IGNATOV ALEXEY NIKOLAEVICH AND HIS SCIENTIFIC HERITAGE

Cover Page

Abstract


This article is devoted to the review of scientific ideas of Professor Ignatov A.N. and his contribution to the development of the Russian science of criminal law. Special attention is paid to the scientific provisions on the fight against violent crime against the person and, in particular, against sexual freedom and sexual integrity.


Алексей Николаевич Игнатов, заслуженный деятель науки РФ, проработал в РУДН в должности профессора уголовного права более 25 лет. Являясь автором около ста пятидесяти научных работ, в том числе монографий, учебников, учебных пособий и комментариев к российскому Уголовному кодексу; внес заметный вклад в теорию уголовного права и совершенствование уголовного законодательства. Многие знают имя профессора А.Н. Игнатова как одного из первых и в последствии ведущих специалистов в области уголовно-правовой борьбы с преступными посягательствами на половую неприкосновенность и половую свободу личности. Однако следует отметить, что круг научных интересов Алексея Николаевича был гораздо шире. В течение своей научной карьеры автор исследовал многие проблемы криминологии, уголовно-исполнительного права и др. Подготовил более 30 кандидатов наук, пятеро из которых впоследствии стали докторами наук, имея многолетний стаж научно-педагогической деятельности, и являясь продолжателем лучших традиций классической школы уголовного права, А.Н. Игнатов создал свою школу по изучению проблем уголовно-правовой борьбы с преступлениями против личности. В работах профессора А.Н. Игнатова впервые в отечественной уголовноправовой науке предложена совокупность концептуальных положений о системе, видах и квалификации половых преступлений, были предложены уголовноправовые и криминологические рекомендации борьбы с другими насильственными посягательствами. Значительное внимание автор уделял вопросам правильной квалификации преступных деяний. Большое научно-практическое значение имели разработанные им положения, позволяющие разграничить такие смежные уголовноправовые составы, как: разбой и вымогательство; разбой и корыстное убийство[118]. Проблемам ответственности за насильственные преступления против личности А.Н. Игнатов посвятил отдельное исследование вопросам наиболее распространенных и опасных преступлений против несовершеннолетних, предусмотренных советским уголовным законом[119]. Как отмечалось, автор уделял внимание и вопросам криминологии, в частности, анализу личности преступника. В этой связи ученый опубликовал ряд материалов, посвященных роли социальных и биологических факторов в преступном поведении, о критериях классификации личности насильственного преступника, о преступной личности и типологии преступников, о мерах индивидуального предупреждения преступлений, о социально-демографической, уголовно-правовой и пенитенциарной характеристике лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы за преступления против личности, а также условно освобожденных и условно осужденных за аналогичную группу преступлений[120]. В советский период А.Н. Игнатов исследовал и проблемы уголовного наказания. Научно-практическое значение имеет анализ правовой природы условного осуждения к лишению свободы с обязательным привлечением к труду, предусмотренного действовавшими в то время Основами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, вопросы применения условного освобождения осужденного от наказания, условно-досрочного освобождения от наказания[121]. Особое значимым для отечественной науки уголовного права явилось комплексное исследование правовых норм, устанавливающих ответственность за все преступления, нарушающие уклад половых отношений в обществе, результаты которого отражены в докторской диссертации и нескольких монографиях. Особенностью этого исследования явилось то, что автор впервые наряду с вопросами ответственности за половые преступления проанализировал ряд составов преступлений, отнесенных законодателем к посягательствам против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения: вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией, содержание притонов разврата и распространение порнографических предметов. Выбор объекта исследования объяснялся тем, что несмотря на высокую степень общественной опасности преступлений, связанных с сексуальным насилием, эта разновидность деяний была в то время слабо изучена, а составы таких преступлений были слабо аргументированы, что создавало трудности в судебной практике. А.Н. Игнатов отмечал, что соответствующие статьи УК РФ «были сделаны настолько плохо, что применение их на практике вызывало большие трудности, разночтения, различные толкования, а как следствие этого - судебные ошибки»[122]. Рассмотрение преступлений в области половых отношении в единой системе позволило ученому точно определить их сущность, специфические общие черты, выделить основания квалификации таких деяний и другие теоретически и практически значимые вопросы уголовного права. В результате проведенного исследования им были подготовлены предложения по совершенствованию уголовного законодательства, а также практические рекомендации по квалификации преступлений, некоторые из которых нашли отражение в постановлениях Пленума Верховного Суда6. Другими словами, научно-практическая деятельность А.Н. Игнатова повлияла на развитие законодательства, устанавливающего уголовную ответственность за половые преступления. В действующем УК РФ в отличие от предыдущего появилась новая глава «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности», в названии которой четко названы родовые объекты соответствующих посягательств. Под влиянием научных разработок ученого сложилась обоснованная и справедливая квалификация такого преступления, как изнасилование. Так, в своих работах, рассматривая понятие изнасилования, ученый отмечал, что в советской судебной практике неоднозначно квалифицировалось так называемое «насильственное удовлетворение половой страсти в извращенных формах». По мнению А.Н. Игнатова, поскольку в уголовном законе изнасилование определялось и определяется как «половое сношение», а удовлетворение половой страсти в извращенных формах с медицинской точки зрения не является половым сношением, то, следовательно, по точному смыслу закона оно не может быть признано изнасилованием, и наиболее правильным было бы выделение таких действий в самостоятельный состав преступления[123]. В тот же период времени в действующем УК РФ появилась ст. 132 «Насильственные действия сексуального характера», предусматривавшая ответственность за любые действия сексуального характера, совершенные с применением насилия, угроз насилием или с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица. Таким образом, была решена существенная проблема квалификации половых преступлений, а выработанное советской судебной практикой выражение «половое сношение в извращенной форме» кануло в лету, как и немедицинское, и неправовое понятие. В результате инициатив А.Н. Игнатова был декриминализирован состав добровольного мужеложества, который применялся в советский период (ч. 1 ст. 121 УК РСФСР 1960 г.). Глубокое многолетнее комплексное исследование проблем ответственности за так называемые половые преступления прославило Алексея Николаевича Игнатова как наиболее авторитетного ученого криминалиста в этой области. Однако в центре его исследований были и другие вопросы ответственности за различные насильственные посягательства на человека. Следует отметить, что как ученого А.Н. Игнатова отличал системный подход и безупречная логика, именно поэтому он считал крайне важным, чтобы все законодательные формулировки были четкими и однозначно понимаемыми, а конструкции различных составов не противоречили друг другу, поэтому он всегда обращал внимание на качество закона. В частности, ученый писал о неурегулированности в действующем УК РФ проблемы умышленного причинения вреда здоровью потерпевшей в процессе изнасилования, что «может привести к назначению за преступление с менее тяжкой формой вины более строгого наказания, чем за умышленное причинение такого же вреда»[124]. По мнению А.Н. Игнатова, отказ в действующем УК РФ от понятия неоднократности и изменение понятия совокупности преступлений (ст. 17 УК РФ) нарушили разработанную российской наукой теорию множественности преступлений. Так, по букве действующего закона совершение убийства в процессе разбойного нападения или изнасилования должно квалифицироваться только по п. «з» или «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, тогда как в соответствии с научными правилами квалификации, сложившейся судебной практикой и рекомендациями постановлений Пленума Верховного Суда РФ, такие преступления надо квалифицировать по совокупности и как убийство, и как разбой или изнасилование. А.