ELENA ZEYFERT. «PLAVIL'NAYa LODOChKA» (FRAGMENT «KARAGANDINSKOY POVESTI»)

Abstract



Дом на самой окраине Транспортного цеха, на двух хозяев: у Зигфридов синие ставни, у Бекеновых зеленые. На следующий год наоборот, хотя красят, не сго- вариваясь.Бабушка замешивает тесто. У Ани и Йоханны слюнки текут! Баба Роза назы- вает это блюдо штрудель, но соседка, старенькая тетя Паулина, поправляет ее - викелсклейс, Роза, или на кислом-то тесте хейфеклейс, а штрудель, Роза, сладкий! Бабушка сердится - с ума ты выжила, Паулина, это штрудель! И вообще - го- вори по-русски, здесь обе мои внучки, в советской стране живем. Мягкое тесто раскатывается на тонкие большие блины, они целиком смазываются подсолнеч- ным маслом и заворачиваются в длинный рулет. Кусочки этого рулета кладу на кубики картошки - она уже тушится в большом казанке - и в тающем сливочном масле растут под закрытой крышкой. «Дальше Караганды не сошлют», - бормо- чет Роза, закидывая кухонное полотенце на плечо. Радио тихонько рассказывает«Судьбу человека», актер читает с надрывом, полушепотом, слышно каждое слово.Дядя Эдик и его старший сын Костя балагурят, а баба Роза на них не нады- шится - приехали навестить ее сын и внук.Ань, ты где? - кричит Костя. - Кого ты любишь больше - бабу Розу или бабу Марийку?Анютка вбегает на кухню и с ходу:Конечно, бабу Розу, у нее штрудли без капусты и мяса!А ты, Иванка? - ведь близняшка Ани уже тут как тут.Я больше люблю бабу Марийку, папа похож на нее, и я тоже. Мы немцы.И баба Роза - немка!Йоханна смущенно опускает ресницы, смотрит в пол. Черноволосая красави- ца Роза подходит к ней, гладит внучку по золотой, цвета луковицы голове.Мама режет лук. А пальцы ее в синих полосках краски (недавно красила став- ни), и Анины щеки тоже. Одна из яблонь, перегнувшись через забор, плодоносит в огород к Бекеновым, яблоки ее нежны. Выйдешь из дома, впереди барак с огром- ным тополем, а за ним терриконы двенадцатой шахты, виадук, по нему идут ма- шины и редкие автобусы в Старый город. До школы минут десять проселочной дорогой вглубь поселка. А у бабы Марийки крайний дом в другом конце Транс- портного цеха, до него полчаса: внутри там такой порядок и стерильная чистота, что хочется разуться, особенно если ты босиком.Шестилетняя Аня всюду ходит по пятам за отцом, а это не так и просто. Отец как маленькая, мускулистая пчела. Он всегда что-то строит - летнюю кухню, сарай, или ремонтирует дом и хозяйственные постройки, или возится с землей.«Скрепер!» - кричит глазастый отец, завидев машину еще на трассе, и бежит к калитке в кирзовых сапогах встречать землю. Скрепер привозит отцу все новые срезы земли, Аня уже привыкла к железному чудищу и к его необычному имени. Машина пышет железным жаром и словно ест сама себя. Огромный желто-чер- ный кузнечик, сколько локтей и колен!<…>На столе готовый штрудель в глубоком синем блюде, пар над ним. Картошеч- ка в сливочном масле на дне, пышное дышащее тесто. Мама, побольше клади мне, полную тарелку с горкой, и дай мне большую ложку!***Отец вырезает кукольную мебель из жести. В ход идут высокие жестяные бан- ки из-под иваси - отец режет из их стенок стульчики, столики, кроватки, диван- чики. Даже шкафчики - дверцы к ним приделывает проволокой. В летней кухне по левую сторону дивана живут Анины куклы, по правую - куклы Йоханны. У каждой семьи своя мебель, есть спальня, гостиная, кухня, прихожая. Куколки маленькие, дети называют их пупсиками. У Ани два мальчика - Костя и Миша. Костя резиновый, у него карие глаза и каштановые литые волосы с завитками на затылке, у пластмассового Миши прическа цвета его тела.