Transformation of Political Values in the EU: Pros and Cons. The Papers of the “Round-table” Debate of the Lecturers and Students of Peoples’ Friendship University of Russia

Abstract


Round table debate “Transformation of political values in the EU: pros and cons” was held on February 13 2017 on the Faculty of the humanities and social sciences of Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University). The “Round-table” debate has been realized in the frame of the project “Transformation of the social and political values: the EU practice” (project number: 575361-EPP-1-2016-1-RU-EPPJMO-MODULE), Erasmus+ Jean Monnet Actions. Jean Monnet Module “Transformation of the social and political values: the EU practice”.


ЦЕННОСТНЫЙ СДВИГ В ПОЛИТИКЕ ЕС: ПРИЧИНЫ, ФАКТОРЫ И ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ А.А. Кинякин Трансформация политических ценностей, безусловно, является одной из наиболее важных тенденций в политическом развитии Европейского Союза последнего времени. Впервые обозначавшаяся еще в середине 2000-х гг., на протяжении последних лет она заметно усиливалась на фоне роста кризисных явлений в ЕС[3]. Наиболее же наглядно она проявилась в последние два года в условиях заметно возросших рисков, обусловленных действием как эндогенных, так и экзогенных факторов. Данная трансформация политических ценностей или ценностный сдвиг, затрагивающий базовые принципы существования Европейского Союза, может оказать существенное влияние как на дальнейшее перспективы ЕС, так и определить судьбу европейского проекта в целом[4]. Тем важнее представляется тщательное рассмотрение процесса трансформации политических ценностей в ЕС с точки зрения выявления не только его причин, а также определения факторов, оказывающих на него влияние, но также и оценки возможных последствий. Однако прежде необходимо определиться с понятиями. Под ценностным сдвигом, на наш взгляд, следует понимать процесс размывания традиционной ценностной базы за счет появления новых/замены старых политических ценностей, содержательно и качественно отличающихся от предыдущих. Применительно к Европейскому Союзу как политическому образованию, в основу которого изначально были положены либеральные ценности, позволившие сформировать действующую модель либеральной демократии, ценностный сдвиг связан главным образом с трансформацией подхода к демократическому правлению [34]. Речь идет не столько о размывании понятия демократии, сколько об изменении понятия «эффективное управление» (good governance) - политической практики, реализуемой на основе демократических процедур. Если ранее оно ассоциировалось больше с институтом представительной демократии, то в последнее время речь идет больше об институтах прямой демократии, осуществляемой в различных формах[5]. Во многом это явилось следствием усилившегося запроса на более активное участие граждан в процессе принятия политических решений на различных уровнях, а также на новое качество управления. В свою очередь, причиной этого стала растущая «усталость» населения многих стран - членов ЕС как от национальных, так и наднациональных (европейских) элит на фоне растущей неэффективности последних в решении различных вопросов [27]. Главный из них - обеспечение устойчивого развития за счет предупреждения, предотвращения и регулирования различного рода кризисов. Только за последнее десятилетие Европейский Союз столкнулся как минимум с тремя масштабными кризисами, которые в значительной мере повлияли на его функционирование как наднациональной структуры. И если мировой финансово-экономический кризис в 2007-2009 гг. и последовавшие вслед за ним «долговой» кризис в ряде стран - членов ЕС имели ограниченные последствия, то разразившийся в 2015 г. миграционный кризис, грозящий подорвать сами основы ЕС как интеграционного образования, оказал значительное влияние на политические настроения. Более того, он в значительной степени катализировал процесс ценностного сдвига за счет усиления политических ценностей иного порядка, которые существенно отличались от традиционных европейских и были связаны с усилением авторитарных тенденций, ростом национализма и изоляционизма, снижением уровня толерантности и повышением роли радикальных элементов. Данный ценностный сдвиг был обусловлен действием различных групп факторов, которые можно разделить на три группы - экономические, политические и управленческие. К экономическим факторам следует прежде всего отнести не только заметно ухудшившуюся социально-экономическую ситуацию в ЕС вследствие череды финансово-экономических кризисов, но и фундаментальные изменения в Европе. В числе таковых - растущая дифференциация по уровню социально-экономического развития как между странами - членами ЕС (проблема «Север-Юг»), так и между различными европейскими регионами [32][6]. Европейский Союз становится все более поляризованным, что способствует не только ускорению внутренних процессов (например, перемещению рабочей силы), но и в значительной мере провоцирует проблему экономической устойчивости стран-членов[7]. Растущее экономическое неравенство между станами - членами ЕС не в последнюю очередь обусловлено другими экономическими факторами - несоблюдением основополагающих актов ЕС, регулирующих экономические отношения внутри союза, и отсутствием эффективных механизмов контроля. В числе основополагающих акторов следует назвать прежде всего «Пакт о стабильности и росте», принятый в 1993 г. и регулирующий вопросы бюджетной и финансовой политики стран - членов Европейского Союза. В настоящее время 2/3 стран - членов ЕС так или иначе не укладываются в его показатели[8]. Что касается механизмов контроля, то, что греческий долговой кризис оставил массу вопросов не только относительно качества управления европейских политических и экономических институтов (по сути, допустивших возникновение кризиса путем замалчивания информации об истинном состоянии дел в экономике Греции), но и эффективности антикризисной политики по подержанию финансовой устойчивости Греции. Последняя стоила Афинам не только трехкратного увеличения долговой нагрузки, но и более €200 млрд