“Alternative for Germany” - One of the Genuine Representative of “New Rights”?

Cover Page

Abstract


This paper gives content analysis of “Alternative for Germany” (AfG) party's program. It's aimed at sorting it out whether the party is the genuine representative of “New Rights”'. The prinicipal virtues of New Rights are traditional: family, community, church. It's reflected in the party program as war on abortions, support and rewards for traditional families. The analysis brought to surface a vast number of targets, demands, appeals, particularly peculiar to this concept. Nevertheless party adherents quiz results speak for the fact that the party has got more votes just due to voters' resentment over other German parties.

Параллельно с выборами в Госдуму РФ 18-го сентября 2016 г., в которых популистская ЛДПР стала третьей силой (уступая коммунистам всего на 0,3%), прошли выборы в парламент столицы Германии. По итогам этих выборов в берлинский парламент прошла достаточно молодая партия евроскептиков под названием «Альтернатива для Германии» (АдГ), которую в самой стране часто называют популистской, а иногда даже нацистской. В данный момент она представлена уже в десяти из шестнадцати земельных парламентов страны [7], в большинстве из которых она получила больше чем 10% мандатов (в землях Мекленбург-Передняя Померания и Саксония-Анхальт даже 20,8% и 24,3%). Выборы в Бундестаг, федеративный парламент ФРГ, пройдут в 2017 г., и все идет к тому, что АдГ станет частью и этого парламента. Таким образом, и Германия окончательно падет как «последний бастион» против мышлений правого спектра и популистских лозунгов, ведь она стала последней из больших стран ЕС, где такого рода мышление не присутствовало на правительственном уровне. Членство евроскептиков в Бундестаге может привести к тому, что созданный после травмы Второй мировой войны «космополитичный идеал» в социальной среде страны [3. С. 9] будет, как минимум, поставлен под вопрос. АдГ была создана 2013 г. как ответ на кризис Еврозоны и попытки, в первую очередь, канцлера Ангелы Меркель и ее правительства ФРГ спасти такие обанкротившиеся южноевропейские страны, как Греция, Испания, Португалия. Меркель и другие руководители государств - членов ЕС решили спасти ситуацию выделением этим странам значительных кредитов, а также использованием других вспомогательных механизмов для стабилизации всей «Еврозоны», так называемых «Спасательных парашютов» (нем. Rettungsschirme), к которым, помимо кредитов, также непременно относится и выкуп государственных займов, находящихся под угрозой банкротства стран. Первостепенно данная проблема была связана с банкротством Греции. Требования АдГ дать таким странам, как Греция, возможность покинуть Еврозону, что в свою очередь обеспечило бы стабилизацию данной зоны, очень быстро поставили на партии клеймо «противника членства Германии в Евросоюзе». В первое время молодую партию осуждали и за отсутствие партийной программы. А сегодня представители христианских демократов, которых принято считать консервативными, хотя их партия по факту давно уже является центристской [10. C. 85], и остальных партий, находящихся в федеральном парламенте страны, критикуют АдГ за ее консервативно-традиционалистскую риторику и приписывают ей нацистские настроения. Они обвиняют ее в популизме, чем и пытаются объяснить прирост численности сторонников партии за такой короткий срок, а как следствие - перераспределение весомого количества избирательских голосов в ее пользу. Также происходит и осуждение программы партии и ее состава представителей. На сегодня мы наблюдаем полную враждебность других партий по отношению к АдГ, что в целом можно объяснить соперничеством и потерей все большего количества избирателей, в то время как молодая партия евроскептиков получает доступ к все бо2льшему количеству земельных парламентов. Но насколько долгосрочным является этот успех? Удастся ли партии стать полноценной частью партийной системы страны или спрос на нее снова упадет, как только через один или несколько электоральных циклов законодательного правительства причины ее роста не будут больше так остро выражаться в жизни страны? Как известно, двумя основными социально-политическими темами, на которых выросла АдГ, являются вопросы, касающиеся беженцев, и дальнейшее будущее Германии в ЕС и Еврозоне. Но за что именно стои2т эта партия в своей программе? Какие у нее цели? Важно разобраться, является ли АдГ чисто популистской партией? Ведь от этого будет зависеть ее политическая судьба. Концепция и свойства «новых правых» и «неоконсерваторов» В первую очередь следует отметить, что в данном исследовании мы придерживаемся позиции К.С. Гаджиева, который пишет об объединении «неоправых» (не учитывая их крайне правых радикалов и другие экстремистские группировки) и «неоконсерваторов» в так называемое «радикалистское течение» [1. C. 64], которое сложно отделить от традиционалистского варианта консерватизма [1. С. 64]. Так как эти течения «зачастую [различаются] не столько в плоскости основных исходных принципов, сколько в степени упора, концентрации внимания на тех или иных их аспектах» [1. С. 64], мы будем говорить о них как о едином блоке. Как известно, «новые правые выступают в защиту таких традиционных ценностей и идеалов, как семья, община, церковь и другие институты» [2. С. 132]. Также стоит заметить, что данное течение включает в себя и элементы неолиберализма и социал-демократии [4. C. 163], ведь, с одной стороны, неоконсерваторы выступают против чрезмерно широких социальных программ «государства благосостояния», вызывающих в народе «иждивенческие настроения» [1. С. 64], а с другой стороны, многие из неоправых считают те или иные элементы такого вида государства все-таки необходимыми. Причиной этому является в первую очередь тот факт, что большое количество новых правых - бывшие социал-демократы или либералы. Сильное государство, по их словам, необходимо, чтобы уберечь народ от анархии, но при этом оно не должно стать инструментом подавления индивидуальной свободы. Поэтому неоправые твердят о важности организации гражданского общества в разного вида ассоциации и прочие сообщества, которые в первую очередь должны стремиться к восстановлению и сохранению традиционных ценностей. Для них традиция - «универсальные и трансцендентные ценности и принципы» [1. С. 67], охваченные религиозным духом, а уход от них, который наблюдается сегодня, является главным источником нежелаетельных неоправыми последствий [1. С. 67]. Но характерным тут является не присутствие какой-либо идеологии, а то, что консерваторы предпочитают абстрактным схемам прагматизм, оппортунизм и компромиссы [1. С. 65]. Показательно и то, что нынешние неоконсерваторы, которые, казалось бы, по консервативной традиции должны стремиться к сохранению статус-кво, сегодня становятся первыми, кто требует перемен, а также из противников научно-технического прогресса переквалифицировались в его сторонников. Самой яркой новизной новых правых является то, что они говорят о социокультурных и религиозных проблемах, а также пытаются обратить внимание населения на религиозное и культурное отчуждение [1. С. 66]. Явление неоправого характера и подобных им настроений на политично-идеологическом ландшафте соответствует в целом сегодняшнему духу времени, что мы можем наблюдать и в России: многолетняя популярность ЛДПР, требование запрета абортов, борьба с гейпропагандой и т.д. Популистский дух этого «радикалистского течения» в Европе становится все более привлекательным для большого количества граждан, потому что он направлен на главные болевые точки Евросоюза - кризис как Еврозоны, так и легитимности структур ЕС, а также проблема с беженцами. Анализ программы АдГ на элементы концепции «новых правых» Сразу в первой главе своей программы [9] партия позиционирует себя именно в духе «новых правых», заявляя о приоритете покровительства семьи государством, жизни в традициях немецкой культуры, а также социально-ориентированной рыночной экономики, что тут же подчеркивает и социал-демократический элемент концепции неоправых. Партия поставила себе цель добиться более приемлемой демократии для народа, что в первую очередь должно произойти благодаря проведению референдумов по примеру Швейцарии, прямого выбора федерального президента Германии, а также обновлений в самой системе выборов. Суверенитет, экономика и внешняя политика Что касается Евросоюза и Европы, то АдГ стремится к свободе европейских наций от «постороннего опекунства»: каждое национальное государство должно полностью обладать суверенитетом по вопросам правовой государственности, экономического благополучия, а также стабильности и адекватности своей социальной системы. Другими словами, все основные компетенции должны перейти от ЕС обратно в руки национальных государств, что показывает стремление неоконсерваторов к традиционному национальному государству. Еврозону в программе называют ошибкой, которую поэтапно нужно исправлять, стремясь к роспуску этого объединения. В том же духе партия требует прекращения существования «Банковского союза», который, как считает АдГ, заставляет немецкие банки нести ответственность за банки других стран - членов ЕС и таким образом и за их ошибочные решения, неспособность выплачивать долги и обанкрочивание. В конечном итоге немецкие евроскептики видят будущее Европейского Союза в виде экономического объединения, подобным тому, каким оно было во время Европейского сообщества. Это объединение должно хранить культурное и национальное многообразие Европы, не стремясь к формированию централизованного единого государства, но обеспечивая мирное дружественно-соседское сосуществование на континенте, что также можно интерпретировать как стремление к традиционному образу Европы и жизни национальными государствами. НАТО должен стать исключительно оборонительным союзом. Также евроскептики выступают принципиально против объединенной европейской армии и присутствия любого вида войск союзников по Североатлантическому альянсу на немецкой территории, т.