TV series as a means of representing people with autistic personality traits in the system of social coordinates

Cover Page

Abstract


As a phenomenon of mass media, the television series emerged at the turn of the 1940s-1950s. and today the television series occupy a special place in the cultural space. Theorists involved in television media issues highlight a wide range of social functions of this medium of communication. The television series for a long time was in the cultural “ghetto”, pushed to the periphery of both socially approved forms and research attention. However, in practice this form is historically rooted in culture. The principle of seriality is a cross-cutting for modern culture. The television series left the “parental locus” of television and confidently spread to all media space. TV series create and broadcast a certain image of the cultural hero of our time. Beginning in 2004, the format of serials about characters that are not diagnosed autistics or savants is becoming popular on television, however, personality traits characteristic for highly functional people with autism spectrum disorders are present in their entirety. In the mid-2000’s. a powerful trend is formed for the construction and translation into cultural space of a certain anthropological type. With extremely rare exceptions, an image of a highly functional autistic-savant or a person with Asperger’s syndrome is projected into the cultural space. the analysis of domestic and foreign serials showed that by now a stable system of positive direct and reverse links between television and society has been formed on the problem of the representation of images of people with autistic personality traits and their acceptance by society


Введение Как феномен масс-медиа телесериал возникает на рубеже 1940-1950-х гг. Однако долгое время сериалы оставались нишевым развлекательным продуктом, не поднимая острых и социально-значимых тем. По мере развития телевидения как средства коммуникации появляются телесериалы, имеющие социальную направленность, что было связано с эволюцией функций телевидения и формированием их целостной системы. Можно с уверенностью сказать, что сегодня телесериалы занимают особое место как в культурном пространстве в целом, так и конкретно в эфирном пространстве масс-медиа и их социальная и культурная роль с течением времени только растет. Продолжается маркетинговая дифференциация и сегментация аудитории телесериалов, что приводит к вовлечению в «сериальную культуру» новых социальных групп, что, в свою очередь, способствуют расширению общественных функций телевидения. Теоретики, занимающиеся вопросами телевизионных медиа, выделяют широкий спектр социальных функций этого средства коммуникации [1]. Во-первых, информационная функция, заключающаяся в трансляции на регулярной основе важной политической, экономической, социальной, культурной и иной информации. Во-вторых, телевидение исполняет культурно-просветительскую функцию, которая заключается в приобщении аудитории к культуре и гуманистическим культурным ценностям, в том числе посредством демонстрации соответствующего высокого уровня культуры участников событий, телевизионных передач, ведущих. В-третьих, это интегративная или объединяющая функция, которая обеспечивает всеобщую партиципацию, вне зависимости от признаков расы, национальности, религии, социального положения и иных факторов формирования идентичности. Телевидение формирует общечеловеческую и общенациональную идентичность, создает дискуссионное пространство для обсуждения путей решения социально-значимых проблем, конструктивной реакции на негативные социальные тенденции. Телевидение также исполняет социально-педагогическую и управленческую функции, что означает прямое воздействие на аудиторию, пропаганду социально-одобряемого образа жизни (с учетом национально-государственных, культурных и иных особенностей данного общества). Безусловно, важна организаторская функция