RUSSIAN RADIO JOURNALISM OF AN INCUNABULA PERIOD: FIRST FORMS’ SPECIFICS

Abstract


This article is dedicated to the birth of an important period of the formation of native broadcast journalism and radio heralds. Transmited by the radiotelegraph, they were delivered special local stations and became popular among print newspapers, leaflets, newsletters, posters, reaching a mass audience. The author proposes a analytical overview of textual materials of archive folder of one of Moscow issues “Radio Herald ROSTA”.


ВведениеВ первое послеоктябрьское десятилетие ХХ века появились различные на- правления практического применения радио - как в техническом (радиоэлектро- ника, радиолокация и др.), так и в социально-культурном (радиопропаганда, радиожурналистика, радиоискусство и др.) отношениях. В свое время профессор В.Н. Ружников ввел в научный оборот понятие «радиослужба», определяя его как функционирующее радио, которое отвечало самым разным потребностям на тот момент нового общественного строя в Советской России - экономическим, со- циальным, политическим, гражданским, военным, внутренним и международным [10. С. 6].Указанное понятие предполагает радиосвязь как в узком значении данного слова (связь), так и в его более широком (информация и пропаганда с помощью радио). Кроме того, оно одновременно подчеркивает деятельный характер явле- ния как такового, а также включенность радио в процессы функционирования общества.Журналистика, которая основывалась на технических возможностях радио как средства информации, именно в структуре радиослужбы страны зарождалась и проходила свой путь становления - фазы ее развития (1). Радио, на начальном этапе служившее исключительно техническим средством связи, постепенно при- обретало функции массовой пропаганды, агитации и организации граждан.Внутри радиослужбы возникли первые формы отечественной радиожурнали- стики, причем они касались не только радиосообщений, которые представлялисобой массовую информацию пропагандистского толка, но и процесса органи- зации, управления для обеспечения нормальной деятельности радиожурнали- стики, а также тех форм, с помощью которых тексты оперативно распространялись в пространстве.Организации по делам радиоЕсли общеимперской системы радиосвязи, единого органа управления ради- освязью в дореволюционной России не существовало, то уже в первые месяцы советской власти были заложены основы государственного руководства не толь- ко делом радиотехнического строительства, но и использования радио как сред- ства информирования и просвещения масс (оно имело особое значение для ра- боты среди малограмотного и неграмотного населения, для культурного развития деревни и развертывания пропаганды (особенно на Востоке). Это стало неотъ- емлемым принципом политики государства, в основе которой - идея централи- зации пропаганды.В стране шла организация государственной радиотехнической сети. В апреле 1918 года Совет народных комиссаров РСФСР (Совнарком, СНК) создал специ- альную комиссию для разработки плана развития радиотелеграфного дела. Во всех губерниях и многих уездных городах строились приемные радиотелеграфные станции. К лету 1918 года технические установки действовали в 75 пунктах ре- спублики в радиусе от тысячи до тысячи двухсот километров от Москвы [7. С. 11]. От Советского правительства на радиостанции были командированы комиссары.Принятый Совнаркомом 19 июля 1918 года Декрет о централизации радио- технического дела РСФСР стал заметным государственным документом, поло- жившим начало созданию в области радио управленческих структур, которые занимались радиовещанием на протяжении всей его истории. Наиболее мощные радиостанции страны (Ходынская в Москве, Детскосельская под Петроградом, Тверская, Ташкентская, Кушкинская и Хабаровская), склады и крупные ремонт- ные мастерские, а также штатный персонал радиоспециалистов из военного и морского ведомств перешли в распоряжение Народного комиссариата почт и телеграфов (Наркомпочтель), созданного вместо ликвидированного Министер- ства почт и телеграфов [2. С. 58-61].При Радиотелеграфном отделе Наркомпочтеля действовал Радиотехнический совет, в состав которого входили ответственные работники, назначавшиеся на- родным комиссаром. Нахождение радиотехники в ведении гражданского ведом- ства создавало материальные и юридические условия для использования радио в качестве средства широкой внутренней и внешней связи. Вопрос управления технической базой радиопропаганды имел государственную важность.По Декрету о централизации радиотехнического дела РСФСР Наркомпочтель руководил радиостанциями как комплексом технических средств, и творческая содержательная составляющая их функционирования не входила в круг компе- тенций сотрудников ведомства. Наркомпочтель выделял квоту на определенный временной отрезок для РОСТА, Народного комиссариата иностранных дел (Нар- коминдел) и Народного комиссариата по военным и морским делам (Наркомво- енмор), имевших право пользоваться радиостанциями.