PROBLEMS OF DEMOCRACY: A NEW VIEW. BOOK REVIEW: DEMOCRACY: EXPERIENCE OF CRITICAL ANALYSIS. BY A.D. KERIMOV. MOSCOW. NORMA, 2019

Cover Page

Abstract


The peer-reviewed book is the first and only domestic publication in which the critique of democracy as a sociocultural and political-legal phenomenon is amply and concentratedly presented. The author confidently proves that democracy is not the power of the people or the power of the majority, but only a certain technology, a mechanism for acquiring and exercising state power by a minority with the help of the majority, but not always in the interests of the majority.


Рецензируемое произведение является первым и до настоящего времени единственным отечественным изданием, в котором столь обстоятельно, емко и концентрированно представлена критика демократии как социокультурного и политико-правового феномена. Критическому анализу подвергаются не та или иная национально окрашенная модель демократии; автор преследует цели куда более высокого порядка. Он стремится обнаружить и тщательнейшим образом изучить скрытую от поверхностного взгляда глубинную, потаенную сущность демократии, выяснить, почему демократия оказалась приемлемым и удобным способом политического властвования в разные исторические эпохи. Автор весьма далек от распространенной в современном мире тенденции идеализировать демократию, рассматривать ее исключительно сквозь призму несомненно свойственных ей ценных качеств. Для него важнее вскрыть пороки и изъяны, имманентно и априори присущие демократическому способу формирования, организации и функционирования государственной власти и соответствующей идеологии. Работа начинается с анализа осмысления демократии как технологии властвования меньшинства посредством большинства. С этой целью автор обращается в первую очередь к наследию выдающихся мыслителей прошлого: К. Маркса, А. де Токвиля, П.И. Новгородцева и др., полагая что именно их идеи и воззрения относительно демократии гораздо основательнее и глубже, чем суждения подавляющего большинства современных отечественных и зарубежных исследователей. К тому же эти идеи в современной России фактически преданы забвению, что в немалой степени объясняется засильем здесь западной либерально-демократической идеологии, энергично насаждаемой истеблишментом, «новыми русскими» и их политической клиентелой. Причина преобладания подобных умонастроений видится, используя выражение выдающегося отечественного философа В.С. Соловьева, в «стадном единомыслии» русского общества, когда тот, кто не желает «прослыть «отсталым» и подвергнуться общему презрению, должен «одновременно со всеми «передовыми людьми» достигать одной и той же умственной станции»2. Автор считает необходимым представить собственное оригинальное понимание демократии. Он убедительно доказывает, что демократия на деле не есть власть народа или власть большинства, а лишь определенная технология, механизм обретения и осуществления государственной власти меньшинством с помощью большинства, с опорой на большинство, но далеко не всегда в интересах и во благо большинства. Отметим, что такая позиция отнюдь не составляет исключения в мировой науке (С.Л. Франк, Г. Моска, В. Парето). Но сколь же она отлична от суждений большинства отечественных ученых, бесконечно повторяющих, особенно в учебной литературе, сакральную мантру о демократии как власти народа?! Автор задается вопросом, почему народовластие, понимаемое как правление самого народа, по сей день остается «не более чем мечтой?». По его мнению, на то есть объективные и субъективные причины. Они связаны прежде всего с иерархическим строением социума, в котором закономерно и неизбежно выделение правящей элиты, обладающей такими личными качествами, которых нет у управляемого большинства. В числе таких качеств элиты названы сильное желание властвовать, ощущение своей безусловной избранности и даже богоизбранности. Ее стремление удержать власть любой ценой заставляет даже в самых сложных ситуациях беречь свое единство (договариваться). Напротив, управляемое большинство хуже организовано, а его значительная часть вовсе не противится своему подчиненному положению. Важным автор считает и явно демонстрируемое как господствующим меньшинством, так и подчиняющимся большинством стремление к сохранению статус-кво. Дальнейшие размышления и исследования в этом направлении, как справедливо утверждается в монографии, позволят выявить и другие доселе потаенные, глубинные механизмы властвования меньшинства над большинством. Безусловный интерес представляет изложение вопроса о соотношении демократии и разделения властей. Автор обоснованно полагает, что во всех странах главенствующая роль принадлежит