Russia and China current strategic interaction in international affairs. In particular, the author pays attention to the issues of interbank and investment cooperation between Russia and China, including development of banking institutions through the BRICS system. The core argument of the paper is that that Russia and China, despite to the rapid development of globalization, have been able to retain the scale of their national economies and the specificity of cultures, demonstrating openness to a broad dialogue and constructive interaction within the framework of the global civilization. The author has come to the conclusion that the Russian-Chinese strategic partnership is based on compatible approaches to key issues of global development, political and economic pragmatism, and adherence to the basic principles of an equal dialogue of civilizations. This is an important factor to consider in the global development of the 21st century.


Введение В современных условиях быстро развивающейся глобализации и формирования взаимосвязанного мирохозяйственного комплекса стратегическое партнерство России и Китая выступает мощным креативным фактором исторического процесса и цивилизационного развития. Сотрудничество Российской Федерации и Китайской Народной Республики активизирует процесс институционализации новой мировой финансово-экономической архитектуры, является локомотивом структурного укрепления и повышения международного значения БРИКС и ЕАЭС, имеет большие исторические перспективы в рамках глобальной экономики и многополярного мира. Президент России В.В. Путин в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 20 февраля 2019 г. высоко оценил качество современных российскокитайских отношений, подчеркнув их конструктивную роль в обеспечении глобальной безопасности и важное значение в развитии экономического потенциала Евразийского региона и всей мировой экономики: «Наши равноправные взаимовыгодные отношения с Китаем сегодня служат важным стабилизирующим фактором в мировых делах, в обеспечении безопасности в Евразии, показывают пример плодотворного сотрудничества в экономике»1. Изучение специфики и перспектив российско-китайского стратегического партнерства в XXI в. является актуальной научной задачей, решение которой дает возможность определить и проанализировать новые векторы современного цивилизационного развития в условиях утверждения постбиполярного мира. Стратегическое партнерство предполагает выстраивание между странами долговременных экономических, промышленно-технологических и культурных взаимоотношений, реализация которых в историческом времени и глобальном пространстве обеспечивает максимальное соответствие национальным интересам участников, а также является фактором формирования новой мировой архитектуры XXI в. Сущность цивилизационной глобализации заключается в том, что наряду с сохранением традиционных национальных культур государств формируется информационно-технологическая, финансово-экономическая и интеллектуальная сфера, охватывающая все пространство современной мировой культуры и обладающая такими характеристиками, как: трансграничность, мобильность, взаимозависимость факторов, многоаспектное взаимодействие и др. На современном этапе исторического развития Россия и Китай, находясь в условиях интенсивно развивающейся глобализации, в то же время сохраняют масштабность своих национальных экономик и специфику культур, демонстрируя открытость к широкому диалогу, конструктивному взаимодействию в рамках мирового цивилизационного пространства. Историография изучаемой проблемы включает исследования по истории российско-китайских отношений и внешней политике обеих стран, работы, посвященные становлению различных направлений сотрудничества Российской Федерации и КНР - энергетическому, финансовому, культурному и др., а также формированию и деятельности международных объединений с участием России и Китая (ШОС, БРИКС, АТЭС, ЕАЭС). Вопросы стратегического сотрудничества России и Китая изучаются специалистами Института Дальнего Востока РАН, МГИМО, РУДН и ряда других академических и университетских научных центров. Основу данного историографического комплекса составляют труды ведущих специалистов в области российско-китайских отношений - А.Д. Воскресенского, В.С. Мясникова, М.Л. Титаренко, В.Я. Портякова, Д.В. Мосякова, С.Л. Тихвинского, А.В. Лукина, В.Г. Дацышена и др.2 В рамках сотрудничества российских и китайских ученых был подготовлен ряд фундаментальных коллективных трудов, отражающих широкий спектр вопросов российско-китайского взаимодействия в конце XX - начале XXI в.3 Важной частью научно-теоретической базы исследования являются труды Е.И. Пивовара4 и других авторов, исследующих проблематику международных отношений в Евразийском регионе. Тема российско-китайского стратегического партнерства как мощного фактора развития современной цивилизации находится в центре международных научных дискуссий ведущих историков, политологов, экономистов, востоковедов о сущности геополитических процессов ХХ в. и становлении нового миропорядка в постсоветский период5. На данном уровне историографического освоения проблемы актуальной научной задачей представляется сопряжение в рамках комплексного исследования всего спектра ключевых вопросов развития стратегического партнерства России и Китая, развивающегося в процессе формирования глобальной цивилизации XXI в. Комплексное исследование темы стратегического взаимодействия России и Китая в условиях глобализирующегося современного мира позволяет разработать прогностическую научную концепцию перспектив консолидированной деятельности двух стран в рамках процессов региональных и мировых политико-экономических и информационно-технологических трансформаций новейшего времени. Цель статьи заключается в выявлении тенденций, особенностей и перспектив российско-китайского стратегического партнерства в XXI в., проявившегося в государственно-политической, экономической и культурной сферах. Предметом изучения является новейшая история становления российскокитайского партнерства, его современное состояние и перспективы развития в XXI веке. В качестве объекта исследования выступают государственные органы России и Китая, осуществляющие реализацию политики стратегического партнерства двух стран, общественные и культурные организации, экономические структуры, институты бизнеса, а также комплекс дипломатических и нормативно-правовых документов, международные соглашения, декларации и др. Хронологические рамки работы охватывают период с начала 1990-х гг. до современности, в течение которого отношения России и Китая приобретают характер стратегического партнерства. В статье рассмотрен процесс институционализации в 1990-х - 2010-е гг. российско-китайского взаимодействия в государственно-политической сфере и наиболее значимых экономических и социокультурных областях: межбанковском сотрудничестве, энергетике, культуре, научно-образовательном пространстве. Научно-прогностический раздел работы содержит оценку перспектив сотрудничества России и Китая в XXI веке, которое, по мнению автора, является важным креативным фактором модернизационного развития не только для двух наших стран, но и для всего Азиатско-Тихоокеанского региона и Евразии, а также и для сетевой экономической системы БРИКС и в целом для всей формирующейся цивилизации XXI века. Источниковая база исследования включает международные договоры