Кроме решения вопросов радиостроительства и радиотехники, процесс цен- трализации затронул не менее важную задачу - создание централизованной ин- формационной службы для обеспечения радиостанций новостным и пропаган- дистским материалом, создания текстов для радиопередач. Итак, имел ли место скоординированный, регулярный процесс сбора с помощью радио журналистской информации, подготовки, передачи и распространения сообщений?Вопросы согласования действий прессы и радиотелеграфа, централизации информации не раз стояли в повестке дня заседаний Совнаркома. Так, согласно решению СНК от 7 декабря 1917 года, все декреты надлежало передавать радио- телеграфом для более оперативной публикации на территории России. Как ин- формационный орган при Совете народных комиссаров РСФСР Петроградское телеграфное агентство (ПТА) готовило материалы для газет, поставляло инфор- мацию для Советского правительства. Сотрудникам ПТА была поручена в первые годы советской власти подготовка сообщений для передачи по радио.Структура станций, передававших информацию, еще не предусматривала жур- налистский, редакторский аппарат. Тексты готовились редакционными служба- ми сначала в рамках Бюро печати в Москве и Петроградского телеграфного агент- ства. Отсюда они и поступали на радиостанции. Бюро печати направляло в основном официальные документы советской власти, ПТА снабжало Царско- сельскую, Ходынскую и другие станции текущими новостями. В сентябре 1918 года на базе указанных организаций было создано Российское телеграфное агентство (РОСТА), ставшее центральным информационным органом страны, в котором велась подготовка базового материала для газет, журналов и радиостанций.Радиосвязь с зарубежными странами обеспечивал отдел пропаганды Народ- ного комиссариата иностранных дел [12]. Последний вместе с Народным комис- сариатом почт и телеграфов и РОСТА образовали в 1918 году своеобразный союз, в структурах которого формировались и действовали органы управления радио- делом (2), зарождались будущие организационные формы отечественной радио- журналистики.Радиограммы как радиотелеграфные сообщенияФразу о передаче «Всем! Всем!», сообщившей о победе большевиков: «голос матроса с “Авроры” возвестил миру...» - вписал в историю нашей страны в 1930-е гг. И.В. Сталин. Конечно, голоса не было - и речь могла идти в то время только об использовании в данных целях азбуки Морзе [14. С. 9-10]. В началь- ный период развития радио как средства оперативной массовой информации (1917-1919 гг.) радиограмма стала исторически первой универсальной формой зарождавшейся в Советской России радиожурналистики.Радиоэфир первой четверти XX века заполнил магический звук «морзянки» - точек и тире. Однако известное ленинское «Всем! Всем!» слышали только специ- ально обученные и допущенные к специальной аппаратуре, в основном, военные радисты, поскольку еще шла Первая мировая война. Передававшиеся одной ра- диостанцией и принимавшиеся другой в зашифрованной форме распоряжения советской власти носили служебный характер отчасти: остальные были рассчи-таны на расшифровку и распечатку для «всех, всех» в виде листовок или газетных статей [4. С. 164].На первый взгляд, речь в данном случае идет о радиотелеграфных сообщени- ях, которые были присущи радиосвязи дореволюционной России и не относились к массовой информации и пропаганде. С другой стороны, они все чаще не толь- ко наполнялись значимо новым содержанием, но и приобретали новую структу- ру, лексику, стилистику.Работа по созданию массового радиовещания и радиослушания только начи- налась. Господствующее положение еще занимал радиотелеграф, радиотелефон- ный передатчик находился в стадии разработки. Радио пока не являлось само- стоятельным средством информации: отсутствовали привычные формы органи- зации вещания, радио не могло поддерживать прямого, непосредственного контакта с широкой аудиторией из-за несовершенства технического оборудова- ния и должно было обращаться к посредничеству техники печатной.В сотрудничестве с газетными изданиями, оценившими важность оперативной информации, получаемой с помощью радио, новое средство общения выполня- ло культурно-просветительские функции, организаторские задачи. Радиотелеграф как служебное средство связи, ограниченное двумя участниками отправки и при- ема сообщений, постепенно превращался в средство обращения ко «Всем! Всем!».С одной стороны, никаких существенных перемен в технологии радиотеле- графа с дореволюционного времени не произошло. Радио использовалось как средство связи, аналогичное телеграфу, но в отличие от проволочного телеграфа, оно не нуждалось в проводах, для него не существовало территориальных границ в передаче информации. С другой стороны, социальное назначение радио корен- ным образом изменилось. Сообщения приобрели информирующий, агитацион- но-пропагандистский смысл. Средство связи на фоне своей технической при- роды (передачи сообщений на расстояние) изменило свою социальную функцию и сделало первые шаги в процессе превращения в средство массовой информации в современном значении этого понятия.Радиограмма - это переходная форма, которая уже не совпадала полностью с традиционными формами печатной информации, но еще не являлась полно- ценной формой устной, звучащей информации. Структура радиограммы, ее язы- ковые и стилистические характеристики учитывали такие немаловажные факто- ры, как обращенность к широкой аудитории, массовое (иногда - слуховое) вос- приятие информации. Миллионами рабочих, крестьян и солдат радиограммы воспринимались на понятном, доступном и близком им языке.