N.N. TOLSTOY: TEENAGE YEARS IN MOSCOW HIGH SCHOOLS

Abstract


The article under consideration is dedicated to the students’ years of N.N. Tolstoy, the elder brother of L.N. Tolstoy. The novelty of the article is characterized by the fact that the unique archive papers dealing with N.N. Tolstoy and unknown to the general public have been introduced into scientific research for the first time. The materials dated to 1830-1840 found in Central Historical Archive of Moscow are of a special importance due to the fact that that period of the Tolstoys life turned out to be obscure because of the absence of any documentary or epistolary sources. Despite applying only to the life of N.N. Tolstoy they can be viewed as a perfect commentary to L.N. Tolstoy trilogy “Childhood. Adolescence.Youth”. Scientific value of the research before us appears to be the possibility for L. Tolstoy literary researchers to get acquainted with new materials related either to the life of N.N. Tolstoy or literary creation of L. Tolstoy. The documents published have been unknown to the writer’s biographers. Conclusion: the archives contain a lot of mysteries the revelation of which will contribute to the history of Russian literature.

Личность Л.Н. Толстого настолько разнообразна, сложна, не всегда понятна не только «внешнему наблюдателю», но и близким людям, что нередко биографы пропускали - умышленно или нечаянно - факты, не относящиеся непосред- ственно к писателю. Так, был обойден вниманием Н.Н. Толстой, старший брат писателя, умерший в молодости в 1860 г. Несмотря на то, что Л.Н. Толстой до конца своих дней любил и помнил его, говорил о нем: «Мой брат Николай умнее, гораздо умнее меня, и все, что я имею, я получил от него» [5. С. 406], - ученые- толстоведы не уделяли достаточного внимания жизни человека, оказавшего очень большое влияние на писателя, одной из граней которого была моральная под- держка младшего брата в самом начале его литературной деятельности. Будучи крайне скромным в жизни, скрывавший свои незаурядные интеллектуальные и нравственные качества от окружающих, Н.Н. Толстой и по сей день сокрыт от литературоведов, исследующих жизнь и творчество Л.Н. Толстого. Однако среди этой области незнания случаются исключения, которым и посвящена данная статья.В Университетском фонде Центрального исторического архива Москвы (1) есть Прошение Николая «О принятии в Студенты», где он писал: «Обучался в доме родителей наукам и языкам по гимназическому курсу» [3. Оп. 170, д. 141, л. 1]. Некоторые вещественные свидетельства обучения «в доме родителей» со- хранились в Отделе рукописей Государственного музея Л.Н. Толстого в Москве: это шесть небольших самодельных тетрадей из серых и голубых листов 1832- 1834 гг.: четыре - с упражнениями в немецком языке. Гувернером и учителем немецкого был саксонец Фридрих Рёссель, приехавший в Ясную Поляну летом 1829 г. Толстые его звали Федором Ивановичем. Он стал прототипом Карла Ива- новича Мауэра в повестях Л.Н. Толстого «Детство» и «Отрочество».28Белоусова Е.В. Н.Н. Толстой: Отрочество и юность в московских вузахВ повести «Детство», описывая урок немецкого языка, Л.Н. Толстой упоми- нает «тетради для писания под диктовку» [7. Т. 1(1). С. 22] и пишет, что старший брат его, «Володя учился порядочно» [7. Т. 1(1). С. 21]. Образ Володи Иртеньева не «списан» со старшего брата писателя, однако вся трилогия построена на авто- биографическом материале, и учебные тетради Николеньки Толстого появились на страницах «Детства». Письменные уроки своего питомца Николая Ф. Рёссель оценивал такими надписями: «Изрядно, но не чисто; порядочно, нехорошо; дур- но; нехорошо писано и без прилежания» [1. Ф. 54] и т.