Evolution of public administration of book publishing in Russia (the middle of the XVI century - 1980s)

Cover Page

Abstract


In this article author examines the history of public administration of book publishing since the birth of mass printing in the middle of the XVI century to the stagnant crisis of 1980s. During this period of time the national book publishing has changed in the legal field, in copyright and censorship of the press, and in the structure of management, in establishment and functioning of supervisory authorities. In the 1980-s public administration of book publishing was an effective centralized system of regulating the book publishing and book distribution throughout the country as a whole. But the stagnant crisis of 1980-s, which took place in many sectors of the Soviet economy, demanded reform and change.


Становление книгоиздания и его управления в дореволюционной России Массовое книгоиздание зародилось в Московском государстве в середине XVI в. с внедрением в производственный процесс печатного станка, изобретенного Иоанном Гуттенбергом в 1440-1445 гг. Первая русская датированная печатная книга «Апостол» (1563-1564) была выпущена Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем в царской типографии «Московский печатный двор». Потребность в большом количестве религиозных книг для строящихся церквей была основной причиной активного развития книгопечатания и поддержки этого процесса со стороны Ивана Грозного. Законодательство об издательствах в этот период времени развивалось прежде всего как цензурное право. Стремительные перемены в российском книгоиздании наступили с приходом к власти Петра I, который в начале своего правления организовал издание русских книг в Голландии, а позже начал развивать издательскую базу и печатное дело внутри Российского государства. Он же заложил основы светской цензуры. В 1721 г. Регламент духовной коллегии ввел предварительную цензуру на богословскую литературу. Синодальный указ от 13 октября 1724 г. «Об объявлении раскольничьих рукописных книг духовным правителем» гласил: «…противные благочестию раскольничьи рукописные книги, ежели у кого суть тем людям объявить, оные в городах духовным управителям, где надлежит неукоснительно без всякой боязни, и никто у себя таких о расколе сомнительных и подозрительных книг и тетрадей ни тайно, ни явно, ни под каким видом держать не дерзать под опасением жестокой казни» [12, с. 355-356]. Московский печатный двор переходит в ведение Монастырского приказа. В этот период времени были созданы новые типографии в Москве, Санкт-Петербурге и других городах, выпустившие в свет в годы правления Петра I более 600 названий книг и других изданий, большое число которых были переводными. С 1708 по 1725 г. было напечатано книг больше, чем в предыдущие полтора века от «Апостола» Ивана Федорова и Петра Мстиславцева [2, с. 105-111]. Во времена правления Екатерины II нормативные акты, регулирующие издательскую деятельность, противоречивы. Так, с одной стороны, Именной указ «О позволении во всех городах и столицах заводить типографии и печатать книги на российском и иностранных языках с освидетельствованием оных от управы благочиния» [12, с. 554], данный Сенату, позволяет открывать вольные типографии и развивать частную прессу. Но с другой стороны, существуют акты, приравнивающие выпуск литературы к политическому преступлению. Например, Именной указ «О недозволении производить продажу книг, исполненных странными мудрствованиями» от 27 марта 1786 г. [12, с. 559-560]. В конце XVIII века начинаются жесткие репрессии против издательств: ограничивается свобода книгопечатания, закрываются вольные типографии, устанавливается предварительная цензура. В 1797 г., во время правления Павла I, вступает в силу указ, предписывающий все кажущиеся сомнительными книги представлять на рассмотрение Совету Его Императорского Величества. Литература подвергается надзору непосредственно правительства. В 1800 г. запрещен ввоз литературы из-за границы. Важным этапом развития книжного дела стало появление университетов в XVIII-XIX вв., издательства и типографии которых выступали в роли центров издания учебной и научной литературы. Тогда «книгопечатанию было суждено в России обрести простор в типографиях и издательствах Российской академии наук и Московского университета» [4]. Ситуация меняется с приходом к власти Александра I. 9 (21) июля 1804 г. был утвержден первый в Российской империи Устав о цензуре. В соответствии с ним вся изданная литература должна была проходить цензуру в комитетах, образованных при главных университетах: Санкт-Петербургском, Мо- сковском, Казанском, Дерптском и Виленском. Согласно Уставу запрещению подлежали все сочинения, «противные православной религии и самодержавному строю» [13]. Таким образом, все прежние цензурные ведомства были упразднены, за исключением духовной цензуры. В 1826 г. императором Николаем I был утвержден новый «чугунный» цензурный устав, существенно усиливший контроль над выпуском литературы. Восстание декабристов привело к ужесточению цензуры. В 1857 г. был опубликован Свод уставов о цензуре, включивший в себя основные положения ранее принятых правовых актов о печати и цензуре. Этот документ упорядочил действовавшие тогда одновременно уставы, указы, акты, регламентирующие работу издательств, типографий и книготорговцев. В обстановке усилившихся либеральных настроений были смещены наиболее реакционно настроенные цензоры. В 1865 г. Александр II утвердил Указ «О перемене и дополнении действующих ныне цензурных постановлений» [10], который стал известен как Закон о печати от 6 апреля 1865 г. Цензурный гнет ослабевает с приходом к царствованию Николая II. 26 апреля 1906 г. был подписан Указ «О временных правилах для неповременной печати» [9]. Положение