PROTECTION OF TRADITIONAL VALUES IN FOREIGN POLICY OF THE ROMAN CATHOLIC AND RUSSIAN ORTHODOX CHURCHES

Abstract


This article studies the external activities of the Roman Catholic Church and the Russian Orthodox Church at the sites of international organizations for the protection of traditional values. The authors analyze the foreign policy of the Churches in the context of their impact on the improvement of the spiritual and political climate of the continent and the role of Russia as one of the centres of power. The article explores the notable "case of Lautsi against Italy",and proves that the positive outcome of this trial in the European Court of human rightswas achieved thanks to the interference of Russia and the Russian Orthodox Church.At the same time, the inability to overcome the secularattack of eurobureaucracy only through efforts of the Roman Catholic Church indicates a significant change in the balance of political forces in Europe.The views of Italian politicians, academics and representatives of the clergy, cited in the study, unequivocally accentuate the crucial role of Russia and the Russian Orthodox Church behind the winningin this high-profile trial.This fact reflects the increasing international political influence of Russia and the Russian Orthodox Church.In conclusion, the authors emphasize the importance of the work of the Christian Churches, focused on the preservation of the European continent as a cultural and civilizational community.

Обоснование темы. Отстаивание традиционных ценностей имеет важное значение как фактор, сдерживающий глобализационные процессы и способствующий сохранению национальной и религиозной идентичности большинства европейских стран. В этом контексте изучение внешнеполитической (внешнецерковной) деятельности крупнейших церквей европейского континента, какими являются Римско-католическая церковь (РКЦ) и Русская православная церковь (РПЦ), весьма актуально. Особый интерес представляет внешнеполитическая деятельность христианских церквей в контексте идейных и этических основ российской государственной политики, нашедших отражение в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию. Отмечая, что «во многих странах пересматриваются нормы морали и нравственности, стираются национальные традиции и различия наций и культур», а от общества теперь требуют «…обязательного признания равноценности, как это не покажется странным, добра и зла, противоположных по смыслу понятий», - Президент подчеркнул, что Россия и впредь будет защищать традиционные ценности[16]. Ориентация на последовательную защиту традиционных ценностей, к которым, прежде всего, относится традиционная семья, а также духовная, религиозная составляющая, встречает искреннюю поддержку подавляющего большинства жителей нашей страны и имеет немало сторонников на Западе. Обзор литературы. В настоящее время проблеме влияния ценностных установок на жизнь современного общества посвящено немало работ в самых разных областях гуманитарного знания. Кроме того, существует немало работ, посвященных как РКЦ, так и РПЦ, в которых присутствует либо косвенно затрагивается интересующая нас проблематика. В настоящее время этими проблемами занимается целый ряд российских исследователей, среди которых следует выделить работы Богомазова В. [1, 2], Быковой Г.И. [3, 4], Касаткина П.И. [5, 6, 7], Красикова А.А. [9], Рубинского Ю.И. [10], Сенюткиной О.Н., Шиманской О.К. [11]. Цель и задачи. Авторы данной статьи видят своей задачей анализ внешнецерковной деятельности РКЦ и РПЦ на площадках международных организаций с целью защиты традиционных ценностей и сохранения европейского континента как культурно-цивилизационной общности, а также роли в этом процессе России как одного из геополитических центров силы. В статье предпринята попытка рассмотреть международную политику церквей, под углом зрения ее воздействия на оздоровление духовного и международно-политического климата континента. Исследование проблемы Среди условий, сделавших возможным объединение усилий церквей на международных площадках, надо назвать в первую очередь политику навязывания неолиберальных ценностей, инициируемую США и проводимую многими европейскими странами. Она известна как политика воинствующего секуляризма. Данная политика лишает церковь права на присутствие в общественном и политическом пространстве, объявляет соблюдение религиозных предписаний частным делом верующих и открывает путь нападкам на церковь. Эти нападки, как известно, сопровождаются пропагандой вседозволенности, запретом на критику ЛГТБ-сообществ, требованием признания однополых браков, эфтаназии и церковного одобрения извращений, традиционно определяемых христианским преданием как смертный грех. Именно это обстоятельство явилось предпосылкой объединения усилий христианских церквей в деле защиты традиционных ценностей. На протяжении последних двадцати лет христианские церкви Европы стремились развивать диалог с профильными органами ЕС с целью оказания более заметного воздействия на европейскую политику и закладки принципиально важного для церквей ценностно-идеологического фундамента ЕС. Однако, как известно, сама по себе эффективность политики европейских церквей по отстаиванию своего авторитета в Евросоюзе в настоящее время не может оцениваться как высокая. Отношение к начинаниям церквей в этом направлении со стороны ЕС было наглядно продемонстрировано на стадии принятия проекта Хартии фундаментальных прав ЕС и договора европейской