д. Проставлены даты, из которых следует, что с июня по октябрь 1832 г. немецким языком Николенька занимался три-четыре раза в неделю.Другие две тетради, датированные 1833-1834 гг., - это упражнения во фран- цузском и русском языках. Вероятнее всего, начальные предложения вверху каж- дой страницы написаны тетушкой Т.А. Ёргольской по типу прописей и далее повторены Николенькой. Это афоризмы с нравственной окраской. Запись, от- крывающая первую тетрадь: «Сильные и богатые люди должны отличаться от других тем, что они в состоянии делать более добра» [1. Ф. 54]. Вторая тетрадь начинается цитатой из Евангелия: «Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею: и искренняго твоего яко сам себя» (Мк.: 12, 30-31). На двух следующих страницах написано: «Жить не зависит от нас, а хорошо жить от нас зависит. Познания свои должно употреблять на истинную пользу и благо своих ближних и Отечества» [1. Ф. 54]. Французские предложения в переводе не- сут подобный нравоучительный смысл: «Самое ценное благо состоит в том, что- бы у родителей были послушные, благоразумные и прилежные дети» [1. Ф. 54]. Одновременно с упражнением во французском языке усваивается и поучение о бессребреничестве: «Делая что-нибудь, никогда не думайте о вознаграждении» [1. Ф. 54]. Следующие записи вкупе с названными явственно слагаются в педа- гогическую систему, напоминающую лествицу христианского воспитания: «Самая уважаемая победа - та, что одерживают над своими страстями»; «Даже великие добродетели теряют свое значение, если они без покрова скромности» [1. Ф. 54]. Уроки немецкого и французского языков с такой морально-духовной основой, предлагавшиеся детям Толстым, своими истоками имеют христианскую аскети- ку, положенную в основание веры и спасения через Церковь, Священное Писание и Священное Предание. Яснополянская библиотека, сохранившаяся в Доме-му- зее Л.Н. Толстого, содержит Четьи-минеи, Про´логи, Жития святых, изданные в начале XIX в. Это круг чтения родителей, тетушек и воспитательниц детей Толстых и их самих.В январе 1837 г. из Ясной Поляны в Москву приехала вся семья Толстых: ба- бушка П.Н. Толстая, отец, его сестра А.И. Остен-Сакен, Т.А. Ёргольская, гувернер Ф.И. Рёссель. Н.И. Толстой снял для семьи одноэтажный особняк Щербачёва на Плющихе. В это время, по словам биографа Л.Н. Толстого Н.Н. Гусева, «старшие мальчики... готовились к поступлению в университет» [2. С. 100]. «Наибольшее внимание уделялось учебным занятиям старшего из братьев, Николая, который через два года должен был поступать в университет» [2. С. 116]. «...Николенька, - писала Т.А. Ёргольская Ю.М. Огарёвой 14 октября 1837 г., - делает большие успе- хи во всех науках» [2. С. 116]. По мнению Н.Н. Гусева, слова Т.А. Ёргольской об29Вестник РУДН, серия Литературоведение. Журналистика, 2016, № 4успехах племянника подразумевали его подготовку к университету. Старший сын писателя С.Л. Толстой в своей книге «Мать и дед Л.Н. Толстого» [8] также писал, что свое образование Николай начал в университете. Эти авторитетные летопис- цы указывали на то, что Н.Н. Толстой поступил на математический факультет университета в 1839 г. Об этом же писали и все последующие авторы жизнеопи- саний Л.Н. Толстого, причем период жизни Н.Н. Толстого с 1833 по 1839 г. обхо- дили молчанием все биографы. Упоминаемое выше сообщение Н.Н. Гусева о том, что в 1837 г. до поступления Н.Н. Толстого в университет оставалось два года приходится признать ошибочным: на самом деле Николай не только был блестя- ще подготовлен к дальнейшей учебе, но уже был студентом университета. В пись- ме Т.А. Ёргольской, которое цитирует Н.Н. Гусев, речь идет не о подготовительных занятиях, а о его студенческих успехах.В ЦИАМ хранится фонд № 418 «Личные дела студентов Московского импе- раторского университета», где есть три упоминания о том, что в 1834-1837 гг., т.