RESEARCH OF THE COMPLEX OF BASIC VALUE ORIENTATIONS OF MODERN RUSSIA

Cover Page

Abstract


In this article, we have researched the general value orientation of modern Russia. On the basis of secondary data analysis of different sociological agencies proposed a hierarchy of value preferences of the Russian population. Identified processes of traditional values inversion of the Russian state, which is a hindrance to ensuring effective governance.


Обращаясь к наследию политической мысли итальянского философа двадцатого века, государственного деятеля, руководителя Коммунистической партии Италии Антонию Грамши, можно выделить следующую идею относительно наиболее доступного и наименее ресурсозатратного способа поддержания высшим руководством своего управленческого потенциала в государстве - это опора не только на силовое принуждение, но и на определенную жизнеобеспечивающую систему основных ценностных ориентаций данного общества [3]. Этот тезис использовался также в социально-философской концепции русско-американского социолога и культуролога Питирима Александровича Сорокина, который утверждал, что кризис высших ценностей государства приводит к катастрофичным последствиям для страны: «гражданские войны возникали от быстрого и коренного изменения высших ценностей в одной части данного общества, тогда как другая либо не принимала перемены, либо двигались в противоположную сторону» [14]. Учитывая изложенное, отметим, что государственное управление должно опираться на каркас высших ценностей государства, присущих данному обществу, так как воздействие ценностных регуляторов на население страны напрямую влияет на степень управляемости государства. В данном контексте под высшими ценностями государства предлагается понимать «специфические желаемые состояния и характеристики наиболее важных для его жизнеспособности факторов, выступающих и деятельностными мотиваторами для народа и государственной власти» [1]. Необходимо добавить, что процесс мироустройства характеризуется общими ценностными ориентирами, то есть базовый набор ценностей для различных государств не имеет значительных различий, однако специфику свода основных ценностей государства определяет различная вариантность степени вживления тех или иных ценностей в систему общественного сознания. По этой причине «пакет ценностей» (1) отдельного государства цивилизационно уникален. Формируясь в соответствии с историческим развитием страны, он становится элементом вероятностного вычисления развития государства по траектории успешности или неуспешности. В данном случае является важным представить аргументированную доказательную базу для предложенного утверждения. В связи с этим следует обратиться к социологическим данным различных исследовательских агентств, в том числе всемирного научно-исследовательского проекта World Values Survey (Всемирный обзор ценностей), который исследует ценности и убеждения людей - то, как они меняются с течением времени и какое социальное и политическое влияние они оказывают. Применительно к используемым данным проекта World Values Survey [19; 20] для проведения вторичного анализа в рамках задач, поставленных в настоящем исследовании, следует отметить, что импульс развития данному проекту дают силы, действующие в рамках либеральной аксиологии, в том числе настроенные на дальнейшее распространение демократических начал. По этой причине изначально важно отметить, что World Values Survey не является идеологически свободным проектом, что оказывает влияние на набор и идеологическую окраску вопросов, предлагаемых респондентам различных стран. Однако отметим уникальность данного проекта в предлагаемом расширенном объеме вопросов по аксиологической тематике, охвате достаточного количества респондентов для достижения балансовой информативности в исследовании, а также в возможности странового сопоставления ценностей в рамках общих социологических замеров. В результате шестой волны опросов по замеру ценностей World Values Survey из числа совокупности представленных ценностных характеристик в вопросе о степени важности в жизни респондента таких ценностей, как семья, друзья, свободное время, политика, работа, религия, большинство опрошенных считает важным ценность семьи (97,52%), ценность дружбы (79,8%), ценность свободного времени (73,72%), ценность работы (72,4%). Наиболее критичными параметрами для российского общества стали те, которые характеризуются большим процентом людей, однозначно не принимающих их в сравнении с противоположенно настроенными респондентами: ценность политики (70,2% отрицают; 27,32% признают) и ценность религии (52,36% отрицают; 42,2% однозначно признают). Следует отметить, что расчет восприятия ценностей в настоящем вопросе велся по показателям тех лиц, которые однозначно признавали и скорее признавали, чем однозначно отвергали и