Features and Mechanisms for Ensuring Social and Political Stability in Contemporary Chinese Society

Abstract


This article discusses the features and mechanisms of ensuring and maintaining social and political stability in China. Analyzes the scientific theoretical foundation in the study of this phenomenon, developed by Russian and Chinese scientists. Political stability in contemporary China is understood as a precondition for effective social and economic development. The paper studied the treatment of leadership in China from different generations to tools approval of social and political stability as a way of implementing the modernization program of the political course. It has been found that maintaining the political stability of the society in modern China made possible by the harmonization of public relations, flexible national policy, economic growth, trends in socio-economic development and the use of ideological tools. The author studied the basic mechanisms of the stability of the political system of China at the present stage. It is concluded that a stable political development in contemporary China strengthens the regime and the preservation of the monopoly of the CCP to political power.


Поддержание высоких темпов экономического роста и сохранение устойчивости политического режима обусловили стремление современного китайского руководства к достижению политической стабильности в обществе. С. Хантингтон утверждал, что «Азия, Африка и Латинская Америка стали местами особенно высокой политической нестабильности в значительной мере потому, что модернизация проходила там намного более высокими темпами» [10]. Фактор социально-политической стабильности на рубеже XX-XXI вв. становится определяющим условием для обеспечения высоких темпов экономического развития КНР и сохранения руководящей роли КПК в обществе. В настоящее время среди китайских ученых меняются представления о развитии социально-политической стабильности современного Китая. Обществоведы КНР в 2000 гг. развивали представление об общественной стабильности как факторе продолжения модернизации. Например, Ю Кэпин трактовал стабильное развитие государства в качестве источника всесторонней модернизации различных сторон жизни общества [13]. Во взглядах современных китайских ученых в 2010 г. происходят изменения на перспективы политического развития КНР. Антикоррупционная политика китайского руководства понимается в качестве средства утверждения социально-политической стабильности общества. Китайские исследователи Фань Цземинь и Чэнь Ицинь применили институциональный подход к пониманию механизмов укрепления социально-политической стабильности китайского общества. В условиях глобальных изменений, происходящих в мире, стране, партии и обществе, сохранение прогрессивности и чистоты понимается в качестве способа обеспечения долговременного порядка и долгосрочной стабильности в стране [9]. Понимание учеными КНР условий стабильности общества складывается из представления власти о желаемой некоррумпированности китайской компартии. При дальнейшем развитии антикоррупционной кампании китайскими авторами поднимается проблема нравственного совершенствования партийной бюрократии. Руководители современного Китая формирует общественное мнение о состоянии борьбы с коррупцией в системе госуправления, одной из главных целей которой является нравственное перерождение КПК. Американский синолог Д. Шамбо применил институциональный подход к трактовке социально-политической стабильности КНР. Автор оценил перспективы развития стабильности режима в зависимости от типа трансформации китайского политического режима. Используя описательные и сравнительные методы политического анализа, Д. Шамбо разработал интересную концепцию динамики политического режима КНР. Развитие очагов социальной нестабильности, по мнению синолога, будет зависеть от попыток власти осуществить «левый откат», развивая способы контроля над обществом [16]. После утверждения у власти пятого поколения лидеров КНР с 2012 г. развивается тенденция замедления экономического роста. Высокие темпы экономического роста на протяжении двух десятилетий с 1990 гг. являлись условием патерналистского альянса власти и общества в современном Китае. Поэтому сохранение стабильных темпов ежегодного прироста ВВП становится условием устойчивости авторитарного режима КНР. Отечественные исследователи при понимании стабильности общества разработали социально-экономический подход к изучению процессов политического развития КНР. Л.