е. до поступления в университет, Н.Н. Толстой обучался в другом заведении. Прежде всего важно его собственное утверждение об этом. 12 июня 1837 г. в Про- шении, поданном на имя ректора Московского университета, он сообщал: «Родом я из дворян, от роду имею 14 лет, обучался в Лазаревском Институте восточных языков. Ныне же для большего усовершенствования себя в науках и языках желаю поступить в Императорский Московский Университет по Юридическому фа- культету, покорнейше прошу ваше Высокородие допустить к слушанию профес- сорских лекций. При сем имею честь предложить: 1. Копию с протокола Москов- ского Дворянского Депутатского собрания вместе с метрическим свидетельством от 19 июня 1830 г. за № 369-м; 2. Аттестат, выданный из Института восточных языков от 12 июня за № 98» [3. Оп. 107, д. 160, л. 1].«Армянское Лазаревых училище» - так вначале называлось учебное заведение в Армянском переулке, основанное в 1815 г. богатыми армянскими купцами Ова- несом и Овакимом Лазарянами и вскоре получившее большую известность бла- годаря высокому качеству образования, квалифицированным преподавателям, атмосфере радушия и уважения к ученикам всех сословий и наций. В 1827 году училище получило название «Лазаревский Институт восточных языков», но фак- тически до 1848 г. было лишь гимназией, где наряду с общеобразовательным кур- сом преподавались армянский, персидский, турецкий и арабский языки, которые изучали только избранные советом института и те из пансионеров, которые сами этого пожелали. В Москве этот институт стал единственным центром изучения восточных языков. Армянскому и турецкому обучались армяне, прочие же про- ходили лишь общегимназический курс. Назначение в 1828 г. А.Х. Бенкендорфа(2) на должность «главноначальствующего», усердно покровительствовавшего институту, способствовало его дальнейшему развитию и популярности. Общеоб- разовательные предметы в гимназии велись на русском языке. Обязательными были латынь и французский, немецкий - факультативно. В институт принима- ли мальчиков всех национальностей от 10 до 14 лет. Все поступившие делились на приходящих учеников, полупансионеров и тех, кто постоянно жил в институ- те - полных пансионеров.30Белоусова Е.В. Н.Н. Толстой: Отрочество и юность в московских вузахСкорее всего, Николай Толстой был «приходящим» учеником. Взаимопони- мание и уважение к культуре разных народов были неотъемлемыми элементами взаимоотношений учеников и учителей, и во время учебы Николай настолько проникся интересом к неведомому Кавказу, что это оказало влияние на дальней- ший выбор его жизненного пути.Часть документов Лазаревского института находится в ЦИАМ [2]. Поиск ин- тересующих нас сведений в описи № 2, где обозначены разные категории уча- щихся - студенты специальных классов института, ученики гимназических клас- сов и те, кто сдал экзамены на аттестат зрелости [2. Оп. 2], - успехом не увенчал- ся: ни в одной части Н.Н. Толстой не записан. Тем не менее благодаря косвенным упоминаниям, встречающимся в архивных личных документах Н.Н. Толстого периода учебы в Московском университете, удалось установить время его обуче- ния в институте братьев Лазарянов.Вместе с упоминавшимся выше Прошением о принятии в университет Н.Н. Толстой подал Свидетельство, т.е. аттестат с прежнего места учебы, в кото- ром было написано, что «он с 1834 по 1837 год обучался в Московском Лазаревых Институте Восточных Языков: Закону Божию, Географии, Истории, Статистике Российской и Всеобщей - весьма хорошо; Логике, Риторике, Пиитике - от- лично; Арифметике, Алгебре, Геометрии и Физике довольно хорошо; языкам: Латинскому - хорошо; Немецкому и Французскому - отлично; за таковые успе- хи и хорошее поведение награжден был золотыми петлицами на воротник мун- дира» [3. Оп. 170, д. 48, л. 7].