CORRELATION OF MIGRATORY ATTITUDES OF MAGADAN INHABITANTS AND FEATURES OF THEIR DEFENSIVE-COPING BEHAVIOUR

Cover Page

Abstract


The results of the empirical research of the correlation between the migratory attitudes of the inhabitants of Magadan and the features of their defensive-coping behavior are described in the article. Methods: the author’s scale of migratory attitudes of the personality, the scale of situational and personal anxiety by C.Spilberger, questionnaires “Life style index” (LSI), “Strategic Approach to Coping Scale” (SACS). The research with the participation of 68 Magadan inhabitants has shown that the inhabitants with the low level of personal anxiety, using regression as a defense mechanism, the coping forms: avoidance, indecisive actions and passive forms of coping behavior as a whole, have less expressed migratory attitudes. And on the contrary, the migratory attitudes are more likely to form in the respondents who are ready for active, resolute, constructive actions to change an unsatisfyingsituation, seek social support, take into account the needs, opinions and expectations of the immediate social environment. However, the correlations of migratory attitudes with the active forms of coping are not revealed. It means that the activity inherent in the subject does not necessarily imply a desire of migration, and can be implemented in the current region of residence.


ВведениеАктуальность изучения различных аспектов миграционных процессов связана с ростом их влияния на мировую и национальные экономики, политику, культу- ру, социальные явления. Для России проблему представляет как внешняя, так и внутренняя миграция, в частности продолжающийся отток населения с террито- рий Дальневосточного федерального округа, в том числе Магаданской области. Причиной является неравномерное экономическое развитие регионов, различия в уровне и качестве жизни в разных частях страны. В случае недостаточной удов- летворенности возможностями для реализации мотивов, целей и ценностей на актуальном месте жительства личность испытывает состояние фрустрации. Одна из возможных реакций на это состояние (кроме стратегий совладания и психо- логических защит) - формирование миграционных намерений и установок. Со- циологический анализ миграционных намерений (прямых ответов респондентовна анкеты о желании или планировании переезда) позволяет прогнозировать ко- личественные показатели объемов миграции населения. Однако для изучения психологических механизмов этого недостаточно. Положительный ответ на во- прос о желании или планировании переезда не обязательно означает готовность к осуществлению этого сложного поведения. На протяжении нескольких лет мы реализуем авторский социально-психологический подход к изучению миграци- онных установок, которые рассматриваем как разновидность социальных уста- новок, имеющих более сложную структуру. Сложность структуры обусловлена сложностью и биографической значимостью миграционного поведения, реали- зуемого на их основе. По нашему мнению, миграционные установки представ- ляют собой установочные системы, подобные описанным M.P. Zanna и Y.K. Rempel в 1988 г. (описание переведено и представлено в работе Е.П. Белинской и О.А. Ти- хомандрицкой в 2001 г.), и включают в себя когнитивные, аффективные, интен- циональные и поведенческие компоненты. Но в отличие от других аттитюдов, миграционные установочные системы характеризуются полиобъектностью (так как объект миграционной установки - система, состоящая из реального и по- тенциальных мест жительства). Также они характеризуются свернутой полисубъ- ектностью. Она проявляется в двух аспектах. Во-первых, в процессе формирова- ния миграционной установки значительную роль играет интериоризация мигра- ционных установок значимых других и их ожиданий от личности. Во-вторых, субъектом миграционных установок в большинстве случаев является семья или референтная группа (Кузнецова, 2012б; Кузнецова, 2015 и др.). На основе теоре- тических предположений о структуре миграционной установки была разработа- на авторская Шкала миграционных установок личности, представляющая собой по форме лайкертовскую шкалу, состоящую из 36 утверждений с семибалльной рейтинговой шкалой. В шкалу включены три типа утверждений: характеризую- щие компоненты установки самого респондента, компоненты миграционных установок близких, отношение близких людей к миграционным намерениям ре- спондента. Каждый тип утверждений включает в себя когнитивные, аффективные, интенциональные и поведенческие компоненты. Учитывается также суммарный балл, выражающий силу установки и сформированность всех ее компонентов (Кузнецова, Кузнецов, Фещенко, 2014).