И. Кондрашова установила, что социальные потрясения в процессе реформ не разочаровали китайское руководство в возможностях рынка, но убедили их в том, что продолжение рыночных преобразований без надлежащего контроля над процессом может вывести его за черту «усовершенствования социализма», угрожать стабильности общества, целостности государства и руководящей роли КПК [6]. В современном Китае развернулась беспрецедентная борьба с коррупцией в органах партийной и государственной власти. Современная антикоррупционная кампания является средством укрепления стабильности в обществе. С помощью усиления административного контроля в структуре госуправления власть повышает собственный авторитет в обществе, способствует оптимизации бюрократического механизма, тем самым преодолевая последствия дисфункции в аппарате управления. Китайский политический режим стремится предать смысл и целесообразность существующим политическим институтам с неподкупным бюрократическим аппаратом в общественном сознании, таким образом способствовать сохранению собственной руководящей роли в обществе. Социально-политическая стабильность приобрела дополнительное значение в условиях замедления темпов экономического роста в период руководства пятого поколения. Политика власти направлена на амортизацию социальных потрясений на фоне укрепления авторитарного режима. С одной стороны, через развитие законодательства руководство КНР стремится контролировать общественные структуры, ликвидируя попытки развития организованной оппозиции с иностранными источниками финансирования. Закон о регулировании иностранных неправительственных организаций (НПО), вступивший в силу 1 января 2017 г., является одной из мер усиления административного контроля над обществом [4]. С другой стороны, контроль государства над возможными очагами социальной нестабильности при Си Цзиньпине развивается посредством усиления органов госбезопасности в аппарате центральной власти. Расширение влияния спецслужб КНР характеризует созданный в 2013 г. Совет государственной безопасности [5]. Условия утверждения стабильности в политической системе нашли отражение в некоторых особенностях политического развития КНР на рубеже XX-XXI вв.: - эволюционный характер развития в форме эффективного взаимодействия новаторства и традиции, обеспечивающий их устойчивое сочетание и влияние на политический процесс. Изменения в политической системе КНР происходят медленно, являясь реакцией на социально-экономические процессы. Социально-политическая стабильность КНР позволяет функционировать политической системе без радикальных перемен в обстановке преемственности основных этапов своего развития; - первостепенное значение экономических реформ в регулируемых сверху модернизационных процессах в обществе. Взаимовлияние экономического и политического развития отражено в структуре государственной политики КНР. Изменения в политической системе происходят вследствие процессов экономической модернизации, способствующих изменениям в социальной структуре общества. Среди представителей новых социальных групп китайского общества развивается спрос на политическое участие, включенное в систему «Тройного представительства». С момента перехода государственной власти к пятому поколению китайских лидеров во внутренней политике КНР сложились следующие механизмы стабильного функционирования политической системы. I. Власть в современном Китае с начала XXI в. инициирует политику гармонизации общественных отношений. Процессы модернизации способствуют переменам в структуре социальных отношениях. В 2000 г. происходит поляризация социального неравенства. В политическом развитии КНР с начала XXI в. обозначились две тенденции. С одной стороны, за счет гибкой социально-экономической политики, включая стимулирование экономического роста в ряде национальных регионов, укрепляется патерналистский альянс власти и общества. С другой стороны, усиление авторитарного режима происходит при опоре на традиционные бюрократические элиты - партийную номенклатуру и государственную бюрократию, условия стабильного функционирования современной китайской власти. II. На реализацию внутриполитического курса КНР с 2012 г. оказывают влияние процессы экономического развития. Фактор экономического роста и условия социально-экономического развития играют важную роль в обеспечении внутриполитической стабильности. В 1990 г. первостепенное развитие научно-технического и экономического потенциала находилось в рамках реализации концепции «совокупной государственной мощи», которая обеспечивала устойчивость экономических реформ и стабильный годовой прирост ВВП между 7,6% и 14,3%. В период руководства четвертого поколения КНР вступила в эпоху высоких темпов экономического роста. При пятом поколении за последние 25 лет темпы прироста ВВП оказались худшими [15]. На фоне замедления экономического развития при Си Цзиньпине происходит обострение уже существующих социально-экономических проблем в КНР: - диспропорция в экономике является одной из особенностей развития Китая с начала эпохи модернизации. Юго-восточные провинции с высокой плотностью населения обладают большим потенциалом