Принятый в 1835 г. «Общий устав Императорских Российских университетов» гарантировал целый ряд привилегий и «не ставил искусственных дополнительных преград для поступления в университет. Любой юноша, окончивший полный гимназический курс, допускался к “предварительным испытаниям”. Его успехи в гимназии учитывались при предоставлении льгот на вступительных экзаменах: “одобрительные свидетельства” об окончании гимназического курса могли из- бавить молодого человека от необходимости прохождения экзаменационных ис- пытаний» [4. С. 15]. Наличие таких «одобрительных свидетельств» в виде «золо- тых петлиц на воротник мундира» служило надежной гарантией для поступления в университет без экзаменов. На такую привилегию указал Н. Толстой в «Про- шении»: «Допустить к слушанию профессорских лекций» [3. Оп. 107, д. 160, л. 1].Факт обучения Н.Н. Толстого на юридическом факультете был обойден мол- чанием всеми биографами Л.Н. Толстого. Без их внимания остались два года жиз- ни, круга интересов, знакомств, новых друзей Н.Н. Толстого, среди которых было немало незаурядных личностей: он встречался с теми, кто уже играл большую роль в научной и культурной жизни России, другие же его университетские дру- зья только обещали прославиться в будущем; в стенах Alma Mater Николай за- вязывал знакомства со студентами, которые впоследствии войдут в круг друзей и корреспондентов его младшего брата.Ректором университета в 1837-1842 гг. был доктор философии и изящных искусств профессор Михаил Трофимович Каченовский, историк, переводчик,литературный критик и издатель. Гораздо бол´ьшую известность, но не такую слав-ную, как его энциклопедические знания и широкое поле деятельности, ему при-31Вестник РУДН, серия Литературоведение. Журналистика, 2016, № 4несли едкие эпиграммы на него А.С. Грибоедова, И.И. Дмитриева, П.А. Вязем- ского, А.С. Пушкина, Ф.И. Тютчева за его борьбу с обществом «Арзамас», на- падки на Н.М. Карамзина и консервативные взгляды на русскую культуру. В университете М.Т. Каченовский преподавал риторику, археологию, историю, статистику, географию и этнографию. Его деятельность в качестве редактора в 1815-1830 гг. «Вестника Европы» привлекла внимание Л.Н. Толстого в период работы над романом «Декабристы» в 1856 г., и на одной из черновых рукописей писатель оставил заметку: «Вестник Европы 25 года. Качен[овский]» [6. Т. 17. С. 462].На выбор Н.Н. Толстым будущей специальности юриста могли повлиять мно- гие факторы. Одним из ведущих направлений Лазаревского Института, к кото- рому готовили его студентов, начиная с гимназических курсов, была юридическая и дипломатическая службы. Еще свежа была память о гибели в Тегеране А.С. Гри- боедова, перед Отечественной войной 1812 г. слушавшего лекции этико-полити- ческого отделения Московского университета, как в то время назывался юриди- ческий факультет. Институт, в котором преимущественно учились дети многона- ционального Кавказа, не мог обходить стороной вопросы геополитического характера, проблемы кавказско-русских взаимоотношений, особенно обострив- шихся с 1818 г., когда наместником на Северный Кавказ был прислан А.П. Ер- молов.Н.Н. Толстой поступал в университет в период кардинальных реформ, проис- ходивших в сфере высшего образования. Согласно Уставу 1835 г. преподавание правоведения было приведено в строгую систему, обеспечивавшую подготовку высококвалифицированных кадров для дипломатического и военного служения на благо России.Радость поступления в университет омрачилась большим горем: 21 июня 1837 г. в Туле скончался от инсульта Н.И. Толстой. Это случилось в день рождения Ни- колая, которому исполнилось 14 лет. С кончиной сорокадвухлетнего отца пятеро его детей остались сиротами (3).