С первых лет Советской власти радио выполняло функцию постоянного опо- вещения населения о важнейших событиях в стране и за рубежом в кратчайшие сроки на большой территории (газеты же публиковали материалы лишь на сле- дующий день). В форме радиограмм передавались правительственные постанов- ления, воззвания, приказы, обращения к Красной армии, народу, призывы к ра- бочим и крестьянам, декреты, директивы, инструкции, информация, сводки, объявления, тезисы, открытые письма. Радиограммой в равной мере могли быть и официальная служебная записка, и горячий призыв к действию. Материалы,составлявшие основное содержание радиотелеграфных передач, в некоторой сте- пени явились своего рода пражанрами радиожурналистики.«Радиовестник РОСТА»: зарождение журналистских формВесьма заметный шаг в формировании системы регулярных оперативных пе- редач в России был сделан 7 сентября 1918 года созданием ежедневной передачи«Радиовестник РОСТА» Российским телеграфным агентством. Выпуски пере- давались Ходынской (Московской) радиотелеграфной станцией несколько раз в сутки, в соответствии со строго фиксированным графиком - прообразом сетки (расписания) передач.На страницах газет уже можно было познакомиться с материалами таких ру- брик, как «Радио», «Радиограммы», «Последние сообщения радио». Значительную часть содержаний местных газет составляли сообщения радиотелеграфных стан- ций Москвы и Петрограда о жизни страны за пределами данной губернии, уезда, волости, а также о международных событиях [10. С. 21]. К 1919 г. тематика ради- отелеграфных сообщений значительно расширилась: кроме общеполитической информации и экономических новостей, появилась культурная хроника.В литературной основе «Радиовестника» - подготовленный для процесса от- правки и приема по радиотелеграфу достаточно сложный текст; подборка инфор- мационных, оперативных, тематически разнообразных, сверстанных в целостную передачу сообщений. И в этих типологических особенностях «Радиовестника» видятся ближайшие и более отдаленные перспективы отечественной радиожур- налистики, наметившиеся контуры ее будущих форм и жанров: «Живые нити этих связей тянутся от первых информационных радиограмм до “Радиогазеты РОСТА”. Создание “Радиогазеты РОСТА”, а вслед за ней многих других радиогазет было не началом, а завершающей фазой этого процесса» [10. С. 14].Объем (листаж) периодического информационного «радиовестника» не был фиксированным, но его структура от выпуска к выпуску сохранялась. Несколько рубрик включали краткие информационные сообщения на разные темы (эконо- мика, культура, международные новости, обзоры прессы). Начиналась передача с официальной, правительственной информации (материалы декретов, распоря- жений, циркуляров, приказов органов советской власти). Чаще всего рубрики«Радиовестника» дублировали печатные: «По советской России», «За рубежом»,«Фронт труда», «Хозяйственное строительство», «Борьба с голодом», но иногда появлялись и оригинальные названия рубрикатора.«Радиовестник» выходил каждые три часа (восемь раз в сутки), что по тем вре- менам было большим достижением. В каждой напечатанной радиозаметке ука- зывались источник информации, дата ее получения вестником и заголовок, ла- коничный, выразительный, рассчитанный на слуховое восприятие. Вся разноо- бразная информация предназначалась для местных газет. Из Москвы утренние выпуски «Радиовестника РОСТА» принимались поздно вечером с 21 до 24 часов и после непродолжительного перерыва с 1 часа ночи до 5 часов утра. В подборки подготовленной РОСТА информации входили постановления органов советской власти, сообщения о положении дел в республике, сводки с фронтов гражданской войны.Приведем текст оперативной сводки выпуска «Радиовестника РОСТА» от 21 ок- тября 1918 г. (3):«ВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ.На левом берегу реки Камы наши части продолжают успешное продвижение вперед. Красноуфимское направление: противник выпустил по Красноуфимску до 150 снарядов.Наша разведка имела столкновение с противником у деревни Новый Каршм и Лямна...СЕВЕРНЫЙ ФРОНТ.На Коласском направлении: наша артиллерия заставила замолчать дальнобойную ар- тиллерию противника, как державшую под огнем фарватер у деревни Троицкой (в 42 вер- стах ниже устья реки Баги).На остальных направлениях без перемен. ЮЖНЫЙ ФРОНТ.На Евстратовском направлении: казаки пытались переправиться через Дон у деревни Кушин в 14 верстах к югу от города Павловска, но были отогнаны...Заведующий оперативным отделом Аралов» [3. С. 84].В крупных городах страны создавались местные отделения РОСТА. Например, в Ростове один час был выделен для передачи вестников «ДонкавРОСТА» или«ЮгвостРОСТА» с наиболее важными сведениями из тех городов, с которыми поддерживалась постоянная связь из Ростова (Астрахани, Саратова, Харькова, Одессы, Киева, Тифлиса, Владикавказа, Пятигорска и некоторых городов Черно- морского побережья). Краевая радиостанция работала круглые сутки по точному расписанию. Большая часть времени уходила на переговоры с соседними горо- дами. В России тогда насчитывалось 35 центров с радиостанциями двусторонней связи. Передаваемая и получаемая информация «Радиовестников» публиковалась на страницах местных печатных изданий: «Трудовой Дон» («Молот»), «Советский Юг» и др.Таким образом, в «Радиовестнике РОСТА» - комплексной системе оператив- ных сообщений - методично находили отражение значимые события дня или определенного дневного отрезка.«Радиочитатели» как прообраз первой массовой аудиторииРадиостанции взаимодействовали с газетами, издававшимися на большом рас- стоянии от центра страны, - передававшиеся информационные сообщения до- стигали регионов намного раньше центральных печатных изданий. Радиотеле- графные сообщения были не только быстрейшим способом тиражирования пе- чатного слова. Для многих отдаленных районов страны радио являлось единственным источником оперативной информации. Многие переданные и принятые по радио материалы в тот же день в виде листовок, плакатов вывеши- вались на заборах, в местах массового скопления людей (вокзалах, железнодо- рожных станциях, водных пристанях, площадях).Схема радиокоммуникации выглядела следующим образом: передающая стан- ция - приемная станция - массовая аудитория. Передачу могли принимать лишь штатные радиотелеграфисты («радисты-слухачи»), а сообщения, закодированные в виде условных звуковых сигналов «морзянки», записанные и расшифрованныена приемной радиостанции, размноженные на печатной машинке, распростра- няли по списку адресатов. Только тогда открывался доступ к конкретному тексту, появлялась возможность его прочитать.Относительно специфической аудитории радиотелеграфных передач суще- ствует почти противоречивый термин «радиочитатели», отражающий ее особен- ный характер. Дело в том, что каждое радиотелеграфное сообщение предназна- чалось непосредственному адресату (например, местному Совету депутатов), но при этом можно было говорить об адресате опосредованном - том большом ко- личестве людей, до которых сообщение фактически доходило (например, чита- тели газет). В качестве примера - адресованные чиновникам и учреждениям радиограммы министерств и ведомств, которые публиковались в местных пери- одических изданиях.В совокупной аудитории радиосообщений, для которой материалы, переда- вавшиеся посредством радиотелеграфа, прямо или косвенно служили источником информации, выделяются категории: 1) непосредственная реальная (професси- ональные сотрудники передающих и приемных станций, радиотелеграфисты);2) опосредованная реальная (все те, кто знакомился с содержанием сообщений с помощью средств-посредников, - сельское и городское неграмотное население, в том числе в национальных районах, в условиях громких коллективных чтений; люди в армии и на флоте, где имелась разветвленная сеть радиостанций; читате- ли центральных и местных газет, листовок, радиобюллетеней и др.; читатели-«зрители» «Окон РОСТА» и других форм плакатной (наглядной) пропаганды; слушатели устных пересказов радиотелеграфистов) [11. С. 172-173].Кроме того, в дооктябрьские и послеоктябрьские годы радиолюбители само- стоятельно конструировали и собирали небольшие радиостанции (так называли любое приемное, даже самое примитивное, устройство). В Германии, США и других странах данное увлечение (несколько раньше, чем в России) стало обретать масштабы и формы широкого движения. Технические связи выходили за преде- лы внутреннего эфира того или иного государства. Поэтому вполне вероятно, что отечественных и зарубежных радиолюбителей можно отнести к первой категории аудитории радиотелеграфных сообщений Советской России.В 1919 году Всероссийский центральный исполнительный комитет РСФСР (ВЦИК) направил в Сибирь имевший приемную радиостанцию агитпоезд им. В.И. Ленина. С помощью радиотелеграфа получали, а затем распространяли среди населения отдаленных районов страны оперативную информацию и другие агитпоезда («Октябрьская революция», «Советский Кавказ», «Красный Север»), а также агитпароходы («Михаил Калинин» и «Красная Звезда»).О специфике опосредованной реальной аудитории, к примеру, «Радиовестни- ка РОСТА» свидетельствует предложенный Наркомпочтелем комбинированный способ его распространения во всех населенных пунктах страны. Там, где газеты выходили не каждый день, полный текст «Радиовестника РОСТА» печатался в«Радиобюллетенях» - так жители регулярно получали официальные сведения о важнейших событиях. Из типографий выходили две или четыре полосы формата немногим больше четверти листа газеты «Правда». Советы депутатов нередковыпускали радиотелеграфные материалы в виде листовок, которые так же си- стемно рассылались в населенные пункты, особенно сельские. Распространите- лями «Радиовестника РОСТА» становились и радиотелеграфисты: на станции перепечатывали сообщения и вывешивали на видных местах в специальных ви- тринах, часто тексты были оформлены рукописно крупными буквами на больших листах.