исполнительной власти, поскольку именно она сосредоточивает в своих руках неизмеримо большие по сравнению с другими ветвями власти административные, финансовые, материально-технические, организационные, людские и иные ресурсы. Другие власти никогда не смогут «встать вровень» с исполнительной властью. Их задача состоит в том, чтобы не дать исполнительно-распорядительным структурам сконцентрировать в своих руках всю полноту власти и таким образом узурпировать ее. Усиление исполнительной власти, подчеркивается в книге, есть объективная, исторически неизбежная реальность, обусловленная главным образом усложнением процессов общественного развития. В условиях современной демократии, делает смелый вывод автор, принцип разделения властей в действительности не работает или работает отнюдь не в полной мере, в значительной степени оставаясь не более чем декларацией. Это вывод, конечно, нуждается в серьезной проверке. Принципиально значимым и, по нашему мнению, убедительным является комментарий автора к ст. 2 Конституции РФ, в которой говорится что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Названное положение Конституции, утверждает А.Д. Керимов, вызывает обоснованные сомнения. Ни одно вероучение не рассматривает человека, и уж тем более его права и свободы, в качестве высшей ценности. Для многих, даже атеистов, существуют и куда более значимые ценности, которые к тому же зачастую предполагают самопожертвование. Это, например, вера в Бога, Родина, долг, совесть, честь и т.п. Автор риторически спрашивает, стоит ли ставить перечисленные ценности на одну ступень с такими, например, чрезвычайно важными, но все же в известном смысле второстепенными конституционными правами, как право на объединение и т.д. Не абсурдно ли упомянутые права и свободы человека возводить в ранг высших ценностей? Эта аргументация кажется весьма убедительной, с ней трудно не согласиться. Подробно анализируются в работе недостатки демократии. Лишь благодаря им, как считает автор, власть имущий класс смог «полностью приручить» демократию. В монографии дан подробный анализ этих недостатков. Один из них связан с тем, что демократия может служить как добру, так и злу, как высокому, так и низкому, как прогрессу, так и регрессу. Автор предлагает критически осмыслить известные концепции воли народа, на которой пытаются строить демократическое мировоззрение. Между тем, как известно, один из основателей американской школы прагматизма Джон Дьюи (1859-1952) вообще считал, что за демократией нет никакого единого народа, а, следовательно, ни о какой воле народа не приходится вести речь. С таким пониманием воли народа согласуется позиция и выдающегося западного экономиста И. Шумпетера (1883-1950), который утверждал, что народ не является субъектом политики, вместо него действуют политические элиты и лидеры. В отличие от таких крайностей в понимании воли народа Д.А. Керимов все же полагает, что народная воля - это реальность, но существует она лишь в отношении весьма ограниченного круга вопросов и далеко не всегда очевидна не только власть имущим, но, как это ни парадоксально, и самому народу. А властные институты, вопреки широко распространенной точке зрения, существуют не только для того, чтобы выражать волю народа, но и свою собственную волю. Позиция, согласно которой государство выражает исключительно волю народа, по справедливому мнению автора, является теоретическим основанием для оправдания любых решений власть имущих. Напротив, признание факта, что государство выступает прежде всего в качестве генератора своей собственной воли, многократно повышает его ответственность за судьбы страны. Не обходит вниманием автор еще один порок демократии. Он состоит в том, демократическая идеология зачастую обнаруживает свою крайнюю лицемерность, скрывая нетерпимость к оппозиционному меньшинству. Поэтому она весьма неустойчива: постоянно дрейфует то в сторону диктатуры, то в сторону охлократии, балансирует между ними. Недостатки демократии свидетельствуют о том, что она как идеология и технология политического процесса далека от совершенства. Но в корне неправильным автор считает распространенное мнение, согласно которому устранение пороков демократической государственной системы возможно лишь путем усиления ее демократических начал, расширения сферы ее применения, выработки новых, доселе неизвестных демократических процедур, форм и методов. Для решения этой проблемы следует предпринять шаги в совершенно ином направлении, а именно обеспечить реальное, живое участие в государственном управлении наиболее того заслуживающих представителей нации. Однако в связи с этой несомненно правильной идеей в книге излагаются предложения, с которыми вряд ли можно согласиться. Например, автор критически относится к идее всеобщего избирательного права. По его мнению, правом избирать и избираться должны обладать не все граждане, а лишь наиболее достойные, выделение которых из общей массы возможно лишь путем введения неравного избирательного права. Он выступает за внедрение в избирательный процесс множества цензов. Так, якобы целесообразно предоставить «некоторые преимущества» в области избирательного права людям высокообразованным (лицам, получившим высшее образование, обладающим научными степенями и званиями, лауреатам государственных премий, квалифицированным специалистам, признанным профессионалам и т.