книгоиздательского дела заметно улучшилось: новые издания учреждались без ограничений, отменялось применение административной ответственности, взысканий и денежных залогов, однако многие меры, направленные на свободу печати, имели декларативный характер. Социально-политические условия того времени были неблагоприятны для развития свободной печати. Со времен правления Ивана Грозного, когда зародилось издательское дело, до момента кардинальных перемен в 1917 г. книгопечатание регулировалось указами и сводами, которые были приняты в начале XVIII в. Эта нормативная база касалась в основном вопросов авторского права и цензуры печати, которая то усиливалась, то ослабевала в разные периоды времени. В условиях минимизации свободы печати основная функция исполнительных органов в области административно-правового регулирования издательской деятельности заключалась в осуществлении цензуры. Развитие государственного управления в сфере книгоиздания в Советской России (1917-1985) Февральская и Октябрьская революции 1917 г. привели к существенным изменениям во всех сферах жизни, включая издательское дело. В процессе общественно-политических преобразований происходит национализация полиграфического производства и создание первых советских издательств. Во время становления Советской власти действует репрессивная политика, которая отличается военной цензурой в отношении книгоиздания. 27 октября 1917 г. в стране был учрежден Народный комиссариат просвещения, главной задачей которого являлся контроль над всеми отраслями культурного строительства, в том числе издательским делом. Положение ВЦИК от 20 мая 1919 года «О государственном издательстве» создает новую централизованную организацию, которая становится фундаментом будущей единой государственной издательской системы. Таким образом, Государственное издательство сочетало в себе функцию производственного предприятия и административного государственного аппарата, регулирующего деятельность издательств через призму существовавшей идеологии. В 1920-1930-е гг. в стране внедряется командно-административная система управления. В апреле 1929 г. был утвержден первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР. На его основе Комитет по делам печати разработал отраслевой план. Пятилетка печати стала первым опытом перспективного планирования в издательском деле в истории страны [6, с. 56]. 6 июня 1931 г. было утверждено «Положение о главном управлении по делам литературы и издательства и его местных органах». Согласно этому постановлению Управление наделялось полномочиями по контролю над выходом литературы, конфискации изданий, запрещенных к распространению. Цензура печатных изданий, существовавшая с первых дней советской власти, приобрела официальный статус [3, с. 14]. В годы Великой Отечественной войны работа издательств была перестроена на военный лад, выпуск полиграфического оборудования фактически был приостановлен. В послевоенное время было принято постановление «О работе ОГИЗа РСФСР». Согласно ему ОГИЗ был обязан руководствоваться утвержденными планами выпуска литературы и увеличить выпуск политической, научной и художественной литературы, чтобы к концу 1947 г. превысить довоенный уровень выпуска книг. В 60-е гг. были приняты Основы гражданского законодательства СССР и союзных республик, которые закрепили отношения с интеллектуальной собственностью, что стало предвестником формирования авторского права. Имущественным правом автора стало признаваться право на получение вознаграждения, на создание и использование творческого результата [11]. 80-е гг. характеризуются увеличением спроса на литературу. С одной стороны, книжные тиражи неустанно растут. Так, например, тираж «в 1988 г. достиг по СССР 2,3 млрд. экземпляров» [8, с. 18]. С другой стороны, рос дефицит на книги, спрос на которые опережал предложение, зарождался черный рынок, сокращается потребность в библиотеках. Апрельским пленумом ЦК КПСС 1985 г. был выработан курс на всемерное ускорение социально-экономического развития советского общества, предполагавший развитие творческой активности и инициативы работников всех подразделений. Книжное дело в период с 1917 г. по 1985 г. характеризуется большим разнообразием и вместе с тем ограниченностью издательского репертуара изза существовавшего в Советском Союзе идеологического контроля, впослед- ствии перешедшего в цензурную политику. Ведущую роль в управлении книгоиздательской деятельностью играет государство. Конституции Советского периода не содержат понятие «интеллектуальная собственность». Конституционные акты закрепляют лишь принцип свободы творчества. Так, например, Конституция Кубы гласит: «Художественное творчество свободно, поскольку его содержание не противоречит революции» [7, с. 112]. Государственное управление издательской деятельностью и полиграфией в Советский период осуществляется посредством централизованной системы, отличающейся строгой иерархической структурой. Неоднократная смена органов, руководящих издательствами, приводит к созданию дублирующих друг друга комитетов, комиссий, советов, обладающих практически одинаковыми правами и наделенных одинаковыми обязанностями. При этом издательства и полиграфические предприятия в той или иной мере находятся в государственной собственности. С момента своего возникновения и до 80-х гг. XX в. государственное управление в сфере книгоиздания, как и государственное управление в целом [1, с. 70-76], прошло через серьезные трансформационные изменения. Несмотря на все положительные моменты, давшие стимул развитию отечественного издательского дела, застойные процессы, имевшие место во многих отраслях советской экономики, потребовали в середине 80-х гг. реформирования и перемен. Некоторые из возникших в тот период проблем [5, с. 16-18] не решены до сих пор.

