CULTURAL AND VALUE ORIENTATIONS OF RUSSIAN, BURYAT, AND MONGOLIAN STUDENTS

Abstract


The article discusses the results of empirical studies of cultural and value orientations Russian (Buryat) and Mongolian students. The sample includes humanities students of Ulan-Ude (Russian Federation) universities ( n = 388) and Ulan Bator (Mongolia) universities ( n = 176). In the present empirical research the following diagnostic methods were used: J. Townsend’s “Cultural andValue Orientations Test” adapted by L.G. Pochebut and R. Inglehart’ scale in M.S. Yanitskiy modification. The analysis revealed that the dominant cultural type of Buryat and Mongolian young people is the modern culture type. There are ethnic differences in adherence to traditional and dynamically developing culture: Buryat students are more committed to the traditional and modern culture, and less focused on dynamically developing culture; Russian students are more focused on traditional and dynamically developing culture and less focused on modern culture; Mongolian students are more focused on dynamically developing culture and less focused on traditional culture. The youth of Buryatia are more committed to the values of adaptation and socialization than the youth of Mongolia. The youth of Buryatia are more committed to the values of adaptation than the youth of Mongolia. There are differences in individualization values in the subsamples of students from Russia: these values are more prominent in Russians than in Buryats. Revealed differences are interpreted as ethnopsychological features of young people and are seen as potential resources of tolerance development and systemic crisis of contemporary society overcoming.


