Internal dialogue in letters and essays

Cover Page

Abstract


The article discusses the features of internal dialogue in such genres as letter and essay. As an empirical material, the author took examples of media files published by Armenian Internet resources (magaghat.am, azg.am/AM/culture). As a result of the analysis, were discovered the characteristic forms of the author’s relationship with the internal “I” (internal recipients). These communicative forms give the text persuasiveness and integrity, which paves the way for the audience. A number of peculiarities of the internal dialogue were examined separately in a letter (Charlie Chaplin's letter to his daughter Geraldine) and in an essay (“No, oh Tolstoy, no!”). As a conclusion the common and distinctive aspects emerging in these two genres were summed up.


Full Text

Введение Современный медиатекст значительно расширил границы коммуникации. Из данных ему многочисленных характеристик, как нам кажется, наиболее точна следующая: «Медиатекст не только лингвистическое, но и культурологическое явление, ибо служит источником получения информации и характеризуется своей многомерностью. Он сопоставляет вербальные, аудиовизуальные и другие компоненты в едином пространстве нарратива» [1]. Письмо и эссе как жанры медиатекста различаются по функциям и содержанию. В частности, письмо становится журналистским, если выдвинутые в нем вопросы вызывают общественный резонанс и направлены на массовую аудиторию. Из свойственных ему признаков можно выделить непосредственное общение с читателем с мотивацией его личности на активные социальные действия [2]. По мнению теоретиков, эссе также нацелено на выявление основных черт социальности индивида, однако «с особенным привкусом» - эссе демонстрирует «индивидуальную позицию автора с непринужденным, часто парадоксальным изложением» [3]. Иными словами, автор свободно выражает свои мысли и впечатления по предложенной теме и смысловым контекстам и не претендует «на определяющую или исчерпывающую трактовку предмета» [3]. Цель данной статьи - выявить особенности внутреннего диалога в контексте письма и эссе в дискурсе «автор - внутренний адресат/адресаты». Мы рассматриваем проблему на основе материалов двух армянских периодических изданий культурного направлeния - это сайт Magaghat.am (магагат - древняя рукопись, пергамент) и еженедельник «Азг - Мшакуйт» («Ազգ - Մշակույթ» - «Нация - Культура»). Magaghat.am - интернет-ресурс, основанный в 2013 году по инициативе режиссера Армана Ованнисяна. Разделы сайта весьма обширны, охватывают разные сферы культуры и искусства. Каждая из публикаций ежемесячно имеет в среднем две-три тысячи просмотров пользователей, большинство которых - представители интеллигенции. Еженедельник «Азг - Мшакуйт» - культурное приложение газеты «Азг» («Нация»), главный редактор - Акоп Аветикян, издается с 2006 года в печатной и электронной версиях. В первые годы это было издание на шести языках (армянском, русском, английском, турецком, арабском и персидском). Ныне из-за финансовых трудностей издается лишь на армянском. У газеты около пяти тысяч подписчиков из 70 стран. На сайте Magaghat.am есть рубрика, где публикуются письма видных деятелей искусства (Комитас, О. Туманян, А. Исаакян, Ч. Чаплин, П. Севак и др.). В значительной части из них личные интересы авторов тесно сплетены с эстетическим восприятием национального и мирового искусства. В еженедельнике «Азг - Мшакуйт» часто публикуются эссе, авторы которых с «непринужденным изложением» рассуждают об искусстве и отдельных его деятелях (В. Товмасян «Черновик одного письма без начала и без конца». 2008, 10 мая. № 9; Р. Зарян «Как незыблемый хачкар». 2009, 12 сентября. № 9; Т. Оганнисян «Здравствуй, учитель». 2013, 31 августа. № 15 и т.