скорее отвергали, чем признавали, предложенные ценностные параметры. Представляется необходимым отметить, что такой срез данных приводит к возможности более точного сравнения полученных ответов респондентов на различные по стилю предложенные вариации ответов для выстраивания иерархии наиболее важных для общества ценностей на основании полученных результатов. В вопросе о наборе особо важных, по мнению респондента, ценностях, которые можно привить детям в семье, из числа следующих ценностей: независимость, трудолюбие, ответственность, воображение, терпимость и уважение к людям, бережливое отношение к деньгам и вещам, решительность и настойчивость, бескорыстие и неэгоистичность, послушание, самовыражение, наиболее значимыми стали ценности трудолюбия (85%), ответственности (77,32%), терпимости и уважения к другим людям (63,60%), бережливости (50,68%). При этом следует отметить, что ценности трудолюбия и терпимости в большей степени принимают поколения позднесоветского и среднесоветского периода (от 30 до 49 лет и от 50 лет и далее) - разница в сравнении ответов с молодым поколением (от 18 до 29 лет) составляет около 20%. Антиценностями для населения, то есть теми ценностными параметрами, которые большинство из общества не воспринимает, для данного вопроса стали: воображение (82,92%), бескорыстие и неэгоистичность (76,6%), самовыражение (68,36%), послушание (64,12%), независимость (62,4%). Также отметим, что согласно результатам исследований, ценность самовыражения в большей степени воспринимается молодым поколением (около 15% более приверженцев данной ценности в сравнении с более старшими возрастными генерациями). В некоторой мере процессами универсализации политехнического образования в советский период можно объяснить причину минимизации ценности воображения для российского общества, также можно предположить, что данный результат может быть зависимым от снижения образовательного и научного потенциала страны. Относительно выявленных ценностей в озвученных ранее вопросах, которые большинство отрицает, нежели признает, важно отметить, что непринятие большинством респондентов ценности политики корреспондирует с данными сводного аналитического отчета Левада-центра «Демократия в России: установки населения» за 2015 г. [12], которые свидетельствуют об основной выбранной стратегии российского общества во взаимоотношениях с властью - уклонение от лишнего контактирования в условиях осознания достаточно сильной зависимости от государственной власти. Согласно данным отчета, такая ситуация приводит к непринятию самой сферы политики как чего-то ценного, общество, напротив, испытывает чувство неприязни в отношениях с властью. Из этого можно сделать предположение, что возрастание в обществе чувства несправедливости в складывающихся отношениях с властью может способствовать развитию процессов делегитимизации политической системы. Также можно объяснить непринятие ценности политики среднесоветским и позднесоветским поколениями исторически обусловленной самодержавной ментальностью русского народа, выражающейся в одобрении и принятии концепции наделения правящего лица исключительными властными полномочиями, что предполагает дистанцирование населения от политических процессов в государстве. Относительно непринятия обществом ценности религии, в особенности представителями среднесоветского и позднесоветского поколений, отметим важность данной ценностной категории как связующе-обосновывающего элемента для выстраивания общей системы ценностей того или иного общества. Следует отметить, что начиная со времен античности мировые политические философы признавали особую роль религии в процессе культивации системы ценностных ориентаций, поддерживающих жизнеспособность общества того или иного государства. В данном контексте уместно в качестве примера привести концепцию Арнольда Джозефа Тоинби, который определял мировые религии как некий импульс для зарождения различных аксиологических систем, метафорически называя мировые религии «куколками», назначение которых виделось в аккумулировании ценностных установок [15]. Следует обратить внимание на положения Макса Вебера относительно того, что религии являются причиной социальных изменений, данный тезис он доказал, приведя пример влияния протестантизма на складывание определенного ценностного пакета, характерного для стран Западной Европы, где стали распространенными идеи рационального капитализма [9]. Резюмируя все вышесказанное, важно отметить, что религию можно охарактеризовать как своеобразный фундамент для аксиологической системы государства. Как следствие из данного утверждения - исключение религиозной основы из структуры ценностных ориентаций общества будет вести к их дальнейшему искажению. На современном этапе важной задачей управленческого звена в государстве является обоснование и сохранение «белого пакета ценностей» (2), который зависит от наследия исторического развития общества и в той или иной мере основывается на религиозной исторической традиции. Важно добавить, что достаточно деструктивной ситуация в религиозной сфере становится в сравнении с мировыми показателями соотношения религиозно и антирелигиозно ориентированных долей общества. Россия насыщена религиозными антиценностями в сравнении с другими странами примерно более чем в шесть раз [19]. На основании ранее изложенного можно предположить, что непринятие обществом религиозного компонента может разрушить системность цивилизационно-ценностных основ государства, нивелируя их традиционное обоснование. Отсутствие веры у населения в традиционные исторически обоснованные ценности может привести к социальной апатии, что чревато процессами маргинализации общества. В следующем вопросе о выделении одной наиболее важной цели для России на следующие десять лет среди таких целей, как высокий уровень экономического роста, высокая обороноспособность, больше учитывать мнение людей на работе и в обществе, сделать красивее города и села 68,4% респондентов проголосовали за высокий уровень экономического роста как важнейшую цель государства в среднесрочной перспективе. В данном контексте, обращаясь к данным сводного аналитического отчета Левада-центра «Демократия в России: установки населения» за 2015 г., отметим, что исследование Левада-центра также зафиксировало как особо ценностно значимые общие экономические проблемы, влияющие на общество, в противовес социально-политическим проблемам, которые волнуют не более 7% населения. Из данного наблюдения можно сделать управленческий вывод, что политическим партиям и политикам, которые в силу своей политической направленности транслируют демократические ценности, следует отказаться от них, однако для апелляции к более широким слоям населения следует также учитывать ценностно-значимые для них категории, чтобы в конечном итоге не становится для населения маргинальными политическими структурами. Что касается ценности свободы слова, то в российском обществе данная ценность не возведена в ранг ценностей особой важности. Так, среди таких ценностных категорий, как поддержание порядка в стране, дать людям больше возможности влиять на принятие правительством решений, борьба с ростом цен, защита свободы слова, данная ценность занимала последние места в вопросах, где нужно выбрать самую важную ценность, а также вторую во значимости после уже выбранной ранее. Такую ситуацию можно объяснить отсутствием доверия со стороны российского общества к системе либеральных свобод, которая включает в себя ценность свободы слова. Выбранными лидерами же в данных вопросах становились такие ценности, как поддержание порядка в стране и борьба с ростом цен соответственно. Степень восприятия обществом ценности патриотизма можно выявить благодаря ответам респондентов на вопрос, захотят ли они сражаться за свою страну. В данном случае 52,7% процента ответили утвердительно, 21,5% -отрицательно. В результате ответов на вопрос о том, какие ценности наиболее восприняты обществом, через сравнение респондентами с собой предложенных описаний людей, можно составить следующую иерархию. Для этого человека важно следовать традициям и обычаям, принятым в его семье или религии (52,9% считают, что данное описание похоже на них; 14,4% не ассоциируют данное описание с собой). Жить в безопасности очень важно для этого человека, он избегает всего, что может сулить опасность (52,7% считают, что данное описание похоже на них; 15,5% не ассоциируют данное описание с собой). Для этого человека важно всегда вести себя правильно, не совершать поступков, которые люди не одобрили бы (49,4% считают, что данное описание похоже на них; 17,4% не ассоциируют данное описание с собой). Данный ценностный ориентир в большей мере воспринят среднесоветской генерацией (от 50 лет и далее) как следствие влияния ценностного наследия советского периода в истории России. Для этого человека важно делать что-то хорошее для общества (43,9% считают, что данное описание похоже на них; 17,4% не ассоциируют данное описание с собой). Относительно восприятия большей части респондентов ценности помощи людям отметим, что это может сказываться влияние миро-общинной ценностной матрицы, характерной для исторического периода развития государства в XX в., которая предполагала наличие данной ценности. Для этого человека важно предлагать новые идеи, быть творческой личностью, идти своим путем (34,5% считают, что данное описание похоже на них; 23,4% не ассоциируют данное описание с собой). Для этого человека важно быть очень успешным, чтобы окружающие знали о его достижениях (31,4% считают, что данное описание похоже на них; 24,1% не ассоциируют данное описание с собой). Для этого человека важно хорошо проводить