The Concept of Populism in Modern Anglo-Saxon and German Political Science

Cover Page

Abstract


The article examines and compares main approaches to defining populism in modern Anglo-Saxon and German political science. The author points out some similarities between two schools: increasing interest of research communities in the USA, United Kingdom and Germany in examining right-wing populism due to the electoral success of right-wing populist parties. Furthermore, among the key features of populism, both schools see the allusion to “the will of the people”, as well as juxtaposition of “the people” against “the elite”. The article emphasizes the existing reciprocal influence of the two research traditions. On the other hand, the author outlines certain differences in the two schools’ approach to populism, such as historical dissimilarities in its interpretation (in the USA the concept used to bear a more “neutral” character, while in German political science, due to the Nazi regime carryover, it was regarded mostly negatively for a long time). Also, German academic works on populism have applied rather than theoretical nature and aim at stopping the expansion of the phenomenon.


Full Text

В государствах «старой Европы» и в новых странах-членах ЕС все больший политический вес набирают популистские партии. Рост политического влияния популистов особенно заметен в последнее десятилетие - популистские политические силы все чаще добиваются электорального успеха. Практически во всех государствах ЕС данные партии представлены в национальных парламентах2, а в ряде стран они даже являются правящи- ми3 . Электоральный успех популистов все больше сравнивают с «популистской волной» [1. С. 77], которая охватила Европу. Победа на президентских выборах в США Д. Трампа позволяет говорить о том, что «популистская волна» наблюдается и в Северной Америке. Перечисленные тенденции вызывают повышенный интерес политологов в США, Великобритании и странах континентальной Европы. При этом ввиду разных исторических условий формирования англосаксонской и континентально-европейской политической науки существует разнообразие подходов к определению популизма. Для лучшего понимания данного феномена следует рассмотреть общее и особенное в подходах, выработанных в рамках англосаксонской политологии и германской, которая является ярким примером континентальной научной традиции. Термин «популизм» зародился в США и некоторое время ассоциировался с определенной политической силой («Популистской партией», действовавшей в конце XIX в.), не связанной с экстремизмом. В связи с этим понятие не несло негативной окраски, а само явление рассматривалось в рамках исторического анализа. Тем не менее, в послевоенной американской политической науке определенное распространение получила негативная интерпретация популизма. К примеру, в середине 1950-х гг. С.М. Липсет высказывал идею о том, что популизм, «базируясь на ксенофобии и изоляционизме, является угрозой политической жизни в США и иррационален по своей сути, противостоя рациональности, присущей либеральным политическим ценностям» [2]. В англосаксонской политологии важным этапом развития исследований популизма стала конференция, организованная в 1967 г. Лондонской школой экономики. По итогам мероприятия был выпущен сборник под редакцией Г. Ионеску и Э. Геллнера «Популизм: его значения и национальные особенности», авторы которого, подчеркивая, что в центре понятия популизма находится «культ Народа», тем не менее, не стали предлагать единственно верное на их взгляд определение, оставив это понятие многозначным [3]. Видный политический философ И. Берлин в 1968 г. предложил различать понятия «истинный» популизм и «ложный». Согласно его мнению, последний является «популизмом без народа» и редуцирован до техник мобилизации определенных групп для реализации недемократических целей, что позволяет использовать в отношении него синоним «демагогия» [4. P. 176-177]. Известный исследователь популизма М. Канован определяла его как «апеллирование к народу» против структуры власти истеблишмента, доминирующих идей и ценностей общества [5. P. 3]. 3 К таким странам относятся, в частности, Венгрия и Польша. В современной англосаксонской политологии, по мнению исследователей из Гарварда Н. Гидрона и Б. Бониковски, выделяются три наиболее влиятельных версии определения понятия «популизм»: как идеологии, как стиля дискурса и как политической стратегии [6. P. 5-17]. Видный представитель первого направления К. Мадд определяет популизм как «узкую» идеологию, в рамках которой общество рассматривается как разделенное на две однородных и противостоящих друг другу группы - «народ» и «коррумпированные элиты», а политика видится выражением «общей воли народа» [7. P. 543]. «Узость» идеологии популизма при этом заключается в том, что она, в отличие от «широких», «полноценных» идеологий (к примеру, либерализма или консерватизма), не предлагает цельной, непротиворечивой и всеобъемлющей картины мира; сам популизм при этом способен комбинироваться с «широкими» идеологиями [7. P. 544]. Во втором направлении популизм определяется как «дискурс, направленный против элиты от имени суверенного народа» [8. P. 96]. Представитель данного направления К. Хокинс приводит свое определение популизма: «манихейский дискурс, который представляет собой бинарное моральное измерение для политических конфликтов» [9]. Согласно мнению одного из представителей третьего направления, К. Уэйланда, популизм следует понимать как «политическую стратегию, в рамках которой авторитарный лидер... осуществляет свою власть, которая основывается на прямой и неинституционализированной поддержке большого количества сторонников, по большей части не организованных в конкретные группы» [10. P. 14]. Другие представители данного подхода, К. Робертс и С. Левицки, предлагают свое определение: «популизм - стратегия политической мобилизации сверху массового электората авторитарными лидерами, которые противостоят политическому или экономическому истеблишменту от имени «народа», определяемого в расплывчатых категориях» [11. P. 6-7]. Особый интерес к тематике популизма в современной англосаксонской политической науке связан с успехом референдума о «Брекзите» и победой на президентских выборах Д. Трампа [12. P. 260-261]. При этом в США особенно заметен правый популизм, а левый не играет столь значимой роли [13. С. 56.]. Данный факт объясняет интерес англосаксонского научного сообщества именно к изучению правых популистов. В основном исследования англо-американских ученых сосредоточены не только на выработке определений популизма и правого популизма, но и на поиске факторов и причин, влияющих на электоральный успех подобных политических сил. Среди них особенно выделяют недовольство глобализацией [14], миграцию [15], экономические изменения, политический элитизм, коррупцию [16], «культурную ответную реакцию» консерваторов [17]. В современной германской политологии исследования популизма долгое время в наибольшей степени оставались под влиянием националсоциалистического прошлого страны. Как отмечает ряд немецких исследователей, в частности, профессор Берлинского университета Г. Мюнклер, национал-социализм содержал и популистские элементы [18. S. 51]. «Народная общность», которую провозглашали нацисты, заключала в себе характерные черты популистского проекта, что привлекало широкие народные массы [18. S. 52.]. В связи с историческим наследием, как отмечает Ф. Декер, в Германии термин «популизм» носит скорее негативный характер [19. S. 22-23]. Стоит отметить, что в современной германской политологии также не существует единственного и всеобъемлющего определения популизма. Согласно мнению Д. Нолена, популизм - «понятие, имеющее большое количество значений и крайне разные оценки» [20. S. 735]. В 1970-90-е гг. немецкие исследователи сделали весьма важный шаг в развитии теории популизма. В частности, К. фон Байме [21. C. 10] и У. Бакесу удалось провести границу между понятиями популизма и экстремизма, преодолев сохраняющуюся на тот момент тенденцию к приравниванию популистских партий к неофашистским. После 1945 г., по мнению К. фон Байме, произошло три фазы развития партий на правом и крайне правом политическом фланге [22. P. 8]. В рамках первой волны появились маргинальные неофашистские организации, во время второй на данном фланге доминировали так называемые «прогрессивные» партии, а в рамках третьей оформились современные популистские партии, не имеющие отношения к экстремистским организациям [22. P. 2-17]. К. фон Байме определил, что между современным популизмом и правым экстремизмом все отчетливее прослеживаются различия: одними из основных признаков правых экстремистов являются антиамериканизм и антисемитизм; правые экстремисты отвергают представительную демократию, в то время как популисты негативно относятся лишь к некоторым «демократическим методам» [23. С. 105]. В похожем ключе проблему рассматривал У. Бакес, который в рамках своей теории провел четкую границу между популизмом и экстремизмом [24. S. 3-14]. Рассматривая правопопулистские партии, он предложил для большей методологической точности по отношению к ним использовать термин «национал-популистские протестные партии» [25. S. 7-17]. С 2013 г. в контексте появления партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) и