Corruption: Development Mechanisms, Ways of Prevention (Experience of Computer Modeling with Application of Numerical Methods)

Cover Page

Abstract


Criminal activity of the corrupted employees of the Russian government institutions of various levels is one of the significant reasons of stay of the country in a condition of crisis. There is an association of considerable part of the operating bureaucracy in uniform antisocial system. A main goal of such a system is achievement of the highest level of the welfare and welfare of friends and relatives. On the other hand, the conglomerate of the interconnected participants of this criminal community, instead of fully performing fully their official duties, realizes plans of the destructive coordinated impact on the state social and economic basis, gaining and strengthening the power influence in political, economic and social spheres. The purpose of the authors of this work is a brief description of the idea of cognitive approach to the system analysis of corruption process. It is presented by simulation model of the avalanche type of special structure for demonstration of the dual mechanism of management of the social explosion caused by corruption. The idea of applying cognitive modeling of corruption process is based on the dialectic concept: control of an internal contradiction. It allows to reflect dynamics of a system condition and to show result of accumulation of a quantitative property with transition to the new quality. In the marked area development of corruption activity leads to explosion, breaking integrity of social and economic system. Cognitive research (in structural aspect) gives us the chance to reveal the mechanism of action of the factors influencing the course of “reproduction” of the corrupted elite. However, some factors promote braking, others, on the contrary, accelerate approach of national accident. Organizational and legal impacts on a source of degradation allow conducting fight against corruption. The Russian mentality, national, cultural features, and legislative basis do not allow adopting fully experience of fight against corruption of some countries, for example, of China, the USA, Singapore, etc. Therefore, it is necessary to develop the ways. In this study, the computer program of the avalanche process is used. Results of the computer experiments realizing the mechanism of double regulation of a condition of the studied phenomenon are given. The model is simple and evident, contains not many parameters and variables, and allows explaining inevitability of social and economic crisis in conditions of the current legislation and the weakened moral and ethical influence on the criminal antisocial union. Provisions and conclusions of this study prove inevitability of catastrophic consequences in social and economic space, but they can be delayed for considerable time due to disciplinary, legal, educational influence.