время, баловать себя (29,7% считают, что данное описание похоже на них; 27% не ассоциируют данное описание с собой). В данном случае заметно расхождение в мнениях респондентов по восприятию ценности гедонизма в различных возрастных поколениях - возрастная генерация от 18 до 29 лет более восприимчива к данной ценности (примерно на 15%), нежели остальные поколения. Для этого человека важно быть богатым, иметь много денег и дорогих вещей (23,4% считают, что данное описание похоже на них; 29,2% не ассоциируют данное описание с собой). Приключения и риск очень важны для этого человека, он стремится к жизни, полной захватывающих событий (19,7% считают, что данное описание похоже на них; 31,8% не ассоциируют данное описание с собой). В данном случае ориентиры, связанные с риском, более ценятся возрастной генерацией от 18 до 29 лет. Чтобы оценить, насколько воспринят обществом ценностный ориентир имущественного равенства, обратимся к результатам ответов респондентов на вопрос об одобрении деятельности по уменьшению или увеличению разницы доходов. 56,6% респондентов проголосовало за уменьшение разницы доходов в обществе, и около 8,6% не принимают ценность имущественного равенства. Отметим, что около 50% поколения от 50 лет и далее, то есть люди, подпадающие в категории среднесоветского и позднесоветского периода, выступили за уменьшение разницы доходов с наиболее ярким акцентом (1 балл как максимум среди 10 баллов). При этом в данном контексте важно отметить, что, согласно данным ежегодника Левада-Центра «Общественное мнение-2015» [4], около 70% российского общества уже более 5 лет не верит в ориентир имущественного равенства: около 70% респондентов считает, что разрыв между богатыми и бедными в нашей стране увеличился. С целью достижения наиболее полного представления о состоянии аксиологической системы современного российского общества важно сопоставить различные данные социологических исследований последних лет в этой области: сконструировать иерархию ценностей, используя имеющийся обработанный в рамках настоящего исследования материал, представленный проектом World Values Survey в не систематизированном для российского читателя виде, а также в этой связи рассмотреть данные социологических исследований, представленных Аналитическим Центром Юрия Левады и независимой социологической службой Фонда «Общественное мнение», Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Обобщая данные, полученные в ходе рассмотрения результатов исследований ценностных ориентаций российского населения проектом World Values Survey, возможно сконструировать иерархию ценностных предпочтений российского населения (см. Таблица 1(а)). Таблица 1 (а) Выявленная иерархия ценностных предпочтений российского населения, построенная с использованием данных 6-й волны по замеру ценностей проекта World Values Survey [19; 20] Ценностные предпочтения Количество респондентов, разделяющих ценности (в %) Семья 97,5% Трудолюбие 85,0% Дружба 79,8% Ответственно сть 77,3% Свободное время 73,7% Работа 72,4% Терпимость и уважение к другим людям 63,6% Ориентир имущественного равенства 56,6% Традиции 52,9% Патриотизм 52,7% Безопасное окружение 52,7% Окончание табл. 1 (а) Ценностные предпочтения Количество респондентов, разделяющих ценности (в %) Бережливость 50,7% Должное поведение 49,4% Помощь людям 43,9% Творческое начало 34,5% Социальный успех 31,4% Гедонизм 29,7% В нижеследующей таблице представлены ценностные ориентиры, которые можно охарактеризовать как антиценности, вследствие того, что доля опрошенных людей, которые их признавали, меньше доли тех, которые не воспринимали данные ценностные ориентиры (см. Таблица 1(б)) (в верху иерархической пирамиды ценности, которые восприняты большим процентом респондентов). Таблица 1 (б) Выявленная иерархия антиценностей росскийского населения, построенная с использованием данных 6-й волны по замеру ценностей проекта World Values Survey [19; 20] Уровень восприятия Ценностный ориентир Принимают Не принимают Религия 42,2% 52,4% Независимость 37,2% 62,4% Послушание 35,2% 64,1% Самовыражение 31,6% 68,4% Политика 27,3% 70,2% Богатство 23,4% 29,2% Бескорыстие и неэгоистичность 22,9% 76,6% Риск 19,7% 31,8% Воображение 16,5% 82,9% Ссылаясь на ценностную иерархию, выстроенную по социологическим опросам Фонда «Общественное мнение» о ценностных ориентациях российского общества (см. Таблица 2) [18], а также на результаты опросов о наиболее важных целях в жизни россиян Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) (см. Таблица 3) [2], можно наблюдать корреляцию ценностных ориентиров населения с предложенной ранее ценностной иерархией. В данном случае можно выделить следующие ценностные ориентации, наиболее важные для населения: ценность семьи, труда, безопасности и мира, дружбы, морали и должного поведения, ответственности, свободного