Мы предполагаем, что миграционные установочные системы имеют двой- ственную функцию: 1) создание психологических условий для преодоления фру- страции путем реального переезда; 2) компенсаторная, заключается в смягчении состояния фрустрации путем защитного фантазировании о переезде, который решит все проблемы. Основанием для постановки такой гипотезы являются ре- зультаты проведенного ранее исследования пространственно-временного струк- турирования жизненного пути северян с использованием метода интервью (Куз- нецова, Стрелков, 2015). В рамках данного исследования был выявлен и описан особый защитный механизм, присущий жителям миграционно подвижного ре- гиона, - «северная рационализация», которая представляет собой рационализа- цию личных и профессиональных затруднений при помощи оценки условий жиз- ни и деятельности как неблагоприятных и предполагает реальный или представ- ленный в фантазиях переезд.Таким образом, согласно нашей гипотезе, в условиях миграционно подвиж- ного региона миграционные установки включены в систему защитно-совладаю- щего поведения личности.Психологические защиты, описанные З. Фрейдом и А. Фрейд, - это «система регуляторных механизмов в психике, которые направлены на устранение или сведение к минимуму негативных, травмирующих личность переживаний, со- пряженных с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта. Ситуации, требующие психологической защиты, характеризу- ются реальной или кажущейся угрозой целостности личности, ее идентичности и самооценке» (Большой психологический словарь, 2006. С. 172). «Психологи- ческую защиту нельзя однозначно рассматривать как полезное или вредное яв- ление. Позволяя сохранить устойчивость личности на фоне дестабилизирующих переживаний и добиться более или менее успешной адаптации, психологическая защита в то же время лишает человека возможности активно воздействовать на ситуацию и устранить источник переживаний. Альтернативой психологической защите в подобных ситуациях может быть либо реальное вмешательство в ситу- ацию и преобразование ее, либо самоизменение, адаптация к ситуации за счет преобразования самой личности» (Там же. С. 173). Для описания такой актив- ности, начиная с работ Р. Лазаруса, используется понятие «совладание» («ко- пинг») - «психические процессы и поведение, направленные на преодоление и переживание стрессовых (кризисных) ситуаций, особенно психосоциального характера» (Там же. С. 516). Стратегии совладания отличаются от психологиче- ских защит большей сознательностью, произвольностью, целенаправленностью.Цель исследования: изучение связи миграционных установок жителей Мага- дана с особенностями защитно-совладающего поведения. Объект исследования: миграционные установки. Предмет исследования - связь между миграционны- ми установками, различными видами психологических защит и копинг-страте- гиями.Рабочие гипотезы:существует связь между миграционными установками и тревожностью (си- туативной и личностной);существует связь между миграционными установками и психологическими защитами;существует связь между миграционными установками и стратегиями пре- одоления стрессовых ситуаций.Методы исследованияВыборка. 68 человек (24 мужчин и 44 женщины) в возрасте от 25 лет до 61 года, преимущественно с высшим образованием, все жители Магадана. Средний воз- раст респондентов 35 лет.Методики исследования:«Шкала миграционных установок личности» (Кузнецова, Кузнецов, Фе- щенко, 2014), описанная выше;«Шкала личностной тревожности» и «Шкала ситуативной тревожности» Ч.Д. Спилбергера в адаптации Ю.Л. Ханина (Практикум по инженерной психо- логии и эргономике, 2003);«Индекс жизненного стиля» Р. Плутчика-Г. Келлермана, позволяющий вы- явить основные механизмы психологической защиты и оценить степень напря- женности каждого (Вассерман, Ерышев, Клубова и др., 2005);«Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (Шкала SACS С. Хобфолла) в адаптации Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой. Методика позволяет ис- следовать поведение, направленное на преодоление трудностей (Водопьянова, 2009).Статистическая обработка результатов проводилась в программе SPSS-13 for Windows с использованием коэффициента ранговой корреляции Спирмена и U-критерия Манна-Уитни.РезультатыПри проверке первой рабочей гипотезы с использованием коэффициента ран- говой корреляции Спирмена не выявлено прямой связи исследуемых показателей (показателей шкалы миграционных установок и показателей ситуативной и лич- ностной тревожности). Для уточнения характера связи выборка была разбита на группы с низкой, умеренной и высокой ситуативной тревожностью согласно нор- мам по методике. В этих группах испытуемых при помощи U-критерия Манна- Уитни проведено попарное сравнение по каждой шкале методики «Шкала ми- грационных установок». Выявлено значимое превышение показателя по шкале«ожидания близких» (при p  0,05) в группе испытуемых с низкой ситуативной тревожностью (M = 58,0) по сравнению с испытуемыми с высокой ситуативной тревожностью (M = 47,1) (табл. 1).Сравнение показателей по шкале миграционных установок в группах с низкой и высокой ситуативной тревожностью(Comparison of Scale of migratory attitudes indicators in groups with low and high situational anxiety)Таблица 1Шкала миграционных установокобщий показатель установкиустановка субъектаустановка близкихожидания близкихU41,00046,50057,00036,000p0,0770,1470,4000,040Далее выборка была разбита на группы с низкой, умеренной и высокой лич- ностной тревожностью. В выделенных подгруппах проведено попарное сравнение по шкалам методики миграционных установок с помощью U-критерия Манна- Уитни. Было получено статистически значимое превышение общего показателя миграционной установки (при p  0,05) в группе с умеренной личностной тре- вожностью (M = 161,9) по сравнению с группой с низкой личностной тревожно- стью (M = 120,6), а также превышение по шкале собственной установки субъек- та (при p  0,05) в группе с умеренной личностной тревожностью (M = 51,3) по сравнению с группой с низкой личностной тревожностью (M = 32,0). Результаты отражены в табл. 2.Сравнение показателей по шкале миграционных установок в группах с низкой и средней личностной тревожностью(Comparison of indicators on a scale of migratory attitudes in groups with low and average personal anxiety)Таблица 2Общий показатель установкиУстановка субъектаУстановка близкихОжидания близкихU80,50066,50095,50099,500p0,0450,0160,1190,150Таким образом, первая рабочая гипотеза о прямой связи между миграцион- ными установками и тревожностью (ситуативной и личностной) не подтвердилась. Однако выявлен более высокий уровень миграционной установки (общего уров- ня и собственной установки субъекта) в группе с умеренной личностной тревож- ностью по сравнению с группой с низкой личностной тревожностью. Также вы- явлен более высокий уровень ожиданий миграционной активности со стороны близких в отношении испытуемых с низкой ситуативной тревожностью по срав- нению с испытуемыми с высокой ситуативной тревожностью.При проверке второй рабочей гипотезы не удалось выявить связи между ми- грационной установкой, ее компонентами и такими психологическими защита- ми, как «вытеснение», «замещение», «отрицание», «проекция», «компенсация»,«гиперкомпенсация», «рационализация» и общей напряженностью защит. Вы- явлены обратные связи (при p  0,05) между показателями шкалы «регрессия» и компонентами шкалы миграционной установки: общим показателем Шкалы ми- грационной установки, собственной установкой субъекта, ожиданиями близких. Это может означать, что чем более характерна для субъекта психологическая за- щита в форме регрессии, тем менее у него самого выражены миграционные уста- новки и тем менее близкие ожидают от него миграционной активности. Резуль- таты представлены в табл. 3.