телевидения, которая заключается в побуждении людей к социально-одобряемым созидательным действиям. Эта функция, в первую очередь, реализуется в виде акций, непосредственным инициатором которых и являются телевизионные институты. Кроме этого, телевидение исполняет образовательную функцию (трансляцию аудитории определенных знаний). И наконец, телевидение в современном обществе одно из наиболее важных институтов рекреации, оно развлекает и обеспечивает интересный досуг аудитории. Таким образом, общество, обладающее определенными запросами и находящееся под воздействием телевидения, и само телевидение, удовлетворяющее и одновременно формирующее эти запросы, находятся в сложном симбиозе, формируя целую систему положительных прямых и обратных связей. Теоретики телевидения выделяют его следующие свойства: · вездесущность - способность электромагнитных колебаний, несущих телевизионный сигнал, принимаемый телевизором, проникать в любую точку пространства (в зоне действия передатчика). Однако сегодня можно расширить этот атрибут телевидения как масс-медиа: телевизионные форматы в контексте конвергенции СМИ проникают во все традиционные и новые медиа; · экранность - особый формат, который определяется уникальной особенностью телевидения: способностью к технически-опосредованной трансляции аудиовизуального потока (до создания телевидения реализуемый только в форме «живого зрелища» - театрального действия, общения «лицом к лицу» и т.д.); · непосредственность, т.е. способность к созданию и распространению незафиксированных во времени сообщений, или способность телевидения сообщить в аудиовизуальной форме о каком-либо событии прямо в момент его свершения (прямой эфир). Российские исследователи и практики телевидения Г.В. Кузнецов, В.Л. Цвик и А.Я. Юровский отмечают, что непосредственность как сущностный атрибут телевидения неразрывно связана с таким его феноменальным свойством, как симультанность, т.е. одновременность наблюдения/восприятия и показа/трансляции) [1]. В качестве иных феноменальных свойств телевидения можно указать, такие как персонификация, т.е. усиление личностного контакта аудитории с коммуникатором через отождествление информации с сообщающей ее личностью на экране (например, корреспондент, ведущий, гость программы и др.). Это свойство тесно связано с одним из общих когнитивных искажений и может играть как положительную, так и отрицательную роль, в зависимости от характера сообщаемой информации. Грабельников А.А., Волкова И.И. и Гегелова Н.С. выделяют также такое феноменальное свойство телевидения, как программност ь, т.е. включенность телепрограмм в непрерывный вещательный цикл [2]. Современные телесериалы являются многофункциональной системой, которые в условиях информационного общества инновационным образом реализуют социальные функции телевидения. Сериалы начала XXI в. обеспечили телевидению необычайно высокий уровень взаимодействия с обществом, контакт с постоянно расширяющейся аудиторией, в силу чего исследование их идейного и тематического поля обладает несомненной актуальностью. В этом контексте важными для исследовании стали работы российского научного сообщества по различным вопросам развития современного медиапространства, формирования информационного общества, функционирования новых коммуникативных практик - труды Е.Л. Вартановой [см. работы 3-5], И.М. Дзялошинского [см. работы 6-8], С.Л. Уразовой [см. работы 9; 10], Н.С. Гегеловой [см. работы 11-13], И.И. Волковой [14], В их числе докторские диссертации Н.С. Гегеловой «Культурно-просветительская миссия телевидения» [15], С.Л. Уразовой «Телевидение как институциональная система отражения социокультурных потребностей» [16] и В.Л. Цвика «Телевидение переходного периода: Тенденции и проблемы реформирования в условиях информационного рынка» [17] и др. Кроме обозначенных ранее причин, связанных с имманентной важностью телевидения для современного общества, следует выделить еще ряд факторов, которые определяют актуальность проведения данного исследования. В первую очередь, это кардинальное изменение общественной тенденции в отношении к людям, по различным критериям, отличающимся от остальных. Отношение к больным людям и людям с особенностями изменялось на протяжении всей человеческой истории. Невзирая на нелинейный характер этого процесса, можно выделить некоторый предельно общий тренд, заключающийся в постепенной гуманизации. Гуманизация отношения к таким людям не подразумевает социально маркируемого сострадания, проявляемого в подаче милостыни или иных формах унижающей помощи. В первую очередь, гуманизация заключается в признании общечеловеческого статуса за больными людьми, людьми с ограниченными возможностями и с особенностями. До эпохи Нового времени такие люди, чаще всего подвергались различным формам социальной изоляции или даже «остракизма». Отдельно стоит выделить категории людей с особенностями психики. В рамках религиозных культурных традиций они практически всегда были «поражены в правах». При этом параллельно в культуре присутствовало позитивное и негативное восприятие. Позитивное восприятие определяло психически отклоняющихся индивидов как блаженных, святых или юродивых. В тоже время существовавшее негативное восприятие приписывало особенности поведения поражению злыми духами (бесами у христиан и джиннами у мусульман, например). Этот тренд сменяется в конце XIX - начале XX вв. созданием особой среды вспомоществования, однако на протяжении XX в. понятие медицинской, психической и иных видов нормы расширяется и многие заболевания перестают интерпретироваться в таковом качестве. Например, сегодня о людях с некоторыми видами расстройств аутистического спектра (прежде всего, с синдромом Аспергера) говорят все чаще не как о больных, а просто как о людях с особенностями, что имеет под собой солидные медицинские и социокультурные основания. Конечно, до общего решения проблем многих категорий «отклоняющихся людей» остается по-прежнему далеко. Одна из наиболее остро стоящих проблем связана с социализацией людей с расстройствами аутистического спектра, поскольку решение чисто психологических и других задач часто упирается в готовность самого общества к принятию такого человека. Поэтому чрезвычайно важно понимать в каком направлении движется общество в аспекте восприятия проблем лиц с расстройствами аутистического спектра или аутистическими чертами личности. Одним из наиболее интересных в аспекте социального влияния феноменов является современный телевизионный сериал и здесь авторы опирались на работы Ю.М. Беленького [18], В.И. Карасика [19], С.А. Муратова [20], С.В. Плевако [21], Р.В. Пеннер [22]. Само название «телесериал» во второй половине 2010-х гг. уже не вполне корректно, поскольку многие сетевые сервисы, такие как Netflix или Amazon выходят на рынок создания сериальной продукции, в этой области работают кроссплатформенные издательства и студии, такие как Marvel Studios 20 Century Fox, Disney и др. Но поскольку термин, адекватно отражающий всю полноту новой сериальной культуры, еще не устоялся в статье использована общепринятая терминология. В задачи настоящей работы входило определить, насколько полно репрезентирован образ людей с аутистическими чертами личности в жанре телевизионного сериала, выявить особенности этого образа в аспекте социальной направленности телевидения. Телесериал как важнейший канал взаимодействия с аудиторией Телевизионный сериал долго время находился в культурном «гетто», вытесненный на периферию как из общественно-одобряемых форм, так и исследовательского внимания. Однако на практике эта форма исторически укоренена в культуре: можно проследить историю сериальности вплоть до эпохи бесписьменной коммуникации: телесериалы - радиосериалы (например, знаменитый «Одинокий рейнджер» выходил изначально именно в этом формате) - литературные сериалы (в двух формах: дробления законченного произведения на отдельные выпуски и создание литературных «циклов») - фольклорные циклы (например, средневековый роман о Лисе-Рейнаре или «артуриана») - мифопоэтические произведения («Илиада», «Одиссея» Гомера, древнеиндийские поэмы «Махабхарата» и «Рамаяна», древнекитайский роман «Путешествие на запад» - все они передавались в устной традиции и было бы наивно думать, что эллинский аэд мог продекламировать «Илиаду» за один вечер. Именно «толстые» литературные журналы стали композиционным организующим началом массового чтения: «Война и мир» Л.Н. Толстого, «Идиот» Достоевского и даже гораздо более ранний «Евгений Онегин» А.С. Пушкина выходили в виде литературных сериалов [20. С. 29], выхода каждой новой части которого читатели ожидали с нетерпением, а знакомство с миром литературного произведения и его героями растягивалось на несколько месяцев, а то и лет. Поэтому сериал не представляет собой «низкого жанра», ибо не является, строго говоря, жанром - скорее, околожанровой формой, технически и коммерчески определенным форматом информационного сообщения. Время выхода сериала из культурного «гетто» - дискутивный вопрос. Можно считать, что из «мыльной оперы» сериал вырастает в более сложное явление вместе с появлением первых сериалов, относимых к интеллектуализированной гиккультуре: «Доктора Кто» в 1967 г. и «Звездного пути» в 1969 г. Согласно, позиции, озвученной в программе «Тем временем с Александром Архангельским» этот выход состоялся вместе с выпуском Д. Линчем сериала «Твин Пикс» в 1990 г. Другой отечественный исследователь сериальной культуры Лев Никитин, указывает, что датой может быть назван 2005 г., когда на экраны выходит сериал «Доктор Хаус» или, возможно, 2011 г., когда стартует «Игра престолов». Основываясь на собственных наблюдениях и ряде других аргументов, например ,активной миграции актеров и режиссеров большого кино в сериалы (Фрэнк Дарабонт, Стивен Спилберг и др.) можно согласиться с датировкой 2004-2005 гг., когда выходят два сериала, изменившие культурный статус этого феномена: «Lost» («Остаться в живых», макронарратив, serial) и «House, M.D.» («Доктор Хаус», микронарратив, series). Это позволяет сегодня сделать несколько выводов. 1. Принцип сериальности является сквозным для современной культуры, он затрагивает отнюдь не только формат телевизионных шоу, но и литературные произведения, комиксы и графические романы, компьютерные игры, мультипликацию, «большое кино». Более того, судя по косвенным признакам и приведенному ранее свидетельству В.И. Карасик, именно принцип сериальности стал структурнообразующим принципом организации кроссплатформенной медиафраншизы. 2. Телесериал покинул «родительский локус» - телевидение и уверенно распространился на все медиапространство. Web-series сперва использовались в качестве дополнения к основному формату (например, для расширения сюжетного пространства сериала «Ходячие мертвецы»), однако сегодня веб-сериалы - одни из лидеров просмотров, причем полностью независимо от телевизионного канала распространения. Даже телесериалы, транслируемые по традиционным каналам эфирного или кабельного вещания, вынуждены учитывать при подсчете рейтингов просмотры в Интернете. 3. Телесериалы создают и транслируют определенный образ культурного героя современности. Их героям подражают, изучают, вокруг них строят «фанатские теории» и др. Телесериалы влияют на моду (например, после выхода британского шоу «Шерлок», вновь была пущена в серийное производство «устаревшая» модель пальто, которую носит главный герой), на языковые практики, порождают культурные мемы. В силу этого, телесериалы становятся одним из важнейших каналов, по которым в общество транслируются определенные ценности и во взаимодействии с аудиторией (в том числе с помощью подсчета рейтингов), определяется обратная связь - степень востребованности этих идей и образов аудиторией. Образы людей с аутистическими чертами личности в телесериалах начала XXI в. Сериалов, посвященных людям, у которых однозначно диагностируются аутизм очень немного. Среди них два телевизионных шоу, где герои однозначно люди с расстройством аутистического спектра: индийское теле-шоу «Другая» (2009) и американский драматический сериал «Контакт» (другое название - «Связь», 2012-2013). В остальном «чистые аутисты» представлены в драматических сериалах второстепенными персонажами, которые представляют собой так называемые «сюжетные функции». Их задача - продвигать сюжет или генерировать сложности, решать которые должны главные герои (solving puzzles - одна из самых распространенных сюжетных механик драматического сериала). Оба этих сериала сюжетно посвящены проблеме коммуникации с аутистами, однако идейное их поле гораздо шире - они выступают в качестве попытки пропаганды гуманистического восприятия и отношения к людям с данными видами психических особенностей. Однако как нам удалось установить, начиная с 2004 г. на телевидении (прежде всего - американском) становится популярным формат сериалов о персонажах, которые с одной стороны не диагностированные аутисты или саванты, с другой стороны, - личностные черты характерные для высокофункциональных людей с расстройствами аутистического спектра у них присутствуют в полном объеме. В линию сериалов, где главным героем является персонаж с аутистическими чертами личности, укладывается целый ряд телевизионных шоу: «Доктор Хаус» (“House, M.D.”) «Обмани меня» (“Lie to Me”), «Ганнибал» (“Hannibal”), «Декстер» (“Dexter”), «Шерлок» (“Sherlock”), «Мистер Робот» (“Mr Robot”), «Элементарно» (“Elementary”). В меньшей степени, но все же проявлены эти черты у главных героев таких сериалов как «Форс-Мажоры» (“Suits”), «Во все тяжкие» (“Breaking Bad”) и др. Важно, что все перечисленные - высокорейтинговые шоу, которые продолжались 5 лет и более. Некоторые из них - «Доктор Хаус», «Шерлок», «Во все тяжкие» - приобрели на телевидении и в массовой культуре статус культа. В статье предпринята попытка реконструировать в максимально нейтральных речевых формах черты одного из самых популярных типов сериального героя. Часть из этих черт была реконструирована С.В. Плевако [21]: · монополярность психики; · гениальность в рамках деятельности, заданной монополярностью; · социопатия и непонимание/игнорирование социальных норм; · коммуникационные проблемы различного рода; · зацикленность на собственном внутреннем мире; · социальная изолированность, дефицит социальных контактов; · эмоциональный дефицит, отсутствие богатства переживаемых эмоций, сведение эмоционального круга к нескольким доминантам; · агрессивное неприятие нарушений предпочитаемых условий существования, агрессия в ответ на попытки близкого контакта, выходящего за рамки, очерченные самим героем; · отсутствие или слабая выраженность эмпатических способностей. Таким образом, прослеживается четкая корреляция между личностными особенностями героев этих сериалов и признаками аутистических расстройств, за исключением раннего детского аутизма, для которого характерна низкая вербализация или полное отсутствие способности к речевой коммуникации. Сюжетно сериалы представляют собой полную противоположность известным кинематографическим произведениям об аутистах (смежный локус современного медиапространства, который обладает своей спецификой рассмотрения и репрезентации образов таких людей). Герои с чертами аутистической личности здесь изначально социализированы и страдают от регулярных нарушений привычной жизни. Этот прием чисто технический и призван обеспечить определенный «бытовой драматизм» происходящего на экране. Важно, что в телесериалах, в отличие от, например, кинематографа, тема морального превосходства аутистов над «обычными людьми» вовсе не поднимаются, они действуют в рамках иной логическисюжетной структуры нежели кинематограф. Фокус внимания смещен на проявление и применение монополярной гениальности, внезапному проявлению эмпатии придается откровенно мелодраматический оттенок. В то же время, несмотря на то, что вторая половина 2010-х гг. проходит, скорее, под знаком фантастических, нежели повседневно-драматических шоу, образ героя-аутиста проникает и в эту среду, примером чего служит «Мистер Робот». И сам выход коммерческого высокорейтингового телешоу, получившего массовую популярность (в противоположность локально известным сериалам «Контакт» и «Другая») с главным героем, который прямо относится к типу аутистической личности говорит о многом. Прежде всего, о том, что тематика произведений о проблемах людей с расстройствами аутистического спектра, их взаимодействия с обществом, другими людьми, друг другом, непонимании и попытках «наладить контакт» - остро актуальна. Выводы Рассмотрев телесериалы начала XXI в., как важнейший компонент взаимодействия телевидения с обществом, где воплощаются образы людей с аутистическими чертами личности, авторы приходят к выводу, что сериал реализует такие со- циальные функции телевидения как: культурно-просветительская, интегративная, социально-педагогическая, организаторская , образовательная и способствует гуманизации отношения общества к людям с особенностям здоровья и развития. Это позволяет констатировать, что в середине 2000-х гг. формируется мощный тренд на конструирование и трансляцию в культурное медиапространство определенного антропологического типа. Невозможно доподлинно установить, является ли сериальная волна с типическим персонажем-аутистом, начатая «Доктором Хаусом», продуктом телевидения или же это телевидение среагировало на существующий в обществе запрос. Однако более верным представляется второй вариант, поскольку высокофункциональный аутист-савант или человек с синдромом Аспергера косвенно соотносится с такими антропологическими феноменами современной культуры, как «гики» и «нерды». В статье выявлен общий типологический момент - за чрезвычайно редкими исключениями в культурное медиапространство проецируется образ высокофункционального аутиста-саванта или человека с синдромом Аспергера, что может приводить к искажению общественных представлений о характере, степени проявленности, типичных особенностях поведения лиц с аутистическими расстройствами. Это можно воспринять как специфическую (и несколько одностороннюю) реализацию таких функций ТВ, как культурно-просветительская, социальнопедагогическая и образовательная. Люди с диагнозом «ранний детский аутизм» становятся героями сериалов чрезвычайно редко, в статистически незначимом числе случаев. В качестве второстепенных героев их образы эксплуатируются для создания пространства сюжетной механики solvingpuzzles Герои наиболее популярных реалистических шоу (в это число не входят фантастические, фэнтезийные или псевдоисторические продукты сериальной культуры) полностью укладываются в диагностическую матрицу высокофункционального аутизма и синдрома Аспергера. Центральной темой сериалов становится, прежде всего, интеллектуальное превосходство людей с аутистическими чертами над «обычными» людьми. В этом контексте необходимо отметить, что сам выход сериалов из числа телепродукции второго плана, совпадает с началом трансляции в медийное пространство образа высокофункционального социализированного аутиста. Во-вторых, наблюдается тенденция роста числа кинофильмов и сериалов, посвященных проблемам лиц с проблемами аутистического спектра неуклонно растет. Выявлено, что в обществе существует устойчивый спрос на просветительский и гуманистический показ людей с расстройствами аутистического спектра, отношение к ним как к больным людям сменяется на отношение как к людям с особенностями. Таким образом, анализ отечественных и зарубежных сериалов показал, что к настоящему моменту сформировалась устойчивая система положительных прямых и обратных связей между телевидением и обществом по проблеме репрезентации образов людей с аутистическими чертами личности и их принятия обществом. Эта тенденция, благодаря реализации основных социальных функций телевидения, оказывает гуманизирующее воздействие на общество, что проявляется непосредственно в процессе интеграции людей с особенностями в систему положительных социальных связей.

Lyudmila Petrovna Shesterkina

South Ural State University” (national research university)

Author for correspondence.
Email: 250852@mail.ru
Lenin prosp., 76, Chelyabinsk, Russia, 454080

doctor of philological science, professor, professor, Dean of the Faculty of Journalisme, Department of Journalism and mass communications

Olga Anatolyevna Vazhenina

South Ural State University” (national research university)

Email: vazheninaoa@susu.ru
Lenin prosp., 76, Chelyabinsk, Russia, 454080

assistant priofessor, Department of Journalism and mass communications

  • Kuznetsov G.V., Tsvik V.L., Yurovskiy A.Ya. Televizionnaya zhurnalistika [Television journalism]. Moscow: Vysshaya shkola Publ., 2002. (In Russ).
  • Grabel’nikov A.A., Volkova I.I., Gegelova N.P. Organizatsiya informatsionnogo proizvodstva na televidenii [Organization of information production on television]. Moscow: RUDN Publ., 2008.
  • Vartanova E.L. Faktory modernizatsii rossiyskikh SMI i problema sotsial’noy otvetstvennosti [Factors of modernization of Russian media and the problem of social responsibility]. Mediaskop. 2009; (1): 15.
  • Vartanova E.L. Televidenie tsifrovoy epokhi: k postsetevoy i interaktivnoy modeli [Television digital age: to the post-network and interactive model]. Ot tsentral’nogo k tsifrovomu: Televidenie v Rossii [From central to digital: Television in Russia]. Voronezh: Voronezhskiy gosudarstvennyy pedagogicheskiy universitet Publ., 2014. P. 1—26.
  • Vartanova E.L. Televidenie: postsetevaya model’ [Television: post-grid model]. Iskusstvo kino. 2015; (4): 111—122.
  • Dzyaloshinskiy I.M. SMI i obshchestvennye instituty: perspektivy vzaimodeystviya [Media and public institutions: prospects for interaction]. Mediaskop. 2008; (2): 19.
  • Dzyaloshinskiy I.M. Tolerantnost’ i mul’tikul’turalizm — tsennostnye orientiry SMI [Tolerance and Multiculturalism — Values of the Media]. Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal. 2011; (2): 122—125.
  • Dzyaloshinskiy I.M. Zhurnalistika souchastiya. Kak sdelat’ SMI poleznymi lyudyam? [Journalism of complicity. How to make the media useful to people?] Moscow: Prestizh Publ., 2006.
  • Urazova P.L. O gumanitarnykh praktikakh sovremennykh ekrannykh tekhnologiy [About humanitarian practices of modern screen technologies]. Vestnik VGIK. 2011; (8): 74—83.
  • Urazova P.L. Sovremennoe televidenie v predelakh ekrannoy kul’tury [Modern television within the screen culture]. Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya, filologiya. 2012; 11 (6): 24—30.
  • Van Ju., Gegelova N.S. Osobennosti razvitija mobil’nogo internet-smi v Kitae [Features of the development of mobile Internet-media in China]. Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Serija: Literaturovedenie, zhurnalistika. 2016; (3): 119—126.
  • Gegelova N.S. Kul’turno-prosvetitel’skaja rol’ telekanala «Rossija K» [Cultural and educational role of the TV channel “Russia K”]. MediaAl’manah. 2012; (6): 16—20.
  • Gegelova N.S. Kul’turnaja missija rossijskogo televidenija [The cultural mission of Russian television]. Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Serija: Literaturovedenie, zhurnalistika. 2010; (2): 96—103.
  • Volkova I.I. Igra i televidenie v jekrannom prostranstve [Game and television in the screen space]. Vestnik RUDN. Serija: Literaturovedenie, zhurnalistika. 2011; (4): 66—71.
  • Gegelova N.P. Kul’turno-prosvetitel’skaya missiya televideniya [Cultural and educational mission of television] [dissertation]. Moscow, 2012. (In Russ).
  • Urazova P.V. Televidenie kak institutsional’naya sistema otrazheniya sotsiokul’turnykh potrebnostey [Television as an institutional system for reflecting sociocultural needs] [dissertation]. Moscow, 2012. (In Russ).
  • Tsvik V.L. Televidenie perekhodnogo perioda [Television of the Transition Period]: Tendentsii i problemy reformirovaniya v usloviyakh informatp. rynka [dissertation]. Moscow, 1997. (In Russ).
  • Belen’kiy Yu.M. Stanovlenie zhanrov otechestvennykh serialov [Formation of genres of domestic serials] [dissertation]. Moscow, 2012. (In Russ).
  • Karasik V.I. Teleserial «Zvezdnye vrata» kak lingvokul’turnoe yavlenie [The TV series “Stargate” as a lingua-cultural phenomenon]. Medialingvistika. 2016; (2): 39—50.
  • Muratov P.A. Paradoksy mnogoseriynosti [Paradoxes of multiseries]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya «Zhurnalistika». 2009; (4): 26—35.
  • Plevako P.V. Poetika teleseriala «Doktor Khaus» (SShA, 2004—2012): narrativ, mifologiya, pragmatika [Poetics of the television series “House, M.D.” (USA, 2004—2012): narrative, mythology, pragmatics]. Uchenye zapiski ZabGGPU. 2013; (2): 196—204.

Views

Abstract - 192

PDF (Russian) - 277


Copyright (c) 2017 Shesterkina L.P., Vazhenina O.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.