Учеба Н.Н. Толстого на юридическом факультете представлена двумя доку- ментами, обозначающими начало и конец этого периода его жизни: Прошением о принятии в число студентов от 12 июня 1837 г. и Свидетельством от 12 июня 1839 г., которое было ему выдано в ответ на его второе Прошение, - на этот раз об отчислении. В Свидетельстве написано: «11 августа 1837 г. принят в сей Уни- верситет по экзамену Студентом. Слушал лекции Юридического Факультета первого курса и в продолжение 1837-1838 академического года оказал успехи: в Богословии и Латинском языке - средственные, в Логике, Немецком языке и Древней истории - хорошие, в Русской словесности и Римских древностях - отличные, в Энциклопедии Законоведения и Российских государственных Законах - слабые и оставлен на том же курсе; поведения он был хорошего. А ныне согласно прошению его уволен из ведомства Университета» [3. Оп. 170, д. 48. л. 7-7 об.].За словами документа «слушал лекции...» кроются незаурядные личности, ко- торые эти лекции читали.32Белоусова Е.В. Н.Н. Толстой: Отрочество и юность в московских вузахВ сентябре 1835 г. министр народного просвещения граф С.С. Уваров назначил преподавателями на юридический факультет докторов законоведения С.И. Бар- шева, Н.И. Крылова и П.Г. Редкина, прошедших подготовку под руководством основателя отечественной юридической науки М.М. Сперанского и в Берлинском университете, где будущим правоведам читали лекции ученики Гегеля. Эти про- фессора не ограничивались только преподавательской деятельностью; они внес- ли существенный вклад в отечественную юриспруденцию и педагогику, были издателями юридических, литературных и педагогических журналов; создали ряд учебников по правоведению.Курс энциклопедии законоведения читал П.Г. Редкин, курс Римских древно- стей - Н.И. Крылов; лекции по российскому законодательству читал Ф.Л. Мо- рошкин, один из старейших профессоров, страстный поклонник Монтескье, трактат которого «Дух законов» повлиял на его решение стать юристом. В 1830- 1850-е годы его труды печатались в журналах «Телескоп», «Москвитянин», в «Уче- ных записках Московского университета».На юридическом факультете Н.Н. Толстой мог познакомиться со студентом К.Д. Кавелиным, учившимся там в 1835-1839 гг. Впоследствии он стал известным публицистом, историком, философом и общественным деятелем, оказавшим в середине 1850-х гг. сильное влияние на Л.Н. Толстого своими передовыми взгля- дами на отмену крепостного права.Студентами юридического факультета в 1838-1842 гг. были Ап. Григорьев, а в 1838-1844 гг. - Я.П. Полонский. В 1839-1855 годы в университете работал про- фессор всеобщей истории, идеолог западничества Т.Н. Грановский. Его публич- ные лекции и диспуты собирали в стенах университета всю московскую интел- лигенцию 1840-х гг.Необходимо упомянуть фамилии еще двух современников Н.Н. Толстого, с которыми он познакомился в то время: знаменитый историк, издатель, критик, профессор М.П. Погодин в 1826-1844 гг. читал в университете курс русской исто- рии, а другой будущий историк - С.М. Соловьев в 1838-1842 гг. учился на исто- рико-филологическом отделении философского факультета. Братьев Толстых «с семьей известного историка связывали тесные отношения» [3. С. 466].29 мая 1839 г. Н.Н. Толстой написал «В правление Императорского Москов- ского Университета Прошение»: «По домашним обстоятельствам я не могу про- должать учение в Московском Университете и покорнейше прошу Правление Университета уволить меня из числа Студентов с надлежащим Свидетельством о моем учении и выдачею подлинных моих документов» [3. Оп. 170, д. 48, л. 1]. В Журнале правления в тот же день было записано: «Прошение Студента Юри- дического факультета 1-го курса Графа Николая Толстого от 29 мая об увольнении его из Университета с Свидетельством и с возвращением документов. По собран- ным сведениям оказалось, что к увольнению студента Графа Толстого препятствий нет, поведения он был хорошего и книг, принадлежащих библиотекам универси- тетской и двум студенческим у себя не имеет» [3. Оп. 170, д. 48. л. 6]. Через две недели, 12 июня 1839 г. он получил Свидетельство с подробной росписью всей его гимназической и студенческой жизни: «По Указу Его Императорского Вели- чества, из правления Императорского Московского Университета, Графу Нико-33Вестник РУДН, серия Литературоведение. Журналистика, 2016, № 4лаю Толстому в том, что он с 1834 по 1837 год обучался в Московском Лазоревых Институте Восточных Языков: Закону Божию, Географии, Истории, Статистике Российской и Всеобщей - весьма хорошо; - Логике, Риторике, Пиитике от- лично; Арифметике, Алгебре, Геометрии и Физике довольно хорошо; языкам: Латинскому - хорошо; Немецкому и Французскому - отлично, за таковые успе- хи и хорошее поведение награжден был золотыми петлицами на воротник мун- дира. 11 августа 1837 года принят в сей Университет по экзамену Студентом, слу- шал лекции Юридического Факультета первого курса и в продолжение 1837-1838 академического года оказал успехи: в Богословии и Латинском языке - сред- ственные; в Логике, Немецком языке и Древней истории хорошие; в Русской словесности и Римских древностях - отличные; в Энциклопедии Законоведения и Российских Государственных Законах - слабые и оставлен на том же курсе; поведения он был хорошего. А ныне согласно прошению его уволен из ведомства Университета, с возвращением копии с протокола Московского Дворянского Депутатского Собрания от 19 июня 1830 года за № 369, о Дворянском происхож- дении его. И как он Граф Толстой полного курса не окончил, то никакими пре- имуществами, Высочайше дарованными окончившим курс учения Университет- ского, пользоваться не может» [3. Оп. 170, д. 48, л. 7-7 об.].«Домашних обстоятельств», ставших причиной выхода из университета, было несколько. 25 мая 1838 г. умерла бабушка П.Н. Толстая, и это повлекло «за собой кардинальную перемену в жизни семьи Толстых. При бабушке казалось невоз- можным изменить тот уклад барской жизни на широкую ногу, к которому она привыкла и расстаться с которым было бы ей очень трудно. Между тем беспо- мощные в практической жизни тетушки давно уже видели, что московская жизнь, как она была поставлена при Николае Ильиче, требовала таких расходов, которые им были не по средствам» [2. С. 128]. Было решено, что младшие дети с Т.А. Ёр- гольской вернутся в Ясную Поляну, а старшие с А.И. Остен-Сакен останутся в Москве. Возможно, Николай решил уйти из университета, чтобы сократить рас- ходы. Помимо этого, основные предметы выбранной специальности не вызыва- ли у Николая должного интереса и старания, результатом чего явилось распоря- жение о повторном прохождении им программы первого курса, и он принял ре- шение оставить университет.9 июля 1838 г. младшие дети Толстые вернулись в Ясную Поляну, а Н.Н. Тол- стой, оставшийся в Москве, «усердно и успешно готовился к поступлению в уни- верситет. Все учителя были им довольны. К прежним учителям теперь прибави- лись еще два учителя: физики и верховой езды» [2. С. 654], - писал Н.Н. Гусев, ошибочно считая этот период началом студенческой жизни Николая. Видимо, А.И. Остен-Сакен убедила Николая продолжать учебу. В рассказе о событиях того времени, т.е. конца 1838 - начала 1839 г., Н.Н. Гусев цитирует письма А.И. Остен- Сакен к Т.А. Ёргольской, в которых она сообщает о том, что Николай стал «таким ласковым, таким мягким», «чего никто не мог ожидать». «Когда ты его увидишь, - писала А.И. Остен-Сакен, - ты будешь поражена той переменой, которая в нем произошла: он имеет вид благоразумного молодого человека» [2. С. 654]. Эти строки наводят на предположение о том, что какие-то черты характера и поступ- ки племянника тревожили тетушку. В повести «Отрочество» рассказано о том,34Белоусова Е.В. Н.Н. Толстой: Отрочество и юность в московских вузахчто старший брат Николеньки Володя Иртеньев в университете заводит дружбу с адъютантом Дубковым. «Он был один из тех ограниченных людей, которые особенно приятны именно своей ограниченностью, которые не в состоянии ви- деть предметы с различных сторон» [7. Т. 1 (1). С. 146], - таким был этот друг, под влиянием которого Володя начал играть в карты и предаваться всем остальным признакам «порядочности (comme il faut), очень высоко ценимой в эти года» [7. Т. 1 (1). С. 146]. Присутствие в трилогии автобиографических моментов наводит на предположение, что так было на самом деле в случае с Николаем на юридиче- ском факультете, что сильно подорвало его прилежание и что в конечном итоге могло стать причиной прекращения учебы.«Усидчивые занятия изменили к лучшему характер Н.Н. Толстого... В феврале 1839 года Н.Н. Толстому был сделан на дому пробный экзамен “Присутствовали почти все родные и преподаватели университета, экзаменовавшие очень стро- го”, - писала 6 марта Александра Ильинична Татьяне Александровне. - Нико- ленька удивил всех: я боялась его чрезмерной скромности, но он совершенно не смущался и прекрасно справился с делом» [2. С. 654]. Этот домашний экзамен по математике появился на страницах «Отрочества»: «Володя на днях поступает в университет, учители уже ходят к нему отдельно, и я с завистью и невольным уважением слушаю, как он, бойко постукивая мелом о черную доску, толкует о функциях, синусах, координатах и т.п., которые кажутся мне выражениями не- досягаемой премудрости. Но вот в одно воскресенье, после обеда, в комнате ба- бушки собираются все учители, два профессора и в присутствии папа и некоторых гостей делают репетицию университетского экзамена, в котором Володя, к вели- кой радости бабушки, выказывает необыкновенные познания» [7. Т. 1 (1). С. 139].18 июля 1839 г. Н.Н. Толстой написал Прошение: «Родом я из дворян, от роду имею 16 лет, обучался в доме родителей наукам и языкам по гимназическому курсу; ныне имея желание продолжить учение в Императорском Московском Университете по 2-му Отделению Философского Факультета [(4)] покорнейше прошу Ваше Высокородие допустить меня к установленному испытанию на зва- ние студента» [3. Оп. 170, д. 141, л. 1].Н.Н. Толстой поступил на математическое отделение в то время, когда препо- давание математики в университете было поднято на уровень ведущих вузов Ев- ропы благодаря стараниям и таланту профессоров Н.Е. Зернова и Н.Д. Брашма- на. Их учеником был великий русский математик П.Л. Чебышев, выпускник 1841 г.«Н.Н. Толстой в 1840 году успешно перешел с первого курса... на второй и в 1841 году со второго курса на третий. Образ жизни он вел очень скромный и зам- кнутый: не участвовал в студенческих кутежах, мало бывал в обществе, очень редко появлялся на балах» [2. С. 148], - так биограф Л.Н. Толстого Н.Н. Гусев характеризовал образ жизни Н.Н. Толстого тех лет. Однако третьего курса не было; об этом речь пойдет ниже.Летом 1841 г. А.И. Остен-Сакен поехала в Оптину Пустынь. Почувствовав себя плохо, она «вызвала к себе Татьяну Александровну, которая и приехала к ней вместе с племянником Николаем Николаевичем и племянницей Машенькой» [2. С. 152]. 30 августа 1841 г. она скончалась и была похоронена на территории мо- настыря за алтарем Введенского собора.35Вестник РУДН, серия Литературоведение. Журналистика, 2016, № 4После кончины тетушки-опекунши А.И. Остен-Сакен в судьбе детей Толстых произошли очередные изменения. «12 сентября 1841 года Н.