THE PROBLEM OF CHILDHOOD SAFETY AS A PRIORITY OF RUSSIAN NATIONAL POLICY

Cover Page

Abstract


The following article focuses on the problem of childhood safety. The phenomenon of childhood is studied in the context of the national policy of the Russian Federation. In modern society, state and science, the importance of social protection of an individual has been prioritized. One can see systematic changes in the legislation of norms regulating the sphere of social security. Social law as an independent branch in the system of domestic law, however, has not yet developed, therefore certain incoherence exists. All this, nonetheless, has triggered scientific discussions on possible directions of the state’s social policy, and in particular, the policy on children’s safety. The necessity of prioritizing childhood safety and security, defining it as a pivotal direction in the national policy is determined primarily by certain crisis phenomena taking place in contemporary Russian society. Moreover, designing and implementation of the most effective ways of guaranteeing children’s wellbeing is regarded as crucial. The article deals with various risk factors that can negatively affect childhood, as well as mechanisms of social protection of children. Particular emphasis is placed on the study of the development of Russian legislation in the field of social policy, including the emergence of fundamentally new institutions (for example, maternity capital). The article offers a definition of the concepts “social security”, “social policy”, and “childhood”, and examines the existing model of national social protection in Russia. Improving the quality of life of the population, strengthening Russian citizens’ health, ensuring stable demographic development of Russia are named among the main long-term national interests in the National Security Strategy of the Russian Federation. The above-mentioned objectives are equated with such large-scale interests as strengthening the state’s defense capacity, ensuring the inviolability of the constitutional system, state sovereignty, territorial integrity, etc., which confirms the relevance and importance of the topic in question.