европейским налогоплательщикам в виде пакетов антикризисной помощи [26][9]. Однако главное - экономические неурядицы, породившие дискуссию о возможности выхода из валютного союза (зоны евро) или европейского экономического сообщества целой когорты стран - членов ЕС, не отвечающих критериям обусловленности, способствовали снижению внутренней солидарности внутри Европейского Союза, что в значительной мере способствовало росту изоляционистских настроений. Не в последнюю очередь это было обусловлено и тем, что греческий долговой кризис, который совместными усилиями купировали все страны - члены ЕС, заметно сказался на возможностях европейских государств выполнять свои социальные обязательства. Таким образом, возникла угроза демонтажа системы государства всеобщего благосостояния (welfare state), что не могло не отразиться на настроениях европейцев (особенно из числа так называемых стран-доноров), став еще одним экономическим фактором, повлиявшим на трансформацию политических ценностей. При этом экономические факторы в значительной мере детерминировали политические. В частности, экономические кризисы поставили под сомнение реализацию проекта по формированию общеевропейской идентичности на фоне усилившихся трений между различными странами ЕС. Стратегия европеизации Евросоюза, по сути, ничего не смогла противопоставить усилению националистических настроений и росту изоляционизма в странах - членах Евросоюза, которые были многократно усилены начавшимся миграционным кризисом в ЕС. Последний выявил ряд серьезных проблем, связанных с функционированием Европейского Союза как политической структуры. В первую очередь это касается эффективности деятельности европейских институтов управления, а также отсутствия согласованного механизма реализации принятых решений[10]. Не менее важным фактором явилось и то, что ЕС за годы своего существования так и не удалось превратиться в признанного глобального игрока и влиятельного субъекта мирового политического процесса. Причина этого кроется в управленческих недостатках Европейского Союза как институциональной структуры. В течение долгого времени внешняя политика осуществлялась исключительно на национальном уровне. Лишь в середине 1990-х гг. с введением должности Верховного представителя по внешней политике и политике безопасности ЕС и реформированием ЕС на основе Лиссабонского договора в начале 2010-х гг. начался процесс выработки единой европейской внешней политики, который в настоящее время далек от завершения. Во многом долгое отсутствие единого голоса ЕС во внешней политике наряду с противоречивостью валютного союза (зоны евро) и общего безвизового пространства (Шенгенской зоны) является одним из системных недостатков ЕС, которые, в свою очередь, относятся к управленческим факторам, определившим ценностный сдвиг. Другим важным фактором является возросшая роль европейской бюрократии в процессах, идущих на различных уровнях, что в конечном итоге привело к снижению качества управления за счет позднего реагирования. Следствием этого стала не только проблема неэффективного управления (bad governance), но и существенное усиление евроскептических настроений внутри стран - членов ЕС, в конечном итоге обусловивших политические изменения в ряде из них[11]. Так или иначе, все три группы факторов - экономические, политические и управленческие, которые взаимосвязаны, повлияли на начало процесса трансформации политических ценностей в ЕС. При этом в настоящее время уже можно определить некоторые последствия данного процесса. 1. Кризис либеральной модели. Он стал закономерным итогом действия различного рода факторов, оказывающих влияние на политическое развитие Европейского Союза. В числе наиболее значимых следует назвать растущий запрос на фундаментальные изменения на фоне снижающегося качества управления и усталость граждан стран - членов ЕС как от национальных, так наднациональных элит. 2. Усиление популистских настроений. Отчасти это вытекает из предыдущего пункта. На фоне ухудшения социально-экономической ситуации в ЕС на первый план выдвигаются политические силы, предлагающие быстрые и простые решения, которые получают поддержку среди населения стран - членов ЕС. Причем в данном случае речь идет о среднем классе, который традиционно является хранителем демократических ценностей. Также следует отметить, что феномен усиления популизма связан с различными политическими силами - как правого («Национальный фронт» - во Франции, ПЕГИДА, «Альтернатива для Германии» - в Германии, «Партия Свободы» - в Австрии), так и левого («Сириза» - в Греции, «Падемос» - в Испании, «Пять Звезд» - в Италии) толка. 3. Рост национализма и изоляционизма. Во многом это является следствием долгового и особенно миграционного кризиса в ЕС. Последний фактически способствовал появлению (воссозданию) границ в Европейском Союзе между странами-членами, а также поставил под угрозу реализацию проекта единого безвизового пространства (Шенгенской зоны). В настоящее время также наблюдаются определенные признаки усиления экономического и социкультурного изоляционизма, связанные с нежеланием ряда стран - членов ЕС участвовать в совместных европейских проектах[12]. 4. Снижающаяся привлекательность ЕС и рост евроскептицизма. Отчасти это также вытекает из предыдущего пункта. Экономические и политические проблемы ЕС способствуют снижению его популярности как за пределами, так и внутри самого союза[13]. В свою очередь, это стимулирует рост евроскептических настроений даже в тех странах - членах Евросоюза, которые ранее полностью поддерживали интеграцию в общеевропейский дом. 5. Растущие риски для ЕС как интеграционного образования. Во многом они обусловлены всем вышеперечисленным, а также кризисом европейской модели интеграции. Причины данного кризиса лежат не только в усложнении структуры ЕС и, как следствие, потери управляемости, но и характера интеграции. На смену интенсивной интеграции, которая осуществлялась на протяжении 1950-1970-х гг., пришла экстенсивная в начале 1980-х гг. И это не преминуло сказаться на качестве интеграционных процессов. Во всяком случае последняя волна европейской интеграции (2004-2015 гг.) во многом способствовала снижению устойчивости ЕС как экономического объединения, способствовав увеличению социально-экономических и социокультурных (к примеру, неконтролируемой трудовой миграции) проблем. Безусловно, этим вовсе не исчерпывается круг проблем, связанный с ценностным сдвигом в Европейском Союзе. Однако в настоящее время эти последствия не только лежат на поверхности, но и обусловливают появление других. Кроме того, следует отметить, что они представляют собой процессы, находящиеся в развитии, и оказывают существенное влияние на функционирование Европейского Союза. Применительно к данным последствиям, обусловленным ценностным сдвигом в ЕС, можно выделить три основных сценария развития ситуации. Базовый сценарий, или сценарий консервации, предполагает частичную замену политических ценностей при сохранении в значительной мере прежней ценностной базы, которая на данный момент и так проходит определенную трансформацию [35]. Отчасти это будет являться следствием политических изменений в некоторых странах - членах ЕС на основе демократических процедур, а также постепенного затухания кризисных явлений. При этом радикальные силы не смогут оказать существенного влияния на политический процесс как в странах - членах ЕС, так и на уровне ЕС в силу отсутствия необходимой поддержки. В результате евроскептические, националистические и изоляционистские настроения будут оставаться достаточности умеренными. В то же время это даст определенный гандикап ЕС на проведение внутренних реформ с целью повышения эффективности управления. Оптимистичный сценарий («обратная петля») предполагает заметное изменение ситуации, а именно фактический возврат к докризисному состоянию за счет существенного повышения качества управления ЕС в результате быстрого и эффективного реформирования системы управления, а также нивелирования многих проблем, стоящих перед Евросоюзом. Это станет основой для своеобразного европейского пробуждения, которое будет связано не только с повышением популярности либеральной модели, но и политическим банкротством популистов в результате разочарования основной части электората. В данном случае следует ожидать заметного усиления привлекательности ЕС как внутри, так и за пределами, снижения националистических и евроскептических настроений, которые продолжат оставаться маргинальными. Кроме того, разработки всеобъемлющей стратегии развития ЕС как интеграционного объединения на основе существующей институциональной структуры. Результатом все этого может стать дальнейшее активное развитие европейского интеграционного проекта за счет интеграции новых стран-членов (включая Турцию). В основе негативного сценария, или сценария «деградации», лежит предположение о дальнейшем углублении процессов трансформации политических ценностей и осуществлении полного «ценностного сдвига». В данном случае следует ожидать «ценностной перезагрузки», которая коснется всех стран - членов ЕС (так называемый «эффект переплескивания» (spill-over)), а также ЕС как политического образования. Заметное усиление радикальных сил, которые займут доминирующее положение, будет способствовать усилению евроскептических, националистических и изоляционистских настроений. Следствием этого может явиться не только снижение эффективности, но и потеря управляемости ЕС с последующим распадом на «ценностные кластеры», процессом дезинтеграции и в конечном счете утратой европейского проекта как такового [37]. При этом данный сценарий не исключает возможности локальных и региональных конфликтов в Европе. Стоит отметить, что вероятность реализации данного сценария на данный момент относительно небольшая по сравнению с двумя другими. Однако какой бы сценарий в конечном счете ни был реализован, запущенный процесс трансформации политических ценностей в Европе уже показал важность сохранения эффективности и высокого качества управления, которое является панацеей от различных ценностных сдвигов. ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ СЕГОДНЯ: ВЗГЛЯД НА БУДУЩЕЕ ИЗ 2016 г. Д.Б. Казаринова Европейский Союз - одна из немногих интеграционных группировок, остающаяся эталоном, несмотря на многочисленные кризисы и даже процесс частичной дезинтеграции, связанной с Брекситом. ЕС остается примером, с которым себя соотносят другие интеграционные группировки. Опыт строительства ЕС стал предметом самостоятельной дисциплины European studies и отличался высокой саморефлексией и концептуализацией. Идея создания единой европейской социальной общности получила оформление в виде соответствующей политики ЕС, в которую входили и постоянные замеры общественного мнения, и его анализ. Так, систематически изучается видение будущего Европы глазами самих европейцев, их представления о ценности основных достижений Евросоюза, вызовов и угроз, приоритетности необходимых шагов [12]. При значительных страновых расхождениях, тем не менее, просматриваются общие подходы и определяются характерные тенденции, которые позволяют судить о динамике становления «чувства сообщества», которое и определяет социальную интеграцию. Представление о ЕС и его основных достижениях остается первым и главным вопросом в повестке программы Евробарометр. Евросоюз его граждане представляют в первую очередь экономической, промышленной и торговой державой, и ее главными достижениями видят уважение демократии, прав человека и верховенство права в качестве основных инструментов достижения благополучия (33%) [33]. Европейцы очень ценят хорошие отношения между государствами-членами (24%) и уровень жизни граждан ЕС (22%). Таковы самые упоминаемые ценности и достижения европейской интеграции. В качестве основных угроз и проблем в первую очередь также выступают вопросы социально-экономического характера. В условиях посткризисного развития безработица рассматривается как главный вызов ЕС (45%). Но социально-экономическая повестка тянет за собой социально-политическую. Более чем одна треть считает социальное неравенство и вопросы миграции (по 36%) основными проблемами современной Европы. С неравенством, неконтролируемой миграцией и вытекающих из них последствий свои тревоги