и соглашения, заявления глав государств и правительств и другие документы правового и программного характера, информационные материалы МИД России и Китая, аналитические обзоры и доклады, отражающие динамику российско-китайских отношений в 1990-2010-е гг. В работе были задействованы материалы российских, китайских и западных СМИ, включая интервью государственных деятелей, дипломатов, международных экспертов. Теоретико-методологическую основу исследования составили принципы научной объективности, историзма и достоверности, метод сравнительного анализа. Работа выполнена в контексте современной парадигмы исторической науки, предполагающей включение в орбиту исторического знания новых предметных областей и выход исследовательской проблематики на границу с современностью6. Государственно-политическое взаимодействие Сфера государственно-политического взаимодействия России и Китая включает в себя корреляцию внешней политики, позиций в области международного права, а также институционализацию и организационную поддержку двустороннего сотрудничества в различных областях. Динамика качественно нового этапа стратегического взаимодействия России и Китая начала выстраиваться в 1990-х гг., когда произошел переход во взаимоотношениях наших стран от простой нормализации в экономической и дипломатической сферах к добрососедскому партнерству, предполагающему взаимный учет интересов и согласование позиций на мировой арене, а затем к принятию концепции стратегического партнерства7. С начала 2000-х гг. Россия и Китай прилагают целенаправленные усилия для дальнейшего выстраивания системы стратегического партнерства8. В июле 2001 г. между двумя странами был подписан «Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве», который не только стал правовым фундаментом современных российско-китайских отношений, но и оказал влияние на всю дальнейшую систему мировой политики, определив концепцию стратегического партнерства России и Китая в глобальном цивилизационном пространстве XXI в.9 В 2019 г. Россия и Китай отмечают 70-летие установления дипломатических отношений. Высшее руководство России рассматривает сотрудничество с Китаем как одно из важнейших направлений внешней политики страны. Президент России В.В. Путин в ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ на 2019 г. отметил большое перспективное значение развития политических, экономических и культурных отношений России и Китая в рамках содружества государств БРИКС, СНГ и ЕАЭС как одного из основополагающих факторов проекта создания Большой Евразии: «Приоритеты нашей внешней политики абсолютно открыты: это укрепление доверия, борьба с общими для всего мира угрозами, расширение сотрудничества в экономике, торговле, образовании, культуре, науке и технологиях, снятие барьеров для общения между людьми. Именно на этой основе мы ведем работу в ООН, а также в Содружестве Независимых Государств, на площадках «Группы двадцати», БРИКС, Шанхайской организации сотрудничества. Вместе с партнерами по интеграции продолжим формировать общие рынки и укреплять внешние связи Евразийского экономического союза. В том числе предстоит воплотить в жизнь уже принятые решения о сопряжении ЕврАзЭС с китайской инициативой “Один пояс, один путь” как пролог к созданию большого евразийского партнерства»10. Государственно-политическое взаимодействие России и КНР является важным фактором укрепления стратегического партнерства наших стран. В преддверии своего президентского визита в Китай в сентябре 2010 г. Д.А. Медведев в интервью корреспонденту газеты «Жэньминь жибао» также подчеркнул, что многоаспектное взаимодействие России с КНР имеет для наших стран стратегический характер, создавая основу долговременного сотрудничества государств в XXI в.: «Отношения с Китайской Народной Республикой - один из приоритетов российской внешней политики. Наше стратегическое партнерство базируется на прочной основе “Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве” от 2001 года и последовательно развивается. Отмечу, что никогда ранее наши связи не характеризовались столь высоким уровнем взаимного доверия»11. Многосторонний диалог Китая с Россией коррелирует с принципами внешней политики КНР, приоритетом которой является сохранение мира и расширение экономических связей с соседними странами12. В своем докладе на XIX съезде КПК 18 октября 2017 г. Председатель КНР Си Цзиньпин отметил важность для Китая и России дальнейшего развития всесторонних взаимоотношений как в формате БРИКС, так и в рамках других международных организаций (ЕАЭС, ШОС), большую экономическую значимость создания Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), Фонда Шелкового пути, подчеркнув, что Китай развивает отношения с сопредельными странами в соответствии с концепцией «доброжелательность, искренность, взаимовыгодность и инклюзивность»13. В настоящее время в Российской Федерации и Китайской Народной Республике происходит процесс глубокой экономической, технологической и социокультурной модернизации, что значительно повышает возможности двух стран для участия в глобальных технологических процессах, усиливает их интеграцию в мирохозяйственный комплекс и повышает степень влияния на международную обстановку14. Стратегическое сотрудничество России и Китая основано в том числе на схожести базовых национальных интересов: на современном этапе перед нашими странами стоят взаимосвязанные перспективные задачи - интеграция в глобальное технологическое и финансово-экономическое пространство, всестороннее модернизационное развитие, повышение степени институционализации БРИКС и ЕАЭС. Как отметил академик В.С. Мясников, «потребности экономического развития России и Китая императивно требуют межцивилизационного взаимопонимания и взаимодействия»15, которое, в свою очередь, способствует развитию более тесного интеллектуального диалога между представителями российского и китайского бизнес-сообществ, позволяет учитывать специфику деловой культуры и менталитет партнеров и, соответственно, принимать более точные и выверенные решения. Россия и Китай являются динамично развивающимся союзом двух технологически развитых государств, стремящихся обратить свой возросший промышленный и инвестиционно-экономический потенциал в новый индустриальный и финансовый вес в геоэкономике, создать новый центр мирового политического и экономического влияния на Евразийском пространстве и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В США признают растущую геополитическую роль Китая, который уже в настоящее время стал крупнейшим фактором формирования глобального политического и экономического порядка16. Укрепление геополитических позиций современной России, формирование БРИКС и ЕАЭС, стратегическое партнерство с Китаем создают основу многополярного мира, утверждают новый, позитивный характер международных отношений. Развитию стратегического партнерства России и Китая способствует совпадение позиций по основным внешнеполитическим вопросам: Российская Федерация и Китайская Народная Республика последовательно выступают за укрепление международной безопасности, развитие добрососедства и технологического сотрудничества, культурное взаимодействие. Формирование единой линии решения основных международных проблем, включая соблюдение международного права в торгово-экономической сфере (неприятие антироссийских и антикитайских дискриминационных санкций и стремления западных стран к доминированию в глобальном финансово-экономическом пространстве) способствует укреплению российско-китайского стратегического партнерства. М.