Н. Игнатов обосновывал, что при совершении убийства, сопряженного с разбоем или изнасилованием, имеет место реальная совокупность двух тяжких преступлений. Квалификация таких деяний только по ст. 105 УК РФ в правоприменительной практике приведет к ослаблению ответственности за тяжкое преступление. Так, если лицу, совершившему убийство при изнасиловании, предъявили обвинение только по ч. 2 ст. 105 УК РФ, а суд установит, что смерть потерпевшему лицу причинена по неосторожности, обвинение в убийстве при отягчающих обстоятельствах отпадает. Однако в суде невозможно переквалифицировать совершенное деяние на статью 131 УК РФ, так как в обвинительном заключении не было предъявлено обвинение в изнасиловании, а направление дела на дополнительное расследование для предъявления нового обвинения действующий УПК РФ не предусматривает. В таком случае суд может переквалифицировать содеянное с п. «к» ч. 2. ст. 105 УК на ст. 103 УК РФ (причинение смерти по неосторожности), а «тяжкое преступление - изнасилование остается без юридической оценки, а виновный без заслуженного наказания, что также ослабляет уголовно-правовую охрану личности»[125]. По мнению профессора, «такие признаки, как убийство, сопряженное с разбоем, и убийство, сопряженное с изнасилованием, следовало бы исключить из ч. 2 ст. 105 УК РФ, что облегчило бы применение закона в судебной практике и соответствовало бы общим принципам российского уголовного права».[126] В течение жизни А.Н. Игнатов последовательно отстаивал свои научные взгляды, логично и системно оценивая действующее уголовное законодательство. Реформа уголовного кодекса в 2003 году вызвала ряд критических замечаний ученых и юристов нашей страны. Целью реформы была гуманизация уголовного права, однако, по мнению А.Н. Игнатова, цель была достигнута только частично. Большое недоумение вызвали у него изменения закона, которые приводят к ослаблению охраны личности от насильственных посягательств. Такая тенденция, по мнению ученого, прослеживается в изменении признаков такого преступления, как хулиганства, в частности, в связи с исключением уголовной ответственности за причинение вреда здоровью средней тяжести по неосторожности, в том числе и при часто совершаемых дорожно-транспортных правонарушениях, в снижении санкции за квалифицированный разбой, предусмотренный ч. 2 ст. 162 УК РФ, что автоматически повлекло переход этого деяния из категории особо тяжких преступлений в категорию тяжких. Несмотря на обоснованную критику правовых норм и конструкций действующего уголовного законодательства, А.Н. Игнатов подчеркивал, что УК РФ 1996 года исходит из признания высшей ценностью человека, его прав и свобод, существенно отличается от УК РСФСР 1960 года как по структуре, так и по решению ряда принципиальных вопросов, сохраняя при этом ряд позиций и определений, теоретически обоснованных, проверенных практикой и не противоречащих новым политическим и социально-экономическим условиям жизни[127]. Изложенные и многие другие идеи профессора Игнатова Алексея Николаевича не потеряли своей актуальности для развития и совершенствования современного российского уголовного законодательства. Алексей Николаевич Игнатов является ярким представителем уголовноправовой науки, его имя отнесли к золотому фонду выпускников юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова[128]. Алексея Николаевича Игнатова высоко ценили его коллеги, ученики, друзья и родные. «Ваши глубокие знания и блестящая эрудиция, строгая логика и изящная речь выросли на вулкане Ваших бушующих страстей - к науке, искусству, русской поэзии, прозе, театру, спорту и, самое главное, - страсти к жизни во всех ее незабываемых проявлениях…» - написал Его ученик и коллега профессор Анатолий Петрович Дьяченко, поздравляя Алексея Николаевича с 80-летием[129]. «Несмотря на все свои заслуги перед российской юриспруденцией и широкую известность, Алексей Николаевич всегда был доступен, внимателен и чуток к нуждам людей, обращавшихся к нему за помощью. Никогда не повышая голоса, Алексей Николаевич умел помочь так, что поддержка его не выглядела услугой»[130], - отметил профессор Александр Владимирович Бриллиантов. Алексей Николаевич, будучи серьезным ученым, в памяти коллег, учеников, друзей и родных остался мудрым человеком широких взглядов с прекрасным чувством юмора и доброжелательным отношением к людям.

Milena A. Ignatova

Peoples’ Friendship University of Russia

Author for correspondence.
Email: ignatova-ma@rudn.ru
6, Miklukho-Maklaya str., 117198, Moscow, Russia

Candidate of Legal Sciences, Assistant professor of the Department of Criminal Law, Criminal Process and Forensics RUDN University, Law Institute

Views

Abstract - 66

PDF (Russian) - 21

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2020 Ignatova M.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.