Сегодня говорить о системе обеспечения безопасности личности нужно с учетом диалектической связи между отдельным человеком и государством. Как важнейшее условие существования и развития личности ее безопасность в полной мере зависит от государства. Очевидность этого факта обусловлена не только наличием у политического института больших, чем у отдельного индивида средств для осуществления подобной функции, но и современным пониманием демократичности и цивилизованности общества: состояние безопасности личности выступает здесь как один из важнейших критериев [15]. При этом следует учитывать возможности взрослого человека в деле обеспечения своей личной безопасности, даже в условиях слабо развитого государственного механизма социальной защиты населения. Нельзя подобное сказать о возможностях детей. Как человек «физически и умственно незрелый»1, ребенок не имеет ни достаточных знаний, ни специальных механизмов для обеспечения собственной безопасности, что в условиях нестабильности политической или экономической системы может служить источником различных угроз и опасных ситуаций для него. Как наиболее уязвимая группа населения, дети нуждаются в особом внимании общества и государства. Поскольку Россия, в соответствии с Конституцией, провозглашена социальным государством2, составной частью ее внутренней политики должна быть защита детства как особого социального феномена. Деятельность государства в деле обеспечения безопасности должна лежать в русле формирования достойного уровня жизни детей и их семей, что влечет за собой понимание необходимости выстраивания целой системы социальной безопасности. Как исторический феномен понимание социальной безопасности складывалось не одно столетие: от античности до новейшей эпохи представление о природе этого феномена развивали выдающиеся ученые своего времени [6]. Такое внимание к данному явлению и многообразие подходов к пониманию его сути говорит о том, что модель государственной политики в каждом отдельном государстве в каждый отдельный период времени трансформируется вслед за изменениями в политической системе общества. Современное его понимание включает в себя стабильное состояние защищенности всей социальной сферы общества от различного рода угроз. Объектом выстраиваемой системы безопасности, прежде всего, выступают люди, граждане, в том числе - дети [18. С. 48]. Актуальность проблематики детства определяется не только теми кризисными явлениями в современном российском обществе, которые обусловливают процесс расширения детского неблагополучия, но и, в силу этого, реальной необходимостью моделирования и реализации наиболее адекватных путей достижения стабильности российских семей вообще и благополучия детей в частности. Необходимо добавить, что проблема социальной безопасности в современных условиях становится объектом внимания широкого круга специалистов: от юристов и экономистов до философов и политологов [14. С. 12]. Каждый специалист уделяет внимание определенному аспекту проблемы: социологи анализируют социальные особенности поведения индивидов, психологи выделяют социальное самочувствие людей, экономистов интересует вклад человека в производство материальных благ. Конечно, исследовать такое многогранное явление, как социальная безопасность, необходимо в условиях взаимодействия всех подходов. Важные теоретические аспекты и проблемы обеспечения социальной безопасности в политике нашего государства исследуются в работах современных авторов [1; 4; 12; 13]. Одной из важнейших целей обеспечения социальной безопасности теоретиками видится не только консолидация общества, но и достижение стабильности политической системы, конечно в условиях правового регулирования [19. С. 5]. Если же говорить о самом феномене детства, то его политологический аспект, проблема взаимодействия всех элементов по его защите и охране изучены пока недостаточно. Такой политологический анализ можно провести через определение социальной политики как деятельности всех институтов общества, в том числе и государственных, объектом которой выступают социальные отношения групп и людей с целью как стимулирования и удовлетворения их жизненных потребностей, так и нивелирования или сглаживания отрицательных воздействий социальной среды. Детство как особое явление и состояние, и дети как социальная страта крайне чувствительны к негативным тенденциям в социуме, поэтому для них важно наличие не только государственных мероприятий, но и такие общественные институты, как семья и родственники, друзья и сверстники, дошкольные и школьные учреждения, даже рабочий коллектив и работа родителей. Можно сказать, что дети живут в специфических условиях современного общества, состояние которого социологи и политологи определяют как «общество риска» [3; 21] или «всеобщего риска» [11]. Реалии политических изменений в нашей стране принесли с собой неизвестные до этого новые кризисные ситуации: беспризорность детей, наркомания и алкоголизм подростков, резко возросшее в количественном отношении социальное сиротство, а также безработица родителей и миграция семей. Современная отечественная социология выделяет несколько наиболее значимых факторов риска развития детства, которые порождает современный социум: · нормативно-правовые, когда практика ежедневного отношения к детям со стороны взрослых не соответствует установленным и признанным нормам права, как отечественного, так и международного; · демографические факторы, к которым относятся и уровень рождаемости, и уровень разводимости супругов, увеличение количества неполных семей, и массовый характер внебрачной рождаемости, и уровень младенческой смертности; · материальные факторы - это, прежде всего, качество и уровень жизни семьи, что связано с наличием гарантий