связывают 31% респондентов, которые назвали в качестве главной проблемы терроризм и вопросы безопасности. Это абсолютно коррелирует с ситуацией в России. Когда речь идет о повседневной жизни, россияне, помимо страха за здоровье близких, чаще всего испытывают тревогу за детей и боятся безденежья. Говоря о ситуации в стране, они чаще всего опасаются резкого снижения уровня жизни до грани выживания, а также тревожатся по поводу угрозы нападения других государств и угрозы гражданской войны. Из различных угрожающих ситуаций с 2000 по 2015 г. актуализировались угроза нападения других государств (в три раза) и обеспокоенность ростом проявлений разного рода экстремизма (в 2 раза) [22]. Тем не менее, страхи, связанные с возможным ухудшением социально-экономического положения, превалируют и стабильно выходят на первое место в течение всей постсоветской истории. Но и проблемы безопасности волнуют более трети россиян. Наибольший страх вызывают теракты - у 34% респондентов [18]. Несмотря растущее по всему меру ощущение обострения угрозы терроризма и экстремизма в связи с активизацией ИГИЛ, прошлогоднего миграционного кризиса, серии терактов во Франции и Бельгии, две трети европейцев согласны с тем, что ЕС в целом остается островом стабильности в неспокойном мире (66%) [33]. Это для большинства европейцев необходимое и достаточное условие благополучия. После Второй мировой войны ряд стран Европы был вынужден переосмыслить снизившееся значение своей роли в мировой политике. Часть стран Европы оставалась в клубе великих держав в статусе постоянных членов Совета безопасности ООН, однако они не являлись более колониальными державами и вершителями судеб мира, а свою внешнюю политику согласовывали с заокеанскими партнерами по НАТО. Большая же часть государств - членов Евросоюза - малые страны Европы или страны, долгое время зависевшие от одного из двух полюсов биполярного мира. Их геополитические амбиции либо не существовали вовсе, либо были очень сдержанными. В результате в отсутствие реальной «второй опоры ЕС» - общей внешней политики и политики безопасности - самосознание Евросоюза как геополитического игрока не сложилось. Поэтому касательно геополитического положения респонденты считают, что ЕС в настоящее время имеет более сильное политическое влияние в мире, чем Бразилия (64%), Индия (62%) а также Япония (45%). Меньшинство думает, что ЕС имеет более сильное политическое влияние, чем Россия (35%), 34% говорят о том же в сравнении с Китаем. И лишь 22% заявили, что ЕС обладает более сильным политическим влиянием, чем США. Более того, геополитические амбиции не просматриваются и в будущем, ведь большинство думает, что политическое влияние ЕС в 2030 г. будет оставаться равносильным нынешнему: сильнее, чем у Бразилии (54%), Индии (49%) и Японии (42%), но слабее других глобальных акторов. Лишь меньшинство считает, что влияние ЕС в мировой политике превзойдет Россию (35%), Китай (31%) или Соединенные Штаты Америки (29%). Вообще, столкновение с глобальным уровнем скорее пугает среднего жителя Евросоюза. Так, более половины всех респондентов согласны с утверждением, что глобализация угрожает целостности идентичности их страны (53%) [33]. В целом, намечавшийся в средине 2000-х гг. тренды на антиамериканизм [11] и антигерманизм (о котором свидетельствуют появившиеся термины «Четвертый рейх» и «Меркельленд») статистикой не подтверждаются: в массе большинство опрошенных европейцев имеют положительное мнение о Германии (70%), Франции, Евросоюзе в целом (69%). Несмотря на выход Великобритании из ЕС, она вызывает симпатию у 63% европейцев, как и партнер по НАТО - США (61%). И лишь меньшинство позитивно смотрит на Китай (37%) и Россию (32%). Впрочем, европейцы склонны больше смотреть внутрь своего интеграционного образования, а не вовне, и собственное благополучие и улучшение условий жизни в ЕС волнуют их существенно больше, чем геополитика. В Евросоюзе несмотря на отступление социального государства продолжают оставаться актуальными социал-демократические ценности. Когда речь заходит о том, что будет лучше для Европы, значительное большинство респондентов согласны с тем, что рыночная экономика должна развиваться параллельно с высоким уровнем социальной защиты населения (82%). В связи с серией кризисных явлений в экономике и социальной жизни последних лет большинство европейцев считают, что жизнь современных детей в ЕС будет сложнее, чем жизнь их поколения (56%). То, что послевоенный период, связанный с масштабным экономическим подъемом и безопасностью национальных границ, гарантируемой НАТО, оптимистическим интеграционным проектом создания finalite politique и демократическим триумфом, был золотым веком Европы, приходит на ум все большему числу людей. Политика меняется вслед за меняющейся жизнью. Те процессы и явления, которые вчера было невозможно помыслить, сегодня становятся мейнстримом. Свидетельством этому - волна популизма в Европе. Она заметна и вызывает сложное отношение: почти шесть из десяти респондентов согласны с утверждением, что рост политических партий, протестующих против традиционных политических элит в различных европейских странах, является предметом их озабоченности (59%). Большинству все же видится традиционная политическая повестка. Респонденты чаще всего говорят, что ЕС следует акцентировать внимание на мерах достижения социального равенства и солидарности (46%), охраны окружающей среды (31%) перед лицом глобальных проблем. Либеральная повестка вызывает симпатии в меньшей степени: 28% респондентов указывают на прогресс и инновации как сферу особой заботы, а 26% считают главным объектом приложения усилий такую сферу, как свободная торговля/рыночная экономика. В тройку самых упоминаемых аспектов, которые будут наиболее полезны для будущего Европы, вошли: выравнивание уровня жизни (53%), сопоставимость стандартов образования (35%), а также определенность внешних границ ЕС (26%) [33]. Необходимо отметить, что это противоречит одной из десяти «заповедей» ЕС. По мнению исследователя Центра европейских политических исследований, бывшего посла Еврокомиссии в России, профессора М. Эмерсона, в