REVIEW of T.V. Dubrovskaya, E.K. Reva, E.A. Kozhemyakin, Ya.F. Yaroslavtseva, D.V. Arekhina (2017). Political, legal and mass media discourse in terms of discursive construction of Russia’s international and interethnic relations. Moscow: Flinta: Nauka Publ, 248 pp. (In Russ.)

Cover Page

Abstract


-


Современная общественно-политическая ситуация, которая характеризуется непростыми межнациональными отношениями как внутри страны, так и во всем мире, диктует необходимость пристального изучения механизмов их формирования и регулирования. Проблема межнациональных отношений приобретает новое звучание и особенно актуальна в условиях новых рисков и угроз. Рецензируемая коллективная монография, выполненная в конструктивистском ключе с опорой на критический дискурс-анализ и другие методологические базы, предлагает междисциплинарный взгляд на проблему межнациональных отношений. Междисциплинарный подход становится неотъемлемой характеристикой современной научной парадигмы: в последнее время целый ряд работ придерживается данного подхода для более полного и многомерного моделирования изучаемого феномена (Толерантность как культурная, политическая, лингвистическая проблема 2017; Дискурсы власти 2015; Новгородское медиаполе: опыты лингвистических исследований 2015 и др.). Именно междисциплинарный характер выполненного исследования позволяет связать воедино социальный контекст (его историческую и современную составляющие) и дискурсивные практики, выработать лингвистический инструментарий и отследить медийные трансформации, расшифровать механизмы конструирования межнациональных отношений и представить их двустороннюю репрезентацию (взгляд изнутри и извне) на разнообразном языковом материале. Поиски новых научных подходов к разрешению поставленной проблемы неизменно сталкиваются с риском конфликта понятийного аппарата различных наук, однако авторам монографии удалось избежать дисбаланса и привести к единому знаменателю достижения социологии, политологии, права, лингвистики и философии. Во введении Т.В. Дубровская подчеркивает социальный и собственно научный аспекты исследования (с. 5): первый непосредственно связан с внутренней и внешней политикой России, возникновением стереотипов о России и странах Запада, формированием определенного восприятия действительности, тогда как последний ставит во главу угла изучение дискурсивных практик и отводит важнейшую роль языку как «мощному инструменту власти» (с. 7). Коллективная монография состоит из введения и четырех глав. Одновременно глубокий и в то же время прозрачный исследовательский подход сочетает в себе весомые теоретические изыскания с практической методологией. Авторы монографии впервые подвергают систематизации и обобщению богатый теоретический и эмпирический материал, накопленный в рамках критического дискурс-анализа и социального конструктивизма. Предлагая конструкционистский подход к межнациональным отношениям, исследователи подчеркивают определяющую роль дискурсивных практик: межнациональные отношения рассматриваются как дискурсивный конструкт (с. 11). В исходной главе «Межнациональные и межэтнические отношения в контексте конструкционистско-дискурсивной парадигмы» особое внимание уделено трем аспектам: категории нации и этноса, концепту межнациональных отношений и микро- и макроподходам к межнациональным отношениям. Погружая в контекст исследований, связанных с развитием теорий нации и этнических идентичностей (примордиализма, инструментализма), Е.А. Кожемякин и Т.В. Дубровская обосновывают эволюционную необходимость обращения к конструктивистской парадигме интерпретации данных категорий; рассматривают нацию и межнациональные отношения как социальные конструкты (при этом нация «представляет собой некоторый «идеальный тип» (М. Вебер), цель, комплекс представлений индивидов о себе» (с. 16)) и ставят в центр исследования «анализ дискурса как условия и инструментария „производства“ нации, национальных отношений, этничности, и соответствующих механизмов идентификации» (с. 16). В ряде исследований отмечается, что до недавнего времени национальная идентичность воспринималась как данность, однако в последнее десятилетие эта проблема вышла на первый план. Миграционные процессы, глобализация, рост мультикультурализма породили новую реальность (Дубровская 2015; Харламова 2016). Следует отметить, что «все современные государства в той или иной мере проводят «политику идентичности», направленную на интеграцию стоящих за ними сообществ, на поощрение солидарности, формирование определенного представления о «Нас», опирающегося на те или иные интерпретации истории и культуры, и т.п. (Малинова 2010: 3), поэтому выявление механизмов конструирования межнациональных и межэтнических отношений является чрезвычайно актуальным. Основные положения первой главы закладывают прочный фундамент для трех последующих глав. Если в исходной части сформулированы основные теоретические положения исследования, предлагается инструментарий и модели анализа, то каждая последующая глава сфокусирована на отдельном виде дискурса и его роли в моделировании межнациональных отношений. При этом оправданным является выбор трех дискурсов - юридического, политического и массмедийного. Данные виды дискурсов тесно взаимодействуют друг с другом в процессе конструирования межнациональных отношений, перетекая из одного в другой. Авторы монографии умело демонстрируют взаимодействие всех трех типов дискурса и их подчиненность единой цели - конструированию межнациональных отношений. В этом симбиозе прослеживается установочная функция юридического дискурса как источника законодательных актов и стратегических документов государственной важности и политического дискурса как своеобразной дискурсивной площадки для формирования ценностей в межнациональной сфере, тогда как дискурс масс-медиа отвечает за ретрансляцию и интерпретацию их основных положений и ценностных ориентиров. Особый интерес вызывает собранный в ходе исследования материал - корпус текстов на русском и английском языках в области межнациональных отношений, который представляет ценность как для практиков, работающих в данной сфере, так и для дальнейшего развития новых теорий и концепций. Корпусы охватывают тексты устных выступлений официальных представителей внешнеполитических ведомств России и США, документы, регулирующие внутригосударственные межнациональные отношения (Конституция РФ, Конституция США, Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 г.) и регламентирующие миграционные процессы (Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», американский «Акт об иммиграции и гражданстве), публикации сайтов, российских печатных и электронных изданий («Известия», «Российская газета», «Огонек», «Вокруг света» и др.), которые ретранслируют положения внешнеполитического и юридического дискурсов и задают определенный характер дискурсивного конструирования межнациональных отношений. Весь этот обширный материал, который ранее не подвергался комплексному анализу в данном ключе, помогает воссоздать конструируемую действительность в изучаемой сфере. Для получения многогранного описания исследуемого феномена во второй и третьей главах, посвященных концептуализации межнациональных отношений во внешнеполитическом и юридическом дискурсах, авторы используют для анализа триаду «акторы - репрезентации - средства создания репрезентаций (семантические компоненты оппозиции / прагматические стратегии / топосы)». Вторая глава опирается на исследование внешнеполитического дискурса, который рассматривается как разновидность политического дискурса (с. 30). Для более полного понимания механизмов конструирования межнациональных отношений предлагается целый спектр характеристик внешнеполитического дискурса, а именно его функции (в качестве основной функции выделяется борьба за власть между политическими акторами на политической арене), коммуниканты (официальные представители внешнеполитических ведомств; в качестве адресанта может выступать в том числе массовая аудитория), семантические оппозиции и конструкты (особое внимание уделяется оппозиции «сила - слабость» в конструировании межнациональных отношений в российском и американском внешнеполитическом дискурсе (раздел 2.3) и конструкту «Запад» в российском внешнеполитическом дискурсе (раздел 2.4)), жанры (анализ проводится на базе устных публичных жанров) и языковые средства (семантические компоненты категории «сила - слабость» и прагматические стратегии). Привлекают внимание разделы 2.3 и 2.4, в которых изучаются семантические оппозиции и конструкты российского и американского внешнеполитического дискурсов, не получившие ранее освещения в дискурсивных исследованиях. Семантическая оппозиция «сила - слабость» приравнивается авторами к основным базовым оппозициям внешнеполитического дискурса, наряду с оппозицией «свой - чужой». Признавая достижения лексической семантики, прагматики и когнитивной лингвистики, авторы видят значительный потенциал в применении семантико-прагматического подхода, в рамках которого рассматривают семантику широко (вслед за Ю.С. Степановым) как «все содержание, информация, передаваемые языком или какой-либо единицей» (с. 45). Авторы убедительно доказывают влияние социального контекста, а именно проводимой Россией и США внешней политики различной направленности, на взаимоотношения этих акторов на международной арене и на дискурсивные практики, осуществляемые официальными представителями этих стран. Кроме того, авторы предлагают собственную методологию выделения семантических компонентов категории «сила - слабость», конструирующих репрезентации России и США. При этом они выходят за рамки традиционного анализа словарных дефиниций соответствующих лексем и предлагают свое оригинальное видение механизма анализа, выделяя три основные группы семантических компонентов категории «сила» на материале русского и английского языков: качества, присущие актору, способы поведения по отношению к другим акторам и последствия действий актора (с. 49). Несомненный интерес представляют результаты проведенного анализа: репрезентация российско-американских отношений в изучаемом дискурсе базируется «на противопоставлении двух сильных акторов, каждый из которых получает положительный аксиологический заряд в контексте самопрезентаций и отрицательный аксиологический заряд в контексте репрезентаций актором-оппонентом» (с. 79), тогда как категория «слабость», как правило, не получает эксплицитного выражения. В данном случае речь идет о парадоксальности данной категории, так как слабость актора-оппонента конструируется сквозь призму силы - силы деструктивной. Таким образом, можно говорить о том, что во внешнеполитическом дискурсе фактически порождается такая оппозиция, как «созидательная сила vs. деструктивная сила». Данная методика анализа позволяет наглядно представить создаваемые конструкты и механизмы их формирования. Для моделирования конструкта «Запад» авторы прибегают к трем стратегиям - оценки, эмоционализации и прогноза - в двух аксиологически противоположных вариантах (с отрицательным и положительным зарядом). Исследователи размышляют над изменчивостью и гибкостью создаваемых дискурсивных конструктов в зависимости от политического контекста и стратегических установок автора и находят подтверждение этому на примере конструкта «Запад», который может обладать и положительным, и отрицательным аксиологическим зарядом, а также варьироваться с точки зрения набора акторов и приобретать новые характеристики. В фокусе внимания третьей главы находится юридический дискурс, который не был ранее достаточного изучен в рамках социально-конструктивистской парадигмы, однако именно «право выполняет функцию поддержки существующего порядка и приводит общественное устройство в соответствие с определенными политическими ценностями и идеалами» (с. 103). Перспективным является поиск универсальных и национально-специфических особенностей межнациональных отношений путем сопоставительного анализа законодательных документов России и США. В этом заключается еще и просветительская функция проведенного исследования. Одной из важных авторских находок, представленных в данной части исследования, является изучение межнациональных отношений сквозь призму триады «акторы - репрезентации - топосы». Т.В. Дубровская проводит тщательный анализ существующей терминологии и четко формулирует свое понимание терминологического аппарата. В частности, вводится понятие «топосы межнациональных отношений», которое интерпретируются как «смысловые доминанты, получающие вербальное выражение в тексте и способствующие созданию таких репрезентаций действительности и межнациональных отношений, которые соответствуют стратегическим коммуникативным задачам автора, обезличенного законодателя» (с. 107), при этом топосы облекаются в форму условных постулатов (вслед за М. Рейзигл и Р. Водак). Анализ топоса народного единства, топоса равноправия и топоса верховенства международного права позволил автору данной главы выявить значительные различия и несовпадающие акценты в дискурсивном конструировании внутригосударственных межнациональных отношений России и США, в частности закрытый характер американского законодательства и открытый характер российского по отношению к международному праву (с. 115). Разнонаправленные тенденции высвечиваются и в дискурсе миграции, в силу особенностей исторического и культурного развития двух стран, при этом меняется набор доминантных топосов - доминантными становятся топосы равноправия, гуманизма и национальной безопасности. Кроме того, авторы отмечают иерархичность и определенную специфику акторов как для конструирования внутренних, так и внешних межнациональных отношений. Особого внимания заслуживают параграфы 2.5 и 3.4, посвященные ретрансляции внешнеполитического и юридического дискурсов в СМИ. Следует отметить, что проблема массмедийных интерпретаций и формирования особой реальности является одной из центральных проблем современной лингвистики. Так, исследователи Сибирского федерального университета предлагают ввести новый термин «лингвистика информационно-психологической войны» и отмечают необходимость «нейтрализации информационно-психологического воздействия» (Лингвистика информационно-психологической войны 2017: 6), целью которого является разрушение национального сознания и традиций народа. Кроме того, целый ряд исследователей подчеркивают тенденцию к манипулированию сознанием адресата, мифологизации конструируемой реальности, подмене объективной реальности медийной, виртуальной реальностью и определенному форматированию сознания (Вражнова 2015; Озюменко 2017; Садуов 2008; Харламова 2016). Одним из важных достижений авторов является разработка модели анализа медийных репрезентаций, которая включает в себя анализ репрезентаций хронотопа и заголовков статей, выявление типов акторов, дискурсивных способов их конфигурации и частных характеристик медийных репрезентаций. Данная модель становится основой для описания межнациональных отношений в массмедийной реальности, целью которой является не столько отражение реальных фактов, сколько конструирование социальной значимости события в контексте общественно-политической ситуации и под влиянием идеологических установок (с. 94). Авторы приходят к интересному выводу о том, что при медийной ретрансляции может меняться степень эксплицитности законодательного текста, который, как правило, помещается в аксиологическую рамку с помощью широкого набора эмоционально-оценочных средств и политических ярлыков и приобретает политизированную интерпретацию (с. 163). Таким образом, механизмы конструирования межнациональной действительности в медийном пространстве предполагают трансформацию политического/ юридического текста (или любого другого типа текста), т.е. ретранслируемые тексты не сохраняют все характеристики дискурса, помещаемого в медийную среду, а приобретают новые. Например, законодательный текст может сохранять свойственную ему деонтическую модальность, но теряет прямолинейность и однозначность. В процессе ретрансляции важное значение приобретают такие факторы, как текущая общественно-политическая ситуация, меняющиеся государственные интересы, массовый характер адресата, политическая и медийная повестки дня. Заключительная глава затрагивает проблему репрезентации этнической культуры народов России в массмедийном дискурсе. В данной главе авторы смещают фокус внимания с межэтнических отношений на репрезентации этнокультур народов РФ, а именно народов Северного Кавказа, коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, и выявляют основные темы, жанры и топосы, которые являются средствами конструирования образа этих народов. В этой части исследования авторы не столько концентрируются на проблеме взаимодействия разных народов РФ, сколько делают упор на задачи, сформулированные в документе «Стратегия государственной национальной политики РФ на период до 2025 года» (сохранение и развитие культур и языков народов РФ, распространение знаний об их истории и культуре) и их отражение в средствах массовой информации и коммуникации. В данном случае речь идет о ретрансляции основного топоса «Стратегии ГНП РФ» (топоса народного единства) и его актуализации в частных топосах массмедийного дискурса (топосы этнокультурного многообразия, безопасности, уважения к национальной культуре и др.). Изложенное в рецензируемой монографии представление межнациональных и межэтнических отношений в контексте конструктивистско-дискурсивной парадигмы, обобщение и систематизация существующих и новых положений в данной сфере несомненно важны для отечественной и зарубежной дискурсологии, так как исследования такого рода формируют векторы ее дальнейшего развития. Особая ценность исследования заключается в том, что предложенную методологическую рамку конструирования межнациональных отношений можно приложить и к другим сферам, попадающим в круг проблем критического дискурс-анализа. Рецензируемая коллективная монография - весомое научно-практическое исследование, которое представляет собой диалог с читателем о способах конструирования современного дискурсивного пространства и заставляет задуматься о многомерности и разнородности существующей действительности. Данная книга несомненно будет интересна широкому кругу читателей - начинающим исследователям и экспертам в области межнациональных отношений, представителям государственной власти и законодателям, политологам и журналистам.

TATIANA V KHARLAMOVA

Saratov State University

Author for correspondence.
Email: kharlamovatv@yandex.ru

PhD, Associate Professor, Chair of the Department of Romance-Germanic Philology and Translation Studies, Institute of Philology and Journalism, Saratov State University. Research interests: political linguistics, discourse analysis, cross-cultural communication. Author of over 40 publications

  • Вражнова И.Г. Концептуальная метафора как средство формирования отрицательного образа государства (на материале британских печатных СМИ) // Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации: материалы докладов VII Международной конференции «Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации». Саратов: Издательский Центр «Наука», 2015. С. 27—33. [Vrazhnova, I. G. (2015). Conceptual Metaphor as a Means of Shaping the Negative Image of the State (A Case Study of the British Press). Foreign Languages in the Context of Cross-cultural Communication: Proceedings of VII International Conference “Foreign Languages in the Context of Cross-cultural Communication”. Saratov: Publishing Centre «Nauka», 27—33. (In Russ.)]
  • Дискурсы власти: коллективная монография / Н.А. Меркурьева, А.В. Овсянников, А.Г. Пас­тухов (отв. ред.). Орел: ООО «Горизонт». 378 с. [Diskursy vlasti: kollektivnaya monografiya (2015). (Power Discourses: monograph) / N.A. Merkur'eva, A.V. Ovsyannikov, A.G. Pastukhov (ed.). Orel: OOO «Gorizont». (In Russ.)]
  • Дубровская Т.В. ‘I Was the First Westerner, The Only English Person’: дискурсивное конструиро­вание национальной идентичности // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия Лингвистика. 2015. № 2. С. 25—40. [Dubrovskaya, T.V. (2015). ‘I Was the First Westerner, The Only English Person’: discursive construction of national identity. Russian Journal of Linguistics, 2, 25—40. (In Russ.)]
  • Лингвистика информационно-психологической войны: монография. Книга I / А.А. Бернацкая, И.В. Евсеева, А.В. Колмогорова, Г.А. Копнина, А.П. Сковородников, Б.Я. Шарифуллин; под ред. проф. А.П. Сковородникова. Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2017. 340 с. [Lingvistika informatsionno-psikhologicheskoi voiny: monografiya. Kniga I (2017). (Linguistics of Information War of Nerves: monograph. Book I) / A.A. Bernatskaya, I.V. Ev­seeva, A.V. Kolmogorova, G.A. Kopnina, A.P. Skovorodnikov, B.Ya. Sharifullin; pod red. prof. A.P. Skovorodnikova. Krasnoyarsk: Sibirskii federal'nyi universitet. (In Russ.)]
  • Малинова О.Ю. Конструирование макрополитической идентичности в постсоветской России: символическая политика в трансформирующейся публичной сфере [Электронный ресурс] // Журнал ПОЛИТЭКС. 2010. № 1. URL: http://www.politex.info/content/view/662/30/ (дата обращения: 15.02.2017). [Malinova, O.Yu. (2010). Construction of Macro-political Identity in Post-Soviet Russia: Symbolic Politics in Transformed Public Sphere. Political Expertise: POLITEХ Journal, 1. Retrieved from: http://www.politex.info/content/view/ 662/30/ (Last viewed: 15.02.2017). (In Russ.)]
  • Новгородское медиаполе: опыты лингвистических исследований: коллективная монография / под ред. Т.В. Шмелевой. Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, каф. журнали­стики, 2015. 223 с. [Novgorodskoe mediapole: opyty lingvisticheskikh issledovanii: kollektivnaya monografiya (Novgorod Media Field: Linguistic Research Experience: monograph) / pod red. T. V. Shmelevoi. Velikii Novgorod: NovGU im. Yaroslava Mudrogo, kaf. zhurnali­stiki. (In Russ.)]
  • Озюменко В.И. Медийный дискурс в ситуации информационной войны: от манипуляции — к агрессии // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Лингвистика. 2017. Т. 21. № 1. С. 203—220. [Ozyumenko, V.I. Media Discourse in an Atmosphere of Information Warfare: From Manipulation to Aggression. Russian Journal of Linguistics, 21 (1), 203—220. (In Russ.)]
  • Садуов Р.Т. Мифология в политическом дискурсе: анализ речей Тони Блэра // Политическая лингвистика. 2008. №3 (26). С. 95—101. [Saduov, R.T. (2008). Mythology in Political Discourse: Tony Blair's. Speeches Analyzed. Political Linguistics Journal, 3(26), 95—101. (In Russ.)]
  • Толерантность как культурная, политическая, лингвистическая проблема (анализ материалов СМИ и политического дискурса): монография. Н. Новгород: Деком, 2017. 304 с. [Tole­rantnost' kak kul'turnaya, politicheskaya, lingvisticheskaya problema (analiz materialov SMI i politicheskogo diskursa): monografiya (2017). (Tolerance as a Cultural, Political, and Linguistic Problem (Analysis of Media Materials and Political Discourse): monograph). N. Novgorod: Dekom. (In Russ.)]
  • Харламова Т.В. Жизнь мифа в современном политическом медиадискурсе США и Великобритании // Медиалингвистика. 2016. № 4(14). С. 25—35. [Kharlamova, T.V. (2016). “Life” of Myth in Modern Political Media Discourse of the US and Great Britain. Media Linguistics, 4(14), 25—35. (In Russ.)]
  • Харламова Т.В. Проблема формирования национальной идентичности в России и США: дина­мический аспект // Медиакультурное пространство России, Европы и Северной Америки как пространство риска. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию гуманитарного образования в Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского. Саратов: ООО Издательский Центр «Наука», 2016. С. 33—41. [Kharlamova, T.V. (2016). The Dynamics of Developing National Identity in Russia and the USA. Proceedings of the International Scientific and Practical Conference Devoted to the 100th Anniversary of Liberal Arts Education in Saratov State University. Saratov: Pub­lishing Centre “Nauka”, 33—41. (In Rus.)]

Views

Abstract - 70

PDF (Russian) - 18


Copyright (c) 2018 KHARLAMOVA T.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.