Введение Коррупция в современном обществе носит характер «вирусной инфекции», атаке которой подвержены его члены, если выполняются «благоприятные» условия активного действия носителя этой инфекции. Существует глубокая аналогия между механизмом коррупции в обществе и разрушительной вирусной деятельностью в биологической популяции, то есть коррупция - это социальная эпидемия. Данный термин (от латинского corrumpere - «растлевать», corruptio - «порча», «подкуп») означает форму разложения (деградации) государственного механизма. Это явление способствует достижению цели определённых политических и олигархических кругов, то есть уничтожению системы управления государством и завладению его ресурсами. 2. Социально-психологические аспекты коррупции Механизм деградации системы любой природы универсален. Изучение специалистами его действия в таких сферах естествознания, как биология, эпидемиология, ядерная физика и пр., до сих пор продолжается, достигнуты значимые успехи [1]. Раскрытие сути явления деградации системы и выработку способов управления этим процессом весьма полезно осмыслить, обобщить и применить в области социальных наук (в правовой сфере) для изучения данного феномена и поиска эффективных способов противодействия коррупции. Заметим, каждая социальная система обладает «иммунной защитой», обеспечиваемой комплексом средств, которые делятся на 1) внутренние правила: (a) устоявшиеся общественные нормы поведения; (b) культурные традиции; (c) общечеловеческие ценности; 2) внешние рычаги: (a) уголовное право; (b) административное право; (c) судебная система; (d) общественные, профессиональные обязанности и пр. Иначе говоря, любому обстоятельству в общественном организме, приводящему к отклонению от нормы социального бытия, должны соответствовать активные и эффективные средства защиты - специальные системы противодействия (в биологии - антитела). Если административно-правовая система государственной защиты не справляется со своими обязанностями в полной мере, есть основание полагать о наступлении т.н. «эффекта СПИДа» [1]. Коррупция в данном рассмотрении представляет одну из главных причин. Психология и социология объясняют коррупцию как проявление сложно переплетённого множества противоречий эндогенного и экзогенного характера [2]. Имеет место сочетание личных целей с целями системы, в которую встроен субъект, но не всегда такое сочетание гармонично. Поэтому коррупционное действие - это возникший перекос в сторону личного благополучия ответственного лица за счёт отбора и присвоения ресурсов системы в целях личной выгоды, соответственно, в ущерб её функционирования и развития, использования собственных властных полномочий и доверенных субъекту прав, которые противоречат законодательству. Теория коррупции стала бурно развиваться во второй половине XX в. Роузом и Найя [3]. Основной упор приходился на рассмотрение правовой стороны влияния и политической подоплёки. Кроме того, немаловажная роль отводилась экономической причине расцвета мздоимства и других форм материального обогащения за счёт государства. 3. Меры противодействия Данное социальное явление существовало всегда. Ещё в библейские времена периода XII-VI вв. до н.э. устанавливался запрет чиновникам на принятие даров по службе. В древнем Вавилоне к середине II тыс. до н.э. коррупция была явлением, несущим значительный вред государству, поэтому царь Хаммурапи издал антикоррупционный закон, применяемый к судьям. Подношения даров вельможам Месопотамии, Вавилона, жрецам Египта, судьям, сенаторам Римской империи за принятие решений в пользу просителя заметно нарушали социальный порядок во вред его населению и государству в целом [3]. Зафиксированы также случаи получения взяток в XIII веке. Русские цари Иван III, Иван IV, Пётр I и др. вели непримиримую борьбу с вымогателями материального вознаграждения, доводя наказание до смертной казни. В наше время данное антиобщественное явление процветает повсюду и несёт ощутимую угрозу государственной безопасности. Методы борьбы с коррупцией разрабатываются, применяются во многих государствах. Накоплен положительный опыт использования этих способов в отдельных странах. Его можно было бы взять для выработки комплекса мер выявления, предотвращения и наказания в нашей стране. Но некоторые их недостатки и особенности менталитета граждан Российской Федерации, национальных традиций, российского законодательства затрудняют внедрение этого опыта [4-6]. Так, в Великобритании для подавления коррупционеров ужесточают наказание. Значит, во избежание ответственности усложняется схема получения взяток. В Сингапуре коррупция почти истреблена за счёт 1. деятельности сформированного специального антикоррупционного Комитета по расследованию преступлений коррупционного характера; 2. увеличения заработной платы чиновникам, судьям и т.п. Китайский опыт дал положительные результаты, но при этом применяемые там меры - смертная казнь в особых случаях - не могут быть использованы в России из-за моратория на смертную казнь. Кроме того, менталитет китайского чиновника значительно отличается от менталитета российского. Определённые успехи достигнуты в Италии, США. М. Делягин, анализируя способы антикоррупционной борьбы, предлагает перенять американский и итальянский опыт, основанные на тотальном контроле и ужесточении наказания [7]. Глава Национального антикоррупционного комитета (НАК) России планирует дополнительные правовые механизмы для борьбы с коррупцией наряду с теми, которые прописаны в отечественном законодательстве [8,9]. Так, правительство РФ участвовало в создании методики изучения генезиса коррупции чиновников. Применяется план противодействия чиновничьему произволу. Следует отметить, организационно-правовая основа антикоррупционной борьбы имеет ряд недостатков, снижающих её эффективность [10]. Коррупция в России системна, следовательно, для рассмотрения проблемы необходим системный подход, учитывающий ключевые факторы, способствующие как развитию данного социального недуга, так и его свёртыванию. Человеческая натура, как было отмечено, двойственна, то есть противоречива, поэтому игнорировать коррупцию как общественное явление полностью невозможно: оно все больше проявляется и становится серьёзным препятствием в гармоничном развитии социума. Для многих чиновников использование должностных полномочий в корыстных целях встроилось в их образ жизни [4,5,10]. В рамках настоящей статьи представим процесс коррупционного развития как кибернетическую модель, раскрывающую организацию управляемой деградации с включением противоположно действующих рычагов. Суть такого подхода с особой структурой, отражающей полярность управляющих действий, опирается на диалектическую концепцию [11,12]. Использован опыт имитационного моделирования с применением численных методов [12-14]. В системном анализе протекание процесса рассматривается в двух режимах: функционирования и развития. Режим функционирования отражает организацию системы, позволяющую выполнять её основные функции. Если в системе происходит количественное изменение характеристик - накопление, приводящее к изменениям свойств, то такие целостности проявляются и в процессе развития. При взаимодействии с окружающей средой (внешнее управление) могут произойти параметрические, структурные и функциональные изменения [15,16]. Чтобы снизить степень неопределённости в понимании природы функционирования и развития коррупционной системы, следует, прежде всего, выявить основные рычаги, поддерживающие и управляющие коррупционным развитием в целом (участники процесса функционирования взаимосвязаны, формируя структуры разного типа: линейную, сетевую, иерархическую). Очевидно, состояние процесса в каждый рассматриваемый момент времени различно. Поэтому моделирование системы в развитии позволяет выявить способы управления процессом, используя рычаги воздействия со стороны системы управления. 4. Имитационная модель коррупционного процесса В развитии коррупционных процессов по принципу положительной обратной связи (размеры поборов, «откатов» и «распилов» неукоснительно возрастают) для укрепления системы личного обогащения необходимо вовлекать в коррупционный «бизнес» других лиц, склонных к моральной деградации. Отсюда следует, что развитие коррупционной лавины принципиально не отличается от возникновения снежной лавины, развития эпидемии, ядерного взрыва, революции, др. природных и социальных катастроф. В [17,18] применён системный подход в моделировании лавинных процессов с использованием типовых звеньев теории автоматического управления. Лавинная модель в этих работах отражает диалектическую природу функционирования и развития. Коррупционная лавина аналогична лавинным процессам другого вида по принципу организации и механизмам управления. В своё время К. Бернар, основоположник учения о гомеостазе, определял жизнь системы как результат конкуренции (конфликта) между внутренним состоянием системы и влиянием внешней среды, проявляющейся в двух процессах: синтезе и распаде. Управление коррупцией организовано по гомеостатическому принципу, т.е. осуществляется целенаправленное регулирование внутренним противоречием. Имитационную модель коррупции формально (с применением гомеостатических принципов) можно представить системой, включающей множество N взаимосвязанных субъектов, склонных к коррупционной деятельности с вероятностью p и вовлечению в эту сферу («заражению») k субъектов из дополняющего множества остальных членов NМ„; (N ИNМ„ = E). Коэффициент k - число «заражаемых» - принят для упрощения модели, E - общая численность рассматриваемых субъектов. Морально-психологическая обстановка в социуме формирует негативный фон, оказывающий деморализующее действие на лиц, обладающих склонностью реализовать корыстный интерес. По мнению Л. Рон Хаббарда, «То, что намерение ещё не действие, ни в коей мере не умаляет значения намерения» [18] Развитие коррупции уплотняет формируемый негативный фон. Он, в свою очередь, оказывает прямое влияние на увеличение численности стяжателей, т.