д.). Для анализа нами выбраны «Письмо Чарли Чаплина к дочери Джеральдине» с Magaghat.am, а из «Азг - Мшакуйт» эссе Карписа Суреняна «Нет, о Толстой, нет!». Отметим, что эссе «Нет, о Толстой, нет!» мы уже анализировали в одной из статей [4. С. 47-53], но там была иная проблематика. Прежде всего хотелось бы обратиться к проблеме взаимоотношений автора и его внутреннего адресата. В сущности, существует ли диалог внутри текста и каким образом он проявляется? Внутренний диалог в медиатекстах В художественном тексте (роман, повесть, рассказ), как известно, герои постепенно отдаляются от автора и живут своей самостоятельной жизнью [5]. В медиатекстах (особенно в аналитических и публицистических статьях) субъ- ективность автора-журналиста очевидна, тем не менее его творческое «я» внутренне распадается. Этот распад выдвигает группу возможных собеседников, которые, будучи в мыслях и идеях журналиста, затем перемещаются в пространство текста. Иначе говоря, до вступления в диалог с внешним адресатом автор создает присутствие внутреннего адресата, который в тексте вступает с ним в диалогичные отношения. Особое внимание взаимоотношениям автора и адресата в медиапространстве уделила Т.В. Шмелева. Она, в частности, различает ряд ролевых функций автора в зависимости от того, в каком жанре он подает свой текст. Исходя из известной теории М.М. Бахтина, Т.В. Шмелева в подобных текстах замечает полифоничность, заключая, что «полифоничность - практически обязательная черта современного медийного текста». Заметив эти важные реалии, свой анализ исследователь в основном строит на ряде свойств авторского начала [6]. Близка к данной проблематике статья Т.Л. Каминской [7]. Итак, перед созданием материала автор готовит себя к этому диалогу, и внутренний адресат начинает вычерчиваться в нем именно на этом этапе. В потоке фактов, отображения событий, а затем и собственных раздумий и рассуждений время от времени этот адресат «появляется» и «напоминает» о себе. Изложение материала не является самоцелью: оно сопровождается раздвоением личности автора в условиях наличия определенных психологических проблем. В таких ситуациях присутствие внутреннего адресата становится необходимостью, поскольку подобный диалог позволяет автору сделать более простым и понятным ход собственных рассуждений. Иными словами, внутренний адресат в тексте становится маской автора (или масками, если внутренних адресатов-собеседников много), присутствие которой существенно увеличивает возможности автора в пространстве материала, в частности, укрепляет структуру текста, предотвращает возникновение возможных вопросов у читателей, делает материал наиболее всесторонним. Этот диалог автор компонует, применяя в одном случае ораторские, в другом - логические топы. Ораторский топ делает многообразным и интересным форму подачи текста (внутренние диалоги в форме вопросов и ответов, которые предполагают непрямые ответы и т.д.). Логический топ связан с каузативным ходом мысли автора. Содержащиеся внутри него смысловые связки (размышления, точки зрения) придают авторскому слову особую целенаправленность. Таким образом, внутренний адресат - это психологическая разновидность автора, любознательный человек, оппозиционер или единомышленник, который, сопровождая автора в пространстве материала, весь ход его рассуждений приводит к логическому концу. С иного угла зрения, внутренний адресат еще и микромодель аудитории. Ведь благодаря ему текст внутри себя становится своеобразным местом встречи автора и внутренней аудитории и тем самым готовит встречу с внешней аудиторией. В общей сложности именно различные проявления развернутого в этих рамках диалога и интересуют нас. Внутренний диалог часто можно встретить в художественно-публицистических текстах, в том числе в жанрах письма и эссе. Внутренний диалог в письме Опубликованное в Magaghat.am письмо Ч. Чаплина давно известно читающей публике. Любопытно, что в одном из своих интервью Джеральдина Чаплин ставит под сомнение достоверность письма: «Этого не было на самом деле. Это кто-то придумал. Я тоже видела это письмо в газете, но это все неправда», - рассказала Джеральдина Чаплин. По ее мнению, отец вряд ли мог написать ей такое письмо. «Советы мой отец давал, скорее, своим примером» [8]. Вне зависимости от этих