социально-экономического роста, нежели центральные или северо-западные регионы; - демографическая проблема в КНР сводится к старению населения, приводит к сокращению потенциала развития трудовых ресурсов страны; - прочие социально-экономические проблемы, характеризующиеся значительным разрывом между городом и деревней, доходами горожан и сельчан, в сферах образования, трудоустройства, медицины, социального обеспечения, жилья и экологии. Глава Исследовательского института развития и реформ Китая Чи Фулинь, комментируя работу 5-го Пленума ЦК КПК 18-го созыва 2015 г., отметил, что условием построения общества Сяокан и социальной стабильности Китая должен стать надлежащий экономический рост [14]. Для современной китайской власти становится стратегически важным обеспечение социально-политической стабильности для поддержания устойчивого экономического роста и модернизации. III. Пятое поколение лидеров КНР во время своего первого периода руководства обращается к идеологическим инструментам утверждения социально-политической стабильности общества. Изменения в политической системе современного Китая развиваются под эгидой социалистической модернизации, при которой главной идеологемой выступает китаезированный марксизм. Политическая идеология находится под влиянием социально-экономического и политического развития, обновляемая и отвечающая новым условиям жизни общества. Политический процесс функционирует, минуя крупные кризисы и общественные потрясения. Совокупность обозначенных проблем определила новую идейно-теоретическую повестку в деятельности пятого поколения китайских политиков. Руководству КПК 2010 г. в связи с меняющимися социальными и экономическими условиями развития приходится искать новые решения во внешней корректировке базовой идеологии. Идея «Китайской мечты великого возрождения нации» в качестве заявки на новый партийный стиль работы была впервые выдвинута Си Цзиньпином во время посещения выставки «Путь к возрождению» в ноябре 2012 г. в КНР [7]. Отечественные и китайские исследователи при характеристике концепции «Китайской мечты» применяют историко-типологический научный подход. Представления Ху Аньгана о новой идеологеме руководства КНР складываются из трех постулатов, выдвинутых на XVIII съезде КПК и выступлениях Си Цзиньпина. Во-первых, это построение КПК общества малого благоденствия, во-вторых, превращение нового Китая в государство с богатой и могущественной демократической культурой и осуществленной социалистической модернизацией, в-третьих, это великое возрождение китайской нации. Это мечта всего государства, всей нации и каждого отдельного человека [11]. Согласно данному подходу, взгляд Си Цзиньпина на концепцию сформировался исходя из анализа социально-экономических и социально-культурных исторических типов, содержащихся в «Китайской мечте». Ю.В. Тавровский также указал на составляющие части концепции «Китайской мечты», понятные практичным китайцам «столетние цели» - долгосрочная программа создания «богатого и могущественного, современного социалистического государства». В этой же формуле автор отметил такие определения будущего китайского общества: «демократическое, цивилизованное, гармоничное» [8]. При анализе концепции Си Цзиньпина возможно также исходить из политико-культурного научного подхода. Развитие политической системы современного Китая происходит в рамках политико-культурного проекта. С начала периода современных китайских реформ такими проектами являются концепции «Строительства социализма с китайской спецификой», «Общества средней зажиточности» - «сяокан» и «Гармоничного социалистического общества». Посредством модернизации идеологии правящей партии происходит совершенствование культурного компонента политической системы. Происходящие изменения отвечают потребностям социально-политического развития китайского общества. Современные тенденции политико-культурного развития 2010 г. проявились еще во время организации и проведения 6-го Пленума ЦК КПК 17-го созыва 2011 г. Культурные нововведения были заявлены в Резолюции Пленума «Об углублении реформ, целого ряда важных вопросов социалистического культурного развития и процветания». В тексте официального партийного документа культурные инновации можно свести к следующим утверждениям: - в работе Пленума социалистическое культурное строительство провозглашено средством реализации планов социально-экономической политики, объявлено средством реализации концепции среднезажиточного общества; - укрепление «социалистической духовной цивилизации», идеологемы КПК с середины 1980-х гг.; - реформирование культуры КНР заявлено через совершенствование моральных качеств граждан; - социалистический культурный подъем осуществляется через создание социалистической культурной власти [2]. «Китайская мечта» как новая идеологема китайского руководства пятого поколения