Л. Титаренко высоко оценил перспективы стратегического взаимодействия России и Китая, отметив, что в условиях современных геополитических изменений, характеризующихся «перегруппировкой сил, появлением новых мощных центров влияния, значение прочного российско-китайского партнерства и взаимодействия еще больше возрастет»17. Российская Федерация и Китайская Народная Республика стремятся к сохранению системы международного права и укреплению глобальной безопасности, настаивая на соблюдении всеми странами принципа неприменения силы при урегулировании возникающих в «горячих точках» конфликтных ситуаций. Также наши страны выступают категорически против попыток экспорта «цветных революций», выступают против политики «двойных стандартов», против утверждения военноблокового сознания, видя своей внешнеполитической целью разрядку международной напряженности, в том числе через конструктивное сотрудничество между всеми государствами в рамках наднациональных международных институтов. Общность позиции России и Китая неоднократно проявлялась в Совете Безопасности ООН (четыре совместных вето на резолюции по Ближнему Востоку в 2011-2013 гг., поддержка КНР российской резолюции по Сирии весной 2015 г., двойное вето на американский проект резолюции по Венесуэле 28 февраля 2019 г. и др.). Главная тенденция российско-китайского взаимодействия в XXI веке состоит в том, что по мере расширения стратегического партнерства и институционализации БРИКС, ШОС и ЕАЭС Россия и Китай совместно приобретают все более значимую роль в системе геополитики, формируя систему многополярного мира18. В данном отношении показательны слова одного из ведущих американских политологов Джона Миршаймера: «Думаю, что мы живем в многополярном мире, где есть три великих державы - Китай, Россия и Соединенные Штаты»19. Соответственно, взаимоотношения России, Китая и США оказывают мощное влияние на формирование новой мировой архитектуры, в значительной степени предопределяющей образ глобальной цивилизации XXI века20. Установившиеся между Россией и Китаем открытость диалога и согласованность политики как в сфере международных отношений, так и в финансовоэкономической области являются важным фактором развития стратегического партнерства двух стран в новых условиях глобализации XXI века. Высоко оценивая беспрецедентный уровень доверия и взаимопонимания, который достигнут нашими странами, Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао в своем выступлении на церемонии открытия Третьего китайско-российского Экономического форума высших деловых кругов в октябре 2008 г. отметил: «В условиях кризиса куда более важным, чем золото и валюты, представляются уверенность и сотрудничество. Уверенность - это источник силы для преодоления кризиса, и эффективный выход из него открывает сотрудничество»21. Современная внешнеполитическая концепция КНР, основанная на принципе «мирного возвышения» и «гармоничного мира», предполагает дальнейшее расширение многостороннего долгосрочного взаимодействия с Россией как с главным геополитическим партнером, что в значительной степени способствует реализации стратегических политических и финансово-экономических целей КНР22. Современный Китай стремится к укреплению международной безопасности и стабильности посредством расширения политики глобального китайского регионализма, обеспечивающей становление новой многополярной архитектоники внешнеполитических и финансово-экономических взаимоотношений ведущих мировых государств23. Россия поддерживает внешнюю политику Китая, его креативную «стратегию вхождения в мир», сама основывая свою внешнюю политику на аналогичных принципах - открытости и многосторонней дипломатии. В то же время и Россия и КНР выстраивают в Азиатско-Тихоокеанском регионе диверсифицированные внешнеэкономические отношения, интенсивно развивая торговые, экономико-технологические и межбанковские связи с США, Канадой, Европейским Союзом, странами АСЕАН, Индией, Японией и др. На протяжении 2000-х гг. во взаимоотношениях России и Китая успешно развивается креативный многосторонний процесс институционализации сотрудничества, имеющий тенденцию к дальнейшему расширению и углублению. Важнейшим институциональным фактором, интенсифицирующим российско-китайское взаимодействие на международной арене, является совместное членство двух стран в БРИКС24. Так, в итоговой Декларации, принятой на Третьем Саммите БРИКС, проходившим в г. Санья в КНР (о. Хайнань) в апреле 2011 г., главы государств Содружества сделали совместное официальное заявление, что «твердо намерены добиваться того, чтобы в странах БРИКС продолжался сильный и устойчивый экономический рост», что «внесет вклад в долгосрочный, стабильный, здоровый и сбалансированный рост мировой экономики»25. Группа стран БРИКС является политическим и финансово-экономическим объединением нового типа, возникшим в условиях современной глобализации, когда происходит системное укрепление координации действий между ее региональными и субрегиональными объектами, повышая их роль в международном экономическом пространстве26. В 2013 году в России был принят концептуальный документ «Россия и БРИКС. Стратегические цели и средства их достижения», в котором российско-китайское сотрудничество определялось в качестве одного из приоритетных направлений деятельности. Взаимодействие России и Китая в рамках БРИКС явилось импульсом как для внутреннего развития двух стран, так и для повышения темпов роста глобальной экономики начала XXI века27. Финансово-экономическое сотрудничество Рост международного влияния России и Китая, институционализация БРИКС и укрепление российско-китайского стратегического партнерства являются значимыми факторами, определяющими развитие процесса перемещения центра финансовой и экономико-технологической силы с Атлантики в Азиатско-Тихоокеанский регион28. Интеграция современной России в политическое и финансово-экономическое пространство Азиатско-Тихоокеанского региона происходит в рамках стратегического партнерства с Китаем, который является локомотивом промышленного и технологического роста в АТР; при этом Россия наращивает всестороннее многоуровневое сотрудничество с китайским бизнесом, обладающим богатым опытом деловых переговоров и развитыми бизнес-связями с азиатскими партнерами. Китайская сторона всемерно поддерживает предложения России по дальнейшему развитию долгосрочного сотрудничества в экономике, энергетике, банковской сфере, а также в области космоса и авиационного производства29. В 2010-е гг. продолжается расширение российско-китайского интеллектуального сотрудничества в сфере экономики и финансовых технологий. Площадками для обсуждения конкретных проектов политического, индустриального, инвестиционного характера явились «Круглый стол по актуальным вопросам межбанковского взаимодействия», прошедший в мае 2011 г. в Пекине, IX Российско-Китайский инвестиционный форум в Харбине в июне 2012 г., Российско-Китайский Экономический форум «Большие возможности малого и среднего бизнеса» 2015 г. и др. Данные мероприятия способствовали развитию сотрудничества двух стран в рамках ЕАЭС, БРИКС и между государствами Азиатско-Тихоокеанского региона. Перспективным направлением российско-китайского финансово-экономического сотрудничества является энергодиалог по таким направлениям взаимодействия, как: нефтегазовый комплекс, электроэнергетика (в том числе атомная), угольная промышленность, возобновляемые источники энергии30. Вопрос обеспечения стабильного импорта энергоресурсов из России является важнейшим фактором внешней политики КНР31. С начала 2000-х гг. Китай последовательно увеличивает долю импорта полезных ископаемых из России, в свою очередь активно экспортируя продукцию электроники и машиностроения. В настоящее время завершается начатое в 2015 г. строительство газопровода «Сила Сибири». Как отметил посол Российской Федерации в КНР А.