времени, работы, терпимости и уважения к другим людям, справедливости. Такие же ценности, как воображение, склонность к риску, бескорыстие, богатство, политическая активность, демократия, самовыражение, религия, имущественное равенство не принимаются большинством. Следует отметить, что численное увеличение тех ценностных ориентиров, исторически обусловленных для того или иного государства, которые отрицаются в настоящее время народонаселением, позволяет судить о степени распространения в государстве инверсии традиционных ценностей и возникновении вследствие этого антиценностей, несущих в себе ложную информацию относительно направлений развития государства, что может привести к снижению жизненных потенциалов государства. Таблица 2 Ценностная иерархия, выстроенная по социологическим опросам Фонда «Общественное мнение», о ценностных ориентациях российского общества [18] Жизненные ценности Количество респондентов, разделяющих ценности (в %) Семья 65% Безопасность 46% Достаток 38% Мир 34% Справедливо сть 30% Стабильность 27% Закон 21% Права человека 21% Достоинство 21% Совесть 20% труд 20% Порядок 19% Свобода 16% Духовность 16% Успех 15% Защита 14% Терпимость 10% Патриотизм 7% Собственность 7% Держава 5% Демократия 4% Религия 4% Твердость воли 3% Сила 2% Таблица 3 Результаты опросов о наиболее важных целях в жизни россиян Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) [2] Жизненные цели Количество респондентов, придерживающихся данной цели (в %) Семья 94% Мораль, должное поведение 90% Друзья 89% Работа 85% Материальное благополучие 85% Социальный успех 79% Духовное совершенство 71% Новизна в жизни 61% Относительно странового сопоставления ценностных цепочек следует отметить, что при подсчете полученных данных пятой волны исследований ценностей проекта World Values Survey аксиологическая иерархия ни одной страны не совпала, что говорит о цивилизационной уникальности каждого государства. Отметим, что этот факт подтверждают результаты ответов респондентов на вопросы в опросе, инициированном Левада-Центром: в вопросе о том, по какому историческому пути должна идти Россия, превалирующее большинство опрашиваемых (56%) выбрали вариант ответа «идти по своему собственному, особому пути»; и на вопрос о том государством какого типа респонденты хотели бы видеть Россию в будущем, большинство ответило, что это должно быть «государство с рыночной экономикой, демократическим устройством, соблюдением прав человека, подобное странам Запада, но со своим собственным укладом» [4]. Важно сделать вывод о том, что статистические данные, полученные в ходе проведения исследования, опровергают ставшие популярными идеи о возможности переложения западных ценностей и принципов управления на российскую платформу. Значительное различие российской и западной цивилизации (основной представитель Соединенные Штаты Америки) наблюдается в сильном диссонировании состава иерархии ценностных категорий. Отрицательным примером переложения ценностей из одной цивилизационноуникальной матрицы в другую может служить описание Карлом Марксом деструктивных последствий разложения традиционной для Индии системы государственного управления вследствие внедрения в нее чужеродных принципов системы Британской империи [10]. Заметим, что результаты данных статистических замеров могут быть в достаточной степени важны при составлении официальных документов, связанных с разработкой дальнейшей стратегии развития России. Применение высшим управленческим звеном цивилизационно-ценностного комплекса для обоснования необходимости выполнения задач, стоящих перед государством, создает в обществе сильное мотивационное поле для их эффективной реализации. Следует отметить, что такой способ воздействия на население не является силовым, и по этой причине он наименее ресурсозатратный. В данном контексте необходимо добавить, что именно наличие в обществе «белого пакета ценностей», исторически обусловленного для той или иной страны, позволяет поддерживать жизнеспособность государства, сохранять государственную целостность, эффективно управлять страной на основании сохранения баланса интересов между обществом и государством, что способствует движению к дальнейшему прогрессу. По этой причине одной из задач государственного управления является деятельность по отслеживанию изменений ценностных ориентиров в обществе, сохранению основного комплекса традиционалистских ценностей страны, адаптация этих ценностей к новым условиям, их использование при конструировании стратегии, среднесрочных и долгосрочных целей развития России. Также необходима ликвидация процесса инвертирования основных ценностей российского государства, что первоочередно возможно в условиях транслирования уникального для страны «белого пакета ценностей» через официальные документы высшей государственной значимости.