число базовых ценностей ЕС входят постоянные изменения, эволюция границ Евросоюза [23]. По всей видимости, эта ценность постепенно утрачивает свое значение. Постоянное расширение, которое делало ЕС квазинеоимперским проектом, больше не отвечает чаяниям самих европейцев. Но идея политической интеграции при этом не захлебнулась, как считают многие. Для углубления взаимодействия еще есть значительный ресурс социальной поддержки. По крайней мере шесть из десяти европейцев поддерживают повышение уровня принятия решений до общеевропейского в различных областях, в частности, борьбе с терроризмом, содействии демократии и миру (по 80%) или защите окружающей среды (77%). Но неопределенным для самого Евросоюза остается предпочтительный механизм этой интеграции. Мнения о стратегии «Европы двух скоростей» разделились: 47% говорят, что страны, которые готовы активизировать развитие общей европейской политики в некоторых важных областях, должны сделать это, не дожидаясь остальных, в то время как 41% считают, что необходимо ждать, пока все государства - члены ЕС будут готовы к интеграционным шагам [33]. Таким образом, мы можем резюмировать, что социально-экономические аспекты жизни продолжают доминировать в повестке среднего европейца, безработица и миграция вызывают больше озабоченности, чем проблемы безопасности, а спокойствие и безопасность кажутся важнее возможности вершить геополитику. Сегодня и в будущем у ЕС довольно скромное место в мире, при этом европейцы хорошо относятся к своим партнерам по интеграционному блоку и за океаном и гораздо хуже к Китаю и России, которые им кажутся очевидно более сильными. Главным вектором чаяний жителей Евросоюза является социальная интеграция, выравнивание единого социального, экономического, культурного и образовательного пространства в сложившихся границах. И хотя в ряде областей европейцы готовы передать решение проблем на общеевропейский уровень (углубление политической интеграции), наблюдается отсутствие консенсуса относительно стратегии ее развития. ТРАНСФОРМАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ В ЕС Л. Варгова (Словакия) 2016 год запомнится в европейской истории прежде всего как время борьбы за сохранение политического, системного и социального единства ЕС как сообщества стран, людей и ценностей. В первую очередь, одним из самых больших разочарований стал июньский референдум Великобритании за выход из Евросоюза, но также и большинство других вызов, с которыми Евросоюз уже некоторое время пытается справиться. Миграционный кризис, напряжение с Россией из-за Украины, а также другие внешние и внутренние угрозы безопасности продолжают испытывать два очень важных фактора - единство и эффективность ЕС. Некоторые проблемы пришли в 2016 год из предыдущего - прежде всего миграционный кризис. На сегодняшний день в странах ЕС - более миллиона мигрантов из кризисных регионов. Данное число представляет уже мощный политический фактор. Согласно нынешним опросам, именно миграция больше всего беспокоит граждан Евросоюза. Согласно последнего традиционного, проводимого каждые полгода опроса «Евробарометр» [25,33], самыми большими проблемами сегодня для Евросоюза его граждане считают иммиграцию (45%), терроризм (32%) и экономическую ситуацию (20%). Иммиграция была названа наиболее важным вопросом в 20 государствах - членах ЕС. Самые высокие показатели - в Эстонии (73%), Дании (71%), Чехии, Латвии и Венгрии (67%). Надо отметить, что миграционный кризис способствовал усилению крайне правых партий в ряде стран ЕС и увеличил вероятность их прихода к власти. Такой же эффект сложился и в Словакии - в стране, которая с июля по декабрь 2016 г. председательствовала в Совете ЕС. Крайне правая Народная партия «Наша Словакия» набрала в последних парламентских выборах восемь процентов голосов и впервые получила представительство в парламенте. Сейчас у многих возникают вопросы, что же пошло не так, и не вызван ли рост нетерпимости и недовольства по отношению к политической элите и Евросоюзу неспособностью устранить недостатки демократических преобразований. С тех пор проблемы только множатся и растут. С кризисом беженцев наступил еще один переломный момент, когда премьер-министр Словакии Роберт Фицо (из социально-демократической партии) был одним из тех, кто громче всех выступал против беженцев в Европе (здесь надо заметить, что такой же сильный отрицательный характер европейской политики иммиграции сложился и в остальных странах Вышеградской группы, прежде всего в Чехии и Венгрии). Говоря же про Словакию, страна также судилась из-за квот на переселение беженцев в страны ЕС, и есть общественное мнение, что из-за этой риторики словацкое общество стало безразличным по отношению к звучащей со всех сторон агрессивности. Такая же тенденция и изменения в европейском обществе сложились и в ряде других государств - членов ЕС. Говоря о ситуации в Европе в целом, второй ключевой проблемой после иммиграции стал терроризм (32%). Эта проблема была отмечена как одна из наиболее важных во всех государствах-членах, за исключением Греции. Самые высокие показатели - в Ирландии и на Кипре (50%), Румынии (49%), Хорватии (48%) и Люксембурге (47%). Стоит заметить, что беспокойство терроризмом выросло на 14% по сравнению с предыдущим исследованием, которое проводилось во время атак в Париже в ноябре 2015 г. Итак, сегодня важнейшими вызовами и ценностями для Европы остаются прежде всего факторы, которые носят социально-экономический характер, а также углубление социальной, экономической и политической интеграции. Европейская интеграция (включая социальную, экономическую и политическую) - сложный и многогранный по своей сути процесс, старт которому был дан еще в середине прошлого столетия, а ее конечный пункт не определен до сегодняшнего дня. До сих пор остается открытым вопрос о том, какой степени взаимозависимости должны достичь государства, вовлеченные в процесс европейской интеграции, чтобы можно было говорить о завершении этого процесса. Главная долгосрочная проблема Евросоюза - это устойчивая тенденция сокращения его роли и места в глобальной экономике. Хотя введение общей