И. Денисов, это «беспрецедентный крупнейший энергетический проект»32. Торгово-экономические отношения России и Китая в настоящее время вышли на качественно новый этап своего развития, характеризующийся многосторонним взаимодействием бизнес-сообществ и устойчивыми темпами роста: действует Российско-Китайская Палата по содействию торговле машинно-технологической и инновационной продукцией, китайская сторона осуществляет системные меры по увеличению закупок российского промышленного оборудования33. Развивается сотрудничество России и Китая в сфере гражданской авиации. Так, Российская Федерация и КНР в мае 2015 г. заключили «Соглашение о продвижении российских самолетов в Азии». Россия всемерно поддерживает реализацию масштабного логистического проекта Китая «Один пояс, один путь». На новый уровень вышло в рассматриваемый период военно-техническое сотрудничество России и Китая, ускорился переход от поставок в КНР современных российских вооружений к реализации совместных НИОКР в оборонной сфере к объединенному производству новейших систем вооружений. Стала реальной перспектива совместного выхода российских и китайских предприятий на международные рынки вооружений. Интенсифицировались контакты России и Китая по линии министерств обороны, расширяется практика совместных военных учений34. На Евразийском пространстве стратегическое партнерство России и КНР в рассматриваемый период позволяет успешно развивать сотрудничество наших стран в сфере основных направлений национальных интересов - в финансовоэкономической области, в системе безопасности, в логистике и НИОКР. В рамках российско-китайского взаимодействия было начато осуществление такой масштабной экономической и социокультурной инициативы, как «Экономическая зона Великого Шелкового пути», базовая концепция которой была сформулирована председателем КНР Си Цзиньпином в сентябре 2013 г.35 Как отмечают А.И. Салицкий и Н.К.Семенова, участие России в конструктивном и амбициозном проекте Китая является важным этапом в развитии российско-китайских отношений в XXI в.36 Стратегическое партнерство Российской Федерации и Китайской Народной Республики в Азиатском регионе имеет хорошую институциональную основу в лице Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Россия и Китай уделяют первостепенное внимание работе в Деловом Совете и Межбанковском объединении ШОС, способствуя реализации долгосрочных планов регионального сотрудничества. Первая договоренность об инвестиционном сотрудничестве между двумя странами была достигнута в эпоху появления отдельных рыночных институтов в СССР и зафиксирована в межправительственном советско-китайском Соглашении «О поощрении и защите капиталовложений» от 21 июля 1990 г.37 Позднее правовая база инвестиционного взаимодействия России и Китая модернизировалась в соответствии с общим вектором расширения экономических связей двух стран, в том числе обновлялись Соглашения «О поощрении и взаимной защите капиталовложений» между Россией и Китаем (в настоящее время действуют Соглашение и Протокол, ратифицированные Федеральным законом РФ от 9 апреля 2009 г.)38. На основе данного документа происходит практическая реализация государственной политики России и Китая в сфере привлечения инвестиций в развивающиеся отрасли национальных экономик39. Китайские инвесторы проявили, в частности, большой интерес к новейшим российским разработкам в области высоких технологий, энергетики и др. В 2000-е гг. российские компании начинают проявлять все больший интерес к китайскому финансовому рынку, изучая его организационную и правовую специфику и стремясь интегрироваться в новое для них высокотехнологичное финансовое пространство40. Успешно развивается деловое сотрудничество российского строительного бизнеса с китайскими партнерами, которые принимали участие в создании московского Делового Сити, в строительстве «Балтийской жемчужины» в Санкт-Петербурге и др. В 2010-е гг. руководство России и Китая продолжает уделять большое внимание в своей деятельности развитию российско-китайского партнерства в финансовой сфере. В 2011 г. при поддержке правительств двух стран был учрежден объединенный Российско-Китайский инвестиционный фонд (РКИФ) в размере 4 млрд долларов, главной задачей которого является дальнейшее расширение сотрудничества двух стран в сфере разработки и реализации долгосрочных инвестиционных проектов. В июне 2012 г. в Пекине был подписан «Меморандум о создании управляющей компании РКИФ» и утверждены основные принципы ее работы, что стало новым шагом на пути углубления межбанковского взаимодействия России и Китая. В настоящее время РКИФ включает в себя более 80 крупных российских экономических объединений, предприятий и ассоциаций, реализующих инвестиционные и производственные проекты в Китае41. В июне 2014 г. в ходе работы Шестого саммита БРИКС, проходившего в Бразилии, странами-участницами было подписано «Соглашение о создании Нового Банка развития стран БРИКС» и сформирован Пул валютных резервов. Банк развития БРИКС стал одной из ключевых институциональных структур Содружества, осуществляя инвестирование значительной части российско-китайских инфраструктурных проектов, прежде всего на экономической территории Евразийского Союза и АТР42. Новым перспективным вектором развития российско-китайских деловых отношений стало инвестиционное и технологическое сотрудничество в экономическом развитии Дальневосточного региона России. Взаимодействие в данной сфере нашло свое воплощение в кредитных соглашениях Дальневосточного банка России и Государственного банка развития Китая, учреждении Агрофонда и «РоссийскоКитайского Фонда агропромышленного развития» (РКФАР). Китайские бизнесмены проявляют значительный интерес к инвестированию в освоение лесных ресурсов, энергетику, сектор услуг, строительную и транспортную инфраструктуру Дальнего Востока43. Межбанковское взаимодействие России и Китая на глобальном финансовом рынке ведет к взаимному развитию финтех-индустрии: повышается качество информационных и операционных технологий, совершенствуется методика их применения44, решаются вопросы системных преобразований банковских комплексов и повышения их устойчивости к глобальным рискам45. Значимую роль в расширении российско-китайского финансово-экономического взаимодействия в рамках глобального стратегического партнерства играет Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), созданный в 2014 г. по совместному решению России и Китая и в настоящее время быстро укрепляющий свои позиции в международной финансовой системе. АБИИ стал серьезным конкурентом Всемирного банка, Азиатского банка развития и ряда других транснациональных финансовых корпораций46. Участие России в инвестиционных проектах АБИИ значительно повышает ее финансово-экономическое влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе и дает возможность привлечения инвестиций на отечественный внутренний рынок. В целом, расширение связей российской банковской системы с банками и инвестиционными компаниями в АТР способствует повышению ее технологичности и укреплению позиций на глобальных рынках капитала. Взаимодействие в гуманитарной сфере Широкий культурный диалог с Китайской Народной Республикой в рассматриваемый период выступает в качестве одного из приоритетов российской внешней политики и находится в центре внимания высшего руководства Российской Федерации. В 2010 г. перед своим официальным визитом в Китай Д.А. Медведев в интервью корреспонденту газеты «Жэньминь Жибао» особо подчеркнул значимость гуманитарной составляющей российско-китайских отношений: «Российско-китайское сотрудничество в гуманитарной сфере имеет большие перспективы, в том числе по линии регионов и общественных организаций»47. Во второй половине 1990-х - 2000-е гг. была сформирована современная нормативно-правовая база российско-китайского сотрудничества в сфере образования, которая включает Соглашения «О взаимном признании и эквивалентности документов об образовании и ученых степенях» (1995 г.), «О сотрудничестве в области образования» (2006) и другие межправительственные документы48, которые способствуют развитию активного взаимодействия между вузами и культурному диалогу молодежи наших стран. С середины 2010-х гг. сфера истории и культуры приобретает все большее значение в контексте политического и цивилизационного диалога России и Китая. Председатель КНР Си Цзиньпин присутствовал на праздновании 70-летия Великой Победы в Москве 9 мая 2015 г. в качестве почетного гостя. В сентябре того же года Президент России В.В. Путин принял участие в торжествах, проходивших в Пекине в связи с 70-летием Победы китайского народа в войне сопротивления Японии и окончания Второй мировой войны. В рамках визита был проведен ряд двусторонних встреч, посвященных обсуждению актуальных международных проблем49. В частности, Президент России В.В. Путин и Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян отметили, что наши страны совместно отстаивают итоги Второй мировой войны, считая недопустимыми попытки их идеологического пересмотра и создание ангажированных историко-политических мифов50. В январе 2019 г. в Пекине состоялась встреча членов Общественной палаты Российской Федерации с главой и членами Экономического и социального совета (ЭСС) Китая, на которой обсуждались вопросы образования, экологии и культуры, в том числе задачи сохранения исторического наследия двух стран. В рассматриваемый период успешно развивается российско-китайское сотрудничество в научной сфере. Академическая коммуникативность между Россией и Китаем включает научные собрания, форумы и конференции, программы обмена специалистами, сотрудничество между вузами и научно-исследовательскими учреждениями51. В 2018 г. двусторонний обмен специалистами и обучающимися между Россией и КНР в рамках академической мобильности приблизился к цифре в 90 тысяч человек, в том числе обмен студентами превысил 50 тысяч человек52. В России растет популярность китайского языка, который в 2015-2016 г. изучало более 40 тысяч человек, а в 2017 - уже свыше 60 тысяч человек53. На самом высоком уровне была оказана поддержка проекту «Год китайского языка в России», в торжественном открытии которого в марте 2010 г. приняли участие главы правительств двух стран. В России действуют 22 Института Конфуция, которые получили высокую оценку в научной литературе как эффективный инструмент китайской культурной дипломатии54. В китайских вузах проходят обучение тысячи российских студентов. В контексте расширения международного сотрудничества России и Китая повышается роль русского языка как средства общения в повседневной и интеллектуальной сфере. Как показывает мировой опыт, образовательные обмены являются одним из важнейших аспектов глобального политического диалога55. Научно-образовательное сотрудничество России и Китая создает новые интеллектуальные и деловые связи в системах ШОС и БРИКС56, формирует «диалоговые окна» между их участниками и академическими и молодежными сообществами России и Китая57. Образовательный диалог является важным компонентом интеграционной модели развития евразийского пространства в XXI веке58. Так, университеты и России и КНР стали соучредителями и участниками Сетевого университета ШОС, Российско-китайской ассоциации экономических университетов (РКАЭУ) и Ассоциации азиатских университетов. Многолетнее плодотворное сотрудничество с ведущими китайскими университетами осуществляет Российский университет дружбы народов. Так, с 2003 г. развивается взаимодействие РУДН с Шаньдунским университетом, где прошли стажировку по китайскому языку около 400 студентов РУДН; в свою очередь, в РУДН стажировалось значительное число китайских студентов. В октябре 2018 г. РУДН посетила делегация представителей 36 университетов и Министерства образования Китая во главе с Ли Чуньшэном, заместителем Генерального секретаря Китайской образовательной Ассоциации международных обменов, который в своем приветственном слове подчеркнул, что Российский университет дружбы народов был выбран для официального визита китайской делегации, поскольку «важен для развития и укрепления сотрудничества с ведущими университетами и центрами высшего образования Китая»59. В ходе переговоров обсуждался широкий спектр вопросов научно-методического и организационного характера и задачи дальнейшего развития образовательных и научных связей РУДН с университетами Китая. Общественно-культурный диалог России и Китая начал активно развиваться в 2000-е гг. благодаря созданию совместных координирующих органов и подготовке ряда масштабных культурных проектов. Так, в декабре 2000 г. в Москве была учреждена Российско-Китайская комиссия по сотрудничеству в области культуры, спорта, здравоохранения и образования, существенно укрепившая гуманитарное взаимодействие наших стран и ставшая координатором ключевых аспектов культурного диалога России и Китая60. С 2003 г. начинается последовательное расширение российско-китайского взаимодействия в сфере культуры. Одним из наиболее ярких этапов этого процесса стало проведение национальных годов России и Китая. В «Совместной декларации Китайской Народной Республики и Российской Федерации» подчеркивалось, что решение о проведении Года России в Китае в 2006 г. и Года Китая в России в 2007 г. имеет стратегическое значение, направленное на дальнейшее укрепление политического взаимодействия и углубление сотрудничества сторон в политической, торгово-экономической, научно-технической, гуманитарной и других областях61. Год России в Китае стал знаковым культурным проектом, в рамках которого было проведено более 250 мероприятий, соответствовавших высокому уровню взаимоотношений России и КНР. Культурный диалог не ограничивался столицами - Москвой и Пекином, но распространялся на другие города и регионы, способствуя более глубокому взаимопониманию народов наших стран. Так, например, 10 декабря 2006 г. в Музее города Тяньцзинь открылась выставка выдающихся образцов народного искусства России62; и т.