естественным образом является продолжением идейно-теоретического курса развития их предшественников. Политико-культурные средства укрепления идеологии правящего режима КПК приводят к совершенствованию идеологического механизма утверждения социально-политической стабильности китайского общества. В последние годы «Китайская мечта» становится менее востребованной. К ней реже обращаются в публичных выступлениях официальные лица КНР. Потребность в укреплении социальной стабильности общества может вызвать необходимость нового обращения к идеологическим ресурсам власти. Перед XIX съездом КПК в 2017 г. и после него концепция снова может стать востребована, реформирована или сформулирована новая идеологема. IV. Антикоррупционная политика при Си Цзиньпине с 2012 г. становится новым механизмом укрепления социально-политической стабильности в обществе. Меры антикоррупционной кампании направлены на повышение авторитета правящей партии в обществе посредствам утверждения новой «антикоррупционной модели» политического курса КНР. Перед 6-м Пленумом ЦК КПК 2016 г. возникла ситуация кризиса доверия власти в обществе. Политическая элита стремится избежать развития негативного сценария политического кризиса, подобного событиям 1989 г. на площади Тяньаньмэнь. На Пленуме особое значение было отведено преодолению дисфункции КПК в форме распространяющейся коррупции в органах партийной и государственной власти. А.В. Виноградовым на научной конференции «Центра политических исследований и прогнозов Китая» в 2014 г. было справедливо отмечено, что с приходом к власти пятого поколения руководителей «перед Китаем возник новый вызов - необходимость смены экономической модели, который вмешался в процесс естественного структурирования и дальнейшей институализации политического пространства» [1]. В соответствии с данной оценкой в КНР продолжает формироваться новая модель политического развития. Борьба с коррупцией превращается в одно из приоритетных направлений деятельности власти. Правящая партия формирует собственный политический курс в условиях укрепления социально-политической стабильности, повышения собственного авторитета в обществе и противодействия криминализации ее структур. Работа последнего Пленума ЦК КПК перед Всекитайским съездом не первый раз посвящена задачам сохранения социально-политической стабильности общества посредствам проведения антикоррупционных мер внутри аппарата партии. На рубеже 1980-1990 гг., как и перед 6-м Пленумом ЦК КПК 18-го созыва, сложилась ситуация кризиса доверия к власти в обществе. Тогда результатом данного кризиса во многом были спровоцированы события на площади Тяньаньмэнь 1989 г. Итогом 6-ого Пленума ЦК КПК 13-го созыва 1990 г. являлась резолюция об «Укреплении связей партии и народа». В коммюнике 6-го Пленума были заявлены проблемы роста бюрократии, формализма и коррупции, отрывающие деятельность КПК от народных масс. Была отмечена необходимость преодоления данных негативных явлений через усиление внутрипартийного контроля [3]. В итоговых документах 6-го Пленума 2016 г. заявлены тезисы о необходимости поддержания «кровных связей» партии с народом в соответствии с принципом «линии масс», строгой внутрипартийной дисциплины. Заявлены призывы решительно защищать авторитет ЦК КПК, укреплять идеалы и убеждения, честность и неподкупность [12]. Как видно из материалов двух пленумов ЦК КПК 1990 и 2016 г., деятельность правящей партии КНР сосредоточена на укреплении внутрипартийной дисциплины и повышении авторитета Компартии в обществе. Задачи антикоррупционной политики, вызванные стремлением власти контролировать рост очагов социальной нестабильности в обществе, не являются новшеством в политической практике современного руководства КНР. Борьба с коррупцией в системе госуправления проводилась с момента провозглашения КНР. Современная антикоррупционная кампания связана с усилиями власти по созданию антикоррупционной модели политического развития, способной укрепить социально-политическую стабильность общества. Отличительной чертой функционирования политической системы КНР является поиск властью баланса между традиционными и новаторскими элементами механизмов гармонизации общественного развития. Совершенствование политической системы в обстановке преемственности основных этапов собственного развития становится условием укрепления властных полномочий правящей партии. Пятое поколение продолжило применять в системе госуправления средства идеологического воздействия на общество. Политической инновацией пятого поколения является попытка создания нового стиля партийного и государственного управления. Власть стремится к утверждению в массовом сознании китайской общественности качества некоррумпированности правящего режима. Цель подобных политических нововведений ориентирована на нравственное перерождение правящей Компартии.

