The problem of recognition in Charles Taylor’s philosophy

Cover Page

Abstract



Философия современного канадского философа Чарльза Тейлора базируется на таком актуальном для современного мира понятии, как признание. Под признанием Тейлор понимает открытие и принятие различных меньшинств на личностном, политическом и экономическом уровнях в государстве, стремящемся к подлинной, а не номинальной демократии. В своих работах он подвергает критике ряд стереотипов относительно демократии, начиная с самого термина. «Власть народа, власть, осуществляемая народом и в интересах народа», - именно так, весьма традиционно, определяет Тейлор демократию [1]. Однако при этом он вводит одно очень важное, на наш взгляд, добавление: «...в динамике демократии есть нечто такое, что толкает ее к исключению» [Там же], и если раньше «оно считалось вполне допустимым и широко практиковалось в ранних формах демократии (например, в античных полисах и республиках), то сегодня исключение является источником болезни общества» [Там же]. Таким образом, историческая динамика демократии разворачивается как искажение логики включения (как демократической основы) внешней по отношению к этой логике идеей исключения. Таким образом, исключение меньшинств, сопровождавшее становление демократических государств, является не сущностной характеристикой демократии, а, напротив, девиацией. Философ говорит о болезни общества, под которой он понимает исключение меньшинств из жизни на всех ее уровнях. Для решения проблемы Тейлор вводит такое понятие, как признание, за которое всегда необходимо было бороться. Непризнание, в свою очередь, может «нанести вред, стать формой угнетения, искажения и сокращения образа бытия» [2. P. 25], что Ч. Тейлор доказывает различными примерами. Так, например, феминисты считают, что женщин в патриархальном обществе призывали смиряться с их неравным положением. То же самое можно сказать про африканское население планеты, представители которого недооценивали самих себя, что становилось главной причиной их собственного угнетения и неспособности бороться за свои права. По мнению автора, должное признание - это не просто вежливое, уважительное отношение к различным меньшинствам и малым социальным группам. Признание - это способность в любой ситуации оставаться человеком, видеть в себе самом и другом человека, что, по мнению Тейлора, является жизненно важной потребностью [Ibid. P. 26]. Тейлор обращается к прошлому, для того чтобы разобраться, как дискурс признания и идентификации стал казаться обычным и понятным для нас. Здесь мы можем говорить о двух фундаментальных изменениях, обусловивших появление озабоченности проблемами идентификации и признания. Во-первых, это падение социальной иерархии, которая ранее являлась основой чести, а во-вторых, замена «чести» на понятие «достоинство», так как оно больше подходит для современного общества. Это, в свою очередь, означает, что формы равного признания являются существенными для демократической культуры: «Демократия возвестила политику равного признания, которая принимала различные формы за эти годы, и теперь возвратилась к форме требования равного статуса культур и полов» [Ibid. P. 27]. В конце XVIII столетия важность признания была изменена и усилена новым пониманием отдельной идентичности, так называемой индивидуализированной, о которой философ говорит как об идеале «подлинности». Отправной точкой описания его развития является убежденность в том, что в каждом человеческом существе есть нравственные и интуитивные чувства, полагаясь на которые можно определить, что является правильным, а что ошибочным [Ibid. P. 28]. Идея заключалась в том, чтобы это понимание укоренилось в наших чувствах. Ранее такой основой была вера Бога или Добро. Сегодня - это вера в свое «я». По мнению Ч. Тейлора, самый существенный вклад в это изменение внес Ж.-Ж. Руссо, утверждавший, что внутренний голос человека часто заглушается страстями, главной из которых является гордость. Наше моральное спасение заключается в восстановлении подлинного морального контакта с самими собой - «смысла существования». Дальнейшее развитие идеала подлинности Тейлор связывает с именем немецкого философа И.Г. Гердера. Ранее то, что сегодня называют идентичностью, определялось социальным положением человека в обществе, а Гердер призывает человека обнаружить свой собственный способ бытия, который не может быть приобретен социальным путем, а должен быть «открыт» нами и в нас. Человек обнаруживает собственную идентичность, как пишет Ч. Тейлор, через диалог, частично откровенный, частично внутренний, с «другими». Именно поэтому развитие идеала внутрипроизведенной идентичности дает особенную значимость признанию [Ibid. P. 34]. Идентичность - это то, что постоянно формируется, поскольку человек и общество изменяются. Социально полученная идентичность была по своей природе зависящей от общества [Ibid.]. По мнению Ч. Тейлора, равное признание - это не только способ существования «здорового» демократического общества (а, значит, искомое лекарство от проблемы исключения). Тейлор вообще не имеет в виду признание политическое, как это может быть в «процедурной республике». По его мнению, признание в принципе не может быть достижимо указом сверху. Речь идет о той системе жизни, которая не имеет прямого отношения к политическому механизму. Это обыденные жизненные ситуации (будь то поход в магазин или поездка в общественном транспорте), в которых проявляется наше поведение, и именно оно во всех формах социальной коммуникации предполагает наличие обязательного механизма признания. Общество нельзя в полном смысле назвать демократическим, если оно дискриминирует людей. Это как раз и означало бы непризнание, исключение, например, если какого-то человека, являющегося членом данного общества, в его обыденной социальной коммуникации не признают. И наоборот, общество по праву может называться демократическим, если его членов признают полноценными, здравомыслящими гражданами. Чарльз Тейлор говорит о том, что институты признания, без которых никакая демократия не может быть демократией, - это как раз и есть такие формы повседневной коммуникации; и именно о них должно беспокоиться политическое сообщество: государство, власть, местные органы и все люди. REFERENCES [1] Taylor Ch. Democratic exclusion (and its remedies?). In: Multiculturalism and the transformation of post-Soviet societies. Moscow, 2002. Available at: http://www.archipelag.ru/geoculture/ langsnpeoples/Vavilon/exclusion. [2] The Politics of Recognition. In: Multiculturalism and «The Politics of Recognition». Princeton, New Jersey: Princeton University Press. 1992.

V A Tukhikyan

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: hphilosophy@mail.ru
Miklukho-Maklay str., 10/2, Moscow, Russia 117198

Views

Abstract - 74

PDF (Russian) - 317


Copyright (c) 2016 Тухикян В.А.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.