Stereotypization and mythologization of the image of Russia in modern Spanish newspapers

Cover Page

Abstract


The article discusses the stereotyping and mythologization of the image of Russia, identified as a result of an analysis of the modern Spanish press. The empirical base of the study consists of articles of electronic versions of socio-political newspapers “ABC”, “El Pais”, “El Mundo” from 2014 to 2018. The considered time interval is associated with significant changes in international relations and the emergence of differences between the West and Russia on key issues of its foreign and domestic policy. Immediate response of the international community to the actions of Russia has contributed to fundamental changes in its perceptions about the global media space. An important component of the image of the world in the media sphere is the image of the state, which is created primarily through the media. It is formed on the basis of actual events of the surrounding reality, reflects their dynamics, expresses the public consciousness and influences it. Creating a media image of Russia, Spanish newspapers rely on stereotypical ideas and myths about it existing in the West, and also take part in the creation of new ones. Stereotyping and mythologization form a specific negative perception matrix, which negatively affects the image of Russia and demonizes it.


Статья ставит целью изучение особенностей процесса стереотипизации и мифологизации образа России на страницах современных испанских газет ABC, El Pais, El Mundo. В настоящее время стереотипизация и мифологизация являются главными орудиями средств массовой информации, благодаря которым формируется массовое сознание и происходит воздействие на общественное мнение. В качестве источников эмпирического материала используются статьи, опубликованные на интернет-сайтах испанских общественно-политических газет ABC, El Pais, El Mundo. Можно утверждать, что именно эти газеты способствуют формированию международных российско-испанских отношений, так как большую долю их читательской аудитории составляют образованные и влиятельные представители современной Испании, политическая, научная и экономическая элита страны. Согласно результатам исследования Comscore, в ноябре 2018 года исследуемым изданиям удалось привлечь 56 661 000 уникальных ежемесячных пользователей (El Pais - 20 535 000, ABC - 16 013 000, El Mundo - 20 113 000), среди которых также читатели из стран Латинской Америки [1]. Хронологические рамки исследуемых статей включают период с 2014 по 2018 год. Рассматриваемый временной интервал связан с существенными изменениями международных отношений и возникновением разногласий между странами Запада и Российской Федерацией по ключевым вопросам ее внешней и внутренней политики. Этот период охватывает события, происходившие в третий и четвертый президентские сроки правления Владимира Владимировича Путина: введение санкций и контрсанкций в результате присоединения Крыма к России, вооруженный конфликт на востоке Украины, проведение международных саммитов, обострение международных отношений, революции и нестабильность на Ближнем Востоке, военная операция ВКС РФ в Сирии, падение мировых цен на нефть и, как следствие, национальной российской валюты, а также другие мировые события, которые сказались на образе России. Можно утверждать, что одним из главных аспектов в двусторонних отношениях Испании и России являются собирательные образы двух стран, сложившиеся в процессе исторического общения народов. Именно они представляют собой устойчивую стереотипизацию наиболее значимых и ярких черт национального характера, в том числе ключевых особенностей исторического развития. Таким образом, на создание многосоставного образа одного народа в глазах другого могут влиять такие факторы исторического процесса, как войны, кризисы, периоды напряженности в дипломатических отношениях, общественно-культурные мероприятия и др. Впервые термин «стереотип» использовал американский журналист Уолтер Липпман, который он трактовал как «упорядоченную, более или менее непротиворечивую картину мира. В ней удобно разместились наши привычки, вкусы, способности, удовольствия и надежды… это картина возможного мира, к которому мы приспособились. Системы стереотипов могут служить ядром нашей личной традиции, способом защиты нашего положения в обществе» [2. С. 108]. Современные исследователи под стереотипизацией понимают создание ярлыков и штампов, введение обобщений. «Природа стереотипа складывается из двух компонентов - знания и отношения, причем знание - это стандартное, упрощенное, а отношение - эмоциональное. Отношение в стереотипе преобладает» [3. С. 43]. Среди функций стереотипа можно выделить следующие: «а) упрощение и систематизация обильной и сложной информации; б) сохранение и защита ценностей индивида» [4]. Исследование стереотипов помогает раскрыть процесс формирования положительных или отрицательных установок при восприятии чужой страны, а также оценки потенциала того или иного государства на международной арене. Если речь идет о культуре другого народа, негативные характеристики доминируют, так как на ментальном уровне чужое чаще всего вызывает антипатию. Таким образом, по своему содержанию стереотипы в большинстве случаев являются неточными, искаженными представлениями. Важную роль в формировании политического медиаобраза играют этнические стереотипы. Их можно разделить на три уровня. Первый уровень составляют бытовые стереотипы, эмблемы материальной культуры, климатические явления, кулинарные пристрастия. Например, для России будут характерны следующие стереотипы: медведь, автомат Калашникова, водка, матрешка, балалайка, шапкаушанка, самовар, береза, холод, зима, снег, плохие дороги. Второй уровень - социальный и политический. Данному уровню соответствуют такие стереотипы о России, как диктатура, монархизм, агрессия, борьба за господство, недовольство властью, воровство, изолированность, бедность. Третий уровень составляют представления о нравах людей (гостеприимство, щедрость, мужество неравнодушие, терпимость и др.). В последние годы в обществе все большую популярность набирает стереотип «русофобия». Впервые термин «русофобия» как научное понятие ввел русский поэт и дипломат Ф.И. Тютчев [5]. В современном словаре русофобия трактуется как «(от сл. “русский” и др.- греч. phobos - страх, боязнь) нелюбовь, неприязнь к русскому народу, России» [6]. В современных испанских газетах ABC, El Pais, El Mundo наиболее популярным в статьях о России остается стереотип «холодная война». Несмотря на то, что холодная война давно завершилась, в настоящее время западная пресса все чаще употребляет данный термин, сохраняя принципы медиаосвещения международных отношений второй половины ХХ века. Они кажутся объективными, так как содержат факты, статистические данные и включают мнения экспертов. Вместе с тем они подвергаются фреймированию и концептуализации, не нарушающими фактологическую верность материала, но при этом вызывающими негативную реакцию читательской аудитории. Примером может служить статья «Фаллическая и фактическая власть Путина» из газеты El Pais: “Y aseguró que podía alcanzar cualquier objetivo de EEUU sobrepasando los escudos y cualquier otro antídoto, de tal forma que la exhibición fálica de Vladímir ha reabierto la Guerra Fría no tanto con el ánimo de intimidar al colega Trump como con la intención de confortar a sus propios compatriotas. Putin le dice a su pueblo que Rusia está en las mejores manos, ebria de testosterona incluso” [7]. «Он (Путин) заверил, что теперь сможет поразить любую цель на территории США, и никакие американские системы ПРО и другие “противоядия” не смогут ему помешать сделать это. Таким образом, фаллическое заявление Владимира стало сигналом к возобновлению холодной войны не столько с целью запугивания коллеги Трампа, сколько с намерением успокоить своих соотечественников. Путин дает россиянам понять, что Россия находится в надежных руках». В испанских газетах сохраняет свою актуальность стереотип об агрессивной внешней политике России. Журналисты постоянно пишут о том, как она реформирует свои военные силы, о военных учениях, российской авиации, нарушении воздушных границ, продаже вооружения неугодным Западу странам. “Rusia tiene desplegados sistemas S-400 en más de una decena de sus regiones, además de los que instaló en la anexionada Crimea y en la base de Hmeyim, en Siria, tras el derribo de un caza ruso por parte de Turquía. Moscú comenzó en abril a suministrar estos sistemas defensivos a China, e India también ha acordado la compra de este equipamiento, que comenzará a entregarse el próximo año” [8]. «Россия развернула комплекс С-400 более чем в дюжине своих регионов в дополнение к тем, которые были установлены в присоединенном Крыму и на базе Хмеймим в Сирии, после того как турецкий самолет сбил российский истребитель. В апреле Москва начала поставки этих оборонительных систем в Китай, и Индия также договорилась о закупке этих комплексов, которые начнут поставлять в следующем году». Если в газетных статьях речь идет о странах, политические режимы которых недружелюбно настроены по отношению к Западу (Сирия, Венесуэла, Иран, Китай), но при этом поддерживают партнерские отношения с Россией, последняя подвергается критике. Часто используются такие термины, как шантаж, угроза, запугивание и др. “La llegada de dos cazabombarderos nucleares rusos a Caracas para realizar unas ‘maniobras conjuntas’ con la fuerza aérea bolivariana cogió por sorpresa a los venezolanos este lunes, cuando la amenaza de una intervención extranjera para sacar al régimen de Nicolás Maduro ya había sido descartada hace dos meses por la comunidad internacional” [9]. «Прибытие в Каракас двух российских ядерных истребителей-бомбардировщиков для проведения “совместных маневров” с ВВС Боливариана застало врасплох венесуэльцев в понедельник, когда угроза иностранной интервенции для свержения Николаса Мадуро уже была исключена международным сообществом два месяца назад». Одной из центральных тем зарубежной качественной прессы является образ президента России В.В. Путина [10]. Испанские журналисты характеризуют главу Российского государства как хорошего стратега, сильного руководителя, авторитетного, прямолинейного политика. Однако его действия часто подвергаются критике в прессе. “Putin trata de recobrar la gran Rusia por todos los medios a su alcance, incluido el chantaje, la amenaza y la fuerza, siempre que no le lleve al choque frontal. Ha encontrado en internet la herramienta ideal para distorsionar los procesos democráticos occidentales, siempre a través de hackers aparentemente por libre, pero nada se mueve en Rusia sin su consentimiento” [11]. «Путин пытается вернуть величие России всеми доступными ему средствами, включая шантаж, угрозы и силу, если это не приведет к прямому столкновению. Он нашел в Интернете идеальный инструмент для расшатывания западных демократий при помощи якобы независимых хакеров, но без одобрения Путина ничего в России не происходит». Как мы видим, стереотип о политическом лидере российского государства представляет его как авторитарного правителя. Многие испанские газеты употребляют отдельное понятие el putinismo - «путинизм», описывая специфику современного правящего режима в стране. Применение такой терминологии для олицетворения всей политической системы с одним человеком может являться отдельной разновидностью стереотипизации, главная задача которой - упростить и утрировать восприятие читателя, намеренно выстраивая негативный образ России [12]. В газетах ABC, El Pais, El Mundo стереотипизации подвергаются особенности и условия жизни в стране. Испанская пресса, рассказывая о России, делает особый акцент на радикальных настроениях в обществе. В представленной далее статье идет речь о так называемых мусорных бунтах (2017-2019) в связи с обострением экологической ситуации в ряде регионов страны. Подобного рода публикации способствуют формированию стереотипа протестных настроений в российском обществе и недовольства властью. “Los vecinos de Volokolamsk no se fían y rechazan totalmente los planes de la provincia de ampliar Yadrova para mejor distribuir la basura. Cerrar, cerrar, gritan frente a la administración, flanqueada por un busto de Lenin” [13]. «Жители Волоколамска не доверяют властям и полностью отвергают планы провинции по расширению полигона “Ядрово” для лучшего распределения мусора. “Закрыть”, “закрыть”, - скандируют жители на стихийном митинге перед местной администрацией, окружив бюст Ленина». Таким образом, стереотипический образ России создается на основе совокупности стереотипов о политическом устройстве и внешней политике России, президенте Российской Федерации, народе, особенностях жизни в стране. Неотъемлемой чертой медиаобраза является его мифологизация. В настоящее время миф стал одной из основных культурных категорий и способствует формированию сознания в политике. Французский философ и литературовед Ролан Барт определяет миф как слово, высказывание, семиологическую систему, форму и понятие, сообщение. «Миф представляет собой особую систему в том отношении, что он создается на основе уже ранее существовавшей семиологической цепочки: это вторичная семиологическая система. То, что в первичной системе было знаком (итог ассоциации понятия и образа), во вторичной оказывается всего лишь означающим» [14. С. 271]. Согласно теории Р. Барта, смысл первого знака в мифе становится формой, означаемое - концептом, а новый знак, являющийся элементом мифологической системы, - значением (или образом). В нашем случае первичной семиологической системой являются испанские газетные тексты, посвященные России. Их главная задача - воспроизведение реальных событий. Важно учитывать, что большое влияние на эти тексты оказывают фактор отбора материала и способ подачи информации в соответствии с некоторыми критериями (идеологическими установками, редакционной политикой и др.). Так, концепт «Россия» становится набором аналитических инструментов восприятия и обработки действительности. Мифологизация - использование художественных форм для обличения в них реальности. В прессе любая информация воспринимается исключительно через образ, встроенный в структуру мифа. Газетные материалы имеют не только информационную, но и символическую, метаязыковую составляющую. Мифологизированный язык - это язык, носящий дискурсивный, цивилизационный отпечаток, а также тесно связанный с ценностями личности, ее стереотипами и архетипами. Статья «Владимир Путин - Геракл российского Олимпа» наглядно демонстрирует использование мифологизации для создания положительного медиаобраза президента России. Приведем фрагмент из статьи газеты El Mundo: “La aureola de héroe del presidente ruso, Vladimir Putin, es tan grande que no se entiende que los griegos y romanos no lo incluyesen en su mitología. Rusia todavía está a tiempo de reconducir esa ‘omisión’ en el salón de la fama de los clásicos” [15]. «Героический ореол президента России Владимира Путина настолько велик, что непонятно, почему греки и римляне не включили его в свою мифологию. У России еще есть время, чтобы исправить эту “ошибку”, допущенную в зале славы». Часто применяются мифологизированные слова, которые имеют прямую отсылку к советскому прошлому и несут негативную коннотацию: ГУЛАГ, Соловки, НКВД, КГБ. Например, статья о современном Норильске с названием «От ГУЛАГа до смартфона» из газеты El Mundo: “De Norilsk se ha dicho que la gente no llega a vieja y que no hay árboles en 50 kilómetros a la redonda. Se ha escrito de su nieve negra, y se han difundido sus imágenes de ríos teñidos de rojo. Pero la verdadera amargura está en su pasado: es una ciudad parida por el Gulag…” [16]. «О Норильске говорили, что люди в нем не доживают до старости и что и в радиусе пятидесяти километров не растут деревья. Писали, что там черный снег, а реки окрашены в красный цвет. Но настоящая горечь сокрыта в прошлом: этот город был рожден ГУЛАГом…». Испанские журналисты очень часто наделяют Россию признаками живых существ, используя фразеологизмы с анималистическим компонентом: «Щупальцы Кремля также протянулись к европейским выборам», «Медвежьи объятья России». В рассмотренный период в испанской прессе появился и прочно укрепился миф о русском вмешательстве, который возник в результате обвинений США в адрес России по так называемому влиянию на ход американских выборов президента в 2016 году. “Moscú defiende sus intereses con incursiones relámpago (Georgia), guerras híbridas no declaradas (Ucrania), operaciones de apoyo a aliados lejanos (Siria) o simplemente operaciones encubiertas (la intoxicación de Skripal o las injerencias cibernéticas)” [17]. «Москва защищает свои интересы при помощи молниеносных вторжений (Грузия), необъявленных гибридных войн (Украина), поддержки дальних союзников (Сирия) или просто тайных операций (отравление Скрипаля или хакерские атаки)». Помимо этого, мифологизация может быть использована в мирной сфере для создания негативного образа России. Описывая прошедший Чемпионат мира по футболу и в целом положительно оценивая его, автор материала подводит следующий итог: “Es este milagro el que muchísimos rusos quieren consolidar, dejar de ser un ogro para el resto del mundo” [18]. «Чудо состоит в том, что русский народ захотел выйти в мир, перестать быть страшилкой для всех остальных стран». Проанализировав информационную политику крупнейших испанских газет ABC, El Pais, El Mundo, можно отметить, что публикации о России занимают значительное место в печатной прессе Испании. Многие статьи объединяет не только общая тема, но и стереотип восприятия. Выявленные стереотипы - это стереотипы испанцев, формируемые авторитетными качественными газетами с многолетней историей. Они репрезентуют стабильную, сформировавшуюся модель России, великой, сильной, быстро развивающейся страны с территориальным превосходством, укрепляющей свои позиции на международной арене. Изучение газетных публикаций показывает, что стереотипный образ России, прочно утвердившийся в сознании испанской общественности, подвергается последующей реконструкции, в большинстве случаев - негативной. Происходит постоянное переосмысление сложившихся ранее стереотипов, а также создание новых, отвечающих актуальной повестке дня. Это способствует обновлению национального мифа о России, что помогает испанским читателям ориентироваться в мире, особенно в «русской теме», которая сохраняет свою востребованность и нуждается в новых подходах и вариантах воплощения.

Alexander S. Oleynikov

Moscow Pedagogical State Univercity

Author for correspondence.
Email: alexanderstunt@gmail.com
1 Malaya Pirogovskaya St., bldg. 1, Moscow, 119991, Russian Federation

post-graduate student of 3rd course (Journalism), Moscow State Pedagogical University, Faculty of Linguistics and Literary Criticism

Valentina A. Slavina

Moscow Pedagogical State Univercity

Email: va.slavina@mpgu.edu
1 Malaya Pirogovskaya St., bldg. 1, Moscow, 119991, Russian Federation

D.Sc. in Philology, Professor, Head of Department of Journalism and Media Communication, Institute of Journalism, Communication and Media Education, Moscow State Pedagogical University

  • Diario de Noticias. Available from: https://prnoticias.com/prensa/prensa-pr/20171327-diariodigital-mas-leido-noviembre-2018 (accessed: 08.02.2019).
  • Lippman U. Obshchestvennoe mnenie. Moscow: Institut fonda “Obshchestvennoe mnenie”, 2004. 384 p.
  • Tekhnika dezinformacii i obmana / pod red. Ya.N. Zasurskogo. Moscow: Kniga po Trebovaniyu, 2013. 246 p.
  • Teoriya obshchestva: sbornik statei / per. s nem., angl.; vstup. st., sost. i obshchaya red. A.F. Filippova. Moscow: KANON-press-C; Kuchkovo pole, 1999. 416 p.
  • Tyutchev F.I., Chaadaev P.Ya. Velikaya Rossiya — blago ili zlo? Moscow: Algoritm, 2014. 256 p. [6] Bol’shoj tolkovyj slovar’ russkogo yazyka / pod. red. S.A. Kuznecova. Saint Petersburg: Norint, 2000. 1536 p.
  • Amón R. El poder fálico y fáctico de Putin. Available from: https://elpais.com/elpais/2018/03/08/ opinion/1520506478_537056.html (accessed: 08.02.2019).
  • Torralba C. La pesadilla de los pilotos. Available from: https://elpais.com/internacional/2017/09/12/ actualidad/1505239625_361946.html (accessed: 08.02.2019).
  • Vinogradoff L. Rusia saca músculo en Venezuela con dos bombarderos nucleares. Available from: https://www.abc.es/internacional/abci-rusia-saca-musculo-venezuela-bombarderosnucleares-201812120329_noticia.html (accessed: 09.02.2019).
  • Kandakzhi L., Shana M.A., Ashour H.Y.J. Russian President Vladimir Putin’s image classification in Jordan quality press. RUDN Journal of Studies in Literature and Journalism. 2018. Vol. 23. No. 3. Pp. 341—349.
  • Carrascal J.M. ¿Es Rusia comparable? Available from: https://www.abc.es/opinion/abci-rusiacomparable-201712181101_noticia.html (accessed: 10.02.2019).
  • Shlomo Ben-Ami. Que Rusia encuentre su lugar. Available from: http://elpais.com/ elpais/2014/12/15/opinion/1418641554_875071.html (accessed: 09.02.2019).
  • Bonet P. La basura de Moscú provoca una oleada de protestas en las ciudades aledañas. Available from: https://elpais.com/internacional/2018/04/01/actualidad/1522608819_655602.html (accessed: 10.02.2019).
  • Bart R. Mifologii / per. s fr.; vstup. st. i koment. S. Zenkina. Moscow: Akademicheskij proekt Publ., 2008. 351 p.
  • Colas X. Vladimir Putin, el hércules del Olimpo ruso. Available from: https://www.elmundo.es/in ternacional/2014/10/07/54342d8a22601dce798b4589.html (accessed: 07.02.2019).
  • Colas X. Del Gulag al. ‘smartphone’: así sobreviven en la tierra de los últimos mamuts. Available from: https://www.elmundo.es/papel/historias/2019/01/22/5c45fb8afdddff712d8b46e3.html (accessed: 06.02.2019).
  • Colas X. Rusia olvida la guerra que derribó al. zar. Available from: https://www.elmundo.es/inter nacional/2018/11/12/5be87721468aeb154f8b467a.html (accessed: 08.02.2019).
  • Fernández R. El gol de Putin: sin ultras y con estadios llenos. Available from: https://elpais.com/ deportes/2018/07/15/mundial_futbol/1531652558_181928.html (accessed: 07.02.2019).

Views

Abstract - 57

PDF (Russian) - 65

PlumX


Copyright (c) 2019 Oleynikov A.S., Slavina V.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.