Связь между показателями Шкалы миграционных установок и опросника Индекс жизненного стиля(Correlation between indicators of the Scale of migratory attitudes and a questionnaire the Life style index)Таблица 3Шкала миграционных установокШкала «Регрессия»Общий показатель шкалыr-0,258p0,034Установка субъектаr-0,270p0,026Установка близкихr-0,199p0,104Ожидания близкихr-0,271p0,025Итак, вторая рабочая гипотеза частично подтвердилась в отношении такой формы психологической защиты, как «регрессия».Результаты проверки третьей рабочей гипотезы представлены в табл. 4. По- скольку методика «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» позволяет вы- числять абсолютные значения каждой модели поведения, а также долю каждой модели поведения у конкретного лица, корреляционный анализ шкал этой ме- тодики и показателей Шкалы миграционных установок был проведен дважды (по абсолютным значениям и по процентным долям). Корреляционный анализ по вторичным индексам (активное преодоление, пассивное преодоление, индекс конструктивности) проводился однократно (так как вычисление процентных долей по ним не предусмотрено).Связь между показателями Шкалы миграционных установок и методикой «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (Correlation between indicators of the Scale of migratory attitudesand a technique of Strategic Approach to Coping Scale)Таблица 4Шкалы и индексы методики Стратегии преодоления стрессовых ситуацийСубшкалы Шкалы миграционных установокобщий показатель шкалыустановка субъектаустановка близкихожидания близкихАссертивные действияΣr-0,135-0,200-0,065-0,020p0,2750,1050,6030,874%r0,006-0,010-0,0320,102p0,9590,9340,7980,411Вступление в социальный контактΣr-0,060-0,130-0,0450,048p0,6280,2930,7150,699%r0,0700,046-0,0300,145p0,5750,7140,8100,241Поиск социальной поддержкиΣr0,1590,1320,1620,145p0,1980,2880,1900,242%r0,2940,3050,1890,280p0,0160,0120,1250,022Осторожные действияΣr-0,261-0,288-0,086-0,281p0,0330,0180,4910,021%-0,139-0,120-0,081-0,1750,2660,3360,5160,161Импульсивные действияΣr0,010-0,1100,0230,065p0,9360,3760,8560,598%r0,1230,0400,0650,162p0,3210,7470,5990,191ИзбеганиеΣr-0,316-0,323-0,147-0,370p0,0090,0080,2360,002%r-0,286-0,246-0,180-0,368p0,0190,0450,1440,002Манипулятивные действияΣr-0,154-0,1650,022-0,146p0,2130,1820,8630,240%r-0,107-0,061-0,012-0,119p0,3880,6240,9250,338Окончание табл. 4Шкалы и индексы методики Стратегии преодоления стрессовых ситуацийСубшкалы Шкалы миграционных установокобщий показатель шкалыустановка субъектаустановка близкихожидания близкихАсоциальные действияΣr-0,162-0,217-0,021-0,143p0,1890,0770,8630,247%r-0,116-0,149-0,014-0,111p0,3490,2300,9100,371Агрессивные действияΣr-0,056-0,0900,047-0,105p0,6520,4690,7030,396%r0,0390,0050,110-0,020p0,7520,9690,3770,871Активное преодолениеΣr0,021-0,0620,0600,123p0,8620,6160,6280,316Пассивное преодолениеΣr-0,221-0,256-0,077-0,260p0,0700,0350,5320,032Индекс конструктивностиΣr0,1940,1840,0890,280p0,1130,1330,4690,021Примечание: статистически значимые коэффициенты выделены полужирным шрифтом.Связей между шкалами миграционных установок и такими копинг-стратеги- ями, как «ассертивные действия», «вступление в социальный контакт», «импуль- сивные действия», «манипулятивные действия», «асоциальные действия», «агрес- сивные действия», не выявлено.Наиболее тесные обратные связи (при p  0,01) выявлены между показателями шкалы миграционной установки и абсолютными значениями стратегии «избега- ние», а именно: обратная связь между общим показателем миграционной уста- новки и «избеганием», обратная связь между установкой субъекта и «избеганием», а также при p  0,001 обратная связь между ожиданиями близких в отношении субъекта и «избеганием». Аналогичные (но несколько менее тесные связи) полу- чены при корреляции Шкалы миграционных установок и шкалой «избегание» в процентных долях.Значимые обратные связи (при p  0,05) также выявлены между показателями миграционной установки и абсолютными значениями копинг-стратегии «осто- рожные действия», а именно: между «осторожными действиями» и общим по- казателем миграционной установки, собственной миграционной установкой субъекта и между ожиданиями близких в отношении миграционной активности субъекта.Прямая корреляционная связь (при p  0,05) выявлена между процентными долями шкалы «поиск социальной поддержки» и такими показателями шкалы миграционных установок, как общий показатель миграционной установки, соб- ственная установка субъекта и ожидания близких в отношении субъекта.Связи миграционных установок с активными способами преодоления не об- наружено. Выявлены обратные связи (при p  0,05) между показателями «пассив-ное преодоление» и собственной миграционной установкой субъекта, а также ожиданиями близких.Также выявлена прямая значимая корреляция (при p  0,05) между ожидани- ями миграционной активности от субъекта со стороны близких и «Индексом кон- структивности». Таким образом, третья рабочая гипотеза подтвердилась.Обсуждение результатовРезультаты показывают, что личностная тревожность у жителей Магадана не связана напрямую с выраженностью миграционных установок. Но у жителей с низкой личностной тревожностью менее выражены миграционные установки (в отличие от жителей с умеренной личностной тревожностью). Анализ данных по- казывает, что группа высокотревожных жителей неоднородна по выраженности миграционных установок, в ней обнаруживается большой разброс данных - от очень низких до очень высоких. Видимо, для того, чтобы возникла определенная готовность к такой сложной активности, как подготовка к переезду на новое ме- сто жительства, требуется оптимальный уровень напряженности. Обращает на себя внимание, что близкие люди в большей степени ожидают миграционной активности от тех жителей Магадана, которые имеют низкую ситуативную тре- вожность, т.е. в данный момент не находятся в состоянии стресса и способны к рациональному целенаправленному поведению. Можно предположить, что это связано с условиями, сложившимися в Магаданской области в настоящее время: часть жителей реализует свои потребности и цели на своем месте жительства, другие жители могут быть не вполне удовлетворены качеством жизни, но условия не являются экстремальными и не побуждают их к экстренному вынужденному переселению.Из всех психологических защит у жителей Магадана только регрессия имеет корреляцию с выраженностью миграционных установок, причем обратную. Ре- грессия - это механизм психологической защиты, особенностью которой явля- ется «возврат к предыдущим формам развития мысли, объектных отношений, структуры поведения» (Лапланш, Понталис, 1996. C. 417). «При этой форме за- щитной реакции личность, подвергающаяся действию фрустрирующих факторов, заменяет решение субъективно более сложных задач на относительно более про- стые и доступные в сложившихся ситуациях» (Вассерман, Ерышев, Клубова и др., 2005. С. 24). Для регрессии характерно использование простых и привычных поведенческих стереотипов, а также импульсивность и слабость эмоционально- волевого контроля, свойственная психопатическим личностям (Там же). Можно считать, что жители Магадана, имеющие высокий уровень миграционных уста- новок, отличаются противоположными качествами, а именно уравновешенно- стью, целенаправленностью, произвольностью, готовностью к осуществлению сложной многоэтапной деятельности. Обратная корреляция регрессии и шкалы«ожидания близких» методики исследования миграционных установок показы- вает, что такой же целенаправленности в реализации миграционного поведения от субъекта ожидают и ближайшее окружение. Этот результат и отсутствие других корреляций шкалы миграционных установок и психологических защит позволя-ет сделать вывод о том, что сформированные миграционные установки не имеют отношения к психологическим защитам и представляют собой сознательные, произвольные, целенаправленные формы поведения. Наша гипотеза о компен- саторной функции миграционных установок в виде защитного фантазирования не находит эмпирического подтверждения. Это может быть связано с особенно- стью методики «Шкала миграционных установок». Более высокие баллы по каж- дой шкале, так же как и суммарный балл имеют субъекты, у которых сформиро- ваны все компоненты: когнитивный, аффективный, интенциональный и пове- денческий. Другими словами, для того, чтобы набрать высокие баллы по каждой шкале, мало фантазировать о переезде, нужно положительно ответить на вопро- сы и о соответствующем подготовительном поведении (например, поиске жилья, работы в предполагаемом месте переезда). Можно предположить, что фрагмен- тарные миграционные установки, в которых, например, недостаточно сформи- рован когнитивный и поведенческий компоненты, могут играть компенсаторную роль в ситуации фрустрации. Но для проверки предположения о связи отдельных компонентов установки и психологических защит требуется более подробный анализ данных.