Московский выпуск «Радиовестника РОСТА»: аналитический обзорОбъем «Радиовестников» был довольно значительным: своеобразная «радио- газета» с рубриками, темами, заголовками. Специфика телеграфа требовала сво- его стиля: лаконичного, точного, емкого. Эта особенность отражалась в текстах, которые появлялись в газетах. С самого начала вещания было использовано глав- ное техническое достоинство радио - на тот момент высокая оперативность в доставке актуальной информации. С помощью радиотелеграфа скорость пере- дачи сообщений возросла в несколько раз.Радиотелеграфные «Радиовестник РОСТА» и существовавшее до него «Радио Совета народных комиссаров» - это не просто передача газетных печатных ма- териалов с помощью радио, для которого не существовало территориальных пре- делов. В содержании и структуре ранних форм радиосообщений шло постепенное выявление и усиление радиоспецифики.Перелистаем московский номер «Радиовестника РОСТА» от 21 октября 1918 года [3. С. 81-86]. Его открывала своеобразная передовая статья, называв- шаяся обыденно «Представители районов о торжествах» и представлявшая собой отчет о специальном заседании накануне праздника Великого Октября, тезисный пересказ доклада товарища Беленького из Московского Комитета партии ком- мунистов и других выступлений.В процессе начинавшегося поиска наиболее слушаемого варианта литератур- ного текста имело место смешение стилей повествования: официального («Боль- шая инициатива предоставляется районам в деле выработки праздничного ре- пертуара театров», «Все оркестры переданы в ведение Маршрутной комиссии и будут ею равномерно распределены»), разговорного («Не идти же всем в центр города, чтобы забавлять зрелищем буржуазию»). Встречаются стилистические погрешности («Особое внимание товарищ выражает на желательность в этот праздник доставить наибольшую радость детям, чтобы оставить в их памяти свет- лое воспоминание»).Ясность и доступность языка (однако при длинноте предложений) радиотеле- графных сообщений прослежена в информативном сообщении об организации Красной Военной академии Генерального штаба. Серьезная озабоченность от- носительно открытия специальных годичных курсов не в намеченный срок из-за тщетных усилий (найти подходящее помещение) высказана так:Трудно по крайней мере предположить, чтобы в таком городе, как Москва нельзя было найти скоро нужное помещение и чтобы при учете всех помещений города в центральном органе организаторам академии приходилось лично бегать по целым дням в поисках, в ущерб другим организационным работам (4).Тематика рассматриваемого выпуска «Радиовестника РОСТА» охватывала са- мые разные события: непростая ситуация на распределительном пункте беженцев в Бресте, находка бриллиантов и денег на территории Белобережского монасты- ря, расстрел контрреволюционеров и взяточника - дружинника продовольствен- ного отряда, принятие резолюции рабочими, мастеровыми и служащими депо Смоленск Александровской железной дороги, приезд в Киев графини Брасовой - супруги бывшего великого князя Михаила Александровича.Среди текстовых материалов «Радиовестника» - полезная для жителей Мо- сквы социальная информация, в том числе подготовленная радиотелеграфным отделом РОСТА (объявление о местах продажи кофе, сообщение о количествен- ном производстве красной материи к празднику Великого Октября, о проведен- ной централизованной закупке махорки, напоминание о денежных вычетах за прогульные рабочие дни, сведение об отмене запрета на въезд в Чухлому Костром- ской губернии и Ярославль по северным дорогам). В заметке «Митинг женщин- работниц» открыто говорилось о содержании заданных докладчице Коллонтай на Даниловской мануфактуре в Замоскворечье вопросов в записках (не только о том, как достать молоко для детей, организовать общественные столовые, но и о судьбах пленных - супругов и родственников, а также о свободе брака и прости- туции).Безусловный журналистский интерес представляет последний материал но- мера «Радиовестника РОСТА» под названием «Веселящаяся Москва. В кафе “Бельгия”». В разоблачительном синтетическом жанре репортажа-фельетона идет открытый разговор неизвестного автора Российского телеграфного агентства, являвшегося непосредственным очевидцем происходившего, на понятном про- стому народу языке об увеселительных заведениях в городе:Душно, накурено; через облака табачного дыма в двух шагах ничего не видно. Тес- но составленные столики со всех сторон облеплены самой разношерстной публикой... Цены на все «божеские». Стакан кофе - 5 р. 75 к., пиво, ситро, лимонная и прочие безалкогольные напитки - 7 р. Про бифштексы, антрекоты и т.п. и говорить не при- ходится: каждый тощий кусочек мяса стоит рублей 30, но эти цены никого не смуща- ют. Посетители чувствуют себя, как рыба в воде... В этих кафе тратится за ночь по нескольку сотен рублей, и невольно зарождается вопрос, где берутся деньги, чтобы так щедро разбрасывать их на ветер.Подробности репортерского описания дают возможность аудитории вообра- зить место «события», выраженный назидательно-поучительный мотив повество- вания и умозаключений заставляет задуматься над проблемой нравственного по- ведения и сделать на сей счет «правильные» выводы.Архивная папка выпуска содержит важное для приемных радиотелеграфных станций организационное примечание: «Разосланную 20-го октября статью под заглавием “Деятельность оперативного отдела” необходимо не пускать в пе- чать, а задержать, не опубликовывая впредь до особого разрешения РОСТА», что свидетельствует не только о взаимодействии телеграфного агентства и местных станций, но и об очевидном наличии цензуры текстов радиотелеграфных сообще- ний.Истоки международного вещанияРадио в Советской России использовалось для информирования рабочих, кре- стьян и солдат о главных событиях не только в стране, но и за рубежом. По радио- телеграфу передавались сообщения и заявления, касавшиеся темы международ- ных отношений. Ходынская радиостанция как основной передающий центр со- вершала в этот период среднемесячный обмен радиотелеграммами в 220 тысяч слов [1. С. 23]. Оперативная связь с заграницей поддерживалась в дневные часы (в ночные - передавались новостные материалы центральных газет в провин- цию).С помощью радио в ситуации прекращения многих дипломатических отно- шений, закрытия посольств и отсутствия прямой проводной телеграфно-теле- фонной связи был возможен обмен официальными документами с другими стра- нами. Важным источником оперативной информации о событиях международной жизни для органов советской власти служили регулярные перехваты сообщений иностранных радиостанций. И полная изоляция страны от внешнего мира не произошла только благодаря радио.После переезда Советского правительства в марте 1918 г. в Москву управляю- щему делами Совнаркома РСФСР Н.П. Горбунову было поручено установить в Кремле аппараты, позволявшие говорить с Берлином, Лондоном и Парижем. Советское правительство, по мнению которого аккредитованные в СССР корре- спонденты буржуазных государств предоставляли мировой аудитории тенденци- озную информацию о стране, выражало особую заинтересованность в регулярном освещении за рубежом происходящих в стране событий нашими источниками. В отправлявшихся документах (заявлениях, предупреждениях и др.) подробно излагались и комментировались важнейшие факты и события, разъяснялась и отстаивалась политика советской России. Наркоминдел РСФСР по поручению высших партийных и государственных органов активно использовал радио не только как средство официальной международной связи, но и как инструмент массовой информации, публицистического воздействия, формирования обще- ственного мнения за рубежом.Ориентированность на аудиторию была изначально заложена в сообщениях«радиовестников»: в их содержании и форме, в их значимости для людей в Со- ветской России и зарубежных странах. «Так, радиограммы Народного комисса- риата иностранных дел РСФСР часто адресовались за рубеж определенному кру- гу должностных лиц и организаций. В то же время они печатались на страницах центральных и местных газет. Это означало, что вместе с непосредственным адре- сатом (например, министерством иностранных дел Германии), кому направлялись эти радиограммы, у них оказывалась гораздо более широкая аудитория - чита- тели газет» [11. С. 171-172].«Радиовестники» распространялись и на территории нашей страны, и готови- лись на нескольких языках для зарубежной аудитории. К примеру, из Средней Азии радиостанции вели передачи на английском и французском языках на стра- ны Среднего и Ближнего Востока. Так, на Афганистан транслировала англоязыч-ные радиопередачи, рассчитанные на образованную и состоятельную часть на- селения, Ташкентская радиостанция.Есть любопытное свидетельство одного из старейших советских журналистов, профессора ВГИКа Н.А. Лебедева, который осенью 1918 года лично занимался созданием передачи на заграницу. Редакция дважды в день вела подготовку спе- циального бюллетеня под названием «Радиовестник РОСТА» [9. С. 18].Среди событий, в которых можно рассмотреть начальные очертания истории отечественного радиовещания, - существовавшие в марте-августе 1919 г. «Радио- вестники» для Советской Венгрии. В данный период была проведена идея, кото- рую не удалось реализовать в ноябре 1918 г. в Германии. Это организация регу- лярной двусторонней международной радиосвязи. Ежедневная передача радио- телеграфных сообщений между Москвой (Ходынской радиостанцией) и Будапештом (Чепельской радиостанцией) явилась действенной формой связи и взаимопомощи двух стран. Правдивая информация о России распространялась в Западной Европе и во всем мире. После поражения Советской Венгрии воз- можность такой двусторонней радиосвязи была утрачена.Старт исследований в области радиотехникиШирокое использование радио как важного средства оперативной информа- ции, агитации и пропаганды способствовало решению вопроса о разработке его научных основ, об организации специального центра для планомерного изучения проблем создания материально-технической базы будущего массового радиове- щания, радиофикации страны.В нашем государстве серьезные научные изыскания в радиотехнической сфе- ре начались в годы Первой мировой войны. Так, при Тверской приемной радио- станции международных сношений группой талантливых специалистов-энтузи- астов во главе с М.А. Бонч-Бруевичем была создана внештатная радиолаборато- рия, где в 1916 году изготовили первую в России электронную лампу. Однако для проведения экспериментальных работ не хватало необходимых средств, спецобо- рудования, для конструирования радиоаппаратуры - материалов. В июне 1918 года решением Народного комиссариата почт и телеграфов лаборатория введена в штат, а в августе официально переведена в Нижний Новгород, где имелись более благоприятные условия для развития ее научно-исследовательской и производ- ственной деятельности, и получила название Нижегородской радиолаборатории. Ее организацию рассматривали в стране этапом на пути к созданию Государствен- ного радиотехнического института, целью которого должно было стать объеди- нение профильных учебных заведений и радиотехнической промышленности.В Нижегородской радиолаборатории - первом в мире государственном на- учно-исследовательском учреждении в области радио - был создан радиотеле- фонный передатчик. 1919 год - знаковый для радиовещания в стране: именно из Нижнего Новгорода 27 февраля в 10 ч 02 мин. и в 11 ч 08 мин. по среднеевро- пейскому времени вместо сигналов азбуки Морзе по радио прозвучали слова:«Алло, алло. Говорит Нижегородская радиолаборатория. Раз, два, три. Как слыш- но?»В ноябре 1919 года в отечественном эфире начали передавать радиотелефон- ные, т.е. вещательные передачи. В адрес лаборатории поступали телеграммы:«Слышали человеческий голос по радио. Объясните!» Экспериментальное рече- вое вещание зафиксировали в Москве, Петрограде и во многих других городах страны (на Урале, в Западной и Восточной Сибири). Люди удивленно восхища- лись тем, что на огромной дальности можно так ясно различить голос. Слова В.И. Ленина о «газете без бумаги и “без расстояний”, которая будет великим делом» [5. С. 130] стали прямым откликом на это событие и были сказаны позже, 5 февраля 1920 года, в письме научному руководителю Нижегородской радио- лаборатории М.А. Бонч-Бруевичу, подчеркивая важность создания технического коммуникационного средства. С этого времени начали проводиться опыты транс- ляции радиотелефонных (речевых) передач. Требовалось только подключить гром- коговорящее устройство к такому телефону - и звучащее слово, музыка откры- вали перспективу для дальнейшего развития радиожурналистики. Речь, первые попытки музыкального эфира создали предпосылки для расширения сферы де- ятельности радио как средства нового типа.Радиотелефонное строительство способствовало появлению качественно но- вой возможности радио - непосредственного обращения ко все более массовой аудитории, к каждому конкретному слушателю, что было исключено в условиях технической базы радиотелеграфа. Радио постепенно становилось самостоятель- ным СМИ, отличавшимся более оперативной подачей информации. Совпадая по некоторым социально-культурным и информационным функциям с печатной газетой, оно осознавалось природной сферой звука: «немая» действительность словно обрела «дар речи», эфир наполнился звучанием. Образное выражение В.В. Маяковского в поэме «Облако в штанах» - «Улица корчится безъязыкая - ей нечем кричать и разговаривать» [6. С. 11] - стало неактуальным.ЗаключениеИтак, фаза зарождения отечественной радиожурналистики началась в спец- ифических формах радиотелеграфа. Она проходила на пути от превращения радио из средства служебной связи в инструмент социального общения с обретением функций массовой пропаганды, агитации и организации населения до его фор- мирования в системе журналистики Советской России как ее особого вида с при- сущими возможностями отображения действительности в звучащем и слышимом слове, собственными выразительными средствами, формами и жанрами, спосо- бами контакта с аудиторией [10. С. 8].В теории профессора В.Н. Ружникова есть любопытное и, возможно, несколь- ко преувеличенное в своем сравнении размышление относительно истоков рос- сийской радиожурналистики: «В истории кино принято выделять период немого кино и период звукового кино. Но ведь и то, и другое - кино. И то, и другое - история кино. Никто, кажется, никогда не зачислял немое кино по низшему раз- ряду к предыстории кино. Радиотелеграфная пропаганда и журналистика - это в известном смысле немое кино; радиотелефонные передачи - говорящее радио. Между ними, конечно, немалая разница, и все-таки первые - тоже радиовеща-ние, тоже радиожурналистика» [8. С. 231-232]. Основная отличительная особен- ность радио все же - в звуковой форме. Переданные сигналами азбуки Морзе по радиотелеграфу сообщения достигали реальную аудиторию только в итоговом печатном виде - не звуковом. Да, звук, пришедший в кинематограф, изменил киноязык нового искусства, отразился на его эстетике, а звучащая речь на радио создала весомые предпосылки для расширения сферы его деятельности как сред- ства нового типа....«Радио становится духовным солнцем страны, великим чародеем и чарова- телем» [13. С. 185], - написал в почти пророческой статье «Радио будущего» русский поэт и мыслитель В. Хлебников. И только время показало, насколько верными эти слова были по своей сути.ПРИМЕЧАНИЯСтановление - процесс, главная черта которого состоит в том, что существование явле- ния уже начиналось, но еще не приобрело завершенной формы. С. есть единство бытия и небытия, возникновен

Olga Vladimirovna Tikhonova

Lomonosov Moscow State University

Author for correspondence.
