ON THE PROBLEM OF OPTIMIZATION: TRAINING RUSSIAN AS A FOREIGN LANGUAGE (PROPOSAL LEVELS OF LINGUO- DIDACTICAL REPRESENTATION)

Abstract


The article substantiates necessity of the proposals tiered analysis for foreign students for the purpose to detect denotative and significate components in content. The theory of speech activity (psycholinguistics) by A. Leontiev should be considered as a methodological basis of teaching Russian syntax for foreigners.In this article are related, on the one hand, the stages of speech production and, on the other hand, levels of proposals as remarks in Linguo-didactical language model in M. Vsevolodova’s concept. It is concluded that there is a complete correspondence between the Linguo-didactical description of sentence as a remark in functional-communicative grammar (M. Vsevolodova’s and others approach) and the Theory of Speech activity by A. Leontiev. Explanation syntactic semantics should be done not only “from the form” (specify the type of “follow the pattern”), but also taking into the denotative roles account, that is, the way from content. This Linguo-methodical approach is communicative in nature, since it corresponds to the mechanism of human speech production.

ВведениеЯзык как система систем репрезентируется в речевой деятельности его носи- телей - членов языкового коллектива. Поэтому в прикладных (педагогических) целях возникает необходимость выхода из области собственно лингвистики в приграничную область - в психолингвистику. «В психолингвистике… в фокусе находится связь между содержанием, мотивом и формой речевой деятельности, с одной стороны, и между структурой и элементами языка, использованными в речевом высказывании, с другой» [2. С. 16]. Онтологическое триединство языка, мышления и мира отражается в системе категорий психолингвистики «языковая способность» - «речевая деятельность» - «язык».Говорение играет ведущую роль при коммуникативном подходе к обучению, данный вид речевой деятельности признается главным критерием владения ино- странным языком и стимулом к его дальнейшему изучению. «Научиться гово- рить - значит научиться строить высказывание» (М.М. Бахтин [Цит. по: 4. С. 41- 46]). Теория речевой деятельности признается краеугольным камнем отечествен- ной лингводидактики, что требует выхода на уровень предложения-высказывания. Поэтому для прикладных (педагогических) целей чрезвычайно важно соотноситьмоделирование языка как объекта обучения с глубинными когнитивными струк- турами субъекта обучения.Мы исходим из того, что денотативный уровень предложения-высказывания (ПВ) соотносится с уровнем мотивации; коммуникативный уровень ПВ - с уров- нем замысла (во внутренней речи - актуального членения на тему и рему) и ре- ализации (механизм актуализации, линейно-интонационная структура); интер- претационный уровень предложения как высказывания соотносится с линейным подэтапом грамматико-семантической реализации; формально-семантический уровень предложения-высказывания - с подэтапом синтаксического прогнози- рования и контроля. Таким образом, все универсально-логические предложен- ческие категории «работают» на определенном этапе речепорождения, а их вза- имодействие определяет облик создаваемого речевого произведения.Лингводидактические модели: предложения-высказыванияПредставленные в рамках направления функционально-коммуникативной лингводидактической (педагогической) модели языка характеристики предло- жения-высказывания являются своего рода «проекцией» языковой способности, носят универсально-языковой характер и эффективны для создания педагогиче- ских моделей. В частности, на материале предложений русского и китайского языков мы подтвердили универсальность понятий типовой ситуации, пропозиции и основных предложенческих категорий: предикативности, предицирования, категории порядка слов и актуального членения (с учетом линейно-интонаци- онной структуры), показали методическую значимость характеристик «изосемич- ность» и «изоморфность» при отборе синтаксических моделей и конструкций в качестве речевых образцов.Сопоставление теории речевой деятельности (в концепции А.А. Леонтьева) и теории функциональной грамматики (в концепции М.