ее успеха на парламентских выборах в 2017 г. в ФРГ возрастает интерес к изучению популизма, преимущественно правого. В немецком научном сообществе в связи с этим заметна тенденция к скорее негативной трактовке понятия. В рамках дискуссии о влиянии популизма на демократию нынешние исследователи немецкой школы также скорее склоняются к признанию его негативной роли. Примечательна метафора В. Патцельта, который образно охарактеризовал популизм как «уродливого брата прекрасной девушки по имени Демократия» [26. С. 16]. Немецкий исследователь популизма К. Грабов также признает, что понятие «популизм» стало во многом внешней характеристикой политиков, используемой в политической борьбе и имеющей при этом негативную коннотацию [27. С. 60]. Политолог определяет популизм как политическое течение, претендующее на исключительное положение в плане знания и представления интересов народа, несущее в себе также элементы мобилизационной стратегии и «политического предпринимательства» [27. С. 64]. Еще один представитель немецкой школы Я.-В. Мюллер формулирует следующее определение популизма: «особое моралистическое воображение политики, способ восприятия политической действительности, предполагающий моральную чистоту и внутреннюю однородность народа, который противопоставляется коррумпированным и морально деградировавшим элитам» [28. С. 24]. Исследователь убежден, что данное явление - не корректива к либеральной демократии [28. С. 80-81]. Политологи Х. Функе и Л. Ренсманн считают, что современный правый популизм можно характеризовать как умеренную форму правого экстремизма (Rechtsextremismus light) [29. С. 77]. Исследователи определяют популизм с помощью следующих основных признаков: использование этноцентристских, антисемитских или националистических элементов; «снятие табу» и отказ от языка и форм общения либеральной демократии; антиэлитарная стилизация против «господствующего политического класса» и призывы к созданию «гражданской демократии» [29. С. 76]. Несмотря на преимущественно негативные оценки явления с точки зрения демократии, немецкие исследователи в целом признают объективную природу электорального успеха популистских партий, выделяя в качестве его причин кризис представительной демократии [30], увеличение количества мигрантов и рост безработицы [31]. В связи с ростом влияния популистских партий, усилия многих представителей немецкого политологического сообщества в настоящий момент направлены на прикладные исследования по противостоянию данному явлению. Предлагаются следующие стратегии по борьбе с популизмом: оперативная реакция на нужды людей и коммуникация с гражданами [26. С. 21- 22], активная критика популистов как угрозы демократии [28. С. 81], приверженность демократическим ценностям, эффективный политический менеджмент [27. С. 65]. Рассматривая определения, предлагаемые представителями обеих научных школ, следует отметить ряд сходств. В качестве характеристики популизма как в англосаксонской, так и в германской политологии выделяется апелляция к «народу» и его «воле», а также противопоставление собственно «народа» и «коррумпированной элиты». Как в англосаксонской политологии, так и в германской заметно вырос интерес к изучению популизма, преимущественно правого. Фокус исследований в данном случае направлен на выявление причин, порождающих электоральный успех правых популистов, причем ученые в США, Великобритании и ФРГ в схожем ключе делают акцент на определенных факторах: кризисе традиционной демократической и партийной системы, глобализации, миграции и культуре. Из различий следует упомянуть исторически разные трактовки понятия «популизм»: в США оно носило скорее нейтральный характер (при негативном отношении к нему некоторых классиков американской политологии), тогда как в немецком политологическом сообществе ввиду исторического наследия страны понятие являлось преимущественно негативным. В немецкой политологии в несколько большей мере, чем в англосаксонской, в настоящий момент появляются прикладные работы, предлагающие стратегии борьбы с распространением популизма. Данную тенденцию можно объяснить опасениями того, что победа популистов на парламентских выборах в ФРГ в теории позволит им установить контроль не только над законодательной, но и над исполнительной властью, в то время как американская система сдержек и противовесов предотвращает подобное развитие событий. В целом же стоит отметить взаимовлияние двух политологических школ - определения, теории и классификации популизма, предложенные такими учеными как, к примеру, М. Канован, К. Мадд, К. фон Байме и В. Патцельт, активно применяются в США, Великобритании, ФРГ и других странах.

About the authors

Dmitry Y. Meshcheryakov

Moscow State Institute of International Relations (University) Under the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

Author for correspondence.
Email: dmesh91@gmail.com
76 Vernadsky Avenue, Moscow, Russian Federation, 119454

PhD Student at the Department of Comparative Politics, Moscow State Institute of International Relations (University) of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

References

  1. Vainshtein G.I. Modern Populism as an Object of Political Analysis. Polis. Political studies. 2017; 4: 69–89 (In Russ.).
  2. Lipset S.M. The Sources of the Radical Right. The New American Right. New York: Criterion Books, 1955. P. 166-233.
  3. Deiwiks C. Populism. Zurich: ETH Zurich and University of Zurich; 2009. Available from: https://www.ethz.ch/content/dam/ethz/special-interest/gess/cis/cis-dam/CIS_DAM_2015/WorkingPapers/ Living_Reviews_Democracy/Deiwiks.PDF. Accessed: 11.06.2019.
  4. Berlin I. To Define Populism. Government and Opposition. 1968; 3: 137–180.
  5. Canovan M. Trust the People! Populism and the Two Faces of Democracy. Political Studies. 1999; 47 (1): 2–16.
  6. Gidron N., Bonikovski B. Varieties of Populism: Literature Review and Research Agenda. Cambridge: Harvard University. Working Paper Series; 2013. 39 p.
  7. Mudde C. The Populist Zeitgeist. Government and Opposition. 2004; 39 (4): 542–563.
  8. Aslandis P. Is Populism an Ideology? A Refutation and a New Perspective. Political Studies. 2016; 64: 88–104.
  9. Hawkins K. Venezuela’s Chavismo and Populism in Comparative Perspective. Cambridge: Cambridge University Press; 2010. 290 p.
  10. Weyland K. Clarifying a Contested Concept: Populism in the Study of Latin American Politics. Comparative Politics. 2001; 34 (1): 1–22.
  11. Levitsky S., Roberts K. The Resurgence of the Latin American Left. Baltimore: Johns Hopkins University Press; 2011. 496 p.
  12. Tormey S. Populism: Democracy's Pharmakon? Policy Studies. 2018; 39 (3): 260–273.
  13. Fishman L.G. Populism is for Long. Polis. Political Studies. 2017; 3: 55–70 (In Russ.).
  14. Gusterson H. From Brexit to Trump: Anthropology and the Rise of Nationalist Populism. American Ethnologist. 2017; 44 (2): 209–214.
  15. Wilkies R., Guppy N., Farris L. Right-Wing Parties and Anti-foreigner Sentiment in Europe. American Sociological Review. 2007; 72 (5): 831–840.
  16. Ivarsflaten E. What Unites Right-Wing Populists in Western Europe? Re-Examining Grievance Mobilization Models in Seven Successful Cases. Comparative Political Studies. 2008; 41 (1): 3-23.
  17. Norris P., Inglehart R. Cultural Backlash: Trump, Brexit, and Authoritarian Populism. Cambridge: Cambridge University Press; 2019. 300 p.
  18. Münkler H. Populismus in Deutschland. Eine Geschichte seiner Mentalitäten, Mythen und Symbole. London: Counterpoint; 2012. 89 s. (In Ger.).
  19. Decker F. Parteien unter Druck. Der neue Rechtspopulismus in den westlichen Demokratien. Oplanden: Leske + Budrich; 2000. 384 s. (In Ger.).
  20. Nohlen D. Populismus. Nohlen D., Schultze R.-O., Hrsg. Lexikon der Politikwissenschaft. Band 2. München: Beck, 2007 (In Ger.).
  21. Derkach M.A. The History of Populist Parties in Sweden and Finland in 2006-2015 [dissertation]. Moscow; 2017. 266 p. (In Russ.).
  22. Von Beyme K. Right-Wing Extremism in Post-War Europe. West European Politics. 1988; 2: 1–18.
  23. Von Beyme K. Populism and Right-wing Extremism in Postmodern Party Systems. Bereginya. 777. Sova: Society. Policy. Economy. 2014; 4: 101-109 (In Russ.).
  24. Backes U. Extremismus und Populismus von rechts. Ein Vergleich auf europäischer Ebene. Aus Politik und Zeitgeschichte. 1990; 46-47: 3–14 (In Ger).
  25. Backes U. Nationalpopulistische Protestparteien in Europa. Vergleichende Betrachtungen zur phänomenologischen und demokratietheoretischen Einordnung. Österreichische Zeitschrift für Politikwissenschaft. 1991; 1: 7–17 (In Ger.).
  26. Patzelt W.J. Populism and how to Handle It. Populism as a Common Challenge. Ed. by K. Crawford, B.I. Makarenko, N.V. Petrov. Moscow: Political encyclopedia; 2018: 16–27 (In Russ.).
  27. Grabow K. Right and National Populism in Western Europe. Populism as a Common Challenge. Ed. by Crawford K., Makarenko B.I., Petrov N.V. Moscow: Political encyclopedia; 2018: 58-67 (In Russ.).
  28. Müller J.-W. What is Populism? Moscow: HSE Publishing House; 2018. 144 p. (In Russ.).
  29. Funke H., Rensmann L. New Right-wing Populism in Europe: A Comparative Analysis of Political Parties and Movements. Actual Problems of Europe. 2004; 2: 74–98 (In Russ.).
  30. Diehl P. Die Krise der repräsentativen Demokratie verstehen. Ein Beitrag der politischen Theorie. Z. Politikwissenschaft. 2016; 26: 327–333 (In Ger.).
  31. Arzheimer K. Contextual Factors and the Extreme Right Vote in Western Europe 1980-2002. American Journal of Political Science. 2009; 53 (2): 259–275.

Statistics

Views

Abstract - 357

PDF (Russian) - 60

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2019 Meshcheryakov D.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies