The concept of “axial age”: K. Jaspers and N. Berdyaev

Abstract



Вопрос о смысле человеческой истории принадлежит к числу вечных проблем философии, который особенно актуален в современную эпоху. В каждом исследовании вопроса о смысле истории разные авторы выдвигают на первый план тот или иной аспект, что в итоге позволяет прийти к определенному пониманию смысла истории. Концепция «осевого времени» принадлежит к этому кругу теорий. Она придает духовно-нравственный смысл истории, и в этом ее особая актуальность и необходимость в наш век, полный лжи и насилия. Неоценимый вклад в разработку понятия «осевого времени» и понимания экзистенциальной философии К. Ясперса и Н. Бердяева внесли такие мыслители, как М.К. Мамардашвили, А. Мень, П.П. Гайденко, А.В. Сёмушкин и др. Исходным пунктом рефлексии Ясперса является мнение о непознаваемости человеческого бытия методами позитивистской доктрины, так как в ней бытие полностью овнешняется. Однако бытие не может быть объективировано, ибо оно есть экзистенция, описать которую призвано экзистенциально-герменевтическое прояснение. Хайдеггер пытался придать системный характер экзистенциальной философии, по Ясперсу же такой системы не может быть, так как экзистенциальная философия не может быть формализована, а философствование - это бесконечное приближение к прояснению. Поэтому «Организация материала у Ясперса носит скорее характер классификации по определенным темам, чем строго систематического вывода, к какому стремились неокантианцы, неогегельянцы, неопозитивисты» [7. С. 9]. Отношения истории и философии как взаимосвязь жизни и мысли проходит через все творчество Ясперса. Важнейшую задачу философии он усматривал в выявлении «шифров бытия» - различных выражений трансценденции. Во вступительной статье к труду К. Ясперса Гайденко пишет, что мыслитель отчетливо формулирует тему своей философии, в ходе поиска предмета своих изысканий, так «ею в конце концов оказались человек и история как изначальное измерение человеческого бытия; не случайно понятие ситуации оказывается ключевым у Ясперса при анализе человеческой экзистенции: ситуация с ее неповторимой констелляцией событий...» [7. С. 9]. В то время как понятие времени» Карла Ясперса неплохо изучено, отношение Николая Бердяева к данной эпохе еще не было представлено в историко-философской науке, а тем более в сравнении со взглядами немецкого мыслителя. Хотя хорошо известно, что отличительной чертой своих воззрений русский мыслитель считал их историософскую направленность, что особенно ярко выраженно в его «Смысл истории» (1923). рассматривает историю человечества эсхатологически и критикует поверхностно-прогрессистские воззрения, свойственные эпохе Просвещения. Здесь мы абсолютно разные исторических событий и истории у двух Ясперс исходит из теории культурных циклов, полагает, что «человечество имеет единые и общую цель» 243], но эсхатология у него не обнаруживается, напротив, он говорит, хотя и невнятно, о втором «осевом времени», которое еще должно только наступить. «Осевое время для него, - это эпоха, было заложено всей мировой «ось»: «Бывают покоя, которые как создают то, что будет существовать вечно, эпохи, сами ощущают некое завершение. Но бывают и эпохи больших переворотов... Осевое время представлением о скрытом, смысле истории...» [11. С. 28-286]. «Ось» мировой относит ко времени около 500 лет н.э., к тому духовному который шел между 800 и 200 гг. до н.э. В период заканчивается эпоха мифа, возникает философия и формируются мировые религии. отмечает: «Мифологической спокойной устойчивостью конец. Основные греческих, индийских, философов и Будды, пророков о Боге далеки от мифа. борьба рациональности и проверенного опыта мифа (что запечатлено в формуле «от мифа к логосу»), затем трансцендентного Бога демонов, против образов Бога м писал А.В. анализируя концепцию времени» в «Осевое время как предпосылка генезиса Западе и Востоке» [9. С. 13-32]. У Ясперса же мы читаем: «...Божество неизмеримо посредством усиления стороны религии. Миф же материалом для языка, теперь уже выражал не его содержание, а нечто иное, превратив его в ходе этого изменения (по существу, мифотворческого), в момент, миф, как таковой, преобразование мифов, большой глубине» 76-84]. Нижников С.А. в статье «Смысл „осевого времени“ в творчестве А.В. Мамардашвили» [8. С. 98] отмечает, что «вместе с тем распад мифа не исчезновения. Он используется в литературе и искусстве в качестве нестареющего сюжета или вдохновения. Параллельно с развенчанием мифологии шло и преобразование мифов, персонажи мифологии стихии мышления и трансформируются в философские 98]. Духовное Ясперс выявляет в трех мирах: Китай и Эллада; Ближний Исторически осевое делается тотальным, в его завлекаются германские и народы, японцы, сиамцы. Мировая история принимает стабильное единство, хотя и распадается на различные этапы. Человек четыре раза как бы отправляется от новой основы: сначала от доистории, от удва доступной нашему постижению прометеевской эпохи (возникновение речи, орудий труда, умения пользоваться огнем, когда он только становится человеком). Во втором случае от возникновения великих культур древности. В третьем - от осевого времени, когда полностью формируется подлинный человек в его духовной открытости миру. В четвертом - от научно-технической эпохи, чье преобразующее воздействие мы испытываем на себе. Таким истории выделяется «состояния»: 1) происхождение изобретение орудий, огня; 2) образование культур в Египте, Индии и в Китае в 5-3 тыс. до н.э.; 3) этап возникновения современного нам человека в VIII-II вв. до н.