Email: tihonovao@list.ru
Mokhovaya, 9, Moscow, Russia, 125009

  • Gurevich P.S., Ruzhnikov V.N. Sovetskoye radioveshchaniye [Soviet radio broadcasting]. Stranicy istorii [Pages of history]. M.: Iskusstvo [Moscow, Art Publishers], 1976. 382 p.
  • Decrety Sovetskoy vlasti. T. 3. [Soviet Decrees]. M.: Politizdat [Moscow, Central Committee of the Communist Party (CPSU) of the Soviet Union’s Publishing house of political press], 1964. 664 p.
  • Istoriya sovetskoy radiozhurnalistiki. Documenty. Texty. Vospominaniya [History of soviet radio journalism. Documents. Texts. Memoirs]. 1917—1945. M.: Izd­vo Mosk. un­ta [Moscow university press], 1991. 440 p.
  • Kuznetsov G.V. Pervyi vek radio: ot «morzyanki» do cifrovogo stereoveshchaniya [The first century of radio: from Morse code to digital stereo broadcasting]. Teleradioefir. Istoriya i sovremennost’ [TV and radio broadcasting. History and Nowadays]. M.: Aspect Press [Moscow, Aspect Press], 2005.
  • Lenin V.I. M.A. Bonch­Bruevichu [The letter to M.A. Bonch­Bruevich]. February 5th, 1920. Poln. sobr. soch. [Complete set of works]. T. 51 [Volume 51]. 573 p.
  • Mayakovsky V.V. Sochineniya v 2 t. [Set of works in 2 volumes] T. 2 [Volume 2]. M.: Pravda [Moscow, Pravda (The Truth) Publishing House], 1988. 768 p.
  • Osnovy radiozhurnalistiki [Basics of radio journalism]. Pod red. Eh.G. Bagirova, V.N. Ruzhnikova [Edited by Eh.G. Bagirov, V.N. Ruzhnikov]. M.: Izd­vo Mosk. un­ta [Moscow university press], 1984. 264 p.
  • Ruzhnikov V.N. Vnachale ne bylo… zvuchashchego slova (O nachal’nom periode sovetskoy radiozhurnalistiki) [In the beginning was not… the spoken word (The story about initial period of soviet radio journalism)]. Metodologicheskiye problemy izucheniya televideniya i radioveshchaniya [Methodological problems of studying TV and radio broadcasting]: Sb. statei [Digest of articles]. M: Izd­vo Mosk. un­ta [Moscow university press], 1981. 292 p.
  • Ruzhnikov V.N. Lekcii po istorii otechestvennogo radioveshchaniya 1895—2001 gg. [Lectures on history of Russian radio broadcasting 1895—2001]. M.: GITR [Moscow, Humanities Institute of TV and radio broadcasting Press], 2002. 204 p.
  • Ruzhnikov V.N. Stanovlenie sovetskoy radiozhurnalistiki. Nachalnyi period. 1917—1924 gg.: avtoref. diss. ... kand. filol. nauk [Formation of soviet radio journalism. Initial period. 1917—1924: the thesis Abstract on competition of a scientific degree of Candidate of Philology in the specialty: 10.01.10]. Mesto zashhity: Mosk. gos. universitet im. M.V. Lomonosova [Place of defense: Moscow State University. M.V. Lomonosov, Moscow, 1981]. 24 p.
  • Ruzhnikov V.N. Tak nachinalos’ [This is how it began]. Istoriko­teoreticheskiy ocherk sovetskogo radioveshchaniya [Historical­theoretical overview of soviet radio broadcasting]. 1917—1928. M.: Iskusstvo [Moscow, Art Publishers], 1987. 208 p.
  • Ruzhnikov V.N. «…Chtoby sie poshlo po radio na nemetczkom, franczuzskom i angliyskom yazykah»: stranizy istorii radioveshchaniya [“… For that this is to be broadcasted in German, French, and English”: history pages of radio broadcasting]. Televidenie i radioveshchanie [TV and radio broadcasting]. 1978. № 5. P. 5—8.
  • Khlebnikov V. Radio budushchego [Radio of the Future]. Krasnaya Nov [Red Virgin Soil monthly literary magazine]. 1927. № 8. P. 185.
  • Sherel’ A.A. Audiokul’tura XX veka: istoriya, esteticheskiye zakonomernosti, osobennosti vliyaniya na auditoriyu: ocherki [Audioculture of the 20th century: history, aesthetic trends, specificity of impact on the audience: feature articles]. M.: Progress­Tradiciya [Moscow, Progress Publishers], 2004. 576 p.

Views

Abstract - 180

PDF (Russian) - 273

PlumX


Copyright (c) 2017 Тихонова О.В.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.