п.). Предлагается подумать и о том, чтобы определенная часть (скажем, 1/10) мест в парламенте) резервировалась исключительно за лицами, работающими в системе академии наук и высшего образования. Причем избрание таких лиц должно осуществляться не всем населением страны, а их же коллегами по работе. Аналогичная реформа должна коснуться и исполнительно-распорядительных структур путем привлечения в них людей, посвятивших значительную часть жизни научным изысканиям и существенно в этом преуспевших. Не будем касаться и других аналогичных предложений, содержащихся в монографии. От себя скажем, что это, конечно, новая светлая вера в «новых святых». Но мы уже видели, как «эти святые» опорочили себя в России в наш демократический век. Словно отвечая А.Д. Керимову, Карл Поппер говорил: «Предположим, что мы выбрали в качестве правителя «мудрейшего» и «наилучшего». Однако «мудрейший» может мудро решить, что править должен не он, а «наилучший». «Наилучший» же в своей добродетели может решить, что править должно большинство»3. То есть таким путем мы вернемся к тому же состоянию, которое уже на сегодняшний день утвердилось в отечественной политико-правовой практике. Есть и другие предложения автора, которым вряд ли нужно следовать. Например, о повышении возрастного ценза для участия в выборах или по примеру некоторых европейских стран о введении так называемых моральных цензов для участия в голосовании. Д.А. Керимов считает возможным учреждение, наряду с традиционными политическими институтами (парламентом и др.), структуры, наделенной правом выступать в качестве последней инстанции при решении тех вопросов внутренней и внешней политики, которые имеют судьбоносное значение для страны в целом и каждого ее гражданина. При этом не аргументировано, почему демократически избранный парламент, к тому же с участием «ученых», не в состоянии выполнить эти задачи. Небезынтересно отметить, что автор и сам считает свои предложения «недостаточными и плохо взаимоувязанными». Но, как правильно считает автор, демократию невозможно положительно преобразовать, оставаясь при этом в узких рамках ее мировоззренческой парадигмы, заданного ею же самой способа формирования государственновластных структур. Никакие усовершенствования политических, правовых и прочих институтов не повлекут за собой желаемых результатов, если они не основаны на прочном нравственном фундаменте, не подкреплены твердой убежденностью людей в их нужности, полезности и легитимности. Необходимо прежде всего и главным образом изменение индивида в направлении его трансформации в духовно-нравственную, социально ответственную личность. По существу, это означает, что светлое будущее демократии находится далеко за горизонтом сегодняшних практик. Коммунисты не справились с задачей формирования нового человека. Нелегко с ней справиться и будущим поколениям. И демократия еще надолго останется, по выражению К. Маркса, «загадкой всех форм государственного строя»4. Главный смысл проделанного А.Д. Керимовым весьма значимого для нашей государственно-правовой науки исследования - еще раз вглядеться не только в историческое прошлое и в нынешнее состояние феномена демократии, но и предложить пути для ее совершенствования. Автор с этой задачей успешно справился, обогатив теорию демократии ценными наблюдениями и глубокими социально-значимыми выводами.

Anisim I. Ekimov

Peoples' Friendship University of Russia

Author for correspondence.
Email: ekimov-ai@rudn.ru
6, Miklukho-Maklaya st., 117198, Moscow, Russia

доктор юридических наук, профессор кафедры теории права и государства Российского университета дружбы народов, Заслуженный юрист РФ

  • Соловьев В.С. Идея сверхчеловека // Соч. в двух томах. Т.1. М. 1988. С.611
  • Поппер К. Открытое общество и его враги. Том I. Чары Платона. М. 1992. С. 164
  • Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., 2 изд. Т.1. с.71

Views

Abstract - 46

PDF (Russian) - 52

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Ekimov A.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.