валюты является существенным прогрессом в процессе экономической интеграции и важным фактором стабильности для народных хозяйств, взаимосвязанных в Еврозоне, с другой стороны, кризис совместной зоны евро вскрыл блок экономических проблем, требующих повышения глобальной конкурентоспособности экономики ЕС, а также нуждается в модернизации. Какой она может и должна быть - большой вопрос. Ясно, что гипотетическое достижение всеми государствами-членами проблему не решит. Экономический прогресс неотделим от сoциального, а развитие человеческих ценностей - от возможностей их реализации. Тем временем жители Евросоюза относятся с недоверием к единой валюте, которая используется в странах - членах ЕС уже 15 лет. По данным последнего доклада Евробарометра «The euro area» за 2016 г., более половины граждан в Чехии, Болгарии и Польши выступают против евро. Данные страны остро выступают против единой валюты, и в Чехии число оппонентов евро представляет даже 72%. Кроме того, средний процент одобрения евро снижается. Данный показатель с 2015-го упал на 7 процентных пунктов. В частности, снижение положительного отношения к единой валюте наблюдается в странах ЕС с традиционно сильной экономикой, которые вынуждены выделять немалые средства для поддержки более слабых регионов. При этом наиболее значительно уровень доверия к евро по сравнению с 2015 г. снизился в Литве, Греции и на Кипре. Это государства, в которых население до сих пор выражает недовольство резким повышением цен после перехода на единую европейскую валюту. Также большинство жителей Евросоюза, принявших участие в опросе, готовы к инфляции: 42% респондентов ожидают, что она в их странах останется на том же уровне, 36% уверены в ее росте и лишь 12% полагают, что инфляция уменьшится. Последний доклад Евробарометра рассмотрел также и выявления основных ценностей в европейском обществе, достижения и вызовы, с которыми сталкивается ЕС, и общее мнение про ситуацию в Европе в целом. Респонденты оценивали главные ценности, достижения и их ранжированность по значимости. Общественное мнение европейцев выглядит следующим образом (рис.). Рис. Доклад Евробарометра «Будущее Европы» Fig. Special Eurobarometer 451 «Future of Europe» Для большинства респондентов главным достижением ЕС является важность его экономической, промышленной и торговой мощи вместе с приверженностью ЕС ценностям демократии, правам человека и верховенства закона (оба 33%). На третьем по популярности месте (24%) оказываются хорошее отношения между странами - членами ЕС. Четвертое место занял стандарт жизни граждан ЕС (22%), за ним следует возможность продвижения Европейским Союзом мира и демократии за пределами своих границ (17%). Во второй половине таблицы оказались значимые, но не первоочередные достижения и ценности, такие как возможность ЕС развивать исследовательскую и инновационную деятельность (12%), качество инфраструктуры ЕС (11%), европейская экологическая ответственность (11%), и на последнем месте оказались навыки и таланты граждан ЕС (10%) [25; 33]. ТРАНСФОРМАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ ЕС: НЫНЕШНИЕ ВЫЗОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Марио Де Мартино Европейский Cоюз (ЕС) представляет собой уникальное партнерство народов [30], в котором государства объединили суверенитеты в определенных областях политики и согласовали законы по широкому кругу экономических, социальных и политических проблем. ЕС - это последний этап в процессе европейской интеграции, которая началась после Второй мировой войны, и в которую в интересах мира, безопасности и экономического развития первоначально были включены шесть западноевропейских стран. Сегодня ЕС состоит из 27 государств-членов, включая большинство стран Центральной и Восточной Европы, подверженных в прошлом влиянию коммунистической идеологии. Страны - члены ЕС объединены в таможенный союз, между ними существует единый рынок товаров, услуг и капитала, свобода перемещения людей, общая торговая политика, общая сельскохозяйственная политика, и общая валюта евро, которая используется 19 государствами-членами («Еврозона»). 22 члена ЕС участвуют в Шенгенской зоне свободного перемещения с отсутствием паспортного контроля. ЕС предпринимал шаги по разработке единой внешней политики и политики безопасности, стремился установить общие внутренние меры безопасности и по-прежнему стремится к расширению, особенно в странах западных Балкан. ЕС рассматривается как большой успех и краеугольный камень европейской стабильности и процветания. Однако в настоящее время ЕС сталкивается с целым рядом политических и экономических проблем, таких как замедление экономического роста, высокий уровень безработицы, а также рост популистских политических партий, некоторые из которых вынашивают евроскептические настроения (многие из них исповедуют антииммигрантские взгляды). Существуют факторы, которые затрудняют способность ЕС справиться с множеством внутренних и внешних вызовов. Среди самых главных из них можно выделить: - греческий долговой кризис; - миграция и кризис беженцев; - процедура Brexit; - повышенная угроза терроризма. Остановимся на каждом из них. Начало греческого долгового кризиса в конце 2009 г. и его последующее распространение на других членов еврозоны вызвали опасения по поводу фундаментальной структуры и жизнеспособности еврозоны как приоритетного проекта интеграции ЕС. За последние шесть лет ситуация в большинстве стран еврозоны в значительной степени стабилизировалось, и ЕС предпринимает шаги к укреплению архитектуры еврозоны и улучшению бюджетной политики в государствах-членах. Однако в плане экономики и банковской системы Греция остается в бедственном положении. В первом полугодии 2015 г. были существенные ожидания того, что Греция может выйти из еврозоны (процесс получил название «Grexit»), так как правительство Греции во главе с левыми, настроенными против жестких мер (партия Сириза), запросила дополнительную финансовую помощь от кредиторов Греции. В то время как Греция выражала желание остаться в Еврозоне, партия Сириза подчеркивала необходимость облегчения долгового бремени и ослабл

A A Kinyakin

Peoples’ Friendship University of Russia

Author for correspondence.
Email: pfad@mail.ru
10/2 Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

D B Kazarinova

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: d.kazarinova@mail.ru
10/2 Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

L Vargova

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: vargova_l@yahoo.com
10/2 Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

Словакия

M De Martino

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: de_martino_m@rudn.university
10/2 Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

Италия

V V Taisheva

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: vasilya.taisheva@gmail.com
10/2 Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

Узбекистан

M S Ladygin

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: mihail.ladygin@inbox.ru
10/2 Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

A A Kostina

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: anastasiya13.01@mail.ru
10/2 Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

N S Kisel

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: nikitakisels@gmail.com
10/2 Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

Латвия

  • Britanskij prem'er osudil politiku mul'tikul'turalizma. Lenta.ru. 5.02.2011. Available from: http://lenta.ru/news/2011/02/05/multicult/ (In Russ).
  • Vanjan K.D. Genezis pravovogo populizma: istoricheskij i ideologicheskij aspekty. Sovremennaja nauka i innovacii. 2013; 4 (In Russ).
  • Vimont P. Migracija v Evrope: preodolenie krizisa solidarnosti. Moskovskij centr Karnegi. 9 fevralja 2017. Available from: http://carnegie.ru/2017/02/09/ru-pub-67923 (In Russ).
  • Vyhovanec A.E. Otnoshenija mezhdu hristianstvom i islamom v sovremennoj Zapadnoj Evrope. Zapad i Vostok: filosofija, religija, kul'tura. Sankt-Peterburg, Sankt-Peterburgskoe filosofskoe obshhestvo; 2016. Available from: http://anthropology.ru/en/text/vyhovanec-ae/otnosheniya-mezhdu-hristianstvom-i-islamom-v-sovremennoy-zapadnoy-evrope (In Russ).
  • «Vyshegradskaja chetverka» protiv migracionnoj politiki Merkel'. 27 avgusta 2016. Available from: http://politpuzzle.ru/40299-vyshegradskaya-chetverka-protiv-migratsionnoj-politiki-merkel (In Russ).
  • Grazhdanstvo i jazykovaja politika v Latvii. 09.09.2016. Available from: http://www.mfa.gov.lv/arpolitika/sabiedribas-integracija-latvija/pilsoniba-latvija/pilsonibas-likums (In Russ).
  • Dobrov D. Vostochnaja Evropa protiv «evropejskih cennostej». InoSMI. 26 janvarja 2016. Available from: http://inosmi.ru/politic/20160126/235170540.html (In Russ).
  • Evropejskaja konvencija po pravam cheloveka. Available from: http://www.echr.coe.int/Documents/Convention_RUS.pdf (In Russ).
  • Evropejskie cennosti i ih krizis. 13.02.2011. Available from: http://msps.su/seminar/271/programm/168/record/3708 (In Russ).
  • Zakarija F. Populizm na marshe. Pochemu Zapad okazalsja v bede. Rossija v global'noj politike. 2016. Available from: http://www.globalaffairs.ru/number/Populizm-na-marshe-18482 (In Russ).
  • Kazarinova D.B. Antiamerikanizm i duh evropejskogo edinstva. Svobodnaja mysl'. 2006; 2 (In Russ).
  • Kazarinova D.B. Evropejskij sojuz: cennosti dlja budushhego. Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Serija Politologija. 2014; 3 (In Russ).
  • Melkumjan E.S. Islamizacija Evropy. Novoe znanie. 21 maja 2016. Available from: http://newknowledge.ru/articles/islamizaciya-evropy/ (In Russ).
  • Mjerom Londona vpervye izbran musul'manin, lejborist Sadik Han. Informacionnoe agentstvo TASS. 7 maja 2016. Available from: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3265049 (In Russ).
  • Ogandzhanov I. ES zashjol v tupik»: predstavitel' Mezhdunarodnoj organizacii po migracii — v interv'ju RT. 09 fevralja 2017. Available from: https://ru.rt.com/7nn1 (In Russ).
  • Popravki k Konstitucii Latvijskoj Respubliki. 2.08.2008. Available from: https://www.cvk.lv/pub/public/29115.html (In Russ).
  • Pravye i krajne pravye: v oppozicii k «edinoj Evrope». Informacionnoe agentstvo Regnum. 28 janvarja 2017. Available from: https://regnum.ru/news/polit/2232250.html (In Russ).
  • Prestupnost': strahi i realii. Iniciativnyj vserossijskij opros VCIOM proveden 28—29 maja 2016 g. VCIOM. 03.06.2016. Available from: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115717 (In Russ).
  • Rachkova A.V., Popkova O.V. Problema dialoga kul'tur Zapada i Vostoka (na primere vzaimodejstvija migrantov i mestnogo naselenija). Available from: https://www.scienceforum.ru/2016/pdf/19889.pdf (In Russ).
  • Reknagel' Ch. Nedovol'stvo isteblishmentom rastet. Zapadnaja politika uzhe ne budet prezhnej. Nastojashhee vremja. 27 dekabrja 2016. Available from: http://www.currenttime.tv/a/28186029.html (In Russ).
  • Sarkozi priznal proval mul'tikul'turalizma. Lenta.ru. 11.02.2011. Available from: http://lenta.ru/news/2011/02/11/fail/ (In Russ).
  • Chego bojatsja rossijane? FOM. «FOMnibus» — opros grazhdan RF ot 18 let i starshe. 11 marta 2015. Available from: http://fom.ru/Nastroeniya/12101 (In Russ).
  • Jemerson M. Jekzistencional'naja dilemma Evropy. Vestnik Evropy. 2005; 15.
  • Galligan B., Ravenhill J. New developments in Australian politics. Macmillan Education AU; 1997.
  • Flash Eurobarometer 446 — TNS Political & Social. The Euro Area. Fieldwork: October 2016, Publication: December 2016. Available from:http://ec.europa.eu/COMMFrontOffice/publicopinion/index.cfm/Survey/getSurveyDetail/yearFrom/1974/yearTo/2016/surveyKy/2104.
  • How much does Greek crisis will cost you. Euronews. 18.02.2015. Available from: http://www.euronews.com/2015/02/18/how-much-has-the-greek-debt-crisis-cost-european-taxpayers.
  • McAuley J. It’s not just Britain: A new poll shows Europeans elsewhere are tired of the EU. The Washington Post. 07.06.2016. Available from:https://www.washingtonpost.com/news/worldviews/wp/2016/06/07/beyond-britain-dissatisfaction-with-e-u-spreads/?utm_term=.f69ad2e8bc57.
  • Merkel says German multicultural society has failed. BBC. 17.10.2010. Available from: http://www.bbc.co.uk/news/world-europe-11559451.
  • Müller J.-W. Was ist Populismus? Ein Essay. Berlin, Suhrkamp Verlag; 2016.
  • Peoples of Europe. Available from: https://www.britannica.com/topic-browse/Society/Peoples-of-the-World/Peoples-of-Europe.
  • Rollis I. Impact of Europeanization on Involvement of Society in Decision Making Process in Latvia. Latvijas Universitātes Raksti. 2005. 680. sēj.: Politikas zinātne: Identitāšu maiņa, pārklāšanās un mijiedarbība.
  • Social Situation Monitor — Income inequality in EU countries. European Commission. 2013. Available from: http://ec.europa.eu/social/main.jsp?catId=1050&intPageId=1870&langId=en.
  • Special Eurobarometer 451. Wave EB86.1. TNS Opinion & Social. Future of Europe. Fieldwork: October 2016, Publication: December 2016. Available from:http://ec.europa.eu/COMMFrontOffice/publicopinion/index.cfm/Survey/getSurveyDetail/instruments/SPECIAL/surveyKy/2131.
  • Tazzioli M., De Genova N. Europe/Crisis: New Keywords of “the Crisis” in and of “Europe” Europe at a Crossroads: Managed Inhospitality. Zone Books; 2016. Available from: http://nearfuturesonline.org/wp-content/uploads/2016/01/New-Keywords-Collective_11.pdf.
  • Trends of Political Values in Europe. European Commission. 2016. Available from: https://ec.europa.eu/epale/en/blog/trends-political-values-europe.
  • Trudeau P. Address to the House of Common on October 8, 1971.
  • Van Houwelingen P. Core political values across Europe and European integration. Working paper prepared for presentation in session 6.1 “The European Project and European Core political values: Convergence or Divergence” at the 3rd ESS Conference, 13—15 July 2016, Lausanne, Switzerland. Available from: http://www.europeansocialsurvey.org/docs/about/conference/VAN-HOUWELINGEN_Core-political-values-and-European-integration-V2.pdf.
  • What Do Europeans Think About Muslim Immigration? 7 February 2017. Chatham House. 07.02.2017. Available from: https://www.chathamhouse.org/expert/comment/What-do-europeans-think-about-muslim-immigration.

Views

Abstract - 1525

PDF (Russian) - 680

PlumX


Copyright (c) 2017 Kinyakin A.A., Kazarinova D.B., Vargova L., De Martino M., Taisheva V.V., Ladygin M.S., Kostina A.A., Kisel N.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.