REVIEW of V.V. Feshhenko (ed.), 2016. Linguistics and Semiotics of Cultural Transfer: Methods, Principles, Technology. Moscow: Kul’turnaja revoljucija Publ, 500 pp. (In Russ.)

Cover Page

Abstract


-


ХХI век - врeмя цeльнoгo знaния, кoтoрoe влeчeт зa coбoй измeнeниe пaрaмeтрoв нayчнoгo мышлeния - cтрeмлeниe к cинтeзy, интeгрирoвaнию. Это предвидел В.И. Вeрнaдcкий, oдин из ocнoвoпoлoжникoв aнтрoпoкocмизмa, в cвoeй рaбoтe «Нayчнaя мыcль кaк плaнeтaрнoe явлeниe» (Вернадский 1991). К настоящему времени гуманитарное знание, в том числе лингвистика, зашло в тупик, описывая системные отношения и стремясь к точности. Так, французский исследователь К. Ажеж писал: «Лингвистика, изучая самое человеческое, что есть в человеке, никак не может быть замкнутой областью знания... Одержимость научностью придала ее облику ложную строгость, равную которой нельзя обнаружить более нигде, включая самые точные науки. Увлечение формальной записью в конце концов загнало ее в тесную келью технического дискурса...» (Ажеж 2003, с. 279). Выход из тупика ученые увидели в интегрировании наук, привлечении «далековатых идей», как говорил М. Ломоносов. Поэтому результаты лингвистических исследований переплетаются с достижениями философии, психологии, антропологии, культурологии и ряда других наук, что приводит к зарождению междисциплинарных подходов. Многие современные ученые об этом говорили давно. Ю.С. Степанов, К. Ажеж, В.З. Демьянков и другие отмечали, что лингвистика не может быть замкнутой областью знания, поэтому не случайно в последние 30-40 лет научная парадигма смещается в сторону человека. Антропоцентризм в лингвстике привел к пониманию того, что необходимо учитывать, чего достигает человек посредством языка. Как справедливо заметил В.А. Звегинцев, «язык образует главный компонент той среды, вне которой невозможны все виды интеллектуальной и духовной деятельности человека» (Звегинцев 1996, с. 206). По мнению В.З. Демьянков, в эпоху междисциплинарных подходов есть два типа лингвистов: теоретик-экспортер, он экспортирует знания своей науки в другие, и теоретик-импортер, который свежие идеи из других наук переносит в лингвистику (Демьянков 2013). При исследовании лингвистических проблем важно использовать оба подхода. Рецензируемая монография находится в русле второго типа. Монография является одной из первых работ в России по разработке лингвистической теории трансфера на базе мировых практик межкультурного взаимодействия. На год раньше появилась лишь монография «Культурные трансферы: проблемы кодов» [Культурные... 2015]. Авторы монографии понимают под культурным трансфером процесс переноса знаний между разными культурами, профессиональными сообществами и дискурсами (с. 5). Общегуманитарная теория «культурного трансфера» была разработана в 80-е годы французскими историками и литературоведами М. Эспанем (Espagne 1999) и М. Вернером (Werner 2006). Сейчас данный термин получил широкое распространение в таких областях научных знаний, как теория перевода, психология, история, лингвистика, банковское дело, туризм, экономика, образовательная среда, политика, менеджмент и т.д. Методология трансферов предполагает выявление механизмов «культурного перемещения смыслов» (Фещенко, Бочевaр, 2016, c. 5). В монографии показано, что проблема конвертируемости знаний между разными культурными практиками и областями гуманитарных знаний (философии, семиотики, лингвистики, филологии, этнографии и др.) возникает в связи с синтезом знаний, их проникновением из одной области в другую. Рецензируемая монография состоит из 4-х разделов, каждый из которых по широте охвата - отдельное завершенное монографическое исследование. Отдельный интерес представляет обширное введение, авторы которого В.В. Фещенко и С.Ю. Бочевар. Здесь дана краткая историческая справка о термине трансфер, который пришел в лингвистику из психологии, когда, еще в 1905 году, З. Фрейд описал явление, которое назвал Ubertragung, в переводе на английский и французский оно получило звучание - трансфер. Польско-американский лингвист У. Вайнрайх использовал его в своей известной работе «Языковые контакты» (Вайнрайх 1953). М. Экспань рассматривает русских ученых А.Н. Веселовского, Г. Шпета, И.А. Бодуэна де Куртэне как проводников идеи культурного трансфера в Россию. К тому времени в Германии она почти потеряла свою значимость, а в России все более набирала популярность, в дальнейшем уже из России идеи реэкспортировались в Европу. Идеи трансфера оказались соответствующими духу времени в понимании необходимости создания интегративного направления, каким и явилась теория трансфера, объединяющая методы и положения ряда междисциплинарных наук. В первом разделе рецензируемой монографии, авторами которого являются В.И. Постовалова, В.З. Демьянков и А.В. Вдовиченко, уточняется сам термин «трансфер знаний», показаны предпосылки конструирования лингво-семиотических механизмов трансферизации знаний; выявлены языковые техники «трансфера знаний»; доказано, что разные типы знаний соответствуют различным эпистемологиям гуманитарных наук; излагаются теоретические основания «языковой девавилонизации», поднимаются проблемы взаимопонимания в условиях «концептуального многоязычия»; показано, что специфику гуманитарного познания и общение составляет концептуальное многоязычие» и «разномыслие» ученых, богословов, художников; обосновывается классификация видов знания и выдвигаются лингвистические и внелингвистические основания разных типов знания - всеобщего, универсального, личностного, национального и др. В данном разделе показано, что использование понятия трансфера в лингвистике - это не простой перенос термина, здесь речь идет о циркуляции и преображении культурных ценностей в результате их интерпретации в новых областях знаний, о поиске интегральных метапарадигм знания. Поэтому транфсер позволяет говорить о разнонаправленном взаимодействии человека и его сознания, языков и культур, их инкрустациях, причем с непредсказуемыми результатами, когда может восстановиться утраченная цельность человеческой мысли и духа. В междисциплинарном термине трансфер авторы выделяют два важнейших свойства - транзитивность (перехордность) и векторная направленность, причем - это многовекторность. Второй раздел, написанный О.К. Ирисхановой, М.И. Киосе, И.В. Зыковой, И.А. Пильщиковым и В.В. Фещенко, посвящен разработке понятийного аппарата: переносу междисциплинарных терминов в лингвистику, а также доказательству того, что термину «трансфер» присуща многовекторность. Если встать на позиции культурного трансфера, то статус лингвокультурологии существенно изменится. Дело в том, что если сам факт существования лингвокультурологии сегодня не вызывает сомнений, то ее статус является предметом дискуссий: это метанаучное направление, отдельная наука или подраздел лингвистики; нoвый интeгрaтивный пoдxoд, реализованный трансфером знаний через важнейшие понятия, позволяет рассматривать лингвокультурологию и как особое метанаучное (метагуманитарное) направление, и как самостоятельную гуманитарную науку. Трансфер cпocoбен твoрчecки cинтeзирoвaть coврeмeнные рeзyльтaты тeoрeтичecкиx изыcкaний в рaзныx oблacтяx нayки o чeлoвeкe, его языке и культуре и создать новую интегральную метапарадигму знания о языковой личности в культуре. В третьем разделе под названием «Межъязыковое и междискурсивное взаимодействие в перспективе культурных трансферов» авторы Н.М. Азарова, О.В. Соколова, И.В. Силантьев, Т.Е. Янко и А.Л. Полян демонстрируют переход к уровню языка и дискурса: исследуется поэтический билингвизм с позиции трансфера, выявляются его когнитивные основания; описываются типы междискурсного взаимодействия; механизмы перевода языка науки на язык искусства; изучается взаимодействие устного и письменного дискурсов. Особо следует сказать о главе, в которой анализируется поэтический билингвизм, при этом автор заявляет, что данная проблема должна стать отдельным направлением исследования, хотя это давно отдельное направление, о чем свидетельствуют и традиция, и многие современные работы. Например, в РУДН проходит ежегодная международная конференция по билингвизму. Давно известно, что иноязычное слово в литературном произведении - это достаточно мощный указатель на иной народ (нацию), его культуру, традицию, историю, эпоху, на уникальный национальный ментальный формат. В XX столетии вопросами взаимного влияния контактирующих языков в условиях билингвизма занимались такие выдающиеся российские лингвисты, как И.А. Бодуэн де Куртене, В.А. Богородицкий, Е.Д. Поливанов, Л.В. Щерба, Б.А. Ларин. Принципиально новый толчок разработка проблемы дала книга американского лингвиста Уриеля Вайнрайха Languages In Contact (1953), в котором были заложены прочные, по сей день не утратившие своей актуальности основы изучения дву- и многоязычия в рамках общей теории языковых контактов. Индивидуальный (литературный, поэтический) исследуют Бернар Дадье, В.Е. Багно, У.М. Бахтикиреева, Р.Ю. Данилевский, Ю.Д. Левин, С.Г Николаев, М.Н. Эпштейн, Барбара Лённквист и др. Последний, четвертый, раздел, авторами которого являются С.Г. Проскурин, А.В. Проскурина, И.В. Зыкова и М.Л. Ковшова, посвящен взаимодействию кодов в культурных практиках. Понятие «код» впервые появилось в технике связи и математике, а позднее проникло в теорию информации, информатику, прикладную лингвистику, психологию, семиотику, психолингвистику, когнитивную лингвистику, лингвистику текста, теорию коммуникации, этнолингвистику, лингвокультурологию и другие области знаний. Под кодом чаще всего понимается совокупность знаков и определенных правил, при помощи которых можно передавать, обрабатывать и хранить информацию. На сегодняшний день простейшими кодами являются цифровые коды, телеграфные, сигнальные, а коды культуры, которые функционируют в языке, - самые сложные. Культурный код - способ постижения мира, потому что содержит в себе информацию о том, как знание передавалось от поколения к поколению. Когда человек появляется на свет, он невольно помещается в пространство культурных кодов, которое формирует его ценности, способы познания мира, жизненные ориентиры, идеалы. Пространство культурных кодов насыщено архетипическими представлениями, отражающими коллективную психологию, определяя все действия людей, их цели и результаты их деятельности. Мы полагаем, что лингвокультурный код связан с общей таксономией элементов картины мира, состоящих в особых связях и отношениях, которые образуют языковую картину мира. Любой национальный язык неразрывно связан со своей национальной культурой; происходит экспансия культурных кодов в этноязык, а именно - в сферы образной лексики, фразеологии и паремиологии. Код - это генеративно-интерпретативный аспект знаковой системы; - это глубинное культурное пространство, к которому можно применить метафору «контейнер», в понимании Е.С. Кубряковой. В качестве культурного кода может выступать практически любая чувственно воспринимаемая часть действительности: небесные тела, явления природы, флора, фауна, человеческое тело, техника, оружие и т.д. Коды культуры - это специфический для каждой культуры набор способов социальной практики, свод ценностей и правил игры коллективного существования, выработанная людьми система нормативных и оценочных критериев, сквозь которые народ постигает мир. Это совокупность реалий, выражающих определенные культурные смыслы и ценности. Таким образом, использование термина «трансфер» приводит к циркуляции и преображению культурных ценностей в результате их интерпретации в новых областях знаний, что приводит к поиску интегральных метапарадигм знания. Поэтому транфсер позволяет говорить о разнонаправленном взаимодействии человека и его сознания, языков и культур, их инкрустациях, причем с непредсказуемыми результатами, когда может восстановиться утраченная цельность человеческой мысли и духа. В целом рецензируемая монография представляется нам своевременной, необходимой и важной работой. Она предназначена для всех, кто интересуется вопросами лингвистики, поэтики, теории перевода, лингвокультурологии, фразеологии других гуманитарных дисциплин.

VALENTINA AVRAAMOVNA MASLOVA

P. M. Masherov Vitebsk State University

Author for correspondence.
Email: mvavit@tut.by

Doctor of Philology, Professor, Professor of the Department of Germanic Languages at P. M. Masherov Vitebsk State University. Her research interests cover theory of language, language and culture, cognitive linguistics. She has over 500 scientific articles, 10 monographs and 20 textbooks and teaching aids

  • Ажеж К. Человек говорящий: Вклад лингвистики в гуманитарные науки: Пер. с фр. М.: Еди­ториал УРСС, 2003. 304 с. [Azhezh, K. (2003). Chelovek govoryashchii: Vklad lingvistiki v gumanitarnye nauki: Per. s fr. (Man who speaks: The contribution of Linguistics to the Liberal Arts). Moscow. (In Russ).]
  • Вайнрайх У. Языковые контакты М.,1953. [Vainraikh, U. (1953). Yazykovye kontakty (Language Contacts). Moscow. (In Russ).]
  • Вернадcкий В.И. Нayчнaя мыcль кaк плaнeтaрнoe явлeниe / Ответ. Ред. А.Л.Яншин. М.: Наука, 1991, 270 с. [Vernadckii, V.I. (1991). Naychnaya mycl' kak planetarnoe yavlenie (Scientific Thought as a Global phenomena). Otvet. Red. A.L.Yanshin. Moscow. (In Russ).]
  • Демьянков В.З. Синтактика, семантика и прагматика в научном творчестве Ю.С. Степанова // Языковые параметры современной цивилизации. Сборник научных трудов первой науч­ной конференции памяти академика РАН Ю.С. Степанова. М.: Институт языкознания РАН; Калуга, 2013. [Dem'yankov, V.Z. (2013). Sintaktika, semantika i pragmatika v nauchnom tvorchestve Yu.S. Stepanova (Syntactics, Semantics and Pragmatics in Yu.S. Stepanov Scientific Creativity). Yazykovye parametry sovremennoi tsivilizatsii. Sbornik nauchnykh trudov pervoi nauchnoi konferentsii pamyati akademika RAN Yu.S. Stepanova. Kaluga. (In Russ).]
  • Звегинцев В.А. Мысли о лингвистике. М.: МГУ, 1996. 335 с. [Zvegintsev, V.A. (1996). Mysli o lingvistike (Thoughts of Linguistics). Moscow. (In Russ).]
  • Культурные трансферы: проблемы кодов. Коллект. моногр. / под ред. С.Г. Проскурина. Ново­сибирск, М., 2015. [Kul'turnye transfery: problemy kodov. (Cultural Transfers: Codes Problems). Kollekt. Monogr. pod red. S.G. Proskurina. Novosibirsk—Moscow. (In Russ).]
  • Лингвистика и семиотика культурных трансферов: методы, принципы, технологии / отв. ред. В.В. Фещенко. М.: Культурная революция, 2016. 500 с. [Feshchenko, V.V. (2016). Ling­vistika i semiotika kul'turnykh transferov: metody, printsipy, tekhnologii (Linguistics and Semiotics of Cultural Transfers: methods, principles, technologies). Moscow. (In Russ).]
  • Фещенко В.В., Бочевaр С.Ю. Теория культурных трансферов // Лингвистика и семиотика куль­турных трансферов: методы, принципы, технологии / отв. ред. В.В. Фещенко. М.: Культур­ная революция, 2016. [Feshchenko, V.V., Bochevar, S.Yu. (2016). Teoriya kul'turnykh transferov (Cultural Transfers Theory). Lingvistika i semiotika kul'turnykh transferov: metody, printsipy, tekhnologii / otv. red. V.V. Feshchenko. Moscow. (In Russ).]
  • Espagne, M. (1999). Les Transferts culturels franco-allemfnds. Paris.
  • Werner, M. (2006). Transfert culturel. Dictionnaire des sciences humaines. Paris.

Views

Abstract - 121

PDF (Russian) - 43

PlumX


Copyright (c) 2018 MASLOVA V.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.