Arbitration (Arbitral Tribunal): History and Legal Nature

Cover Page

Abstract


Since the ancient times, arbitration has been considered as an institution of peace and justice. Rene David noted that the essence of arbitration was not to maintain the rule of law, but to ensure harmony between people. Arbitration is a society-oriented institution of dispute resolution. However, the history of this institution shows that the legal regulation of its activities always depended on the state. Currently, there is no generally accepted definition of arbitration, although some legal acts both international and national nature reflect attempts to give a legal notion of this institution. At the doctrinal level, there are four established approaches to arbitration: contractual, procedural, mixed and autonomous. The author of this article examines the legal nature of arbitration in a historical aspect, starting with the countries of the Ancient World and Medieval Europe. An attempt has been made to compare the history, legislative, organizational and legal bases of arbitration in Russia and Switzerland. Despite the differences in the traditions of arbitral tribunals in these countries, this comparison is quite correct for the author. In Switzerland, arbitration (the arbitral tribunal) has a fairly long history, and the legislative regulation of its activities is devoid of internal contradictions. In addition, the Swiss legislator promptly makes changes in regulatory legal acts to provide more favorable conditions for arbitration proceedings to the disputing parties in order to attract to Switzerland commercial organizations seeking to resolve their conflicts in this country. Since 2012 some changes in the law on arbitration have come into force in Switzerland, and new Rules of arbitration have been adopted by the Swiss Chambers of Commerce. In contrast to Switzerland, in Russia the first legal acts in the field of private commercial arbitration were enacted only after 1990. The Russian legal concept of commercial disputes resolution today partially reflects the concept of Soviet arbitration, where it means state arbitration. In the Russian Federation till now, there are arbitration state courts. However, the subject of this study will be a different arbitration, the creation of which is provided by Federal Law No. 382 of December 29, 2015 "On Arbitration (arbitration proceeding) in the Russian Federation". In accordance with this law, the term "arbitration" may have at least two meanings. This term, on the one hand, refers to a procedure or method of dispute resolution, on the other - an authority or institution that resolves a dispute and makes a decision on it. The new law on arbitration provides definitions of arbitration, arbitral tribunal and arbitration institution, but at the same time contains many contradictions with the current legislation. The author makes a well-founded conclusion that arbitration is a private legal method of dispute resolution, whose decision is mandatory for the parties that apply to it, and by regulating its activities, the Russian legislator is trying to create a favorable environment for the resolution of such disputes. At the same time, the Federal law of December 29, 2015 provides for the dependence of arbitration (arbitral tribunal) on the state.


Введение Термин «арбитраж» может иметь, по меньшей мере, два значения. В первом значении он используется для обозначения способа или метода разрешения спора, во втором - служит для идентификации органа или учреждения, разрешающего спор и выносящего решение по делу (Ademi, 2015:27). Попытки дать определение арбитража были предприняты как российскими учеными, такими как Т.Е. Абова, С.А. Авакьян, Г.Д. Алексеев, А.Я. Сухарев, и зарубежными авторами, такими как Ф. Фушард, Э. Гайард, Б. Гольдман, Дж. Саваже, А. Редферн, Г. Кауфманн-Кохлер и А. Ригоззи. Нам наиболее близко определение Алана Редферна, Габриелле Кауфманн-Кохлер и Антонио Ригоззи, которые в своих работах определили арбитраж как «частный метод урегулирования споров на основе соглашения между сторонами. Его главная характерная черта заключается в разрешении спора лицами, избранными, прямо или косвенно, сторонами. Основной характеристикой арбитража является то, что спор не будет относиться к юрисдикции государственных судов» (Redfern, Hunter, Blackaby; Partasides, 2004:1; Kaufmann-Kohler; Rigozzi, 2015:10). Одни авторы, в том числе П.