ВведениеКросскультурная психология занимает сегодня особое место в условиях необ- ратимых социально-политических, экологических и экономических изменений в интегрирующемся мировом сообществе, при этом все больший исследователь- ский интерес обретают культурно-ценностные ориентации отдельных этносов, которые могут рассматриваться в качестве возможных ресурсов развития толе- рантности, преодоления системного кризиса общества. Актуальность исследо- вания культурно-ценностных ориентаций студентов в условиях глобализации определяется, с одной стороны, их включением в поликультурную образователь-ную среду, развитием академической мобильности, с другой стороны, возрастной неготовностью, ценностной незрелостью стратегий личности, составляющих ос- нову адаптационного потенциала личности, эффективного взаимодействия в студенческом возрасте (Белоусова, Корытова, 2014; Дугарова, 2012; Иванова, Леонтьев, Рассказова, 2016; Новикова, 2015; Орлова, 2014; Рубинштейн, 2012; Франкл, 1990 и др.).В свою очередь, культурно-ценностные ориентации рассматриваются автора- ми как производные культуры, локализованные в духовных традициях и вопло- щенные в этничности как форме социальной организации культурных различий (Выготский, 1984; Жуковская, 1988; Лурия, 1982; Мухина, 2010; Стефаненко, 2014 и др.). На основании теоретического анализа была выдвинута гипотеза о суще- ствовании специфики культурно-ценностных ориентаций российских (бурятских и русских) и монгольских студентов, обусловленных этническими и территори- альными факторами.Эмпирическая проверка выдвинутой гипотезы проводилась авторами в рамках кросскультурного исследования ценностей студентов высших учебных заведений России и Монголии. С одной стороны, буряты и монголы - родственные наро- ды, тесно связанные общим происхождением. Однако ментальность, образ жиз- ни и культура, несмотря на общие корни, довольно различны. На современном этапе, когда необходимость диалога между двумя родственными народами об- ретает новую актуальность, возрастает интерес к изучению их этнопсихологиче- ских особенностей (Дугарова, 2010; Мухина, Дугарова, 2010; Новикова, Жамбал, 2015; Орсоо, 2012; Сумъяа, 2015 и др.).Цель исследования заключается в определении психологических особенностей культурно-ценностных ориентаций российских (бурятских) и монгольских сту- дентов и выявлении этнических и территориальных факторов, которые могут определять данные особенности.Организация и методы исследованияВыборка. В исследовании приняли участие 564 студента Бурятского государ- ственного университета (n = 388) и Монгольского университета образования (n = 176). Выборка Республики Бурятия разделялась на две подвыборки по этни- ческой принадлежности: русские (n = 185) и буряты (n = 203).Опрос респондентов осуществлялся на основе краудфсорсинговой платформы profkontur.com с помощью онлайн-сервиса bgu.profkontur.com, разработанного при поддержке гранта Бурятского государственного университета. Методики на монгольский язык переводились методом прямого и обратного перевода с уча- стием носителей языка.Для достижения поставленной цели использовались две психодиагностическиеметодики.«Тест культурно-ценностных ориентаций» Л.Г. Почебут (Почебут, 2012) ис- пользован в целях определения приверженности респондентов к определенному типу культуры, которые выделены на основе пяти критериев (отношение ко вре- мени, отношение к природе, отношение к человеческой натуре, отношение к другим людям, отношение к деятельности).Традиционная культура характеризуется ориентацией людей на прошлое, тра- диции, интересом к истории. Природа воспринимается загадочной и непознава- емой. Человек считается зависимым от ближайшего социального окружения, традиций, семейных и родственных связей, религиозных догматов, внутренняя свобода не допускается. Принятие решений происходит коллективно, во многом с ориентацией на старшее поколение. Деятельность человека строго регламен- тирована.Современная культура характеризуется ориентацией людей на настоящее, со- временные события. Отношение к природе бережное, людей интересуют вопро- сы экологии, отличает стремление жить в гармонии с природой. Человеческая натура воспринимается как противоречивое явление. Ценности ориентированы на права и свободы человека, его развитие и самоактуализацию. Отношения меж- ду людьми формализованы и определены социальным статусом. Регуляция по- ведения людей осуществляется в большей степени за счет морали, этических норм и правил. Индивидуальные решения принимаются при согласовании потребно- стей и интересов других. Деятельность направлена на получения не материальных, а моральных вознаграждений (признание, слава).Динамически развивающаяся культура характеризуется ориентацией людей на будущее, достижение быстрых и значительных результатов. Природа не пред- ставляет загадки и должна служить человеку, управляться им. Культивируется индивидуальность, независимость от социума. Решения принимаются самосто- ятельно, индивидуальные ценности находятся в приоритете. Основа обществен- ного контроля видится в законности, неотвратимости наказания и обязательно- го материального вознаграждения. Деятельность ориентирована на достижение успеха, материальный достаток, часто человек приносится в жертву делу (Поче- бут Л.