е. партия требует полный военный суверенитет, в том числе и от американских баз с их ядерным оружием. Интересно, что под тем же программным пунктом внешней политики и политики безопасности прописаны призывы прекратить санкции по отношению к России и сделать ее одним из основных партнеров Германии. И здесь партия стремится к достижению большего суверенитета для своего государства. В вопросе экономики и международной торговли стоит заметить, что партия выступает против договоров по торговому и инвестиционному партнерству как с США (TTIP), так и с Канадой (CETA), а также евроскептики против Соглашения о торговле услугами между ЕС и 22 другими странами, потому что они категорически против уступки их государством каких-либо частей своего суверенитета и прав кому-либо. Внутренняя политика и безопасность Прописанные в программе цели и требования по внутренней политике и безопасности тоже имеют консервативно-правый характер. АдГ требует ужесточить наказание за нападение на полицейских, пожарных, других служащих государству спасателей и расширить полномочия как полиции, так и юстиции. Такими расширениями должны стать, например, более серьезные наказания нарушающей закон молодежи, а также ускорение и облегчение процесса депортации иностранных преступников на Родину. Проблема с беженцами показала, что защиты внешних границ ЕС недостаточно, поэтому АдГ планирует формирование новой пограничной службы, которая в подобных ситуациях будет держать контроль над границей страны и восстановит работу на пунктах для перехода границы. Призыв в немецкую армию должен быть возвращен, а армия должна использоваться за границей только в действительных интересах страны. Кроме того, партия выступает за более либеральное отношение к владению гражданами оружием и считает, что ожесточение законов в этом направлении является их криминализацией, которая только вредит безопасности порядочных граждан и делает их более беззащитными, ведь преступники и террористы все равно добывают себе свое оружие нелегальным путем. Эти требования показывают типичное неоправое мышление, ведь, с одной стороны, требуется укрепление государства-защитника, а с другой, народу должны обеспечиваться возможности самоорганизации и в данном случае - даже самозащиты. Социальная и семейная политика По направлению социальной политики АдГ планирует укрепить позицию семьи в обществе, что ярко подчеркивает их неоконсерваторский характер. Для этого предусмотрены несколько разных шагов. Наличие детей и их воспитание должно учитываться при формировании пенсии, а не являться экономически ущербным для родителей. Также государством должен вознаграждаться уход членами семьи за родными, являющимися инвалидами или престарелыми, которых семья отказывается сдать в специальные учреждения. «Брак, семья и дети гарантируют прочность общества» [9. C. 40], - заявляет партия в листовке к своей партийной программе и считает, что традиционная семья должна быть признана образцом для всего общества. Родители должны получить право самостоятельно решать, кто будет присматривать за их детьми: сами безработные матери, отцы, бабушки и дедушки или воспитатели в детском саду. Для этого в садах должны быть обеспечены достаточное количество мест и уровень качества работы с детьми, отсутствие отрицательных последствий на рабочем месте при уходе в декрет или переходе на частичную занятость, а также чувствительное снижение взимаемых государством налогов с семьи. Особенное значение евроскептики приписывают тут матерям и отцам-одиночкам, считая, что им должна быть проявлена отдельная и более сильная поддержка со стороны государства. Вообще АдГ считает, что Германия должна сформировать «культуру гостеприимства» (нем. Willkommenskultur) для новорожденных и еще не рожденных детей под лозунгом «больше детей вместо массовой иммиграции» [9. C. 41]. Поэтому поощрение абортов со стороны государства должно быть прекращено, а финансово необеспеченные беременные женщины должны получать финансовую господдержку, чтобы они не боялись отрицательных финансовых последствий и не искали выход из своего положения посредством аборта. Такие вещи, как поддержка фиксированной минимальной заработной платы и стремление реформировать систему господдержки безработных в пользу пытающихся работать, подчеркивают социал-демократический элемент целей партии. Стоит заметить, что при настоящей системе существует парадоксальное положение, в котором людям иногда невыгодно выходить на работу, потому что их заработок будет в итоге ниже тех денег, которые они получают в форме пособий от государства. Эти реформы и предусматривают сокращение госаппарата и бюрократии, к чему тоже призывают неоконсерваторы. Культурно-цивилизационные отношения, миграция и ислам Помимо семьи, очень важной частью общества считается культурная идентичность, поэтому АдГ призывает к защите ведущей немецкой культуры от мультикультурализма, чем, по их мнению, обязаны заниматься как гражданское общество, так и государство. Одной из основных частей этой культуры является сам немецкий язык, который евроскептики хотят сделать третьим рабочим языком ЕС наряду с английским и французским. В то же время они считают, что его нужно спасать от все большего присутствия в нем англицизмов и «гендернизации». Поддержка и содействие исследований в «гендерной» сфере со стороны государства должны быть прекращены, и сама «гендернизация» общества должна быть остановлена, как и сексуальное воспитание детей в раннем возрасте, что и в этом направлении показывает стремление партии к борьбе с отчуждением общества от традиционного понятия воспитания детей и использования немецкого языка. Вопрос иммиграции затрагивается АдГ более широко в отдельной главе. Партия выступает за полезную для Германии миграцию по системе, подобной канадской, где до въезда в страну желающие приехать