п. В рамках Года Китая в России в 2007 г. было организовано около 200 акций в сфере политики, экономики, торговли, культуры, науки и образования, СМИ, техники, военного сотрудничества и др. Данные мероприятия характеризовались богатством содержания, высоким уровнем творческого исполнения и организации и явились важным фактором повышения интереса россиян к китайской культуре, научным и деловым связям с КНР. В программу культурных мероприятий вошли гала-представление «Симфония весны», в котором приняли участие Центральная балетная труппа Китая, Государственный ансамбль песни и танца «Восток» и театр Пекинской оперы, состоялись выставки «Белое золото. Классика и современность китайского фарфора», «Современная живопись Китая после реформы», «Сокровища Запретного города из собрания китайских императоров» и др. Под знаком Года Китая в России были проведены 11-й Международный экономический форум в Санкт-Петербурге и 4-й Китайско-Российский инвестиционный форум, состоялась Национальная выставка Китая, демонстрировавшая экономические и технологические успехи КНР. Большую креативную роль в развитии гуманитарных связей России и Китая играют средства массовой коммуникации, формирующие позитивное информационное пространство, знакомящие общественность с историей, культурой и современной жизнью двух стран63. В целях расширения информационного взаимодействия России и КНР в июле 2002 г. была создана Российско-Китайская рабочая группа по совместной работе в сфере СМИ, в которую вошли представители МИД России, редколлегии «Интерфакса», ВГТРК, «Российской газеты» и др. Китайская сторона была представлена сотрудниками МИД КНР и Департамента пропаганды ЦК КПК, работниками органов кинематографии и радиовещания. В рамках Года России в Китае был проведен масштабный конкурс на лучший репортаж о России, подготовленный китайскими журналистами, организаторами которого стали информационное агентство «РИА Новости» и Всекитайская ассоциация журналистов64. В 2016 - 2017 гг. состоялись Год российских СМИ в Китае и Год китайских СМИ в России. В 2018 г. органы массовой информации двух стран осуществили диверсификацию совместной работы в целях создания общей цифровой среды и противодействия негативным вызовам глобального информационного пространства65. В 2010-е гг. гуманитарные связи России и Китая начали более активно развиваться на региональном уровне. В целях стимуляции этого процесса 2018-2019 гг. были объявлены Годами межрегионального сотрудничества. Значимыми компонентами российско-китайского культурного взаимодействия, в том числе на уровне регионов, являются молодежные спортивные и историко-культурные движения, а также туризм. Так, например, в декабре 2016 г. в Харбине и 6 декабря 2018 г. в Уфе состоялись, соответственно, Первые и Вторые Российско-Китайские молодежные зимние игры. Большой вклад в развитие культурного взаимодействия наших стран вносит созданное в 1992 г. Общество российско-китайской дружбы (ОРКД), которое ставит своей главной целью «активное участие в управлении и развитии традиционной дружбы и взаимопонимания между народами России и Китая, развитие разносторонних дружественных связей и контактов и деловое сотрудничество между гражданами России и Китая, их объединениями и организациями»66. ОРКД - преемник Общества советско-китайской дружбы (ОСКД), созданного еще в октябре 1957 г. и с первых дней своего существования наладившего контакты с аналогичным китайским Обществом дружбы с СССР. В 1960-1970-е гг. Союз советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами (ССОД), в структуру которого входило ОСКД, являлся важным каналом культурного диалога с Китаем. В Доме дружбы с народами зарубежных стран в Москве и в культурных центрах крупнейших городов СССР (в Ленинграде, Волгограде, столицах союзных республик) проводились мероприятия культурно-просветительной и творческой тематики67. Значимым институтом публичной дипломатии между Россией и Китаем стал основанный в 1997 г. «Российско-китайский комитет дружбы, мира и развития» - межгосударственная неправительственная организация, которая объединяет в своих рядах представителей деловых кругов, общественных деятелей, политиков, дипломатов, журналистов, ученых, руководителей регионов, представителей творческой интеллигенции и др., которые содействуют поддержанию межцивилизационного диалога двух стран. Выводы Стратегическое партнерство России и Китая, в рамках которого осуществляется взаимная поддержка и сотрудничество на всех уровнях - международном, двустороннем, региональном и во всех базовых сферах цивилизационной деятельности - культурно-информационной, хозяйственно-экономической, банковской, энергетической и политической, а также в системе глобальной безопасности и экологии, способствует успешному продвижению России и Китая в новую глобальную экономику XXI века. Стратегическое партнерство России и Китая в настоящее время является важным фактором обеспечения международной стабильности и глобальной безопасности, драйвером формирования многополярного мира, в утверждении которого наши страны видят перспективную альтернативу западному гегемонизму. Стратегическое российско-китайское взаимодействие в XXI в. имеет большой потенциал развития: его дальнейший подъем и углубление обусловлены также наличием ряда значимых базовых предпосылок - доброй волей народов и руководства наших стран и конструктивному сотрудничеству и дружбе, совпадением позиций по большинству внешнеполитических вопросов, взаимодополняемостью социально-экономического потенциала государств, эффективностью регионального взаимодействия, многогранным культурным диалогом и др. В рамках межрегионального сотрудничества Россия и Китай реализуют свои стратегические интересы, что имеет особое значение в условиях процесса глобализации и формирования новых геополитических центров политического и финансово-экономического влияния. Межрегиональное взаимодействие позволяет России и КНР успешно противостоять усилению конкуренции на мировых финансовых и технологических рынках. Российско-китайское взаимодействие в финансово-экономической сфере, в промышленно-технологическом, научном, культурном направлениях достигло в настоящее время высоких количественных и качественных характеристик и имеет дальнейшие перспективы развития. Усилиями обеих сторон создана договорно-правовая и организационная основа для дальнейшей успешной реализации инновационных программ сотрудничества, что способствует воплощению в жизнь политики стратегического партнерства Российской Федерации и Китайской Народной Республики. Развитие российско-китайского стратегического партнерства в условиях глобализирующегося социально-экономического, политического и культурного пространства способствует росту экономического потенциала двух стран, успешной институционализации БРИКС как нового мирового центра технологического, промышленного и финансового роста. Стратегическое взаимодействие России и Китая обеспечено последовательной политикой руководства наших стран, направленной на всемерное расширение сотрудничества в экономической области, банковской сфере, культуре, науке и системе образования. Стратегическое партнерство России и Китая является важным компонентом формирования многополярного мира и имеет большие перспективы в XXI в. как фактор обеспечения международной стабильности, позитивного вектора развития новой глобальной экономики и общецивилизационного культурного строительства.

Vitaly F. Ershov

Moscow Region State University

Author for correspondence.
Email: ershov_vf@mail.ru
10 a, Radio St., Moscow, 105005, Russia

Doktor istoricheskikh nauk [Dr. habil. hist.], Deputy Director of the Center for Analytics and Forecasting, Moscow Region State University.