Г., 2012).Шкала Р. Инглхарта в модификации М.С. Яницкого использована в целях определения ценностного типа респондентов: первый тип - ценности адаптации (порядок, здоровье, материальный достаток); второй тип - ценности социализа- ции (семья, карьера, общественное признание); третий тип - ценности индиви- дуализации (самореализация, свобода, толерантность) (Яницкий, 2016).Статистическая обработка данных осуществлялась с помощью пакета стати- стических программ SPSS 22 (методы описательной статистики, t-критерий Стью- дента, U-критерий Манна-Уитни, F-критерий Ливиня, однофакторный дис- персионный анализ ANOVA, тест гомогенных групп Дункана).Результаты и обсуждениеИсследование доминирующего типа культуры личности российской и мон- гольской молодежи показало, что для обеих выборок преобладающим является ориентация на современную культуру (табл. 1).Исследование различий степени выраженности типов культур в российской и монгольской выборках с использованием t-критерия Стьюдента (табл. 2) пока- зало, что в российской выборке традиционная культура выражена в большей сте- пени (p < 0,001). Для монгольской выборки характерна большая выраженность динамически развивающейся культуры (p < 0,001). В тоже время оценка равенствадисперсий F-критерием Ливиня выявила значимые различия по шкалам «совре- менная культура» и «динамически развивающаяся культура» между российской и монгольской выборками.Таблица 1Описательная статистика показателей типов культур в российской и монгольской выборках (Descriptive statistics of Culture Type indicators in Russian and Mongolian samples)Культурный типРоссия (РБ) n = 388Монголия n = 176MSDMSDТрадиционная культура1,130,970,750,811Современная культура2,861,162,890,914Динамически развивающаяся культура0,990,891,350,939Таблица 2Оценка равенства дисперсий и средних арифметических показателей типов культур в российской и монгольской выборках(Equality of variances and Culture Type average indices assessment in Russian and Mongolian samples)Культурный типКритерий Ливиняt-критерий СтьюдентаFptpТрадиционная культура2,090,148-4,550,000Современная культура8,870,0030,290,765Динамически развивающаяся культура9,480,0024,310,000Выявленные различия дисперсий типов культур предполагают неоднородность российской выборки по данным переменным, поэтому российская выборка была разделена на этнические группы: русские и буряты.Дальнейшее исследование различий типов культур осуществлялось между тре- мя выборками (русские, буряты, монголы) с помощью однофакторного диспер- сионного анализа ANOVA с последующим тестом гомогенных групп Дункана на уровне значимости p = 0,05 (табл. 3-5). Однофакторный дисперсионный анализ показал значимые различия между этническими группами по всем трем типам культур на уровне значимости p < 0,001 для традиционной и динамически раз- вивающейся культур.Результаты теста гомогенных групп Дункана относительно этнической принадлежности для традиционной культурыТаблица 3(Duncan homogeneous groups’ test results for ethnicities within traditional culture)ЭтносNГомогенные группы123Монголы1760,7516--Русские185-1,0246-Буряты203--1,2386Значимость1,0001,0001,000Из таблицы 3 следует, что три исследуемые этнические группы значимо от- личаются между собой по приверженности традиционной культуре: данный куль- турный тип наименее выражен у монгольских респондентов, значимо выше у русских и наиболее выражен у бурят.Результаты теста гомогенных групп Дункана относительно этнической принадлежности для современной культурыТаблица 4(Duncan homogeneous groups’ test results for ethnicities within modern culture)ЭтносNГомогенные группы12Русские1852,7341-Монголы1762,89722,8972Буряты203-2,9891Значимость0,1470,413Результаты, представленные в таблице 4 свидетельствуют о том, что привер- женность современной культуре наименее выражена у русских студентов, наиболее выражена у бурят, монголы значимо не отличаются от русских и бурят и по этому показателю занимают промежуточное местоРезультаты теста гомогенных групп Дункана относительно этнической принадлежности для динамически развивающейся культурыТаблица 5(Duncan homogeneous groups’ test results for ethnicities within dynamically developing culture)ЭтносNГомогенные группы12Буряты2030,7723-Русские185-1,2412Монголы176-1,3512Значимость1,0000,230Из результатов, представленных в таблице 5, следует, что приверженность ди- намически развивающейся культуре наименее выражена у бурят, у русских и мон- голов она значимо выше и находится на одном уровне.Таким образом, исследование этнических различий в степени выраженности культурных типов показывает, что буряты в большей степени привержены тра- диционной и современной культуре и менее ориентированы на динамически раз- вивающуюся культуру. Русские в большей степени ориентированы на традици- онную и динамически развивающуюся культуру и менее ориентированы на со- временную культуру. Монголы в большей степени ориентированы на динамически развивающуюся культуру и менее ориентированы на традиционную культуру. Различия в приверженности к определенному типу культуры интерпре- тируются авторами как влияние в большей степени социальных и территориаль- ных факторов, нежели этнической принадлежности, поскольку для всех типов культур наблюдаются различия в приверженности между родственными этниче- скими группами: бурятами и монголами.Исследование различий ценностных типов российской и монгольской моло- дежи с помощью критерия Манна-Уитни показало, что ценности адаптации и ценности социализации сильнее выражены у молодежи Бурятии на уровне значи- мости p < 0,001. По степени выраженности ценностей индивидуализации значи- мых различий не обнаружено (рисунок).Баллы 5АдаптирующиесяN = 176Монголия Россия5АдаптирующиесяN = 3884 Средний ранг = 233,723210-1Средний ранг = 304,63 43210-1200,0150,0100,050,00,050,0100,0 150,0200,0ЧастотаЧастотаСоциализирующиесяБаллы 5N = 1764 Средний ранг = 237,343210-15СоциализирующиесяN = 388Средний ранг = 302,98 43210-1300,0 200,0 100,0 0,0 100,0 200,0 300,0Частота ЧастотаИндивидуализирующиесяБаллы 3N = 176Средний ранг = 286,26 210Индивидуализирующиеся3N = 388Средний ранг = 280,80210200,0150,0 100,050,00,050,0100,0 150,0200,0ЧастотаЧастотаРис. Частоты рангов ценностных типов у молодежи Монголии и России (Ranks аrequencies of value types among Russian and Mongoliaт youth)Исследование различий относительно этнической принадлежности степени выраженности ценностных уровней однофакторным дисперсионным анализом ANOVA с последующим тестом гомогенных групп Дункана показало значимые различия в степени выраженности ценностей адаптации и социализации на уров- не значимости p < 0,001 и ценностей индивидуализации на уровне значимости p = 0,028 (табл. 6-8).Результаты, представленные в табл. 6-7, свидетельствуют о том, что монголь- ские студенты менее привержены ценностям адаптации и социализации по срав- нению с бурятами и русскими. Имеются значимые различия в приверженностиценностям индивидуализации между бурятскими и русскими студентами: буряты менее привержены ценностям индивидуализации.Результаты теста гомогенных групп Дункана относительно этнической принадлежности для ценностей адаптацииТаблица 6(Duncan homogeneous groups’ test results for ethnicities within adaptation values)ЭтносNГомогенные группы12Монголы1760,6544-Русские185-0,9997Буряты203-1,0180Значимость1,0000,772Результаты теста гомогенных групп Дункана относительно этнической принадлежности для ценностей социализацииТаблица 7(Duncan homogeneous groups’ test results for ethnicities within socialization values)ЭтносNГомогенные группы12Монголы1760,8920-Русские185-1,1092Буряты203-1,1469Значимость1,0000,535Результаты теста гомогенных групп Дункана относительно этнической принадлежности для ценностей индивидуализацииТаблица 8(Duncan homogeneous groups’ test results for ethnicities individualization values)ЭтносNГомогенные группы12Буряты2030,4739-Монголы1760,56210,5621Русские185-0,6274Значимость0,1330,266Таким образом, можно утверждать, что молодежь Бурятии в большей степени привержена ценностям адаптации и социализации, чем молодежь Монголии. При этом русские в большей степени привержены ценностям индивидуализации по сравнению с бурятами. Различия в приверженности ценностям адаптации и со- циализации интерпретируются авторами как влияние в большей степени соци- альных и территориальных факторов, при этом различия в приверженности цен- ностям индивидуализации в большей степени могут быть обусловлены фактором этнической принадлежности.ВыводыДоминирующим типом культуры молодежи Бурятии и Монголии является современная культура. Имеются различия в приверженности к традиционной и динамически развивающейся культуре, обусловленные этнической принадлеж- ностью: буряты в большей степени привержены традиционной и современнойкультуре и менее ориентированы на динамически развивающуюся культуру; рус- ские студенты в большей степени ориентированы на традиционную и динами- чески развивающуюся культуру и менее ориентированы на современную культу- ру; монголы в большей степени ориентированы на динамически развивающую- ся культуру и менее ориентированы на традиционную культуру.Молодежь Бурятии в большей степени привержена ценностям адаптации и социализации, чем молодежь Монголии. Различия в приверженности ценностям адаптации и социализации обусловлены в большей степени влиянием социальных и территориальных факторов. Имеются этнические различия в приверженности ценностям индивидуализации, которые в большей степени выражены у русских студентов по сравнению с бурятскими студентами.Сензитивность студенческого периода для развития личностных ценностей и жизненных стратегий определяет практическую значимость исследования. Вы- деленные этнические и социально-территориальные особенности культурно- ценностных ориентаций студенческой молодежи могут быть использованы в ка- честве ориентиров при разработке образовательных программ студентов, ресур- сов развития толерантности, преодоления системного кризиса общества. Эффективным условием развития культурно-ценностных ориентаций студенче- ской молодежи могут выступать межкультурные коммуникации в образователь- ной среде в эпоху глобализации образовательных рынков, развития трансгранич- ного образования.

Tuyana Ts Dugarova

Buryat State University

Author for correspondence.
Email: arovatts@mail.ru
Smolina str., 24a, Ulan-Ude, Russia, 670000

Doctor of Psychology, Associate Professor, Associate Professor of Developmental and Educational Psychology Department of the Buryat State University (Ulan-Ude, Russia)

Igor V Badiev

Buryat State University

Email: bad_igor@mail.ru
Smolina str., 24a, Ulan-Ude, Russia, 670000

lecturer of Developmental and Educational Psychology Department of the Buryat State University (Ulan-Ude, Russia)

  • Belousova, E.S., & Korytova, G.S. (2014). Power of Basic Aspirations of the Personality and Their Realization in Sociocultural Setting of Educational Institutions. Tomsk State Pedagogical University Bulletin, 1(142), 105-111. (In Russ.).
  • Dugarova, T.Ts. (2010). Osobennosti etnicheskogo samosoznaniya sovremennykh buryat Rossii. Doctor of psychology Thesis. Moscow: State University of Education. 189 p. (In Russ.).
  • Dugarova, T. Ts. (2012). The person in the conditions of conjugation between the world of generic values and the world of cultures integration. Development of Personality, 1 (1), 188-207. (In Russ.).
  • Frankl, V. (1990). Man's Search for Meaning. M.: Progress Publ. 366 p. (In Russ.).
  • Ivanova, T.Yu., Leont'ev, D.A., & Rasskazova, E.I. (2016). Functions of Personality Resources in a Situation of Economic Crisis. Psychology. Journal of the Higher School of Economics, 13 (2), 323-346. (In Russ.).
  • Luriya, A.R. (1982). Etapy proydennogo puti: Nauchnaya avtobiografiya. M.: MSU Publ. (In Russ.).
  • Mukhina, V.S. (2010). Lichnost': Mify i Real'nost' (Al'ternativnyy vzglyad. Sistemnyy podkhod. Innovatsionnye aspekty). Moscow: Nacional'nyi knizhnyii tcentr. (In Russ.).
  • Mukhina, V.S., & Dugarova, T.Ts. (2010). Mental'nye osobennosti sovremennykh buryat Rossii. Development of Personality, (2), 164-175. (In Russ.).
  • Novikova, I.A. (2015). Tolerance as a factor of effective interaction in multicultural education space. Psychology of education in a multicultural space, (29), 52-62. (In Russ.).
  • Novikova, I.A., & Zhambal, O. (2015).Sootnoshenie lichnostnykh chert i mezhkul'turnoi adaptatsii u mongol'skikh studentov. Lichnost' v prirode i obshchestve: Conference Proseedings (pp. 143-146). Moscow: PFUR Publ.(In Russ.).
  • Orlova, K.V. (2014) Problemy mezhkul'turnoy kommunikatsii na primere akademicheskoy mobil'nosti studentov. Kommunikativnye aspekty yazyka i kul'tury. Conference Proseedings (pp. 29-33). Tomsk: Tomsk Politechnic University Publ. (In Russ.).
  • Pochebut, L.G. (2012). Kross-kul'turnaya i etnicheskaya psikhologiya. St.Petersburg: Piter Publ. 336 p. (In Russ.).
  • Rubinshteyn, S.L. (2012). Chelovek i mir. St.Petersburg: Piter Publ. 224 p. (In Russ.).
  • Stefanenko, T.G. (2014). Etnopsikhologiya. Moscow: Aspekt Press. 352 p. (In Russ.).
  • Sum’yaa, O. (2015). Issledovanie individual'no-psikhologicheskikh osobennostey mongol'skikh uchashchikhsya starshikh klassov. Psikhologiya i pedagogika: metodika i problemy prakticheskogo primeneniya, (4)5, 8-12. (In Russ.).
  • Vygotsky, L.S. (1984) The Collected Works, in 6 Volumes. V. 5. Child Psychology. Moscow: Pedagogika Publ. 432 p. (In Russ.).
  • Yanitskiy, M.S. (2002). Modifikatsiya metodiki R. Inglkharta dlya izucheniya tsennostey struktury massovogo soznaniya. HPSY.RU: Ekzistentsial'naya i gumanisticheskaya psikhologiya: http://hpsy.ru/public/x2489.htm (accessed December 23, 2016). (In Russ.).
  • Zhukovskaya, N.L. (1988). Kategorii i simvolika traditsionnoy kul'tury mongolov. Moscow: Nauka Publ. 194 p. (In Russ.).

Views

Abstract - 443

PDF (Russian) - 796

PlumX


Copyright (c) 2017 Dugarova T.T., Badiev I.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.