слов приписываемое Чаплину письмо, опубликованное в прессе и ставшее медиатекстом, является одним из примеров эпистолярного жанра. В тексте мастер изображен как живущий высокими жизненными ценностями интеллектуал, которого волнует не только завтрашний день собственной дочери, но и будущее человечества. Разумеется, нарратив письма можно раскрыть с точки зрения личной и социальной психологии, литературоведения и философии. Наша задача - увидеть в тексте некоторые особенности внутреннего диалога. Казалось бы, в случае с письмом потребность в этом должна была бы отпасть, поскольку автор имеет конкретного внешнего адресата или адресатов. Однако и в этом случае присутствует внутренний диалог. Письмо начинается словами, направленными к внешнему адресату («Девочка моя, сейчас ночь. Рождественская ночь…») [9]. Однако в личном переживании автора постепенно обрисовывается внутренний адресат. В результате вместе с внешним адресатом - Джеральдиной, раскрывается образ внутреннего адресата - той же Джеральдины: «…Но пусть я ослепну, если твой образ не стоит всегда перед моими глазами. Твой портрет - здесь на столе, и здесь, - возле моего сердца» [9] (курсив наш. - Д.П.). Внутренняя Джеральдина активна, поскольку соткана из чувств, воспоминаний и желаний автора. Можно сказать, она - второе «я» Чаплина, он лепит ее с помощью вопросов к самому себе: «Чарли, неужели этот котенок когда-нибудь узнает тебя?» [9]. Один из важных приемов ретуширования образа внутренней Джеральдины - это желания автора, выраженные ее устами: «Приглядывайся к людям! Смотри на вдов и сирот! И хотя бы один раз в день говори себе: «Я такая же, как они» [9]. Разумеется, автор не довольствуется только образом внутренней Джеральдины. Расширяя границы внутреннего диалога, он создает также свое другое «я»: скитальца-шута, который с «унизительной болью» противостоит внешнему миру. Под этой маской «…бушевал целый океан гордости, и эту гордость больно ранили бросаемые монеты…» [9]. Немаловажная роль в письме отводится также внутренней аудитории (водители такси, цирковые канатоходцы, танцовщицы, вдовы и сироты и др.). Они как внутренние адресаты пассивны, но своим присутствием прибавляют тонкие нюансы к замыслу автора. Указанные метаморфозы авторского «я» доводят до логического завершения весь ход того драматического действа, имя которому Чаплин. И мы становимся свидетелями слияния внутреннего и внешнего образов: «Я умру, но ты бу- дешь жить»[9]. Со смертью собственного «я» автор совершает последний шаг, воссоединяя в один целостный образ «внутреннюю» и «внешнюю» Джеральдину и косвенно подчеркивая важность внутреннего диалога в жанре письма. Внутренний диалог в эссе Среди публикаций в еженедельнике «Азг - Мшакуйт» нами выбрано эссе Карписа Суреняна (1925-2011) «Нет, о Толстой, нет!» [10]. Он один из лучших армянских эссеистов, искусный переводчик, полимат-интеллектуал [11]. В эссе в большей степени, чем в письме, присутствует возможность расширения внутреннего диалога. Эссе Суреняна - один из ярких примеров сказанного. Автор «вступает в полемику» с Л.Н. Толстым, хотя их разделяет целое столетие. Суренян не согласен с мнением классика о ряде произведений громких имен мировой литературы и искусства. «Только благодаря критикам, - пишет Толстой, - восхваляющим в наше время грубые, дикие и часто бессмысленные для нас произведения древних греков... или новых: Данта, Тасса, Мильтона, Шекспира; в живописи - всего Рафаэля, всего Микеланджело с его нелепым “Страшным судом”… стали возможны в наше время Ибсены, Метерлинки, Верлены, Малларме… и вся эта огромная масса ни на что не нужных подражателей этих подражателей» [12. С. 141]. Суренян обращается к русскому писателю на «ты», своими аргументами стремится опровергнуть его субъективные подходы. Дискурс в эссе разворачивается в пределах долгого исторического времени, где художники разных стран и разных эпох «приглашаются» к диалогу. Кроме Толстого, участниками диалога становятся Шекспир, Бетховен, Брамс, Достоевский. С первых же страниц внутренний