трудовой занятости взрослых; · факторы, несущие риски для развития детства, также связаны со здоровьем, и прежде всего здоровьем женщин-рожениц, количеством детей-инвалидов; · система образования также несет в себе определенные риски, которые, в первую очередь, обусловлены теми возможностями, которые система образования может предоставить детям. Так, отмечается тенденция сокращения дошкольных учреждений в стране, а также летних детских лагерей отдыха [7. С. 293]. В таких условиях очевидна необходимость не только формирования целенаправленной государственной политики по обеспечению детской безопасности, но и методичная профилактическая деятельность в этой области. Можно говорить, что стандартных и уникальных решений «на все времена» в данной сфере государственного управления, видимо, не может быть, так как развитие государства всегда обуславливается конкретными историческими реалиями, что, в свою очередь, влечет изменения в социуме. Для формирования основных целей и ориентиров в сфере обеспечения социальной безопасности государство прибегает к выработке приоритетов своей социальной политики, которые закрепляются в нормах права: Конституции, законах, указах Президента, постановлениях Правительства и др. При этом специалисты отмечают отсутствие социального права как отдельной отрасли права, что отчасти обусловлено применением фрагментарного подхода отечественными законодателями к регулированию вопросов социального характера в предыдущий период [2. С. 105]. Также кодификация социального права осложняется тем, что в нормативных источниках как регионального, так и федерального уровня царит неуместное здесь многообразие и плюрализм в понимании терминов или подходов к организации правового регулирования таких вопросов. Например, это напрямую касается механизма социально-правовой защиты детей. Само понятие детства в разных отраслях права квалифицируется по-разному, предмет правового регулирования зачастую переносится с детей на различные аспекты их жизни [20. С. 704]. О необходимости позиционирования политики в отношении детства как приоритетном направлении работы государственной системы можно говорить и в связи с определением места России в глобальном мире, где ее роль и ее развитие напрямую связаны с развитием подрастающего поколения. В современном мире выстроенная система социальной защиты детства рассматривается не как случайный и приятный сюрприз от демократического и социального государства, а как важный аспект деятельности государственного механизма, обеспечивающий его же прогресс. Здесь можно говорить и о самостоятельности детской политики как сферы государственной активности. По сравнению со многими другими направлениями в государственной политике политика в отношении детства выделяется специалистами по следующим основаниям: детство как субъект-адресат, на который она направлена, развивается быстро, при этом не является законченной сформировавшейся системой, умеющей защищать самое себя; просчеты и ошибки политики в отношении детей сказываются впоследствии крайне болезненно [10]. Важное место в политике детства, как было сказано нами выше, должно быть отведено планированию и профилактике. Необходимо понимать, что в такой сфере, как охрана и защита детства, совершенно уместно применять программноцелевой подход, в некоторых ситуациях вплоть до директивного планирования, хотя при этом и вполне гибкого в условиях рыночных реалий. Как бы то ни было, и планирование и многосторонняя профилактика, от контрольно-финансовой до психолого-коррекционной, говорят, что принципами детской политики должны стать системность, гарантированность и комплексность [10]. Можно вполне уверенно сказать, что вектор развития государства как социального был выбран в качестве приоритетного в 1990-е годы. Однако не менее уверенно можно сказать, что этот вектор в наши дни отличается некоторой степенью декларативности. В 2000-е годы была принята «Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года»3, которая носила ярко выраженный социальный характер, что обуславливалось следующими задачами: повышение эффективности государственной поддержки семьи, оптимизация демографической политики, решение проблем детей-инвалидов, более качественное обеспечение дошкольников услугами дошкольного содержания, а также оптимизация системы образования и дополнительного образования для детей от 5 до 18 лет. Впоследствии Президентом РФ в 2007 году была предложена Концепция демографической политики на период до 2025 года4, которая была призвана стимулировать процесс повышения уровня рождаемости, что предусматривало помимо всего прочего выплату материнского капитала с последующей ежегодной компенсацией. Таким образом, принимая во внимание «молодость» отечественной демократии, можно отметить, что первый этап становления современного российского государства гарантировал лишь минимальные социальные блага. Следующий этап развития российской государственности характеризуется наращиванием масштабов государственной социальной поддержки и формированием социальной политики как активного направления государственной деятельности. Процесс роста объема и масштабов проводимой социальной политики отражается в документах этого периода, стратегических программах, концепциях, подпрограммах и проч., которые создаются и осуществляются такими ведомствами, как: Министерство образования, Министерство здравоохранения, Министерство труда и социальной защиты и др. Одними из самых важных документов новейшего периода развития отечественной политики в отношении детства можно назвать Национальную стратегию действий в интересах детей на 2012-2017 годы, утвержденную Указом Президента Российской Федерации № 7615, а также Указ от 29.05.2017 № 240 «Об объявлении в Российской