Результаты исследования показали наличие ряда обратных корреляций между стратегиями совладания с миграционными установками. Содержательно данные показывают, что жители Магадана, которым свойственны пассивные способы совладания в целом и в частности стратегии избегания (уход от проблем вместо попытки их решения) и осторожные действия, имеют менее выраженные мигра- ционные установки, чем жители, не использующие такие стратегии. Отметим также, что от жителей, использующих такие стратегии, как избегание и осторож- ные действия, а также пассивные стратегии преодоления в целом, близкие для них люди не ожидают миграционной активности (по крайней мере со слов самих респондентов). А вот от субъектов с высокими показателями «индекса конструк- тивности», наоборот, ожидают. Таким образом, можно предположить, что мигра- ционные установки с большей вероятностью сформируются у таких субъектов, которые готовы к активным решительным конструктивным действиям по изме- нению неудовлетворяющей ситуации, учитывают потребности, мнения и ожи- дания ближайшего окружения и готовы к сотрудничеству. Это подтверждается прямой корреляционной связью между шкалой «поиск социальной поддержки» и рядом шкал Шкалы миграционных установок.Однако связи миграционных установок с активными способами преодоленияне выявлено. Это означает, что активность, присущая субъекту, не обязательно предполагает желание переезда и может реализовываться на актуальном месте жительства.Следовательно, нельзя утверждать категорично, что активные жители имеют миграционные установки, а пассивные не имеют. Для жителей, прибегающих к пассивным (осторожным, избегающим) стратегиям совладания, использующих регрессивные защиты, действительно, миграционные установки не характерны; а активные жители могут их иметь или не иметь. Учитывая скромные цифры при- тока населения в Магаданскую область в последние десятилетия, выявленнаяасимметричная закономерность позволяет прогнозировать постепенное нако- пление на данном месте жительства более пассивного населения.ВыводыИсследование связи миграционных установок жителей Магадана с особен- ностями защитно-совладающего поведении показало следующее.Для формирования миграционных установок как готовности к переезду на другое место жительства требуется умеренный уровень личностной тревожности.Гипотеза о компенсаторной функции миграционных установок в виде защит- ного фантазирования не нашла эмпирического подтверждения. Сформированные во всех компонентах миграционные установки имеют слабое отношение к пси- хологическим защитам и представляют собой готовность к осуществлению слож- ной многоэтапной деятельности по переезду. Обнаружена лишь обратная связь уровня миграционной установки (собственной и суммарного показателя) и такой психологической защиты, как регрессия.Жители Магадана, которым свойственны формы совладания: избегание (уход от проблем вместо попытки их решения), осторожные действия и пассивные спо- собы совладания в целом, имеют менее выраженные миграционные установки, чем жители, не использующие такие стратегии. И наоборот, миграционные уста- новки с большей вероятностью сформируются у субъектов, готовых к активным решительным конструктивным действиям по изменению неудовлетворяющей ситуации, учитывающих потребности, мнения и ожидания ближайшего окруже- ния, готовых к сотрудничеству и обращению за социальной поддержкой. Однако связи миграционных установок с активными способами преодоления не выяв- лено. Это означает, что активность, присущая субъекту, не обязательно предпо- лагает желание переезда и может реализовываться на актуальном месте житель- ства.