Конституции, в тексты которых так и не было включено упоминание о роли христианства в формировании европейской цивилизации [3]. До недавнего времени попытки церквей и религиозных объединений наладить диалог с органами Евросоюза были почти исключительно инициативой самих этих церквей. Открытость к сотрудничеству с религиозными организациями, как отмечает в своем интервью нынешний представитель РПЦ в Страсбурге, игумен Филипп (Рябых), появилась в Совете Европы совсем недавно, во многом благодаря позиции России. Продвижение межкультурного и межрелигиозного диалога было одним из приоритетов программы нашей страны, когда в 2006 г. Россия председательствовала в Комитете министров Совета Европы. Также развитию межкультурного диалога была посвящена международная конференция (Волжский форум) «Диалог культур и межрелигиозное сотрудничество»[17]. Со своей стороны, Представительство РПЦ в Страсбурге продвигает различные проекты, имеющие целью полноценную интеграцию наших соотечественников в общества проживания. «Социологически присутствие РПЦ в ЕС заметно именно на уровне приходов», число которых после воссоединения с Русской православной церковью за рубежом (РПЦЗ) значительно выросло[18]. Другими словами, превращение РПЦ в церковь вселенскую уже по конкретно геополитическим параметрам заметно укрепляет позиции как православия, так и России и Русского мира в целом, ибо после воссоединения с РПЦ православные общины географически представлены на всех континентах [4]. И здесь следует подчеркнуть принципиальные различия, в которых протекает деятельность церквей в последние десятилетия. Если в постперестроечной России православная церковь уверенно наращивала свой вес и, несмотря на инициируемые либеральной оппозицией скандальные казусы, превратилась в весьма уважаемый институт гражданского общества, то в Центральной и Западной Европе мы видим совершенно иную ситуацию. Обозреватели и эксперты фиксируют неизменный спад религиозных настроений, причем это касается даже таких стран, как почти полностью католическая Польша[19]. Все это создает ситуацию нестабильности и непредсказуемости в деятельности Святого Престола и как международно-политического субъекта, и как религиозного центра, и отнюдь не укрепляет представление об РКЦ как оплоте христианских и традиционных ценностей. К этому следует добавить, что характерной тенденцией последних лет являются попытки наднациональных структур, в частности Евросоюза, ограничить проявления атрибутов христианства в общественной жизни, аргументируя это стремлением соблюдать права приверженцев других религий или даже атеистов. Проблема прав человека в сфере международных отношений нередко служит инструментом внешнеполитического давления со стороны международных правительственных и неправительственных организаций. В данном контексте, например, следует рассматривать позицию Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) о запрете на гей-парады в Москве и Петербурге, несмотря на заявление Межрелигиозного Совета России, осудившего пропаганду гомосексуализма в октябре 2007 г.[20]. Представляется целесообразным рассмотреть этот прецедент более подробно. Постановление Европейского Суда по правам человека от 3 ноября 2009 г. удовлетворило требование Сойле Лаутси, итальянской гражданки финского происхождения, о том, чтобы из школ Италии были изъяты распятия как мешающие светскому воспитанию ее детей. Это постановление «вызвало такой широкий отклик и такую горячую реакцию… какой не вызывало, наверное, ни одно другое постановление» [8, с. 18]. По мнению профессора К. Кардиа, одного из крупнейших европейских ученых по вопросам отношений государства и церкви, такая реакция была вызвана тем, что решение Суда «полностью противоречит нормативным актам Европейского Союза, Совета Европы, а также Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКЧП)» [8, с. 18]. Правительство Италии сразу же развернуло масштабную и решительную деятельность, добиваясь пересмотра этого предписания, которое шокировало и привело в замешательство страну, несущую на себе глубокий отпечаток двух тысячелетий истории христианства. Самый решительный протест, как отмечает К. Кардиа, выразили католические страны: Италия, Австрия, Польша, Португалия, Литва, Хорватия, Мальта, а также православные страны - Россия, Греция и Румыния. Правительствами этих стран было заявлено о полном неприятии постановления и безотлогательном принятии мер по защите права каждого государства регулировать вопрос о религиозных символах на основе собственного законодательства и собственной исторической и культурной традиции. Свою точку зрения профессор К. Кардиа подкрепляет мнением Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. К. Кардиа акцентирует мысль Патриарха о том, что «христианское наследие Италии и других стран Европы не должно становиться предметом рассмотрения европейскими правозащитными учреждениями» [8, с. 19]. Негативная реакция на решение ЕСПЧ прозвучала со стороны политических и интеллектуальных кругов, а также в национальных парламентах Польши, Австрии, Словакии, Мальты. Против снятия распятия высказались многие европейские интеллектуалы, в том числе и те, кто не отождествляет себя с католичеством или вообще христианством [8, с. 16-19]. Представляется интересным комментарий по этому судебному процессу, данный директором Европейского Правового Центра (ECLJ), неправительственной христианской организации, находящейся в Страсбурге и осуществляющей сотрудничество с ЕСПЧ и ООН, Григором