Anastasia S Ryndina

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: 1042140166@pfur.ru
Moscow, Russia

  • Bagdasarjan V.Je., Sulakshin S.S. Vysshie cennosti Rossijskogo gosudarstva. Serija «Politicheskaja Aksiologija». Nauchnaja monografi ja. M.: Nauchnyj jekspert, 2012.
  • Vserossijskij centr izuchenija obshhestvennogo mnenija (VCIOM). Chto v zhizni glavnoe? URL: http://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115141.
  • Gramshi A. Izbrannye proizvedenija: t. 3. M., 1980. St. 7.
  • Ezhegodnik obshhestvennoe mnenie – 2015. M.: Levada-Centr, 2016. S. 46–47. URL: http://www.levada.ru/cp/wp-content/uploads/2016/02/OM20151.pdf.
  • Konstitucija Irlandii. URL: http://worldconstitutions.ru/?p=151.
  • Konstitucija Korolevstva Niderlandov. URL: http://worldconstitutions.ru/?p=143.
  • Konstitucija Rossijskoj Federacii. URL: http://www.consultant.ru/popular/cons.
  • Levada-Centr. Zakony i porjadok v gosudarstve. URL: http://www.levada.ru/2014/12/22/zakony-i-poryadok-v-gosudarstve.
  • Maks Veber. Protestantskaja jetika i duh kapitalizma. M.: Ist-V'ju, 2002.
  • Marks K. Britanskoe vladychestvo v Indii. K. Marks i F. Jengel's. Sochinenija. Izd. 2. T. 9.
  • Osnovnoj zakon dlja Federativnoj respubliki Germanii. URL: http://worldconstitutions. ru/?p=155.
  • Svodnyj analiticheskij otchet Levada-centra «Demokratija v Rossii: ustanovki naselenija» za 2015 god. URL: http://www.levada.ru/2015/08/11/demokratiya-v-rossii-ustanovkinaseleniya-2015.
  • Slovari. Jandeks. URL: http://slovari.yandex.ru. Zagl. s jekrana.
  • Sorokin P.A. Prichiny vojny i uslovija mira // SOCIS. 1993. № 12.
  • Sojuznaja konstitucija Shvejcarskoj konfederacii. URL: http://worldconstitutions.ru/?p=135.
  • Tojnbi A. Dzh. Postizhenie istorii. M., 1991.
  • Utrachivanie v obshhestve znachimosti social'nyh norm i cennostej. URL: http://mirslovarei.com/content_soc/socialnaja-anomija-7971.html.
  • Fond «Obshhestvennoe mnenie». Cennosti. O samom vazhnom v zhizni rossijan. URL: http://fom.ru/TSennosti/10994.
  • WVS Wave 5 (2005–2009). URL: http://www.worldvaluessurvey.org/WVSDocumentationWV5.jsp.
  • WVS Wave 6 (2010–2014). URL: http://www.worldvaluessurvey.org/WVSDocumentationWV6.jsp.

Views

Abstract - 200

PDF (Russian) - 127

PlumX


Copyright (c) 2016 Ryndina A.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.