ON THE NEED TO HARMONIZE THE LANGUAGE OF INTERACTION IN A CLOSELY RELATED BILINGUALISM

Cover Page

Abstract


The article analyzes the current state of the bilingual linguistic space of Ukraine, which citizens are currently using in all spheres of communication two closely related Slavic languages: Ukrainian and Russian. Attention is drawn to the fact that, taking into account the achievements of modern linguistics and a complex of areas adjacent to linguistics (in particular, the theory of intercultural communication, psycholinguistics, sociolinguistics, etc.), it became possible to form a more solid theoretical basis, which fully confirms the need for all-round approach. On the need for all possible support in the implementation of language policy in a country with clear biculturalism and bilingualism of balanced bilingualism and, accordingly, categorical inadmissibility of violating the linguistic rights of Russian speakers in this country.


…с языком, с человеческим словом, с речью, безнаказанно шутить нельзя; словесная речь человека, эта видимая, осязаемая связь, союзное звено между телом и духом: без слов нет сознательной мысли, а есть разве одно только чувство и мычание [1]. Владимир Иванович Даль, Казак Луганский. Напутное слово (1862) 1. ВВЕДЕНИЕ На территории современной Украины испокон веков сосуществовали представители разных этносов, и самыми многочисленными этническими группами всегда были русские и украинцы. Духовное родство, обусловленное принадлежностью обоих народов к древнейшей славянской (более определенно - восточнославянской) цивилизации, несомненная общность развившихся из одного источника (язык Киевской Руси) языков и культур на протяжении веков формировали уникальное этнокультурное пространство, отличительная черта которого на сегодня - диалогичность практически всех социально-культурных, этнопсихологических и иных процессов, протекающих в современной Украине, и в особенности на отдельных ее территориях (Донбасс и др.) Постулат о диалогичности социально-культурного контекста, сложившегося в современной Украине, на протяжении более чем двух десятилетий (по сути, со времени возникновения Украины как независимого государства в 1991 году) служит лейтмотивом множества научных гуманитарных исследований, постоянно звучит на научных конференциях, предлагается для обсуждения в СМИ. Сказанное подтверждается множеством источников, например, в материалах международной научно-практической конференции с весьма показательным, на авторский взгляд, названием: «Диалог украинской и русской культур как фактор межэтнического согласия в Украине», проведенной в Киеве еще в октябре 1996 года, отмечалось, что «Русская культура - это огромный пласт в пространстве духовной культуры украинского общества. Она является общим достоянием всех граждан нашей страны и выступает личностноформирующим фактором для большинства ее жителей. … Украиноязычные и русскоязычные участники конференции осознают свою огромную ответственность за межнациональный мир и согласие в украинском обществе и будут прилагать усилия по созданию в обществе атмосферы культурной и языковой толерантности, преодолению этнических предрассудков. Они заявляют о неприемлемости для нашего общества как идей русификации, так и представлений об украинофобстве русской культуры. Они отбрасывают как несостоятельную теорию о борьбе украинской и русской культур. Обе эти культуры являются живительным источником для формирования у личности общечеловеческих ценностей» (выделено мною. - И.З.) [2. С. 7]. Однако, несмотря на признаваемую сегодня практически всеми исследователями аксиоматичность положения о том, что язык, и в первую очередь - родной язык является одной из важнейших (а по мнению многих исследователей - самой важной) составляющих любой культуры, выраженная диалогичность культурноязыковых процессов в современном украинском обществе настойчиво игнорируется властными государственными структурами разных уровней: сфера применения русского языка, родного для значительного количества украинских граждан, постоянно неоправданно сужается. 2. ОБСУЖДЕНИЕ Современным гуманитарным знанием (исследованиями психологов, философов, педагогов и других специалистов) убедительно доказано, что качественное овладение родным языком не только формирует необходимую базу для эффективного усвоения любого другого (чужого) языка (языков), но и существенно влияет на гармоничное становление человеческой личности, формирует ее необходимые компетенции: языковую, речевую и коммуникативную. Совершенно очевидно сегодня и то, что переход с родного языка на другой неизбежно сопровождается существенными социопсихологическими и нравственными потерями, хотя он может быть вызван и причинами ненасильственного характера - тем или иным социально-психологическим мотивом и др. В то же время и в подобных случаях утрата родного языка как функционально первого в общекультурном плане не может считаться гуманистической, так как при этом разрывается связь между крайне важными для самоидентификации личности категориями. Об определяющем воздействии языка на духовное развитие этноса неоднократно писали многие виднейшие ученые, среди которых немец Вильгельм фон Гумбольдт; выдающийся украинский ученый - создатель Харьковской лингвистической школы А.А. Потебня; один из основоположников американского языкознания Эдвард Сепир и многие др. Особую ценность для выработки сегодня в постсоветских странах принципов национально-языковой политики представляет, на взгляд автора, концепция одного из крупнейших теоретиков-лингвистов конца ХIХ и начала ХХ веков И.А. Бодуэна де Куртенэ. На современном этапе развития науки представителями различных областей научного знания - как традиционных, так и новейших (лингвокультурология, этнолингвистика, психолингвистика, социолингвистика и др.) - со всей очевидностью доказано, что родной язык - один из основных признаков этнической (национальной) принадлежности человека, причем признаков, которые особенно важно принимать во внимание при регулировании любых политических и социальных процессов на территории полиэтнических государств. «Языковая практика современности убедительно свидетельствует, что возможность пользоваться родным языком в многонациональном обществе сохраняет культурные ценности, поддерживает языковое и культурное равноправие живущих на одной территории народов, создает новые условия для полного самовыражения и духовного развития личности» [3. С. 209]. Представляется, что существенным теоретическим подспорьем для решения означенных проблем может быть активно развивающаяся сегодня междисциплинарная область - «Межкультурная коммуникация» (в программу высшей школы, соответственно, введена такая дисциплина, как «Введение в межкультурную коммуникацию»). Среди прочего, эта область обратила особое внимание на различные причины появления такого явления, как билингвизм, проанализировав его разновидности и формы существования в различных социально-политико-культурных контекстах. Собственно явление билингвизма также получило в рамках теории межкультурной коммуникации более глубокое и многостороннее истолкование: «билингвизм - bilingualism/bilinguality < лат. bi- ‘два’ + lingua ‘язык’: 1. Практика попеременного пользования двумя языками (У. Вайнрайх, 2000; Uriel Weinreich, 1953). 2. Владение двумя языками и умение с помощью них осуществить успешную коммуникацию (Л.В. Щерба). В зарубежной лингвистике господствует точка зрения, что о двуязычии можно говорить уже тогда, когда коммуниканты могут успешно общаться даже при минимальном знании языков. 3. «Одинаково совершенное владение двумя (языками)» [4. С. 37]. Из выявленных исследователями разновидностей билингвизма, с точки зрения автора, наиболее оптимальным для современной Украины было бы всестороннее содействие развитию сбалансированного билингвизма (амбилингвизм, эквилингвизм) - ср.: «билингвизм сбалансированный - balanced bilingualism - двуязычие, при котором человек в равной мере владеет двумя языками, может употреблять их во всех сферах деятельности, при этом не происходит влияния одного языка на другой, т.е. ситуация характеризуется равными уровнями языковой компетенции билингва. То же самое амбилингвизм, эквилингвизм. Ср. билингвизм координатив- ный» [4. С. 44] - либо же билингвизма координативного: «билингвизм координативный - co-ordinate/coordinative bilingualism. - Одинаково эффективное использование индивидом двух языковых систем, овладение которыми произошло в разных ситуациях. В отличие от смешанного билингвизма, при координативном билингвизме две языковые системы сосуществуют в сознании билингва параллельно, независимо друг от друга, и не смешиваются в речевом общении» [4. С. 41]. Именно поддержка заложенной реально существующими в государстве бикультурностью и билингвизмом диалогичности общественного взаимодействия могла бы сформировать так необходимое сегодня для Украины взаимопонимание и взаимоуважение всех ее граждан. 3. ВЫВОДЫ Все изложенное, как представляется, подводит к абсолютно недвусмысленному выводу о необходимости всеми возможными средствами и способами (усилиями в первую очередь - политиков, а также педагогов, деятелей культуры и всех небезразличных к судьбе своего родного языка) гармонизировать контакты языков, функционирующих в полиэтническом (чаще всего - билингвальном) обществе, поскольку это, вне всякого сомнения, служит залогом гармоничного и, как следствие - успешного развития и общества в целом, и его отдельных представителей.