э. - духовное основание синхронно и самостоятельно возникавшее в Китае, Индии, Персии, Палестине, Греции; 4) конец и рождение научно-технической приобретающей всеохватывающий конца XVIII в. и развивающейся в XX в. История Запада развивалась неравномерно и, по Ясперса, это своеобразная ось». Идеи, вторичной оси, глубоки и осмыслены по сравнению с первой, но они производны от первой. Согласно его теории, человечества напрямую развития техники и Предстоящая научно-техническая эпоха «прометеевскую эпоху», и следующего «осевого Готовится основа для появления новых культур, которые станут фундаментом для «осевого времени». Таким новая научно-техническая приведет к следующему времени», где и произойдет становление человечества. В отличие от Ясперса Бердяев мыслил под знаком Он не вычленял время», подобно важнейший исходный всей дальнейшей истории. Дохристианский мир он рассматривал расчленено, определенные этапы развития сознания: «Вся религиозная жизнь есть лишь ступеням единого откровения» [4. С. 1-12]. В работе «Смысл понятие «осевое время» он определяет, как «ось, следует искать возникли предпосылки, человеку стать каков он есть 18]. В десятой главе «Учение о прогрессе и конец истории» Бердяев цель исторического связана с каким-либо периодом прошлого, но временем. Философ вопрос: если прогресс, то в чем заключается грядущей исторической судьбы? Ответ, по его мнению, лежит вне истории, за ее пределами: «В прогресса счастья человеческого, - есть лишь трагическое, все большее и большее внутренних начал раскрытие самых начал, как светлых, так и божественных, так и дьявольских, как добра, так и начал раскрытии этих выявлении их и заключается внутренний смысл судьбы человечества» [2. С. 137-140]. Для него «Смысл истории осознании катастрофичности исторического процесса, одной эпохи и новой, в которой будут чувствовать комфортно» [2. С. 137-140]. По большому счету он делит периода: 1) античный, когда человек находится во природой и подчинялся ее 2) христианский, «позитивный» «торжества человека над 137-140]. Для Бердяева работа наша совершаться не во имя будущего, а во имя вечного настоящего, в будущее и прошлое - едины [2. C. 132]. Подытоживая, что «осевое время» - введенное К. Ясперсом для поворотного пункта в человечества - можно определить как «духовную революцию» (С.А. Нижников), когда в различных культурах (прежде всего в древних Китае, Индии и Греции) появилось философское критическое осмысление, направленной против застарелых обычаев. Ясперс отказывается от христианского понимания истории, рассматривает его как частное, стремится выйти к всеобщему и общечеловеческому пониманию. Бердяев, как мыслящий философ, полагал, что собственно явление придало истории смысл: «История свершение, имеющее смысл, некая имеющая свое начало и конец, свой свое связанное другим действие, идет к факту - Христа и идет от факта - явления Христа. определяется глубочайший истории, движение сердцевине мирового процесса и движение от сердцевины процесса» [5. С. 27]. Здесь явление Христа у Бердяева является неким эволюции, к которому которого отталкивается процесс. Его мысль схожа с позицией другого философа, - о. Меня: «Я считаю, что из законов, с помощью творил мир, подходящий для Всемогущества - это эволюции. Бог создает закономерности природы, работая по-своему, совершенствованию, то есть к цели - созданию человека» 28-34]. Земная Бердяева совершается в вечности. Не понимая истории, «нельзя не самым пессимистическим, результатам, потому что с этой точки попытки разрешения исторических задач во все должны быть сплошной неудачей. В судьбе человека, в удавалось и есть думать, что никогда и не удаваться» [2. С. Бердяев заключению, что победа над вероятна. Тем не менее, может быть времени, а лишь только в вечности. дает нам бытии вообще, так и об « времени» в «Осевое время» исторически оно становится Народы, не воспринявшие осевого периода, уровне варварского жизнь неисторична. время», по мнению оказывает влияние на всю человечества, поскольку процесс лишь «осевого времени» приобретает свою структуру и Именно это свойство, как полагал проливает свет на мировую историю только на его прошлое, но современность и будущность. Из описанного Ясперсом ясно, что «осевое время» впервые порождает философскую веру. Бердяев не вычленял «осевого времени» как пункта дальнейшей истории, он мир дифференцированно, этапы сознания. По Бердяева, «вся многообразная жизнь есть лишь по ступеням откровения... [оно есть] откровение, и все, что в религиях схожего с есть часть откровения» [2. С. 140]. Стержневыми понятиями для Бердяева персонализм и И то и открывается для него в Вместе с тем он что «в язычестве был была божественного и бессмертия...»; «В смысле сказать, что было Ветхим человечества» [3. С. 15]. Впрочем, «Ветхий Завет» отличается от Во-первых, он был «погружен в космос», в безличную Даже в индийской мистике, Бердяев «по-своему высокой», растворяется в Согласно Бердяеву, начало есть черт духовности. На этом он решительно оккультные модификации индийских Однако «космизм» он не считал заблуждением. реальность и в природе. Вот в древности между религии и религии духа. Они - аспекты или религиозно-исторического Стадии, на пути к высшего начала. Тем не менее греко-индийское почти к идее истории. сути внеисторично. объясняет это тем, что мир был слабо идеей свободы. Эллинская мысль идеей необходимости. «Античная судьбе, - - есть черта для эллинского Этому миру сознание творящего истории, без невозможна, ни восприятие ее» [2. С. 24]. С этим, с открытием свободы в «осевую эпоху» в связи с прорывом в сферу трансцендентного, были согласны оба мыслителя.

K V Taravkov

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Email: taravkov.kirill9@gmail.com
Miklukho-Maklay str., 6, Moscow, Russia, 117198

Views

Abstract - 175

PDF (Russian) - 538

PlumX


Copyright (c) 2017 Таравков К.В.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.