M A Sushchenko

Kemerovo State University

Author for correspondence.
Email: spacemirror@mail.ru
Sovetskiy prosp., 73/2, Kemerovo, Russian Federation, 650000

  • Vinogradov A.V. Perspektivy politicheskoj reformy pri Si Czin'pine. 3-j plenum CK KPK 18-go sozyva: novoe rukovodstvo i strategija reform. Informacionnye materialy. Serija G: «Obshhestvo i gosudarstvo v Kitae v period reform». Materialy ezhegodnoj nauchnoj konferencii Centra politicheskih issledovanij i prognozov Kitaja IDV RAN. Moscow; 2014 (In Russ).
  • Gunchan'dan di shicy cze chzhunjan vjejjuan'huj di lju cy cjuan'ti huji gunbao [共产党第十七届中央委员会第六次全体会议公报, Kommjunike 6-go Plenuma CK KPK 17-go sozyva]. Xinhua News Agency. Oficial'nyj sajt. 18.10.2011. Available from: http://news.xinhuanet.com/politics/2011-10/18/c_111105580.htm (In Russ).
  • Di shisan' cze chzhunjan vjejjuan'huj di lju cy cjuan'ti huji gunbao(1990 年3月12 日通过, Kommjunike 6-go Plenuma CK KPK 13 sozyva (12 marta 1990 goda). Informacionnyj centr Kommunisticheskoj partii Kitaja. Oficial'nyj sajt. Available from: http://cpc.people.com.cn/GB/64162/64168/64566/65389/4441854.html (In Russ).
  • Kitaj vypustit rukovodstvo po registracii zarubezhnyh NPO. Sin'hua Novosti. 15.10.2016. Available from: http://russian.news.cn/2016-10/15/c_135756232.htm (In Russ).
  • Kommjunike 3-go Plenuma CK KPK 18-go sozyva: samoe glavnoe. Gazeta Zhjen'-min' Zhibao online. 13.11.2013. Available from: http://russian.people.com.cn/95181/8455422.html (In Russ).
  • Kondrashova L.I. Kitajskaja mechta o nacional'nom vozrozhdenii. Moscow; 2014 (In Russ).
  • Si Czin'pin posetil vystavku «Put' vozrozhdenija» v Pekine. Zhjen'-min' Zhibao. 30.11.2012. Available from: http://russian.people.com.cn/31521/8041475.html (In Russ).
  • Tavrovskij Ju.V. Si Czin'pin: Po stupenjam kitajskoj mechty. Moscow, Jeksmo; 2015 (In Russ).
  • Fan' Czemin' Chjen' Icin'. Pochemu Kommunisticheskaja partija Kitaja do sih por polna zhiznennyh sil. Teorija Kitaj. 10.08.2016. Available from: http://ru.theorychina.org/xsqy_2477/201608/t20160810_344122.shtml (In Russ).
  • Hantington S. Politicheskij porjadok v menjajushhihsja obshhestvah. Moscow, Progress-Tradicija; 2004 (In Russ).
  • Hu An'gan. Poiski dvizhushhej sily dlja ispolnenija kitajskoj mechty: «Konciklicheskaja» mechta. Sovremennye problemy KNR (Analitika uchjonyh Universiteta Cin-hua). Ch. 1. Moscow, Institut Dal'nego Vostoka; 2014 (In Russ).
  • Chzhunjan vjen'sjan' chzhunjao shujuj ivjen' fabu [中央文献重要术语译文发布, Central'nyj otdel literatury opublikoval perevod vazhnyh terminov]. Central'noe bjuro perevodov CK KPK. Oficial'nyj sajt. 22.12.2016. Available from: http://www.cctb.net/bygz/zywxsy/201612/t20161222_349284.htm (In Russ).
  • Ju Kjepin. Demokratija v Kitae: vyzov ili shans? Demokratija i modernizacija: k diskussii o vyzovah XXI veka. Centr issledovanij postindustrial'nogo obshhestva; red. V.L. Inozemcev. Moscow; 2010 (In Russ).
  • kljuchevyh slov v oficial'nom doklade 5-go plenuma CK KPK, «Zhjen'min' zhibao». Teorija•Kitaj. 23.11.2015. Available from: http://ru.theorychina.org/xsqy_2477/201511/t20151123_ 331617.shtml (In Russ).
  • GDP growth in China 1952—2015. Chinability. Latest news and statistics on China's economy and business climate. 07.04.2016. Available from: http://www.chinability.com/GDP.htm.
  • Shambaugh D. China’s Future. USA Polity Press, 2016.

Views

Abstract - 177

PDF (Russian) - 396

PlumX


Copyright (c) 2017 Sushchenko M.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.