  • Abramova, N.A., and Abramov, V.A. “Teoriya «novogo regionalizma» v issledovaniyakh kitayskikh uchenykh.” In Transgranich’ye v izmenyayushchemsya mire: Rossiya – Kitay – Mongoliya: materialy mezhdunarodnoy konferentsii. Chita, 18–20 oktyabrya 2006 g., 75–79. Chita: ChitGU Publ., 2006 (in Russian).
  • Avdokushin, Ye.F., and Zharikov, M.V. Strany BRIKS v sovremennoy mirovoy ekonomike. Moscow: INFRA-M Publ., 2013 (in Russian).
  • Bulatov, A.S. Rossiya v mezhdunarodnom dvizhenii kapitala v 2017 – nachale 2018 goda: analiticheskiy doklad. Moscow: MGIMO-Universitet Publ., 2018 (in Russian).
  • Buyanov, K.S. “Energeticheskiye parametry globaliziruyushchegosya kitayskogo regionalizma v kontekste strategicheskogo partnerstva Rossii i Kitaya kak faktor obespecheniya regional’noy stabil’nosti i bezopasnosti.” Transbaikal State University Journal, no. 4 (61) (2010): 10–16 (in Russian).
  • Buyarov, D.V. Sovremennyy Kitay v sisteme mezhdunarodnykh otnosheniy. Moscow: KRASAND Publ., 2012 (in Russian).
  • Chzhan, Sh. “Kitay i Rossiya: obmen ideyami i sotrudnichestvo “mozgovykh tsentrov.” In Strategicheskiy partnerskiy dialog mezhdu Rossiyey i Kitayem: Sovremennoye sostoyaniye, problemy i predlozheniya, 220–224. Moscow: Forum Publ., 2014 (in Russian).
  • Cheng, Joseph, Y.S. China`S Foreign Policy: Challenges and Prospects. Singapore: World Scientific Publishing Publ., 2016.
  • Davydov, A.S. Pekin, Vashington, Moskva: vzaimootnosheniya v kontekste transformatsii global’noy arkhitektoniki. Moscow: IDV RAN Publ., 2015 (in Russian).
  • Dolinskiy, A.V. “Obrazovatel’nyye obmeny v publichnoy diplomatii: rossiyskiy i zarubezhnyy opyt.” MGIMO Review of International Relations, no. 2 (35) (2014): 56–62 (in Russian).
  • Eskindarov, M.A., and Fedotova, M.A., eds. Opyt reformirovaniya finansovykh i bankovskikh sistem Rossii i Kitaya. Moscow: Finakademiya Publ., 2009 (in Russian).
  • Isayev, A.S. “Sotrudnichestvo sredstv massovoy informatsii Rossii i Kitaya: istoriya, problemy, vozmozhnosti.” Far Eastern Affairs, no. 2 (2016): 12–20 (in Russian).
  • Kokarev, K.A. “Kitayskiy faktor i interesy Rossii v ATR.” In Aziatsko-Tikhookeanskoye sotrudnichestvo i mesto Rossii v regional’nom razvitii, 62–68. Moscow: RISI Publ., 2014 (in Russian).
  • Kissindzher, G. O Kitaye. Moscow: AST Publ., 2015 (in Russian).
  • Kulikova, G. “Obshchestvu rossiysko-kitayskoy druzhby – 55 let.” Far Eastern Affairs, no. 1 (2013): 162–170 (in Russian).
  • Kurlantzick, J. “China’s Charm: Implications of Chinese Soft Power.” Carnegie Endowment for International Peace, no. 47 (2006): 3–8.
  • Larin, V.L. V teni prosnuvshegosya drakona. Rossiysko-kitayskiye otnosheniya na rubezhe XX–XXI vekov. Vladivostok: Dal’nauka Publ., 2006 (in Russian).
  • Levashov, R.O., and Belyayev, Ye.V. “Bank razvitiya stran BRIKS kak element mezhdunarodnoy finansovoy arkhitektury.” Modern High Technologies. Regional Application, no. 4 (2014): 92–99 (in Russian).
  • Leont’yeva, E.O., and Belokopytova, M.S. “Instituty Konfutsiya kak instrument vneshney politiki KNR.” Regionalistics 3, no. 5 (2016): 51–59 (in Russian).
  • Li, S., Savkin, D.A., and Zav’yalova, Ye.A. Kitay i Rossiya: Novoye yevraziyskoye ekonomicheskoye partnerstvo? Moscow – St. Petersburg: Nestor-Istoriya Publ., 2018 (in Russian).
  • Lukin, A.V., Denisov, A.I., and Datsyshen, V.G. Rossiya i Kitay: chetyre veka vzaimodeystviya. Istoriya, sovremennoye sostoyaniye i perspektivy razvitiya rossiysko-kitayskikh otnosheniy. Moscow: «Ves’ Mir» Publ., 2013 (in Russian).
  • Lu, Ch., and Datsyshen, V.G. “Rossiya i Kitay v 1990-ye gody: ot «druzhestvennykh stran», cherez «konstruktivnoye partnerstvo» k «strategicheskomu partnerstvu».” Modern Scientific Thought, no. 1 (2019): 127–135 (in Russian).
  • Mearsheimer, John J. The Tragedy of Great Power Politics. New York: W.W. Norton Publ., 2001.
  • Mearsheimer, John J. “Conversations in International relations: Interview with John J. Mearsheimer (part I).” International Relations, no. 20 (2006): 110–125.
  • Mosyakov, D.V. “Novaya i noveyshaya istoriya. Modernizatsiya i globalizatsiya vostochnykh obshchestv.” International Trends 15, no. 3 (2016): 103–106 (in Russian).
  • Myasnikov, V.S. Rossiya i Kitay: 400 let mezhgosudarstvennykh otnosheniy. Lewiston (N.Y.): Edwin Mellen press Publ., 2001 (in Russian).
  • Myasnikov, V.S. “Rossiya i Kitay: kontakty gosudarstv i tsivilizatsiy.” Social Sciences and Contemporary World, no. 2 (1996): 72–80 (in Russian).
  • Muratshina, K.G. 20 let partnerstva Rossii i Kitaya: rezul’taty i itogi. Yekaterinburg: Ural State University Publ., 2016 (in Russian).
  • Novosolova, L.V. “Rossiysko-kitayskoye investitsionnoye sotrudnichestvo: sostoyaniye i perspektivy.” Asia and Africa Today, no. 1 (2013): 58–64 (in Russian).
  • Novoselova, L.V. “Rossiysko-kitayskoye investitsionnoye sotrudnichestvo v kontekste «povorota Rossii na Vostok».” Russia and Contemporary World, no. 3 (2017): 149–163 (in Russian).