Snezhana A Kuznetsova

North-East State University

Author for correspondence.
Email: snejana.mgdn@mail.ru
Portovaya str., 13, Magadan, Russia, 685000

  • Belinskaya, E. P., & Tikhomandritskaya, O. A. (2001). Sotsial'naya psikhologiya lichnosti. Moscow: Aspekt Press. (In Russ.)
  • Bol'shoy psikhologicheskiy slovar' (2006) St.Petersburg: Praym-EVROZNAK.
  • Kuznetsov, I. Yu., Kuznetsova, S. A. (2003). Samoopredelenie lichnosti na zhiznennom puti. Magadan: Kordis. (In Russ.)
  • Kuznetsova, S. A. (2012a). Social-psychological interpretation of the notion “migratory guideline”. Vestnik Severo-Vostochnogo gosudarstvennogo universiteta, (18), 8-11. (In Russ.)
  • Kuznetsova, S. (2012b). Migratory attitudes as a specific kind of social attitudes. Bulletin of Peoples' Friendship University of Russia. Series: Psychology and Pedagogics, (4), 61–65. (In Russ.)
  • Kuznetsova S.A. (2013). Migration attitudes as the subject of social psychological research. Social Psychology and Society, (4), 34–46. (In Russ)
  • Kuznetsova, S. A. (2015). Migratory attitudes of Magadan inhabitants with different level of subjective control. Bulletin of Peoples' Friendship University of Russia. Series: Psychology and Pedagogics, (3), 75-83. (In Russ.)
  • Kuznetsova, S. A., Kuznetsov, I. Yu., & Feshchenko, A. V. (2014). Working out a scale of migratory attitudes of the person. Bulletin of Peoples' Friendship University of Russia. Series: Psychology and Pedagogics, (1), 83-90.
  • Kuznetsova, S. A., & Orekhova, A. O. (2015). Features of Time Perspectives in High School Students in the Migration Mobility Region (on Example of Magadan). Psychological Science and Education psyedu.ru, 7 (1), 56–68. doi: 10.17759/psyedu.2015070106. (In Russ.)
  • Kuznetsova, S. A., & Strelkov, Yu. K. (2015). Northerners' way of life space-temporal structuring. The Psychology World, (4), 156 – 167. (In Russ.)
  • Laplansh, Zh., & Pontalis, Zh.-B. (1996). Slovar' po psikhoanalizu. Moscow: Vysshaya shkola. (In Russ.)
  • Praktikum po inzhenernoy psikhologii i ergonomike (2003). Moscow: “Akademiya” Publ. (In Russ.)
  • Vasserman, L. I., Eryshev, O. F., Klubova, E. B., Petrova, N.N., Bespal'ko, I. G., Osadchiy, I. M. et al. (2005). Psikhologicheskaya diagnostika indeksa zhiznennogo stilya. St. Petersburg: SPbNIPNI im. V.M.Bekhtereva Publ. (In Russ.)
  • Vodop'yanova, N. E. (2009). Psikhodiagnostika stressa. St. Petersburg: Piter. (In Russ.)
  • Zanna, M. P., Rempel, J. K. (1988). Attitudes: A new look at an old concept. In Bar-Tal D., & Kniglanski A. W. (Eds.). The social psychology of knowledge. New York.

Views

Abstract - 286

PDF (Russian) - 853


Copyright (c) 2017 Кузнецова С.А.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.