диалог превращается во внутреннюю полемику, поскольку, приводя цитаты из Толстого, Суренян опровергает их своими аргументами. Он обращается к Толстому с целью создания в тексте живого диалога-полемики: «Ты объявляешь без околичностей, что…», «Не верю тебе…», «Нет, это вовсе не так, о Толстой, как бы ни уважал я тебя…»[10]. В пространстве внутреннего диалога критик Толстой предстает как принципиальный оппонент Суреняна. Наряду с этим Суренян создает еще и другие внутренние «я-адресаты», которые также оппонируют Толстому. Один из них - его юношеское «я», уповая на чистоту душевных восприятий которого, Суренян пытается придать тексту большую эмоциональную убедительность: «Скажи мне, проповедник Толстой, как это случилось, что незнакомый с твоими мыслями юноша вдруг так разволновался, услышав впервые на пластинке необычную для его ушей музыку Брамса - божественную и бессмертную. Того Брамса, имя которого ты произносишь (в числе других великих) с великим пренебрежением» [10]. Важная роль в эссе приписывается Ф. Достоевскому. Он один из единомышленников внутреннего «я» Суреняна, который, в отличие от Толстого, отзывается о Шекспире с глубоким почитанием. И его слова в общей семантике эссе имеют принципиальную ценность: «Шекспир - пророк, посланный Бо- гом, - пишет Достоевский, - чтобы передать нам секрет о человеке, о человеческой душе» [10]. В эссе Суренян применил весьма необычный семиотический прием: в ходе диалога с Толстым за их полемикой «следит» внутренняя аудитория, где, кроме Шекспира, «сидят» раскритикованные Толстым творцы - знаменитые писатели и музыканты. Присутствие этих имен придает автору сил для противодействия критике русского писателя в их адрес. Иными словами, в пространстве внутреннего диалога встречаются автор и созданные им внутренние адресаты. Своими вопросами и аргументами они опровергают идеи «проповедника Толстого». Их единомыслие упрощает путь автора во внешний мир, ко внешней аудитории. И диалогичность сообщает эссе глубину и живость. Заключение В заключение попытаемся в контексте внутреннего диалога выявить общие стороны и различия указанных публикаций. Сходства: 1. в обоих произведениях авторы живут идеями искусства и культуры, которые должны служить человечеству, создавать духовную гармонию между жизнью и искусством; 2. в письме Чаплина и в эссе Суреняна авторы, помимо себя, имеют внутренних адресатов, которые являются их alter ego во внутреннем диалоге; 3. во внутренних адресатах оба автора создали второе «я», отличающееся особой активностью: в письме Чаплина - «внутренняя Джеральдина», в эссе Суреняна - юношеский образ автора. Их присутствие способствует апробации художественных восприятий авторов перед внутренней аудиторией и расчищает дорогу к внешней аудитории; 4. в обоих произведениях внутренний диалог сопровождается присутствием внутренней аудитории, которая активизирует размышления и переживания авторов. Различия: 1. в письме Чаплина диалог протекает «от искусства к жизни», что дает автору возможность ретроспективно осмыслить свой жизненный опыт. Суренян же движется «от искусства к искусству» - с участием интеллектуальной аудитории; 2. у Чаплина диалог переходит от «прошлого к будущему». В эссе Суреняна диалог развивается в обратном направлении - от «будущего к прошлому», в ходе которого взгляд автора воссоздает аудиторию прошлого; 3. в письме Чаплина во взаимоотношениях автора и его «я» превалирует единомыслие. В эссе Суреняна внутренний диалог разворачивается на основе столкновения разных взглядов, в отдельных случаях этот диалог превращается в полемику. Эти видоизменения, возникающие во внутреннем диалоге в плоскости «автор - внутренний адресат - внутренняя аудитория», становятся движущей си- лой, которая впоследствии должна перейти в диалог вне автора и текста, на этот раз в другом контексте, а именно «автор - внешний адресат/внешняя аудитория». Данная модель может использоваться журналистами как шаблон создания медиатекстов, также по такой модели могут быть построены рекламные медиатексты.

About the authors

David V. Petrosyan

Yerevan State University

Author for correspondence.
Email: davidpetrosyan@ysu.am
1 Alex Manoogian St., Yerevan, 0025, Republic of Armenia

Doctor of Philology, Professor, Head of the Department of New Media and Communications of Faculty of Journalism of Yerevan State University

References

  1. Stecenko N.M. O sootnoshenii ponyatij “tekst – mediatekst – mediadiskurs” [On the relationship between the concepts of “text – media text – media discourse”] // Uchenye zapiski Tavricheskogo nacional'nogo universiteta imeni V.I. Vernadskogo. Seriya: Filologiya. Social'nye kommunikacii. 2011. Vol. 24(63). No. 4. Part 2. Pp. 373–374.
  2. Tertychnyj A.A. Zhanry periodicheskoj pechati [Genres of periodicals]. http://evartist. narod.ru/text2/05.htm (accessed: 21.02.2019).
  3. Esse – chto takoe, kak pisat', sochinenie esse, primery [Essay – what is, how to write, composition of essay, examples]. http://pnu.edu.ru/ru/recruitment/graduates/essay (accessed: 30.01.2019).
  4. Petrosyan D.V. Cennosti nacional'noj i global'noj kul'tur: masterstvo dialoga [Values of national and global cultures: the skill of dialogue] // MediaAl'manah. 2015. No. 5. Pp. 47–53.
  5. Bahtin M.M. Avtor i geroj v esteticheskoj deyatel'nosti. Problemy avtora [Author and hero in aesthetic activity. Problems of the author]. http://museum.Philosophy.ru/books/ (accessed: 04.03.2019).
  6. Shmeleva T.V. Avtor v mediatekste [The author is in the media text]. http://www.novsu.ru/ npe/files/ um/1588617/portrait/Data/avtor_v_mediatekste.htm (accessed: 27.02.2019).
  7. Kaminskaya T.L. Avtor i adresat v sovremennyh mediatekstah [Author and addressee in modern media texts]. http://jf.spbu.ru/about/428/549.html (accessed: 05.03.2019).
  8. Doch' Charli Chaplina rasskazala o svoih vpechatleniyah ot MMKF i o svoem otce [Daughter of Charlie Chaplin spoke about her impressions of the MIFF and her father]. https://www. vesti.ru/doc.html?id=497916 (accessed: 02.02.2019).
  9. Pis'mo Charli Chaplina k docheri Dzheral'dine [Charlie Chaplin's letter to his daughter Geraldine]. http://www.magaghat.am/2014/04/ (accessed: 23.01.2019).
  10. Surenyan K. Net, o Tolstoj, net! [No, oh Tolstoy, no!] // Azg – Mshakujt. 14.07.2007.
  11. Surenyan Karpis Oganesovoich. http://www.armenianlanguage.am/am/Encyclopediasurenyan_karpis (accessed: 20.02.2019).
  12. Tolstoj L.N. Sobranie sochinenij: v 22 t. T. 15 [Collected Works: in 22 vols. Vol. 15]. Moscow, 1984. P. 141.

Statistics

Views

Abstract - 283

PDF (Russian) - 120

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2019 Petrosyan D.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies