THE REVIEW OF THE MONOGRAPH: Nisnevich Yu. “Politics and Corruption: Corruption as a Factor of the Global Political Process”. Moscow: Uright Publishing House, 2017. 240 p

Cover Page

Abstract


The new book by Yu.A. Nisnevich, PhD in Political Studies, is of both scientific and practical interest to political analysts, politicians, federal and regional government officials, students in higher educational institutions. This book by the full professor of the Department of Political Studies in the National Research University “Higher School of Economics” successfully attempts to instrumentally conceptualize and measure corruption. It analyzes the quality of implementing polyarchic democracy rules today, it offers a comparative analysis of authoritarian-like states. By taking the corruption factor into account, it provides empirical cauterization if democratic states. The author raises topical issues: analysis of corruption as a dominant factor of the world political process. The following issues are of particular interest: analysis of motivation of corruption in the public sphere and measures to counteract this behavior.


Научные исследования коррупции как социально-политического явления не только не теряют своей актуальности, но и становятся все более востребованными. Коррупция приобретает новые формы, ее причины и условия меняются в зависимости от политической и экономической конъюнктуры, а известные методы противодействия, несмотря на многие исследования, до сих пор не являются универсальными. Авторская монография Ю.А. Нисневича «Политика и коррупция: коррупция как фактор мирового политического процесса» посвящена проблемам коррупции в политике и политическом процессе на современном этапе. Основная отличительная черта рецензируемой монографии заключается в том, что автор применяет комплексный подход к исследуемой теме, создает систематизированную основу, позволяющую формировать целостное представление о коррупции как масштабном социально-политическом явлении. Становление и развитие современных форм коррупции как общественного явления в динамике политических процессов обусловлено рядом причин, важнейшей из которых являются постоянно меняющиеся социально-политические условия. Правовые механизмы зачастую не успевают перестраиваться под стремительно трансформирующуюся реальность. Как следствие, это порождает потребность в поиске альтернативных путей разрешения возникающих проблем. Однако до сих пор пока не найдено универсального решения, которое могло бы свести коррупцию к минимуму, хотя его поиском начали заниматься еще много сотен лет назад. Автор начинает свое исследование с краткого экскурса в историю коррупции. Как известно, коррупция появилась одновременно с зарождением первого государства и с тех пор постоянно присутствует в социальной и политической жизни любых государственных образований, независимо от форм их организации. Отсюда возникает вопрос, возможно ли в принципе победить коррупцию, и если нет, то как управлять этим процессом? Стоит ли минимизировать ее проявления или пойти по пути ее максимальной легализации и вывода из тени? Одним из источников коррупции является монополия государства на некоторые виды общественной деятельности, как например: на осуществление судебных функций или выдачу лицензий на многие виды предпринимательской деятельности. Отсутствие возможности удовлетворить возникающие общественные потребности без участия государства создает благоприятную почву для злоупотреблений. В таких секторах формируется запрос на альтернативные пути решения проблемы. В некоторых случаях закон предусматривает такую альтернативу (например, в судебной отрасли это возможность решить спор через третейский суд, заключение мирового соглашения и т.д.), а в других такой альтернативы нет (например, судебное разбирательство по уголовным делам, лицензирование, применение методов принуждения и т.д.). Очевидно, что чем больше общественно значимых функций сосредоточено в руках государства, тем больше в нем будет предпосылок для широкого распространения коррупции. Однако означает ли это, что полный отказ от государственного регулирования социальных процессов приведет к отмиранию коррупции как общественного феномена, или если да, то станет ли в итоге такой отказ общественным благом? В своей работе автор использует диалектический подход, рассматривая коррупцию как неотъемлемую часть социально-политической жизни, которая, с одной стороны, представляет собой общественно опасное явление, а с другой - выступает альтернативным инструментом регулирования общественных отношений. Коррупция на современном этапе вызывает повышенный интерес как со стороны исследователей, так и со стороны рядовых членов общества. Это обусловлено изменившимся отношением к государству. Все больше людей воспринимают государство не как сакральный институт, которому обязан служить каждый гражданин, а как вполне осознанный общественный договор, в рамках которого каждый человек, проживающий на его территории, передает часть своих прав и свобод государству, а государство, в свою очередь, берет на себя функцию их соблюдения и защиты. Так, в ст. 2 Конституции РФ закреплено следующее: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» [4]. Таким образом, если раньше, с точки зрения обывателя, коррупция представляла угрозу для абстрактного государства, то в настоящее время, в связи с изменившимся восприятием государства, коррупцию воспринимают как непосредственную угрозу личным интересам каждого отдельного индивида. Коррупция стала наглядным проявлением социальной несправедливости, а также неэффективности государственного управления. Стала прослеживаться прямая связь: чем выше уровень коррупции, тем неэффективнее работает государство. Отличительной особенностью современной коррупции является ее существование в условиях весьма сложной системы государственного управления, которая самой своей структурой создает благоприятные условия для ее развития. В то же время в социуме появился запрос на создание системного общественного контроля за деятельностью государственных органов, который реализуется через деятельность правозащитных и иных общественных организаций. Хотя о существовании устойчивой системы общественного контроля в России говорить пока рано, однако данная тенденция в последнее время набирает обороты. Попытка государства вписать деятельность данных учреждений в процесс реализации властных полномочий, тем самым подчинив ее, приведет лишь к усилению протестных настроений в обществе. Несмотря на отсутствие системы общественного контроля за деятельностью государственных органов, отдельные общественные организации осуществляют довольно эффективное точечное воздействие, тем самым препятствуя коррупционной деятельности. Это только некоторые основные особенности современной коррупции, которые определяют актуальность научного исследования данного феномена. В своей работе Ю.А. Нисневич подробно останавливается на основных характеристиках коррупции, которые пока недостаточно изучены. Одной из них является транснациональность. В современном мире, где процесс глобализации набирает обороты, а политические, экономические, культурные и иные отношения между государствами стремительно развиваются, коррупция приобрела трансграничный характер. Глобализация привела к так называемой «диффузии коррупции» [3. C. 24-31], то есть свободному распространению данного общественного явления на многие страны, что приводит к «коррозии» государства. Таким образом, борьба с ней силами и средствами одного государства стала недостаточной. Необходимо объединение усилий в рамках международного сотрудничества по противодействию коррупционной деятельности. Для этого требуется согласованная работа мирового сообщества сразу по нескольким направлениям. Прежде всего необходимо создать унифицированное законодательство, в котором был бы закреплен единый подход к пониманию коррупции, ее природе, предпосылках появления, условий развития и методов противодействия. Автор в своей работе отмечает важность этой задачи как одной из основных в процессе создания эффективных инструментов борьбы с указанным явлением. Серьезным препятствием на пути унификации законодательства разных стран в области противодействия коррупции является отсутствие единого определения указанного понятия. На данную проблему обращают внимание исследователи на протяжении длительного времени [12]. В разных государствах коррупцию понимают неодинаково. Это обусловлено политическим устройством, экономическим развитием, уровнем социального развития каждого конкретного государства. С политологической точки зрения интерес представляет комплексный подход автора к исследованию эволюции понятия коррупции. В работе представлены и подробно разобраны различные подходы к пониманию и противодействию коррупции, исследованы преимущества и недостатки каждого из подходов, описана их суть и примеры практической реализации, а также приведены обобщающие определения коррупции, исходя из инструментов каждого подхода. Систематизация подходов к определению «коррупция» и методов борьбы с ней представляет собой научную новизну и создает ряд предпосылок для дальнейших, более подробных исследований каждого из подходов. Отсутствие единого, унифицированного определения понятия коррупции дает возможность расширительного толкования, что, с юридической точки зрения, позволяет включать в себя новые коррупционные формы и методы, которые, как известно, постоянно трансформируются и расширяются. С другой стороны, это создает ситуацию размытого понятия, которое можно трактовать сколь угодно широко, что в итоге приводит к дезориентации граждан и правоприменителей. Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ (ред. от 28.12.2017) «О противодействии коррупции» закрепляет следующий перечень коррупционных преступлений: «а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами; б) совершение деяний, указанных в подпункте „а“ настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица» [11]. Как видно из вышесказанного, этот перечень далеко не полностью охватывает все проявления современной коррупции и в основном сводится к приобретению материальных благ путем использования своего служебного положения. Кроме того, большинство составов предусматривают в качестве обязательной составляющей нарушение законных интересов общества. А как быть в ситуациях, когда нарушение общественного интереса не очевидно? Например, при проведении тендера, когда при прочих равныхусловиях должностное лицо делает выбор в пользу своего родственника, или в случае, когда высокопоставленный чиновник собирает свою команду, он принимает на должности людей, с которыми работал раньше, которых он знает определенное количество времени. С одной стороны, такие проявления также относятся к категории коррупционных, так как они нарушают общественный интерес, выражающийся в равном доступе граждан к государственной службе и участию в конкурентной форме отбора предложений на поставку товаров, оказание услуг или выполнение работ по заранее объявленным в документации условиям, в оговоренные сроки на принципах состязательности. С другой стороны, выбор на основании личных симпатий, при прочих равных условиях, обеспечивает дополнительную гарантию, что данный человек будет соответствовать новой должности. В этом случае общественный интерес скорее выигрывает. Таким образом, коррупция - это не только юридическая, политическая и социальная проблема, это также проблема философская. Как известно, согласно данным социальных опросов, определенная часть граждан считают коррупцию приемлемым способом решения возникающих проблем. То есть они не относятся к ней как к безусловному общественному злу. И это, на наш взгляд, является одной из главных причин, препятствующих борьбе с рассматриваемым явлением. Кроме того, чтобы противодействовать коррупции, необходимо понимать ее масштаб, а для этого необходимы определенные критерии, позволяющие ее измерить. В своей монографии автор уделяет данному вопросу отдельную главу, где рассматривает количественные и качественные оценки ее состояния. Измерение коррупции является сложным процессом, что обусловлено двумя основными причинами. Первую причину мы уже отмечали выше - это неопределенность самого понятия коррупции, отсутствие четких критериев