Пупинком (Grigor Pupinск). В статье, опубликованной в «Osservatore Romano» 28 июля 2010 г. и вскоре появившейся в интернет-версиях, он пишет, что «“дело Лаутси” взбунтовало всю Европу». Как доктор права и эксперт по вопросам свободы исповедания при международных организациях, Г. Пупинк был осведомлен о деталях слушающегося «дела» на всех его этапах. Он утверждает, что до обсуждения приговора по «делу Лаутси» при рассмотрении аналогичных вопросов о религиозных символах Суд всегда считал, что они подпадают под суверенитет государств, поэтому до разбирательства дела Лаутси правовое обеспечение таких прецедентов отсутствовало. Исключительно с целью обоснования своего решения по данному делу судом было создано новое обязательство «нейтралитета». Трудно не согласиться с автором, который убежден, что так называемая «религиозная нейтральность общества» есть не что иное, как дехристианизация европейской культуры, и процесс этот не имеет ничего общего с нейтральностью. Напротив, она представляет собой намеренный политический выбор и основана не на юридических аргументах, а на политических предубеждениях. Собственно юридический аспект проблемы сводится к тому, что вопрос о религиозной самобытности страны в одностороннем порядке решается наднациональной организацией[21]. Растянувшийся почти на два года пересмотр «дела» был завершен в марте 2011 г. победой Италии. Выступая 23 июня 2011 г. в посольстве Италии в Москве на презентации русского перевода цитируемой выше книги К. Кардиа, посол Италии в России Антонио Дзанарди Ланди выразил признательность Московскому Патриархату за поддержку в отстаивании права итальянских школ размещать распятия в классах[22]. В написанном ранее предисловии к книге К. Кардиа посол охарактеризовал роль Российской Федерации как «важнейшего и определяющего союзника» в этой акции и выразил «долг благодарности российскому Правительству и Православной Церкви» [9, с. 5]. Действительно, международную значимость позиции России в этом процессе трудно переоценить, так как вопрос о деле Лаутси стоял в официальной повестке дня встречи Президента РФ Дмитрия Медведева и Бенедикта ХVI во время визита Президента РФ в Ватикан в феврале 2011 г. В ходе переговоров предполагалось обсудить новую архитектуру европейской безопасности и двустороннее взаимодействие в рамках международных организаций - ООН, Совета Европы, ОБСЕ, а также резонансное дело «Лаутси против Италии», по которым Россия и Ватикан оказывают поддержку итальянскому иску в Европейском суде по правам человека[23]. Таким образом, общие усилия европейских государств и религиозных лидеров, итогом которых стало восстановление справедливости по делу «Лаутси против Италии», продемонстрировали, что народы Европы готовы отстаивать свою христианскую идентичность, право жить согласно своим представлениям о роли веры в воспитании детей и созидании высоких нравственных общественных идеалов в целом. Выводы Выбирая наиболее значимые с нашей точки зрения события, освещающие избранную тему, авторы старались показать, что роль христианских Церквей в деле защиты традиционных духовных ценностей на европейском континенте остается весьма заметной. И этот факт чрезвычайно важен для сохранения Европы как цивилизационно-культурной общности, несмотря на рост конфронтации между протагонистами неолиберального проекта и носителями религиозного сознания, всячески детонируемый мировыми СМИ. Российская международная повестка дня уже на протяжении ряда лет исходит из защиты традиционных ценностей и предлагает всем партнерам относиться к данному аспекту с должным уважением. В частности, министр иностранных дел РФ С.В. Лавров неоднократно акцентировал это в своих выступлениях.[24] В то же время следует признать, что в своем стремлении сохранить привычные доминирующие позиции и навязать либеральные ценности исторический Запад во главе с США наталкивается на объективно укрепляющуюся многополярность и вступает в конфронтацию с Россией. Данная политическая линия рассматривается в статье на примере «дела Лаутси», в котором профильный орган ЕС - ЕСПЧ фактически выступил в качестве рупора секулярного сверхгосударства вопреки многовековой христианской традиции Европы. Рассмотренные нами аспекты совместной деятельности Римской католической и Русской православной церквей в Евросуде показывает, как велико влияние ценностных ориентиров и связанных с ними символов на формирование и выбор политических приоритетов в масштабе всего европейского региона. Ссылаясь на выступления политиков и деятелей клира Италии, которые подчеркивали решающую роль вмешательства России и РПЦ в этот громкий процесс, можно прийти к заключению, принципиально важному в свете поставленной в статье задачи. Очевидно, что даже столь влиятельная организация, как Римско-католическая церковь, не может в настоящее время в одиночку преодолеть секулярный натиск евробюрократии, поэтому победа, одержанная Италией в Евросуде, стала своего рода показателем возросшего международного влияния России и РПЦ, обозначившим Россию как центр силы.

Galina Ivanovna Bykova

Peoples' Friendship University of Russia

Email: Bykova_gi@pfur.ru
Miklukho-Maklaya st., 10-2, Moscow, Russia, 117198

Marina Anatol'evna Shpakovskaya

Peoples' Friendship University of Russia

Email: Shpakovskaya_ma@pfur.ru
Miklukho-Maklaya st., 10-2, Moscow, Russia, 117198

Views

Abstract - 15907

PDF (Russian) - 59


Copyright (c) 2016 Быкова Г.И., Шпаковская М.А.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.