И. Кудрявцев, считают, что арбитраж - это правовой способ разрешения экономических и трудовых споров (Meyer, 2009:586-587). Однако в своих работах они делят арбитраж по двум критериям: а) «третейский суд» как негосударственный орган, рассматривающий гражданско-правовые споры по соглашению спорящих сторон; б) «арбитражный суд» как специализированный государственный судебный орган, в чью компетенцию входит осуществление правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности путем разрешения споров, по правилам, установленным законодательством о судопроизводстве (Moser; Cheng, 2004:281). Другие российские ученые, в частности, О.Е. Кутафин, а также зарубежные авторы, например Ч. Джарроссон, дают определение арбитража (третейского суда) как органа или учреждения, уполномоченного разрешать споры, связанные, как правило, с коммерческой деятельностью и возникающие между предпринимателями (Kutafin, 2002:372; Jarrosson, 1987:372). Рассматривая данный институт как орган, можно различать два вида органов: государственный (арбитражный суд) и негосударственный (третейский суд) (Kudrjavcev, 1956:35). Третья группа авторов полагает, что поскольку невозможно дать полное определение арбитража (третейского суда), то следует попытаться выделить основные характеристики этого института. Например, Дж. Лью, не давая исчерпывающего определения арбитража, перечислил следующие его характеристики: 1) арбитраж представляет собой способ разрешения споров; 2) эти споры решаются третьими лицами (независимыми арбитром или арбитрами), которые избираются сторонами; 3) арбитр/арбитры уполномочены разрешать спор на основании арбитражного соглашения; 4) арбитраж является частной системой принятия решений: сами стороны, не государство, контролируют деятельность арбитров; 5) решение арбитров является окончательным и призвано положить конец спору между сторонами; 6) решение носит обязательный для сторон характер, если стороны подписали арбитражное соглашение, т.е. они обязались принимать и добровольно выполнять решение арбитров; 7) арбитражное разбирательство и арбитражное решение не зависят от государственных органов: государственные суды могут вмешиваться в дело только в тех случаях, когда необходимо выполнить арбитражное соглашение, регламентировать порядок арбитража для принудительного выполнения решения, если стороны не исполнили его добровольно (Lew, 1978:12). 2. История возникновения Арбитраж существовал на протяжении многих веков. Об этом свидетельствуют работы древних греков и римлян. Аристотель писал: «Арбитр тяготеет к справедливости, судья к закону; арбитраж создан, чтобы справедливость могла быть реализована»1. Представители разных правовых семей смотрели на арбитраж как на простой метод разрешения споров избранным ими арбитром, чей авторитет является единственной причиной выбора его в качестве арбитра. В странах континентальной правовой семьи относились к арбитражу как к «очень примитивной форме правосудия» (Redfern, Hunter, Blackaby; Partasides, 2004:2). Несложно пояснить исторически формировавшуюся «примитивную» природу арбитража: два торговца при возникновении спора между ними для его разрешения обращались к третьему, которому они доверяли. Они использовали такой метод разрешения споров, как арбитраж, не потому, что это было предусмотрено законом, а потому, что так было принято в деловом обороте. Рене Давид писал о том, что «под арбитражем понимается институт мира, суть которого состояла не в обеспечении верховенства закона, а в обеспечении гармонии между людьми» (David, 1985:29). Арбитраж был нужен обществу для справедливого разрешения споров. Люди обращались к авторитетным, уважаемым лицам, например, к сквайру на территории Англии или к шейху в зоне Персидского залива, так как они верили в их компетентность и способность справедливо разрешить спор. Именно авторитет этих лиц являлся достаточным основанием для того, чтобы стороны исполнили решение арбитра. В Средние века феодалы часто прибегали к третейскому суду, где арбитром выступало духовное лицо или другой авторитетный феодал (Garro, 2002:189). В Англии с развитием хозяйственных связей росла потребность в третейском правосудии. Средневековое третейское судопроизводство было организовано по цеховому принципу. На территории одного города или государства мог заниматься определенным ремеслом только член соответствующего цеха (сообщества ремесленников). Клятва верности членов цеха, в частности, включала в себя обязательство безоговорочного подчинения решениям третейского суда, вынесенным в ходе рассмотрения внутрицеховых споров (Pirenn, 2001:271). Таким образом, арбитраж (третейский суд или судья) являлся востребованным обществом институтом разрешения споров. В Древнем Риме общие положения об арбитраже нашли отражения в Кодексе Юстиниана (восьмой титул четвертой книги Дигестов)2, а полномочия арбитра и иные вопросы предусматривались арбитражным соглашением «com-promissum» (двойное согласие). Арбитражное соглашение и арбитражное решение не имели юридической силы, поэтому стороны должны были дать «двойное согласие»: первое на заключение договора, второе - на принятие на себя обязанности нести ответственность за неисполнение решения арбитра. Также существовал механизм compromissum sub poena, в соответствии с которым если решение третейского суда не будет добровольно исполнено проигравшей спор стороной, то эта сторона уплатит выигравшей стороне крупный штраф (Karabel'nikov, 2013:19). Со временем стало понятно, что арбитраж будет более эффективно работать при наличии некого законодательного регулирования в сфере разрешения споров сторонами, которое придаст юридическую силу арбитражным соглашениям и арбитражным решениям. По мере развития межгосударственных экономических связей цехи и профессиональные корпорации перешагнули государственные границы (Karabel'nikov, 2013:20). Стало необходимо межгосударственное и наднациональное правовое регулирование арбитража для признания юридической силы арбитражного соглашения и арбитражного решения. Поэтому были приняты Женевский протокол 1923 г.3, Женевская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1927 г.4, Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г.5, Типовой закон ЮНИСИТРАЛ 1985 г. (с изменениями 2006 г.)6, а также национальные законы о регулировании деятельности третейских судов (арбитражей) и пр. Выделяют несколько видов арбитража на основе различных критериев классификации: 1) институциональный арбитраж или арбитраж ad hoc (в зависимости времени его существования); 2) коммерческий или иной специализированный арбитраж (например спортивный) (в зависимости от сферы деятельности); 3) внутренний или международный арбитраж (в зависимости от места арбитража); 4) частный или государственный (в зависимости от сторон вида собственности участников). Последний имел место в СССР и являлся системой государственных квазисудебных органов по разрешению хозяйственных споров между предприятиями, организациями и учреждениями советского социалистического хозяйства. Обращаясь к опыту зарубежных стран, можно заметить, что, например, Швейцария имеет долгую и успешную арбитражную традицию (Meyer, 2009:7). Первоначально арбитраж (третейский суд) был создан для разрешения споров между гражданами и представителями власти. Такой порядок был установлен городскими властями г. Цюриха в XIV в. Данные решения были названы Фельдкирьх уставы. Всего было издано три Фельдкирьх устава (1367, 1377 и 1381 гг.) (Blessing, 1999:63). Согласно уставу Фельдкирьх 1367 г., если какой-либо спор возник между гражданами и новым регентом (правителем), то было предусмотрено, что вопрос будет разрешаться мэром (Бургомистром) и городским советом Цюриха. Данным органам была предоставлена третейская юрисдикция для решения таких вопросов. С развитием торговли и промышленности были открыты Торговые палаты в Женеве (1865 г.) и Цюрихе (1873 г.). В 1911 г. Торговая палата Цюриха создала свой первый арбитражный суд для разрешения споров внутреннего и международного арбитража7. Решения Женевского арбитража открыли новый этап в развитии международных отношений, в том числе в части порядка разрешения международных споров (см. дело Алабама8). Поэтому не удивительно, что после разрешения дела «Алабама» ряд других крупных споров стали разрешать путем арбитражного разбирательства в Швейцарии9. В России исследование понятия и правовой природы третейского суда (арбитража) началось сразу после судебной реформы 1864 года, хотя интерес к третейскому суду проявлялся и ранее. В это время термин «третейский суд» имел три значения: способ защиты гражданских прав; орган, организующий третейское разбирательство правового спора; конкретный состав третейского суда, который рассматривал переданный на его разрешение спор (Skvorcov, 2010:1). 3. Правовая природа арбитража (третейского суда) и его законодательное регулирование В юридической доктрине правовая природа арбитража (третейского суда) является дискуссионной. До сих пор нет единого подхода к изучению правовой природы арбитража (третейского суда), хотя вопрос является фундаментальным не только для теории, но и для практики. При изучении правовой природы данного института выявляются основные его элементы, его место в правовой системе, а также становится более понятна его связь с национальными судами. Существуют несколько подходов к пониманию правовой природы арбитража (третейского суда). В юридической доктрине традиционно анализируются четыре основных подхода, раскрывающие правовую природу арбитражного (третейского) суда: договорный, процессуальный, смешанный и автономный (Kleandrov, 