е. «заражаются» субъекты из множества NМ„, пополняя армию чиновников-взяточников; увеличиваются вероятность p, коэффициент k. Численность коррупционеров растёт: каждый «заражает» k следующих. Если не сдерживать организационными мерами этот процесс, государство «погибнет». Процесс управляется двумя надстройками (рис. ??), одна из которых способствует ускорению роста числа коррупционеров - дезорганизующая, другая - организующая - сокращает их численность за счёт «оздоровления» чиновничьего сообщества, применяя разные меры воздействия. Управление несёт двойной характер действия, противоположного по целям: с одной стороны, интенсифицирует процесс криминализации за счёт увеличения коррупционеров (N + DN), увеличения вероятности морального падения (p + Dp), числа вовлекаемых в преступный сговор (k + Dk) и, с другой стороны, замедляет (соответственно, с корректировкой параметров: N - DN, p - Dp, k - Dk), то есть сводит к вялотекущему развитию. Результат зависит от соотношения сил воздействия управляющих надстроек, то есть от величины противоречия. PIC Рис. 1. Схема управления коррупцией Принципиальная блок-схема алгоритма управления коррупцией (развитием или торможением развития лавинного процесса) представлена на рис. 3. PIC Рис. 2. Принципиальная блок-схема управления коррупционным процессом Параметры и переменные модели перечислены ниже: Эдег. - const, выделяемая энергия деградации, пополняющая негативный фон; N(t) - численность членов, склонных к коррупции; Эсум.(t) - накопленная энергия деградации; p(t) - вероятность деградации; Энег.ф.(t) - общий негативный фон деградации; k(t) - коэффициент «заражения»; Эдис.(t)- потеря энергии (диссипация); Tнак., Tдис., Tкор., Tорг. - постоянные времени; Экор.(t) - энергия, используемая для развития лавинного процесса; T - время моделирования; Эорг.(t) - энергия, используемая для подавления коррупции; n, m, n1, m1, m2, m3, m4- const; a(t), b(t), g(t) - изменяемые коэффициенты, учитывающие нелинейность процесса; Эпорог., Эпорог. нас. - границы области насыщения негативного фона; kmax, kmin, bmin, bmax, gmin, gmax - ограничения показателей. Математическая модель лавинного процесса включает следующие уравнения: Эсум.(t) = N(t)k(t)p(t) Tнак. т 0TЭдег.dt;Эдис.(t) = 1 Тдис. т 0Ta(t)Эсум.(t)dt; Энег.ф.(t) = Эсум.(t) -Эдис.(t); aдис.(t) = m1Эсум.(t),Эсум.(t) < Эпорог.; m2Эсум.(t) + Эпорог.(m1 - m2),Эсум.(t) О (Эпорог.,Эпорог. нас.) m1Эпорог. + (Эпорог. нас. -Эпорог.)m2,Эсум.(t) іЭпорог. нас.; ; p(t) = mЭнег.ф.(t),Энег.ф.(t) < Эпорог.; 1,Энег.ф.(t) іЭпорог.; k(t) = nЭнег.ф.(t) + kmin;Энег.ф.(t) < Эпорог.; kmax;Энег.ф.(t) іЭпорог.; Энег.ф.(t) = Эорг.(t) + Экор.(t); Экор.(t) = 1 Ткор. т 0Тb(t)Э нег.ф.(t)dt;Эорг.(t) = 1 Торг. т 0Tg(t)Э нег.ф.(t)dt; b(t) = bmin + m3Экор.(t),Экор.(t) < Эпар.нас.; bmax,Эпар.(t) іЭпар.нас.; g(t) = gmin + m4Эорг.(t),Эорг.(t) < Эорг.нас.; gmax(t),Эорг.(t) іЭорг.нас.. На основе алгоритма создана программа «Модель формирования лавинного процесса в естественных и социально-экономических системах» [19], позволяющая проводить имитационные эксперименты для изучения условий ускорения или, наоборот, торможения коррупционного «взрыва». При разработке программного средства использована среда Borland C++ Delphi 7.0 (язык программирования Baisic). В перечень реализуемых функций входят ввод начальных условий переменных и параметров, представление справочных материалов по модели, расчёт, вывод графика лавинного развития процесса деградации. Программа используется в качестве пособия для изучения структурных особенностей развивающихся социально-экономических систем студентами Байкальского государственного университета. 5. Примеры экспериментирования с моделью На рис. ??-?? отражены результаты имитационных экспериментов с моделью лавинного процесса, демонстрирующие формирование коррупционного взрыва в разных условиях развития. Условия задаются исходными параметрами и переменными. PIC Рис. 3. Моделирование развития коррупционного взрыва PIC Рис. 4. Моделирование коррупционного взрыва в условиях усиления ряда мер борьбы PIC Рис. 5. Моделирование вялотекущего процесса в условиях ужесточения борьбы с коррупцией Так, на графике рис. ?? показан коррупционный взрыв в условиях неконтролируемого использования государственных ресурсов в личных целях. Взрыв на рис. ?? происходит позже и формируется с меньшей интенсивностью, так как начальные уровни значений вероятности p и числа «заражаемых» k снижены. Рис. ?? демонстрирует вялотекущее формирование деградации за счёт резкого усиления контроля чиновничьего аппарата и подавления коррупции с применением судебно-правовых инструментов воздействия (кроме уменьшения значений p и k, в модели предусмотрено изменение распределения энергии негативного фона в пользу организующей надстройки). 6. Заключение Средствами имитационного моделирования продемонстрирован механизм лавинообразного формирования коррупционного взрыва, приводящего к социально-экономическому краху. При проведении имитационных (компьютерных) экспериментов установлено и показано, что совершенствование и комплексное применение правовых, социально-экономических, воспитательных, организационных, политических и других мер даёт возможность снизить темпы роста численности коррупционеров, оздоровить психологический климат в обществе.