Н. Толстой обратил- ся к мужу своей тетки Владимиру Ивановичу Юшкову с письмом, в котором, извещая его о смерти тетушки, писал... “Мы просим все нашу тетеньку, я, мои братья и моя сестра, не покидать нас в нашем горе, взять на себя опекунство. Вы должны себе представить, дядюшка, весь ужас нашего положения. Ради Бога, дядюшка, не отказывайте нам, мы просим Вас ради Бога и покойной. Вы и те- тенька единственная наша опора на земле”» [2. С. 154]. П.И. Юшкова, жившая в Казани, согласилась взять на себя опекунство, и все дети Толстые должны были ехать к ней.15 ноября 1841 г. Н.Н. Толстой написал в Правление Университета: «Студент 2-го отделения Философского факультета 2-го курса Граф Николая Толстого Про- шение. По встретившимся обстоятельствам и делу об отправке в город Казань и желая продолжать науки в тамошнем Университете покорнейше прошу уволить меня из числа Студентов Московского Университета и выдать мне свидетельство об учении и документы» [3. Оп. 172, д. 221, л. 1]. 27 ноября ему было выдано Сви- детельство «в том, что он 31 августа 1839 г. принят в сей Университет по экзамену в число студентов 2-го отделения Философского факультета, где в 1839-1840 академическом году слушал лекции 1-го курса и оказал успехи: в Богословии хорошие, во Французском языке и Физике отличные, в Астрономии и Чистой Математике очень хорошие и переведен был на 2-й курс, где в 1840-1841 акаде- мическом году оказал успехи: в Чистой математике слабые, Физической геогра- фии и Зоологии очень хорошие, в Химии и Ботанике хорошие; из Прикладной же математики не экзаменовался и оставлен на том же 2-м курсе; поведения он был хорошего. А ныне согласно прошению его, уволен из ведомства сего Уни- верситета для поступления в Казанский Университет» (5) [3. оп. 172, д. 221, л. 6].Итак, осенью 1841 г. Н.Н. Толстой покидает второй курс математического от- деления Московского университета. В ноябре того года Толстые переехали в Ка- зань к своей опекунше П.И. Юшковой. Н.Н. Толстой вскоре продолжил обучение на втором курсе математического отделения философского факультета Казан- ского университета [1. С. 48-50].ПРИМЕЧАНИЯВ дальнейшем будет именоваться сокращенно: ЦИАМ.А.Х. Бенкендорф - генерал от инфантерии, участник Отечественной войны 1812 г., крупный государственный деятель эпохи царствования Николая I. В 1826 г был назначен Императором на должности шефа жандармов и главного начальника Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, которые исполнял до своей кончины в 1844 г.М.Н. Толстая (урожденная княжна Волконская), мать Николая Сергея, Дмитрия, Льва и Марии, скончалась 7 августа 1830 г. в возрасте сорока лет.По «Уставу Императорских Российских университетов» 1835 г. философский факультет подразделялся на два отделения: историко-филологическое с кафедрой философии и физико-математическое.Прошение было подписано деканом Д.М. Перевощиковым и проректором А.А. Альфонским.Доктор медицины, хирург А.А. Альфонский до прихода в университет в 1823 г. служил36Белоусова Е.В. Н.Н. Толстой: Отрочество и юность в московских вузахвместе с отцом Ф.М. Достоевского ординатором в Мариинской больнице для бедных. Он упоминается писателем в черновиках романов «Житие великого грешника» и «Бесы». В 1847-1848 и в 1850-1863 гг. он был ректором университета.ИСТОЧНИКИОР ГМТ. Ф. 54. Архив Н.Н. Толстого.ЦИАМ. Ф. 213. Оп. 2. Лазаревский Институт восточных языков.ЦИАМ. Ф. 418. Личные дела студентов Московского Императорского университета.

E V Belousova

The State Memorial and Natural Preserve «Leo Tolstoy museum-estate “Yasnaya Polyana”»

post office Yasnaya Polyana, Schekino district, Tula region, Russia, 301214

Views

Abstract - 70

PDF (Russian) - 80


Copyright (c) 2016 Белоусова Е.В.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.