2006:61). Представители первого подхода считают, что арбитраж (третейский суд) имеет договорный характер, то есть арбитражное соглашение оформляет собой обычный гражданско-правовой спор, порождающий для сторон гражданскоправовые обязательства, в том числе обязанность подчиниться вынесенному третейским судом решению, ибо стороны считаются признающими право другой стороны в споре, если таковым будет решение третейского суда. Таким образом, обращается внимание на то, что суть арбитража состоит в согласовании воли сторон, соответственно, путем заключения соглашения о юрисдикции третейского суда, то есть без этого соглашения и арбитража не существует. В противовес договорному подходу сторонники процессуального подхода считают, что арбитраж (третейский суд) имеет судебную или юрисдикционную природу, и это проявляется в причинах его создания: осуществление правосудия, соответственно разрешение спора и принятие решения. По мнению сторонников данного подхода, третейский суд (арбитраж) - это орган, осуществляющий правосудие, т.е. деятельность третейских судов (арбитражей) аналогична деятельности государственных судов. Процессуальный подход в понимании природы третейского суда (арбитража) мы находим в арбитражном праве Австрии, США и некоторых других стран (Ademi, 2015:30). Этот подход не воспринят в Российской Федерации, поскольку согласно нормам Конституции РФ (а именно ст. 10, ч. 1 ст. 11, ч. 1 ст. 118 и 124-128) и ФКЗ РФ от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»10 третейские суды не осуществляют судебную власть от имени государства и не входят в судебную систему Российской Федерации. Это не означает, что Конституция РФ тем самым принципиально исключает возможность разрешения споров третейскими судами, действующими в качестве институтов гражданского общества, наделенных публично значимыми функциями. Кроме того, согласно п. 1 ст. 11 Гражданского кодекса РФ11 (далее - ГК РФ) защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд. Следовательно, законодатель признает третейские суды в качестве инструмента защиты гражданских прав. Сторонники третьего подхода обращают внимание на смешанный характер арбитража (третейского суда), то есть, с одной стороны, арбитраж (третейский суд) имеет договорный характер, так как он создается соглашением сторон, а с другой - он одновременно носит процессуальный характер, поскольку законность решения арбитража (третейского суда) определяется государством. Представители четвертого подхода, именуемого автономным, определяют арбитраж (третейский суд) как специфическое юридическое явление, в котором невозможно отделить договорные и процессуальные элементы арбитража: «Они настолько связаны друг с другом, что нельзя их разделить» (RubellinDevichi; Vincent, 1965:363). По мнению автора статьи, арбитраж имеет смешанный характер, включая в себя как договорные, так и процессуальные составляющие. То есть хотя арбитраж (третейский суд) существует в силу согласованной воли сторон, содержащейся в арбитражном соглашении, деятельность его не может быть урегулирована только законом об арбитраже и требует применения норм процессуального права. Принятое в Российской Федерации понимание арбитража частично отражает концепцию советского социалистического государственного арбитража, в основе деятельности которого требования основного экономического закона социализма по государственному планированию и управлению народным хозяйством (Shaljupa; Donde, 1953:3-4)12. В условиях тотального государственного планирования арбитраж в СССР (с 1922 по 1991 гг.) представлял собой систему государственных квазисудебных органов по разрешению хозяйственных споров между организациями, предприятиями и учреждениями советского социалистического хозяйства. В зависимости от подчиненности арбитраж существовал в двух формах: государственный и ведомственный. В государственном арбитраже рассматривались споры подчиненных разным ведомствам, а в ведомственном - подчиненным одному конкретному ведомству. Несмотря на функцию арбитража по разрешению споров, его органы не являлись независимыми и создавались при органах исполнительной власти: Совете Министров СССР, Советах Министров союзных республик, Советах Министров автономных республик и исполкомах краевых, областных и приравненных к ним Советов народных депутатов. Зависимость арбитража от государственных органов мешала справедливому разрешению споров. С 1 октября 1991 г. Постановлением Верховного Совета РСФСР о введении в действие Закона РСФСР № 1543-1 «Об арбитражном суде»13 (далее Закон РСФСР «Об арбитражном суде») система арбитражей была упразднена и советский арбитраж был заменен системой государственных арбитражных судов. Данный Закон является