обязаны доказать не только знание языка, но и предоставить документы о своей квалификации и желательно приглашение работодателя. Для решения вопроса с беженцами АдГ требует быстрого рассмотрения заявлений на получение статуса беженца каждого приехавшего и незамедлительного выдворения всех, кто в итоге не имеет права остаться. Только люди с действительной нуждой в убежище должны получить это право. По данному вопросу партия позиционирует себя достаточно строго, критикуя миграционную политику Меркель относительно такого огромного потока людей другой культуры, языка, менталитета и веры, которых нынешнее правительство хотело бы интегрировать в немецкое общество. Причина такой позиции АдГ по этому вопросу становится особенно ясна, если учесть стремление неоправых к сохранению своих традиций и ценностей, ведь ни африканцы, ни люди с Ближнего Востока не носят в себе эти «немецкие» ценности и в преобладающем большинстве являются мусульманами. Их традиции и ценности отличаются от немецких. Со временем, как считают такие политики-маргиналы, как Тило Саррацин и сторонники АдГ, пребывание этих людей в стране может привести к ситуации, при которой их традиции и ценности начнут в Германии конкурировать с немецкими. Особенным аргументом здесь является тот факт, что в большинстве мусульманских семей рождается такое количество детей, которое в несколько раз превышает среднее количество детей в немецких семьях. В долгосрочной перспективе такое развитие демографии страны приведет к религиозному и культурному отчуждению, которого так боятся неоконсерваторы. Так как АдГ не раз критиковалась за ее «исламофобскую» позицию [5; 8], стоит подробней рассмотреть позицию партии и на тему ислама. Немецкие евроскептики позиционируют себя достаточно либерально, признавая свободу вероисповедания частью своего представления о политике страны в этом направлении. Но в программе сразу уточняется, что партия против практик исламского вероисповедания, которые направлены против иудео-христианских и гуманистических основ немецкой культуры, а также свободно-демократического порядка и законов Германии. Упоминаются мусульмане, которые интегрировались, живут согласно законам страны и являются уважаемыми членами гражданского общества. Но сам ислам, с точки зрения АдГ, не является частью Германии. Поэтому они требуют запрета на постройку и эксплуатацию мечетей обществам и союзам, которые являются антиконституционными. Также должно быть прекращено финансирование строений и эксплуатация мечетей мусульманскими государствами и другими иностранными кредиторами из-за границы. Имамы, проповедующие в Германии, должны получать государственное разрешение. В то же время АдГ выступает против того, чтобы исламским организациям присваивали статус объединений по общественному праву. Еще стоит заметить, что партия выступает против ношения хиджабов в обществе. Все эти требования ярко показывают желание остановить влияние мягкой заграничной исламской силы в Германии, которая строит в стране мечети и эксплуатирует их, а также образует новые организации, действующие на уровне гражданского общества. Все это также является одним из явлений, приводящих к религиозному и культурному отчуждению немецкого гражданского общества, которого неоправые хотят избежать или хотя бы приостановить. Поэтому глава партии, г-жа Фрауке Петри, участвовала в митингах движения «ПЕГИДА» (Патриотические европейцы против исламизации Запада), выступающего против исламизации Европы. Заключение Программа партии АдГ имеет намного бо2льшее количество целей, требований, информации и тому подобного, чем описано в проведенном выше анализе, но не все пункты из прописанных партией 14 глав программы так ярко выражают характер неоправой концепции, как нами рассмотренные. Исходя из анализа программы партии, АдГ действительно является представителем «новых правых», но никак не фашисткой идеологии. Ее прирост и поддержка населением в 2016 г. привлекли к ней достаточно сильное внимание в исследовательской среде, поэтому партия тут же стала предметом социальных исследований. Так, в ходе общественного исследования населения только 16% из всех опрошенных сторонников АдГ назвали причиной своего выбора «содержание программы партии», а 68% признались, что поддерживают евроскептиков из недовольства остальными партиями [6]. Таким образом, прирост партии основан в бо2льшей степени на протестном голосовании населения, нежели на поддержке ее целей и идеалов. Поэтому стоит очень осторожно относиться к оценкам и высказываниям в сторону АдГ и других неоправых партий и движений в Европе [2], особенно если речь идет о мнении соперничающих с ними партий. Ведь бездоказательные обвинения в сторону неоправых в том, что они являются фашистко-нацистской угрозой для западной демократии и общества, можно также характеризовать как популизм противостоящей стороны. То есть наблюдается популизм и со стороны других партий, что означает, что подобного рода поведение на партийном ландшафте будет возрастать.

M S Ladygin

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Email: mihail.ladygin@inbox.ru
Miklukho-Maklaya str., 10/2, Moscow, Russia, 117198

Views

Abstract - 220

PDF (Russian) - 177

PlumX


Copyright (c) 2017 Ладыгин М.С.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.