Федерации Десятилетия детства»6. Здесь примечательно, что Десятилетие детства стало закономерным продолжением Национальной стратегии, что говорит уже о совершенно четкой методичности и векторной направленности в политике российского государства в отношении социальной безопасности детства. Помимо всего прочего важной новизной Национальной стратегии действий в интересах детей является четкое понимание необходимости раннего выявления социального неблагополучия семей с детьми. Параллельно с задачей профилактики и реабилитации таких семей в Национальной стратегии ставились задачи сокращения бедности семей с детьми вплоть до предоставления им гарантий обеспечения минимального дохода, а также обеспечение соблюдения прав ребенка посредством создания комфортного семейного окружения. Объявление Президентом Российской Федерации Десятилетия детства предписывало Правительству разработать и утвердить план основных мероприятий до 2020 года, которые должны будут проводиться в рамках осуществления Десятилетия детства. Здесь сразу же определились основные приоритеты: повышение доступности школ, детских садов, а особенно ясельных групп, обеспечение безопасного информационного пространства детей, улучшение медицинской помощи детям, создание инфраструктуры детства и др. Причем здесь можно отметить, что программа строительства новых школ уже осуществлялась на момент принятия документа, в то время как проблема доступности ясельных групп, необходимого их количества и должна быть решена в ближайшем десятилетии [5]. В контексте приоритетности и важности принятого документа интересно познакомиться с мнениями экспертов, которые участвовали в слушаниях плана Десятилетия детства в Общественной палате летом 2017 года. Так, Сергей Рыбальченко, генеральный директор АНО «Институт научнообщественной экспертизы», отметил, что не следует понимать создание инфраструктуры детства как самоцель. Наоборот, целью выступает оптимизация доступности и повышение качества услуг для детей. Инфраструктура же как раз и выстраивается в процессе осуществления этих целей и зависит от того, какими мы хотим видеть эту доступность и качество. Например, нужно говорить о достижении 100% доступности дошкольного образования [16]. Актуальность придания общенационального, а не исключительно только правительственного характера данному плану отметила Лилия Гумерова, первый председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре [16]. Это будет способствовать привлечению к исполнению плана Десятилетия детства помимо федеральных органов власти еще и различные общественные организации, а также возможно социально ориентированные НКО. Конечно, в современных условиях разработки, принятия и реализации вышеназванных стратегий и планов можно говорить, что политика государства в отношении защиты детства вполне сложилась как приоритетное направление всей внутренней политики. Можно отдельно выделить доступность образования как важный аспект стратегического развития общества, которому уделяет внимание Президент РФ, и что подтверждается планируемым выделением из бюджета на 2018-2019 годы порядка 50 млрд рублей на развитие детей раннего возраста [17]. Эксперты отмечают, что претворение в жизнь тех условий и возможностей, которые способствуют раскрытию таланта ребенка невозможно без оптимизации дошкольного образования как основы всей дальнейшей воспитательной и образовательной работы. Так, Л.Н. Тутова, заместитель председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по образованию и науке, подчеркивает некоторые достигнутые успехи современного дошкольного образования: это созданная система профессиональных конкурсов как на федеральном, так и на региональном уровне [17]. Таким образом, помимо указанных принципов социальной защиты, определенных факторов риска, а также поступательного развития законодательства в отношении защиты детства, можно говорить о формировании нашим государством национальной модели системы социальной защиты населения. Как отмечают специалисты, каждое государство формирует такую систему, и она естественным образом обуславливается помимо социально-экономических аспектов еще и географическими особенностями, и историческими и культурными традициями стран [8. С. 115]. В отношении государственной социальной политики Российской Федерации и социальной защиты отмечается их взаимообусловленность с учетом «регионализации» - когда учитывается специфика в потребностях у населения разных регионов страны. Здесь совершенно определенно выделяют две модели региональной социальной политики, а следовательно, и два подхода к осуществлению социальной защиты населения. Для таких благополучных в финансовом отношении регионов, как обе столицы - Москва и Санкт-Петербург, а также для хорошо развитых промышленных и нефтяных регионов характерна либеральная модель социальной политики. Это выражается в минимальном участии региональных властей в управлении финансовой стороной жизни населения, в том числе низкий удельный вес социальных выплат в общих доходах граждан. Депрессивная модель социальной политики характерна для кризисных регионов - Поволжье, Нечерноземье и др., где закономерно со стороны государства на региональном уровне устанавливается контроль ценообразования, доходов населения, что приводит к увеличению доли социальной помощи населению от государства [8. С. 120]. Таким образом, можно резюмировать двойственность национальной модели: с одной стороны, благосостояние граждан подлежит регулированию на приемлемом уровне, а с другой - создаются условия для самостоятельного удовлетворения индивидами или группами своих потребностей и возможностей. В отечественной модели социальной политики работают механизмы реализации социальной защиты детства, - система общественных и правовых инструментов и средств, создающие условия для охраны и защиты детства, которые в первую очередь обусловлены теми факторами риска, о которых мы говорили выше. Выделяют механизмы, реализующие поддержку материнства и детства, обеспечивающие поддержание правовой культуры в микросоциуме, юрисдикционный и неюрисдикционный механизм защиты прав и свобод ребенка, а также механизмы правового образования и правового информирования [9. С. 199-202]. Поскольку законодательство РФ определяет приоритет семейного воспитания, механизм поддержки детства включает в себя закрепленные в законодательстве нормы, где беременность и роды признаются основанием для упрощенной и ускоренной процедуры регистрации брака (ст. 11 и 13 Семейного кодекса РФ)7. В соответствии с ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющих детей» установлена единая система пособий, выплачиваемых в связи с рождением и воспитанием ребенка8. Семейный капитал в качестве дополнительного средства поддержки семей с детьми был установлен в соответствии с ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей»9. Поскольку процесс социализации маленького человека происходит в тесном взаимодействии с окружающей средой, важным фактором детского развития и безопасности детства является наличие правовой среды в микросоциуме. Ближайшее окружение человека - семья, родственники, друзья - должно быть устроено в соответствии с социально-правовыми ценностями. Здесь работает механизм, способствующий поддержанию такой среды в микросоциуме, который обеспечивается правовыми нормами Семейного и Гражданского кодексов, положениями должностных инструкций воспитателей детских садов и учителей в школах и др. Необходимо добавить, что педагоги, окружающие детей в детских садах и школах, должны владеть системой правовых знаний и умений, а также способствовать формированию таких же знаний и умений как у своих коллег, так и у родителей и семей в целом, а также самих несовершеннолетних детей. Вся система уполномоченных органов по защите нарушенных прав детей - органы опеки и попечительства, органы загса, суд, прокуратура - представляет собой юрисдикционный механизм. Здесь нарушенные или оспариваемые права детей защищаются в соответствии с отраслями права, при этом осуществляется административный или судебный порядок такой защиты. Неюрисдикционный механизм относится к осуществлению самозащиты прав, что могут реализовывать отдельные граждане - члены семей или негосударственных организаций, минуя обращение в уполномоченные органы. Законом предусмотрена такая самозащита. Например, Семейный кодекс в ст. 56 говорит о непосредственной защите интересов ребенка силами родителей или усыновителей10. Гражданский кодекс также устанавливает возможность несовершеннолетнему самостоятельно реализовывать свои права на защиту11. Правовое просвещение как механизм правового информирования предполагает распространение правовых идей и, следовательно, поведения. В современных условиях считается необходимым организованное и планомерное ознакомление детей как в семье, так и в образовательных учреждениях, с их правами вплоть до предоставления ребенку возможности свободно пожаловаться на насилие в семье или школе. Механизм правового образования обусловлен необходимостью формирования у граждан правовых установок и мотивов своих действий. Через правовое обучение совершается и правовое воспитание, посредством которого у индивида развивается уважение к праву и ответственность за свои поступки, а также привычка всегда действовать в правовом поле. К такому механизму относится обучение правовым дисциплинам детей в школе, а также педагогов в процессе осуществления профессиональной подготовки, что подтверждается письмами коллегии Министерства образования «Об изучении Конституции Российской Федерации и гражданском образовании»12 и «О повышении правовой культуры и образования учащихся в сфере избирательного права и избирательного процесса»13. В заключение можно сказать, что безопасность детства как приоритет государственной политики является актуальной практикой сегодняшнего дня. Как одна из сторон социальной политики государства обеспечение безопасного развития детства обусловлено развитием отечественного законодательства в этой области, созданием комфортных условий проживания периода детства, развитием средств и способов социальной адаптации и социальной поддержки населения со стороны государства. Формирование социальной политики в целом происходит в соответствии с конкретными историческими реалиями развития российского государства и обладает своей спецификой. Так, модель национальной системы социальной защиты характеризуется двойственностью, что, в свою очередь, обусловлено региональностью: с одной стороны, в депрессивных регионах благосостояние граждан подлежит регулированию на приемлемом уровне, а с другой - в более благополучных регионах создаются условия для самостоятельного удовлетворения индивидами или группами своих потребностей и возможностей. Однако следует признать, что при всей прогрессивности российского законодательства в социальной сфере на сегодняшний день созданы не все политические и правовые условия, которые могли бы нивелировать факторы риска и обеспечить свободное и качественное протекание и развитие детства, самореализацию творческого детского потенциала. Это прежде всего говорит о том, что и дальнейшее законодательное реформирование, и поиск актуальных решений задач в сфере детства - неизбежно. Социальное государство, которым считает себя Российская Федерация, исходит из своей ответственности перед нынешними и будущими поколениями, а поэтому будет всегда стремиться предоставить детям лучшие условия для устойчивого и качественного развития ребенка.

Aleksey V Polyakov

Education Department of the Odintsovo Municipal District

Author for correspondence.
Email: al2004pol@yandex.ru
Odintsovo, Russian Federation

PhD in Political Science, Head of the Department of Education of Odintsovo Municipal District

Uliana V Unusian

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Email: uljanav@mail.ru
Moscow, Russian Federation

Postgraduate Student of the Department of Sociology, Peoples’ Friendship University of Russia

  • Aristov E.V. Changes in Russian Legislation Regarding Persons beyond Poverty Line as Implementation of the Constitutional Provision on the Right to an Adequate Standard of Living. Zakon i pravo. 2016; 7: 49—54 (In Russ.).
  • Bakaldina E.S. National Social Policy of the Russian Federation: Prioritizing. Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta. 2014; 4 (60); 1: 104—107 (In Russ.).
  • Bek U. Risk Society: Pursuing New Modern Reality. Moscow: Progress-Traditsiya; 2000. 383 p. (In Russ.).
  • Belyakov A.A. Implementation of the Right to Regional and Family Capital in Legal Arguments. Rossiiskii sud'ya. 2017; 3: 15—19 (In Russ.).
  • “Decade of Childhood” Program has been Launched in Russia. Parlamentskaya gazeta. 2017. 29.05.2017. Available from: https://www.pnp.ru/politics/v-rossii-startovala-programmadesyatiletie-detstva.html. Accessed: 25.12.2018 (In Russ.).
  • Gubanov V.M., Satyvaldieva B. Social Security as a Social and Historic Phenomenon. Molodoi uchenyi. 2015; 15 (95): 577—580 (In Russ.).
  • Dement'eva I.F. Risk Factors of Childhood Development in Modern Russia. RUDN Journal of Sociology. 2016; 16 (2): 285—294 (In Russ.).
  • Zamaraeva Z.P. National Social Security System Models: Structural Principles. Vestnik Permskogo universiteta. Yuridicheskie nauki. 2008; 1 (1): 115—125 (In Russ.).
  • Korotun A.V. Mechanisms of Social and Legal Protection of Motherhood and Childhood in Modern Russia. Pedagogicheskoe obrazovanie v Rossi. 2014; 10: 197—204 (In Russ.).
  • Krasnova V.Yu. Russian State Policy on Childhood Protection: Organizational-Political and Institutional-Legal Aspects: thesis, PhD in Political Science: 23.00.02. Moscow, 2004. 206 p. Available from: http://www.dslib.net/polit-instituty/politika-rossijskogo-gosudarstva-po-zawitedetstva-organizacionno-politicheskie-i.html. Accessed: 25.12.2018 (In Russ.).
  • Kuznetsov V.N. Nationwide Objective as a Fundamental Problem of Social Science. Sotsiologicheskie issledovaniya. 2005; 4: 3—14 (In Russ.).
  • Kuksin I.N., Novopavlovskaya E.E. The Concept of a Social State as a Constitutionalist Element in Modern Russia. Pravovoe gosudarstvo: teoriya i praktika. 2016; 4 (46): 14—23 (In Russ.).
  • Malakhov V.P. Social State: Experiment or Developmental Pattern? Istoriya gosudarstva i prava. 2017; 3: 3—9 (In Russ.).
  • Novopavlovskaya E.E., Pereverzev E.A. Social Policy of the Russian State: Present Condition and Development Trends. Problemy pravookhranitel'noi deyatel'nosti. 2018; 3: 11—20 (In Russ.).
  • Security of an Individual as a Political Problem: thesis, PhD in Political Science: 23.00.02. Moscow; 2004. 170 p. Available from: http://www.dslib.net/polit-instituty/obespecheniebezopasnosti-lichnosti-kak-politicheskaja-problema.html. Accessed: 25.12.2018 (In Russ.).
  • “Decade of Childhood” Plan: “As if Most Children Live without Parents”. Pravoslavnyi portal o blagotvoritel'nosti. 27.07.2017. Available from: https://www.miloserdie.ru/article/plandesyatiletie-detstva-kak-budto-bolshinstvo-detej-zhivet-bez-roditelej/. Accessed: 25.12.2018 (In Russ.).
  • Development of Pre-School Education as one of the Educational Policy Priorities. Vestnik obrazovaniya Rossii. 19.07.2018. Available from: http://vestniknews.ru/index.php?option= com_content&task=view&id=2548&roistat_visit=466256. Accessed: 25.12.2018 (In Russ.).
  • Simonovich N.E., Kiseleva I.A. Problems of Social Security of an Individual in Modern Society. Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'. 2013; 44 (233): 48—52 (In Russ.).
  • Social Policy: Paradigms and Priorities. Ed. by. V.I. Zhukov. Moscow: Soyuz; 2000. 312 p. (In Russ.).
  • Chinchikova G.B. Social and Legal Protection of Children as a Function of an Ethical State. Social and Legal Protection of Children as a Priority of Modern National Policy. Collection of articles, International Research and Practice Conference (Cheboksary, 13—14 of April 2018). Cheboksary: Izd-vo Chuvash. un-ta; 2018. 748 p. (In Russ.).
  • Yanitskii O.N. Russia as a Risk Society: Analysis Methods and Concept Outline. Obshchestvennye nauki i sovremennost'. 2004; 2: 5—15 (In Russ.).

Views

Abstract - 202

PDF (Russian) - 120

PlumX


Copyright (c) 2019 Polyakov A.V., Unusian U.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.