детерминации данного явления. Вторая причина заключается латентности коррупции, невидимости для официальной статистики. Поэтому судить о масштабах данного явления можно лишь по косвенным признакам. Кроме того, некоторые коррупционные проявления не связаны с получением материальных благ виновным, следовательно, оценить масштаб причиненного им ущерба в денежном эквиваленте невозможно. Исследователи неоднократно отмечали, что более всего подвержены коррупции страны в период масштабной трансформации государственных, экономических, политических и социальных основ [3; 2. С. 56-59]. Переходный период наиболее благоприятен для развития коррупционных схем. Это связано с тем, что прежние внутригосударственные механизмы уже не работают, а новые еще не созданы либо находятся в зачаточном состоянии. Несмотря на указанные трудности, измерять коррупцию необходимо. Автор особенно акцентирует на этом внимание, приводя доводы, по которым такое измерение является обязательным условием существования правового государства. Уровень коррупции является одним из основных показателей политической, экономической и социальной ситуации внутри государства. Кроме того, данный показатель характеризует эффективность работы государственных институтов и внутриполитического устройства в целом. Следовательно, измерение уровня коррупции необходимо для комплексной оценки деятельности всего государства как единого политического института - «актора международных политических и экономических процессов» [9. С. 38]. Регулярный мониторинг уровня коррупции в государстве является необходимым элементом в комплексной системе противодействия данному явлению, он необходим для актуальной оценки общего состояния коррупции в стране, а также для выработки стратегии борьбы и минимизации вредных последствий, причиненных коррупцией. Инструменты измерения уровня коррупции варьируются в зависимости от политико-правового и экономического устройства государства. Показатели уровня коррупции не являются абсолютными величинами. В настоящее время не существует универсальной шкалы, по которой можно было бы измерить уровень коррупции в любой стране. Инструменты измерения и оценки коррупции, применяемые в авторитарных странах, не могут использоваться для корректного отражения состояния коррупции в странах с демократическим устройством. Само понятие «коррупция» будет иметь разную смысловую нагрузку в различных политических системах. Обязательным элементом демократии является конкуренция в политическом секторе. При чистой конкуренции предполагается, что ее участники действуют на основании равных прав, возможностей и ответственности. Регулярная сменяемость власти в результате конкурентной борьбы различных политических сил является основным признаком демократического устройства общества. Такая конкуренция необходима для того, чтобы предотвратить узурпацию власти одной политической силой (либо одном лицом) и защитить граждан от противоправного властного произвола. Искусственное вмешательство в такую систему нарушает ее баланс и ведет к нарушению основного принципа демократии - свободной конкуренции. В монографии автор отмечает, что одном из наиболее значимых факторов, непосредственно влияющим на идеальную модель конкуренции, разбалансируя и искажая ее, является коррупция [9. С. 73]. Следует согласиться с автором, что в результате вмешательства коррупции в политическую конкуренцию в различных сферах общественной жизни появляются так называемые неестественные монополии, а уровень коррупции в стране обратно пропорционален уровню политической конкуренции и наоборот [9. С. 73]. То есть чем ниже уровень реальной политической конкуренции в государстве, тем более распространенной является коррупция, так как конкуренция - это понятие, противоположное коррупции. В литературе активно обсуждался вопрос соотношения конкуренции и коррупции [1; 5. С. 534]. Ю.А. Нисневич развивает данную тему не только в рецензируемой работе, но и в более ранних публикациях [10]. Конкуренция представлена как неотъемлемая часть политического процесса в странах с демократическим внутренним устройством, наглядно показано ее соотношение с уровнем коррупции и влияние на политический режим. Конкуренция рассматривается автором как главный инструмент противодействия коррупции, следовательно, меры, направленные на развитие добросовестной конкуренции, одновременно являются средством борьбы с коррупцией. Наряду с конкуренцией автор отмечает непосредственную взаимосвязь между уважением к правам и свободам личности в государстве и коррупцией. В странах, где права и свободы человека и гражданина соблюдаются, традиционно наблюдается более низкий уровень коррупции, что, на наш взгляд, вполне логично, так как коррупция сама по себе предполагает нарушение прав и законных интересов личности, либо создает искусственные препятствия для их практической реализации. Представляют научный и практический интерес исследование коррупции в странах с различным характером правящего режима. Так, автор приходит к выводу, что в странах с устоявшейся электоральной демократией, но длительно несменяющейся высшей властью, уровень коррупции, как правило, довольно высок, а длительная несменяемость высших государственных должностей является предтечей режима доминирующей власти, с присущей ему масштабной коррупцией [1. С. 99]. Данный вывод имеет важное практическое значение, в том числе при разработке профилактических антикоррупционных мер. Борьба с коррупцией должна осуществляться на систематической основе, а не путем проведения отдельных точечных акций, которые в большей степени преследуют популистские цели. Борьба с коррупцией может послужить объединяющим критерием для широких масс населения, однако данный потенциал может быть использован как для мирных гражданских акций, так и для свержения существующей власти, что можно увидеть на примерах некоторых республик, ранее входивших в состав СССР. Таким образом, борьба с коррупцией является одним из важнейших направлений деятельности государства, а научное изучение динамики коррупции как социально-политического явления - стабильно актуальной темой политологического исследования.

Victor Alexandrovich Glebov

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: glebov_va@rudn.university
Miklukho-Maklaya str., 6, 117198, Moscow, Russian Federation

PhD, deputy head of the Department of Political analysis and Management of Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Irina Sergeevna Amiantova

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA)

Email: amiantov@duma.gov.ru
82 Vernadskogo Av., Moscow, 119571, Russian Federation

PhD, associate professor of the Department of Political Science and Political Management of Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

  • Golovanova S.V., Meleshkina A.I. Ocenka vzaimnogo vliyaniya korrupcii i konkurencii. EHkonomicheskaya politika. 2016; Vol. 11; 6. (In Russ.).
  • Gromak K.V., Kiseleva A.M. Metody izmereniya masshtabov korrupcii. Vestnik Omskogo universiteta. Seriya «EHkonomika». 2012; 2. (In Russ.).
  • Guzhij T.A. Korrupciya kak fenomen mirovoj globalizacii. Aktual'nye problemy ehkonomiki i prava. 2014; 9 (29). (In Russ.).
  • Konstituciya RF. Available from: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ ec8354bcf00aac2d2899fbf033c3ef963e91411e/. (In Russ.).
  • Kuznecova O.A. Nekotorye osobennosti determinacii korrupcii v Rossii na sovremennom ehtape. Vestnik Tambovskogo gosudarstvennogo universiteta. 2013; 12 (128). (In Russ.).
  • Lyubimov A.P. Institut lobbirovaniya trebuet pravovogo regulirovaniya. Rossijskaya yusticiya. 1999; 5: 25—27. (In Russ.).
  • Lyubimov A.P. Parlamentskoe pravo Rossii. Osnovnye istochniki. 2-e izdanie, dopolnennoe i pererabotannoe. Sankt-Peterburg; 1999. 176 p. (In Russ.).
  • Lyubimov A.P. Skol'ko eshche budet procvetat' tenevoj lobbizm. Predstavitel'naya vlast' — XXI vek. 2001; 1: 5—6. (In Russ.).
  • Nisnevich YU.A. Politika i korrupciya: korrupciya kak faktor mirovogo politicheskogo processa. Moscow; 2017. (In Russ.).
  • Nisnevich YU.A. Publichnaya vlast' i korrupciya: social'no-antropologicheskij podhod. Polis. 2014; 6. (In Russ.).
  • Federal'nyj zakon ot 25.12.2008 № 273-FZ (red. ot 28.12.2017) «O protivodejstvii korrupcii». Available from: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82959/bbbd4641125b222 beaf7483e16c594116ed2d9a1/. (In Russ.).
  • SHCHedrin N.V. Opredelenie korrupcii v federal'nom zakone. Kriminologicheskij zhurnal. 2009; 3. (In Russ.).

Views

Abstract - 51

PDF (Russian) - 23

PlumX


Copyright (c) 2018 Glebov V.A., Amiantova I.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.