На круглом столе вертится юла, в ней заснеженный лес, идет снежок, лошад- ка везет карету, в ней мишка в барской шубке.В последние дни августа кукольные семьи переезжают из летней кухни в дом. Между строениями - три сбитые в плот доски, сестры, собрав пупсиков и их по- житки в два больших бабушкиных платка, бегут по крашеной доске в дом. А в освободившиеся кукольные квартиры мама сыплет в одну красные помидоры, в другую - зеленые. Помидоров много! Их будут мариновать, закатывать из них лечо с болгарским перцем, резать свежими в салат, дарить и продавать, набирая ведра с горкой и обвязывая их штапельными платками, чтобы плоды не рассы- пались.Некоторые помидоры лежат, зреют до самой зимы, уже в доме, под бабушки- ной кроватью. А зимой в летней кухне холодно, как на улице. Отец держит там мешки с комбикормом для свиней и зерно для кур.Под Старый Новый год одиннадцатилетняя Йоханна с одноклассниками идет петь колядки, они берут с собой новогодние маски, у Йоханны мордочка белки. У Витьки Ковалева не просто маска, а костюм волка - к своему тулупу он при- цепил волчью шкуру. Едва живые от страха, дети забегают даже к цыганам, в дом, при котором пункт приема стеклопосуды. И те, удивленные, радуясь ребятишкам, дают целых шесть рублей и много шоколадных конфет. Йоханна снимает маску, чтобы осмотреться, вдохнуть обстановку. Пахнет куревом, соревнуются в силе яркая роскошь и яркая бедность. Курчавый седой цыган берет девочку за руку, спрашивает, как ее зовут, и дивится, сокрушенно качая головой: «А почему же тебя зовут, как мальчика?» Йоханна опускает глаза. У него черные волосы, но совершенно седая борода. Цыгане живут в середине поселка, а впереди еще мно- го домов, но и мешок у детей большой! Дети бегут дальше, рассуждая, настоящая ли была борода у цыгана?SUPPORTMENTS141Зейферт Eлена. Вестник РУДН. Серия: Вопросы образования: языки и специальность.2017. Т. 14. № 1. С. 140-142На самом конце Транспортного Цеха - дом бабушки Марийки. Ребята сту- чатся в калитку, громко лает собака, но притихает, узнав Йоханну. Крепкая, строй- ная, бабушка выходит из дома во двор и кричит: «Кто там?» В ответ раздается пение:Сеем, веем, повеваем,С Рождеством вас поздравляем! Вы Христа прославляйте, Угощенья нам давайте!Прочь, прочь, - кричит строгая баба Марийка. - Мы немцы, Старый Но- вый год не празднуем, не нужны нам колядки. Ходят тут, народ пугают.Баба Маша! - кричит Витька. - А здесь ваша внучка - Иванка! - ребята выталкивают робкую Йоханну вперед.Внучка моя? - потеплевшим голосом спрашивает бабушка Марийка, у нее к тому времени уже больше двадцати внуков от девяти ее детей. - А чья дочка?Дочка дяди Ивана!Через несколько минут ребята сидят на полу в доме у бабушки Марийки, рас- сыпав по ковру вырученные конфеты и деньги, весело их считают и делят. Тут же пробуют конфеты и разбрасывают фантики. Йоханна в ужасе - у бабули в чистых носочках обычно нельзя пройти в гостиную, а тут она пустила всех в верхней одежде, и так намусорили на богатом ковре!А бабушка готовит им чай с молоком и все бормочет, извиняясь:Ох, не узнала свою рыженькую внучку! Но мы немцы, у нас праздники дру- гие.

- -

Views

Abstract - 131

PDF (Russian) - 258


Copyright (c) 2017 - -.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.