Iryna P Zaitseva

Vitebsk State University named after P.M. Masherov

Author for correspondence.
Email: irinazaj91@mail.ru
Moskovskij prospekt, 33, Vitebsk, Belarus, 210038

Doctor in Philology, Professor, Head of the Department of World Languages, Vitebsk State University named after P.M. Masherov

  • Dal V.I. Naputnoe slovo [Words of advice] (chitano v Obshchestve lyubitelei rossiiskoi slovesnosti v Moskve, 21 aprelya 1862 g.) / V.I. Dal’ / Dal’ V.I. Tolkovyi slovar zhivogo velikorusskogo yazyka. Vol. 1. Moscow: Russkii yazyk, 1978. (InRuss).
  • Fateeva N.V. Ne protivoctoyanie, a vzaimoponimanie [Not confrontation, but understanding]. Russkaya slovesnost v shkolah Ukrainy. 1997. № 1. (In Russ).
  • Mechkovskaya N.B. Sotsialnaya lingvistika [Sociolinguistics]. Moscow: Aspect Press, 2000. 208 p.
  • Zhukova I.N. Slovar terminov mezhkulturnoi kommunikatsii [Dictionary of terms of Intercultural Communication] / I.N. Zhukova, M.G. Lebedko, Z.G. Proshina, N.G. Yuzefovich; pod red. M.G. Lebedko, Z.G. Proshina. Moscow: FLINTA; Nauka, 2013. 632 p. (In Russ).

Views

Abstract - 95

PDF (Russian) - 46


Copyright (c) 2017 Zaitseva I.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.