A P Sukhodolov

Baikal State University

Author for correspondence.
Email: rector@bgu.ru
11 Lenin St., Irkutsk, 664003, Russian Federation

Professor, DSc. in Economics, Rector of Baikal State University

I A Kuznetsova

Baikal State University

Email: iak_irk@bk.ru
11 Lenin St., Irkutsk, 664003, Russian Federation

PhD in Engineering, Associate Professor of Computer Science and Cybernetics Department of Baikal State University

  • Yu. M. Gorskii, A. M. Stepanov, A. G. Teslinov, Homeostatics: Harmony in a Play of Contradictions, Reprotsentr A1 Publ., Irkutsk, 2008, in Russian.
  • A. N. Oleynik, Institutional Economy: Manual, INFRA-M Publ., Moscow, 2002, in Russian.
  • V. G. Bespalko, The Religious and Moral Beginnings of Fight Against Corruption in Moiseevy Criminal Law in Their Comparison with the Russian Legislation, in: Interaction of public authorities at investigation of crimes of a corruption orientation: problems and ways of their decision: materials of the International scientific and practical conference devoted to the 100 anniversary since the birth of the outstanding Russian scientist Nikolay Sergeyevich Alekseev (Moscow, on October 23, 2014), Academy of Investigative committee of the Russian Federation, Moscow, 2014, p. 152, in Russian.
  • N. A. Lyubkina, Corruption in Russia: Political Legal Principles and Directions of Counteraction: Monograph, RUSAYNS Publ., Moscow, 2017, in Russian.
  • A. B. Artemyev, Corruption in the Mechanism of Functioning of the State (TeoretikoLegal Research within Evolutionary Approach). Moscow, Ph.D. thesis, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, [The electronic resource]. URL: http://www.ranepa.ru/docs/dissertation/202-text_diss.pdf, in Russian (2014).
  • O. Kurer, Clientelism, Corruption, and the Allocation of Resources, Public Choice (77) (1993) 259–273.
  • M. G. Delyagin, Can help of Russia experiment of the western countries on fight against corruption?, in Russian. URL https://delyagin.ru/articles/191
  • The Head the NAC — about Why in 2016–2017 There was a Surge in Corruption Affairs, in Russian. URL https://www.irk.kp.ru/daily/26750/3780330/
  • The Federal Law of December 25, 2008 N 273-FZ “About corruption counteraction”. System GUARANTOR [An electronic resource]., in Russian. URL http://base.garant.ru/12164203/#ixzz51ez9GOkr
  • V. N. Andriyanov, Corruption: Concept and History of Development, Main Directions and Forms of Counteraction: Manual, Publishing house of BGUEP, Irkutsk, 2010, in Russian.
  • A. P. Sukhodolov, E. G. Popkova, I. M. Kuzlaeva, Internet Economy vs Classic Economy: Struggle of Contradictions, Springer International Publishing, 2017.
  • A. P. Sukhodolov, A. A. Popov, V. A. Marenko, et al., Creation of Model of Crime with Application of Cognitive Approach, Russian Journal of Criminology 11 (4) (2017) 649–655, in Russian.
  • G. W. Collins, II Fundamental Numerical Methods and Data Analysis (2003). URL http://eek.diary.ru/p178707231.htm#607551026
  • A. L. Amosov, Yu. L. Dubinsky, N. V. Kopchenova, Computing Methods for Engineers, High School, Moscow, 1994, in Russian.
  • V. S. Anfilatov, The System Analysis in Management, Finance and Statistics Publ., Moscow, 2009, in Russian.
  • V. Barinov, The Theory of Systems and the System Analysis in Management of the Organizations: Reference Book, Finance and Statistics Publ., Moscow, 2012, in Russian.
  • Y. V. Gorsky, I. A. Kuznetsova, Simulation of “Avalanche” Process (One of the Manifestation of the Law of the Unity and Conflict of Opposites), in: Modelling and Simulation of Systems: Proceedings of the 31st Conference Zabreh n. M., Czech Republic, April 25–30, 1997, pp. 61–66.
  • L. R. Hubbard, Dianetikcs: Modern Science of Sincere Health, New Hera Publ. group, Moscow, 1993, in Russian.
  • I. A. Kuznetsova, Model of Formation of Avalanche Process in Natural, and Social and Economic Systems. Certificate on the state registration of the COMPUTER program, No. 2014614802, 07.05.2014, in Russian.

Views

Abstract - 1703

PDF (Russian) - 239


Copyright (c) 2018 Sukhodolov A.P., Kuznetsova I.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.