В. Всеволодовой [1]) по- казало, что этапы порождения речи четко коррелируют с уровнями предложения- высказывания. На этапе замысла определяются интенция речевого акта, его топик и комментарий, типовая ситуация и денотативная структура и первичные дено- тативные роли. На этапе программирования определяется иерархия пропозиций и логическая структура суждения. На этапе синтаксического прогнозирования выбираются логический субъект и соответствующая модель предложения, изо- морфная или неизоморфная структуре типовой ситуации. Мы высказали пред- положение о том, что пропозиция задается дискурсом на тектограмматическом подэтапе речевой реализации, актуальное членение определяется на фенограм- матическом подэтапе, тогда же происходит и перераспределение семантических признаков.Проанализировав уровни формирования речевых стереотипов, мы пришли к выводу, что, формируя лингвистическую компетенцию взрослых инофонов, пре- подаватели иностранного языка работают на последнем, четвертом этапе, удов- летворяя коммуникативные нужды в языковых средствах. Тем важнее «подстра- ивать» языковые средства под логически-универсальные ментальные структуры учащегося, для чего нужно иметь адекватную психолингвистическим процессамязыковой личности модель языка. Поэтому, обучая говорению, необходимо про- двигаться с поверхностно-синтаксического (формального) уровня на более глу- бокий уровень семантики, оперируя денотативными ролями, и на уровень за- мысла, показывая возможности актуального членения и линейно-интонационной структуры (ЛИС) и связанного с ними порядка слов.Закономерное отсутствие параллелизма средств выражения русского и китай- ского языков является следствием типологической дистанции между двумя язы- ками. Развитая морфология русского языка позволяет говорящему выражать ин- вариантное содержание, интерпретируя его по-разному, в том числе используя неизоморфные и неизосемические модели. Явление неизоморфизма слов разных частей речи, практически отсутствующее в китайском языке (по причине отсут- ствия грамматической формы в полном смысле слова), приводит к непониманию языковых механизмов и к нарушению грамматического строя русского языка при речепорождении. Приведем пример нарушения синтаксической нормы выпуск- ницей магистратуры, обучавшейся в России: *Девушки удивляют меня пением ме- лодичности вместо …мелодичностью пения.Отметим бо´льшую степень изосемичности китайского языка по сравнению с русским, с чем связаны понятийные трудности на уровне синтаксиса. Поверх- ностно-синтаксическое, формальное сходство предложений разных логических типов «затемняет» смысл и препятствует правильному определению логического типа пропозиции и влечет за собой ошибки синтаксической трансформации. Для выявления дифференциальных признаков ПВ разных логических типов, постро- енных по синтаксической модели одного ТЗ (например, Маша - это моя сестра; Пушкин - это «Евгений Онегин»; Дальний Восток - это не только драгоценные природные ресурсы, но и замечательные люди; Учитель - это ответственность. Сергей Шубенков - это мировой рекорд по спринтерскому бегу. Беслан Мудранов - это первое золото России в Рио 2016), необходим анализ на уровне денотативной, семантической, коммуникативной и интерпретативной организации предложе- ний-высказываний.Развитая морфология русского языка (в первую очередь деривация слов разных частей речи и категория словоизменения (падежа) как механизм синтаксическо- го управления) позволяет говорящему варьировать синтаксическую форму вы- ражения одного и того же денотативного содержания, устанавливая определенный ракурс подачи типовой ситуации. В связи с грамматическим порядком слов в китайском языке возрастает значение модели предложения. Нам важно соотно- сить синтаксические модели русского и китайского языков и показывать синтак- сическую лакунарность; в этом смысле особенно трудны для иностранцев моде- ли с омонимичными синтаксемами «у кого», возникшие, судя по всему, под вли- янием угорских языков: У мамы грипп = мама болеет гриппом - в китайском (калька): имеет грипп (а по-русски так сказать нельзя); У бабушки внуки = У ба- бушки есть внуки и Бабушка имеет внуков (симметричная калька в китайском языке); аналогично: У отца машина = Отец имеет машину и возможна свернутая пропозиция: машина отца; в китайском (калька) отец ДЭ машина; У меня стир- ка = Я стираю = с описательным предикатом: Я занимаюсь стиркой; и модели снулевым (неопределенно-личным) субъектом - лицом: В дверь постучали. Урожай убрали. На стол накрыли и функтивом: Его сбило машиной при синонимичном варианте Его сбила машина и Он сбит машиной. Отметим, что субъект-зооним, в отличие от субъекта-лица, в русском языке обязательно выражен; нельзя сказать*Во дворе залаяли, надо сказать: залаяли собаки. Данное явление можно считать остатком славянской категории лица, замененной в русском языке категорией одушевленности. Ср.: Застучало вновь по крыше, Мне б не слышать, а я слышу, слышу, как стучит дождь о брезент (Каменский / Стихи.ру).Обращение к структурным принципам китайского языка позволило оценить дидактическое значение понятий функционального-коммуникативного синтак- сиса [3], а именно денотативной ситуации и денотативных ролей, а также типовой ситуации и типового значения модели. Это универсалии, на основе которых осу- ществляется межъязыковая перекодировка. Введение синтаксических моделей должно проходить не только на формальном, но прежде всего на семантическом уровне - денотативной структуры и денотативных ролей. Денотативные роли в русском языке определяются благодаря семантике вершинного предиката, лек- сическому значению слов как компонентов высказывания и их синтаксической форме.Сравнительный анализ предложений-высказываний русского и китайского языков позволил увидеть функционально-типологические различия категории ПС, также оказывающие влияние при обучении русскому синтаксису. Посколь- ку ведущим критерием выделения частей речи в китайском языке является син- таксический критерий (определение частеречной принадлежности слова неот- делимо от его функции как члена предложения), то члены предложения строго соотнесены с определенными денотативными ролями. Учащиеся должны знать, что в русском языке денотативные роли соотнесены с членами предложения лишь в изосемических (изоморфных) МП. В связи с этим возможности варьирования порядка слов в русском языке оказываются шире, чем в китайском языке. Так, для предложения Похолодание вызвало смерть черепах возможны различные ва- рианты интонирования (ЛИС). В целях актуализации возможна темо-рематиче- ская замена: Смерть черепах была вызвана похолоданием. В предложении Черепахи умерли из-за похолодания возможен перенос ремы: Умерли черепахи | из-за похоло- дания; перестановка слов в реме: Черепахи из-за похолодания | умерли. Наконец, при помощи введения в предложение частиц уточняющего значения: именно / ведь похолодание... и только черепах. В результате действия различных актуализа- ционных механизмов системно реализуются коммуникативные варианты: Онегин Лариным // сосед (исх. сосед Лариных), Танцует девочка - прекрасно! Приедет отец - завтра. Талантлив он - удивительно. У Маши брат // в школу пошел (речь о Маше). Брат у Маши // в школу пошел (речь о брате). Судью - на мыло. Медаль - чемпиону.Методистами особо выделяется умение осознанного применения лексико-грамматических знаний. К сожалению, другие виды знаний и умений - выбор порядка слов в зависимости от темо-рематического членения, актуализационные и интерпретационные механизмы, семантические правила сочетаемости и пере-распределение лексической семантики между разными единицами языковых ко- дов двух языков, активно изучаемые современным переводоведением, - теоре- тическая лингводидактика обходит стороной. А это тоже русская грамматика, причем грамматика коммуникативная. Практически на уровне понимания, мы этому не обучаем, поскольку коммуникативные и интерпретационные механиз- мы «встроены» в наш язык, однако пока не в состоянии обеспечить адекватность понимания учащимися явлений такого рода. На формирование данных речевых компетенций, к сожалению, не нацелены наши китайские коллеги-русисты, об- учающие преимущественно письменной речи, на материале учебных, а не ауто- тентичных, текстов.В целях формирования коммуникативных компетенций необходимо давать учащимся весь ряд актуализационных и трансформационных реализаций пред- ложений-высказываний. Синтаксические трансформы должны быть представ- лены не через запятую, а как цепочка преобразований, связанная с изменениями на коммуникативном уровне, кроме того, синтаксические реализации модели предложения должны быть соотнесены с коммуникативными реализациями дан- ного содержания в языке учащегося. Иными словами, в аудитории носителей языка иной типологии актуализационная и коммуникативная парадигмы пред- ложения-высказывания должны стать предметом сознательного обучения. Для коммуникативной методики обучения иностранным языкам чрезвычайно важен показ механизмов коммуникативного варьирования.На коммуникативном уровне происходит вычленение коммуникативно-зна- чимой информации (темо-рематическое членение) и решение целого ряда других важнейших задач говорящего. К сожалению, этот аспект синтаксиса остается наименее разработанным в отечественной лингводидактике и минимально вклю- ченным в учебные материалы. Между тем в китайском языке изменение слово- порядка практически всегда влечет за собой изменение модели предложения-вы- сказывания. Важно сообщить, что в русском языке возможна постановка логи- ческого ударения на определенном компоненте фразы без изменения словопорядка или синтаксической модели, а изменения синтаксической модели, как и в КЯ, связаны с актуализацией компонентов предложения-высказывания и механизмом текстообразования. Этот вопрос требует дополнительного изуче- ния. Так, при глаголе «гордиться» возможна постановка логического ударения на определении к дополнению только при наличии выбора объекта: Они гордятся своим старшим сыном, хотя и младший у них хорош. Но не: *Нелка гордится своими длинными ногами. При возможности: …гордится длиной своих ног (других ног у нее нет).Важнейшим способом актуализации выступает механизм конверсии. Требу- ется соотнесение МП РЯ и КЯ, связанных залоговыми отношениями. Необходим пересмотр всей системы презентации категории русского залога с целью макси- мально адекватного и полного отражения синтаксической деривации. Рассмотрев роль залоговых отношений в механизме конверсии в русском, китайском и ан- глийском языках, мы сделали методический вывод о необходимости обучения инофонов механизмам синтаксических трансформаций и предложили грамма-тические и коммуникативные модификации моделей предложения активного и пассивного типов, поставив в соответствие каждому русскому коммуникативно- му варианту предложение-высказывание китайского языка. Это позволяет мето- дически осмыслить семантику различий формального уровня, что необходимо для создания по-настоящему объяснительной грамматики. Обратим внимание на то, что фактор текстовой связности оказывает значительное интерферирующее влияние и потому заслуживает более пристального внимания лингвистов.Принципиальные различия языкового кода русского и китайского языков - это объективные факторы, препятствующие более свободному обращению ки- тайских учащихся с учебным материалом на русском языке, и данный фактор должен быть учтен в отечественной лингводидактике. Статус члена предложения и наличие форманта-показателя (пассивизации или актуализации) позволяет в китайском языке устанавливать синтаксические связи, выражаемые в русском языке при помощи предложно-падежных форм (синтаксем). Очевидно, что пло- дотворным при изучении темы «Залог» будет подход «от функции». Вероятно, при объяснении явлений такого рода необходимо выходить на понятия «порядок слов» и «конверсия» как категорий более высокого уровня, с помощью которых можно наводить ракурс подачи ситуации и достигать коммуникативных целей.ЗаключениеПути оптимизации обучения необходимо искать как в методике предъявления лингвистического материала, так и в самом моделировании языка как функцио- нально-коммуникативной системы в дидактических целях. Проблема так назы- ваемой функциональной грамматики, или грамматики «от содержания к выра- жению», - это проблема осуществления программы речевого действия» [3. С. 153].«Переход с одного языка на другой с психологической точки зрения есть смена правил перехода от программы к ее реализации» [3. С. 253-257]. В связи с этим предлагается «построить такой алгоритм осознания грамматической структуры родного языка, который мог бы быть в дальнейшем автоматизирован и перенесен на иностранный». Осуществление такой программы - общее дело отечественной и национальных школ русистики.

I I Akimova

Russian State University of Justice, Far East Institute (Khabarovsk)

Gerasimov str., 31, Khabarovsk, Russia, 680021

Views

Abstract - 501

PDF (Russian) - 162


Copyright (c) 2016 Акимова И.И.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.