  • Nye, Joseph S. Is the American Century Over? Malden, MA: Polity Press Publ., 2015.
  • Portyakov, V.Ya. Vneshnyaya politika Kitayskoy Narodnoy Respubliki v XXI stoletii. Moscow: IDV RAN Publ., 2015 (in Russian).
  • Portyakov, V.Ya. Stanovleniye Kitaya kak otvetstvennoy global’noy derzhavy. Moscow: IDV RAN Publ., 2013 (in Russian).
  • Proskuryakova, H.A. “Kontseptsii tsivilizatsii i modernizatsii v otechestvennoy istoriografii.” Modern and Current History Journal, no. 7 (2005): 153–165.
  • Petrova, D.A. “Perspektivy sotrudnichestva Rossii i Kitaya v ramkakh BRIKS.” Science Almanac, no. 5 (43) (2017): 204–207 (in Russian).
  • Pivovar, Ye.I. Yevraziyskiy integratsionnyy proyekt na postsovetskom prostranstve: predposylki, stanovleniye, razvitiye, (1991–2015 gg.). St. Petersburg: Aleteyya Publ., 2017 (in Russian).
  • Pivovar, Ye.I. “Definitsii i spetsifika integratsionnykh protsessov na prostranstve SNG i YEAES.” In Sovremennaya istoriya i geopolitika v Tsentral’noy Azii: kollektivnaya monografiya, 6–19. Almaty: Kazakˌ universitetí Publ., 2017 (in Russian).
  • Repina, L.P. Istoricheskaya nauka na rubezhe XX – XXI vv.: sotsial’nyye teorii i istoriograficheskaya praktika. Moscow: Krug Publ., 2011 (in Russian).
  • Sadovnichiy, V.A., Yakovlev, Yu.V., and Akayev, A.A. Perspektivy i strategicheskiye prioritety voskhozhdeniya BRIKS. Nauchnyy doklad k VII Sammitu BRIKS. Moscow: MISK – INES Publ., 2014 (in Russian).
  • Sazonov, S.L. “Sotrudnichestvo RF – KNR v razvitii infrastrukturnoy integratsii.” In Kitay v epitsentre global’nykh problem ATR: Tezisy dokladov XX Mezhdunarodnoy nauchnoy konferentsii «Kitay, kitayskaya tsivilizatsiya i mir. Istoriya, sovremennost’, perspektivy». Moskva, 16–18 oktyabrya 2013 g., 133–135. Moscow: IDV RAN Publ., 2013 (in Russian).
  • Salitskiy, A.I., and Semenova, N.K. “Rossiya i yevroaziatskiy proyekt Kitaya.” Asia and Africa Today, no. 7 (2016): 2–10 (in Russian).
  • Shavshukov, V.M. “Razvivayushchiyesya rynki stran BRIKS v sisteme global’nykh finansov.” St. Petersburg University Journal of Economic Studies, no. 1 (2012): 119–135 (in Russian).
  • Sytenko, G.N. “Cultural cooperation of Russia and China at the turn of the XX–XXI century.” RUDN Journal of Russian History 12, no. 3 (2013): 99–106.
  • Shlyndov, A.V. “Sotrudnichestvo Roccii i Kitaya v nauchno-tekhnicheskoy, tekhnologicheskoy, proizvodstvennoy sferakh.” Far Eastern Affairs, no. 6 (2008): 17–41 (in Russian).
  • Tavrovskiy, Yu.V. Si Tszin’pin: Po stupenyam kitayskoy mechty. Moscow: Eksmo Publ., 2015 (in Russian).
  • Titarenko, M.L. Rossiya i Kitay: Strategicheskoye partnerstvo i vyzovy vremeni. IDV RAN. Moscow: Forum Publ., 2014 (in Russian).
  • Titarenko, M.D. Rossiya i yeye aziatskiye partnery v globaliziruyushchemsya mire. Strategicheskoye partnerstvo: problemy i perspektivy. Moscow: ID «Forum» Publ., 2012 (in Russian).
  • Titarenko, M.L. Geopoliticheskoye znacheniye Dal’nego Vostoka: Rossiya, Kitay i drugiye strany Azii. Moscow: Pamyatniki istoricheskoy mysli Publ., 2008 (in Russian).
  • Titarenko, M.L., and Portyakov, V.Ya. Strategicheskiy partnerskiy dialog mezhdu Rossiyey i Kitayem: Sovremennoye sostoyaniye, problemy i predlozheniya. Moscow: Forum Publ., 2014 (in Russian).
  • Tsvyk, G.I. “Rossiysko-kitayskoye gumanitarnoye sotrudnichestvo v ramkakh SHOS.” Vestnik RUDN. International Relations 18, no. 2 (2018): 415–428 (in Russian).
  • Tsuy, Ch. Nauchno-tekhnicheskoye sotrudnichestvo RF i KNR v kontekste innovatsionnogo razvitiya stran BRIKS. Moscow: Maks Press Publ., 2016 (in Russian).
  • Vakhrushin, I.V. Fondovyy rynok KNR. Moscow: IDV RAN Publ., 2013 (in Russian).
  • Voskresenskiy, A.D. “Bol’shaya Vostochnaya Aziya»: energeticheskiye aspekty mezhdunarodnykh otnosheniy i bezopasnosti.” In Energeticheskiye izmereniya mezhdunarodnykh otnosheniy i bezopasnosti v Vostochnoy Azii., 22–39. Moscow: MGIMO Publ., 2007 (in Russian).
  • Voskresenskiy, A.D. Rossiya i Kitay. Teoriya i istoriya mezhgosudarstvennykh otnosheniy. Moscow: Izdatel’skiy tsentr nauchnykh i uchebnykh program Publ., 1999 (in Russian).
  • Yarygina, I.Z., and Kibenko, N.S. “Opyt Kitaya i Rossii v primenenii finansovykh tekhnologiy.” Economic Vector, no. 9 (27) (2018): 1–12 (in Russian).
  • Yeo Lay Hwee, Lluc Lopez I Vidal. Regionalism and Interregionalism in the ASEM context: Current Dynamic and Theoretical Approaches. Barcelona: CIDOB Edition Publ., 2008.
  • Yershov, V.F. “Aziatskiy bank infrastrukturnykh investitsiy (ABII) – novyy institut finansovoy sistemy Kitayskoy Narodnoy Respubliki.” Russian Scientific Journal, no. 6 (2015): 261–268 (in Russian).

Views

Abstract - 134

PDF (Russian) - 90

PlumX


Copyright (c) 2019 Ershov V.F.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.