D. G. Zalevskaya

State University of Management

Author for correspondence.
Email: zalevskayad@mail.ru

магистрант кафедры государственного и муниципального управления

A Y Yakovlev

State University of Management

Email: kafedragimu@ro.ru

доктор политических наук, профессор кафедры государственного и муниципального управления

  • Alekseev A.Yu., Yakovlev A.Y. Kratkiy ocherk noveyshey istorii razvitiya sistemyi organov ispolnitelnoy vlasti v gorode Moskve // Vestnik Universiteta (Gosudarstvennyiy universitet upravleniya). 2013. № 20.
  • Andreykina M.S. U istokov rossiyskogo avtorskogo prava // Observatoriya kulturyi. 2005. № 1.
  • Borzenko V. Teatralnyiy protsess i izdatelskoe delo v epohu revolyutsii i pervyih let Sovetskoy vlasti (1917-1927) // Nauchno-kulturologicheskiy jurnal Relga. 2007. № 4.
  • Gluhov A.G., Pahomov N.N. Universitetskoe knigoizdanie v potoke istoricheskih peremen // Universitetskaya kniga. 2006. № 4.
  • Zalevskaya D.G., Yakovlev A.Y. O nekotoryih problemah gosudarstvennogo upravleniya v sfere knigoizdaniya // Reformyi v Rossii i problemyi upravleniya: materialyi 33-y Vserossiyskoy nauchnoy konferentsii molodyih uchenyih. M: GUU, 2018.
  • Istoriya knigi : uchebnik dlya vuzov / pod red. A.A. Govorova, T.G. Kupriyanovoy. M.: Svetoton 2001.
  • Konstitutsionnoe (gosudarstvennoe) pravo zarubejnyih stran : uchebnik / otv. red. Strashun B. A. T. 1-2. 3-e izd. M.: BEK, 2000.
  • Lenskiy V.V. Knijnyiy mir segodnya i zavtra. URL: Universitetskaya kniga, 2002, № 8.
  • O vremennyih pravilah dlya nepovremennoy pechati. URL: http://www.opentextnn.ru/ censorship/russia/dorev/law/1906/?id=122117.
  • O peremene i dopolnenii deystvuyuschih nyine tsenzurnyih postanovleniy. URL: http:// www.opentextnn.ru/censorship/russia/dorev/law/1865/?id=117.
  • Pavlova E.A. Sootnoshenie prava sobstvennosti i intellektualnyih prav. URL: Pravo sobstvennosti: aktualnyie problemyi / otv. red. V.N. Litovkin. M.: Statut, 2008.
  • Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii, izdannyih s 1649-1825. Sobr. 1-e. T. 21-22. Spb.: Tip. 2-go Otd-niya Sobstv. E.I.V. Kantselyarii, 1830.
  • Ustav o tsenzure 1804 g. URL: http://opentextnn.ru/censorship/russia/encslov/?id=5552.

Views

Abstract - 170

PDF (Russian) - 61

PlumX


Copyright (c) 2018 Zalevskaya D.G., Yakovlev A.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.