первым в деле утверждения арбитражного суда как органа, независимого от органов исполнительной власти. Правда, на тот момент законодатель не решился исключить слово «арбитраж» из управленческой практики, так как начиная с 1922 г. он был привычным квазисудебным институтом, разрешавшим экономические споры между предприятиями. С изменением экономической и государственной системы СССР необходимому достойному законодательному регулированию третейского суда долгое время не уделялось внимания. Первыми нормативными правовыми актами, которые урегулировали третейское разбирательство, были «Положение о третейском суде» (Приложение № 3 к ГПК РСФСР 1964 г.) и «Временное положение о третейских судах для разрешения экономических споров»14. А первым законом, предусматривавшим возможность обращения в арбитраж (третейский суд), является Закон РСФСР «Об арбитражном суде» 1991 г. Статья 7 данного закона устанавливала право на обращение в третейский суд и к посреднику. Сегодня основу правового регулирования деятельности арбитражей (третейских судов) и третейского разбирательства в Российской Федерации составляют Закон РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее - закон о международном коммерческом арбитраже)15 и Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее - закон об арбитраже)16. Кроме этих специальных законодательных актов, нормы, регулирующие деятельность третейских судов, содержатся также в Гражданском процессуальном кодексе РФ и Арбитражном процессуальном кодексе РФ. Что касается Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» от 24.07.2002 № 102-ФЗ17 (далее - закон о третейских судах), то с 1 сентября 2016 г. нормы его не применяются. Они имеют юридическую силу только по отношению к делам, по которым производство было начато и не завершено до дня вступления в силу закона. Необходимо отметить, что закон о третейских судах изменил в корне ситуацию с третейским разбирательством, создав для него четкую законодательную базу и тем самим дав толчок его развитию в России. Существующая в России законодательная база предусматривает два вида арбитража: внутренний - регулируется законом об арбитраже, и внешний, или международный - регулируется законом о международном коммерческом арбитраже. С момента принятия в Российской Федерации первых законов, посвященных третейскому разбирательству, в этой сфере произошли существенные изменения. Последние значительные изменения были введены на законодательном уровне в 2015-м и вступили в силу в 2016 г. Что же касается зарубежного опыта, то в Швейцарии, например, первоначально деятельность третейских судов регулировалась кантональным правом, то есть законами Кантонов Конфедерации (до 1969 г.). Далее стало необходимо унифицировать законы кантонов об арбитраже (третейских судах) и была принята Конвенция о межкантональном арбитраже (Конкордат) 27 марта 1969 г., которая регулировала вопросы арбитража и деятельности третейских судов. 1 января 1989 г. вступил в силу Федеральный закон о международном частном праве, который содержит в главе 12 «Подсудность третейскому суду» специальные положения, призванные, в целях соответствия общему международному развитию, вывести международный арбитраж из-под жесткого регулирования Конкордата с его множественными императивными положениями (большой объем полномочий государственных органов Швейцарии, призванных контролировать процедуру третейского судопроизводства) и многочисленными основаниями для оспаривания (Papova, 2009:76). В 2004 г. на основе Арбитражного Регламента ЮНСИТРАЛ 1976 г. был принят Швейцарский регламент международного арбитража. Последний был подготовлен в целях гармонизации правил шести швейцарских торгово-промышленных палат (Базеля, Берна, Женевы, Тичино, Во и Цюриха, позже к ним присоединился и Невшатель). На сегодняшний день Швейцарский регламент действует в редакции 2012 г. С 2011 г. Конкордат утратил свою юридическую силу, и внутренний арбитраж регулируется статьями 353-399 (ч. 3) нового Федерального гражданского процессуального кодекса (ФГПК)18, в случае если стороны не соглашаются регулировать свой спор согласно главе 12 Федерального закона о международном частном праве 1987 г.19 (Fouchard, Gaillard & Goldman, 1999:879). 4. Законодательное определение арбитража (третейского суда) Анализируя источники арбитражного права Швейцарии и различные регламенты международных коммерческих третейских судов или аналогичных им институтов20, не везде можно найти определение арбитража (или третейского суда). В то же время в этих документах предусмотрены общие положения о ведении арбитражного разбирательства, формировании состава арбитража, принятии решения третейским судом, арбитражных расходах и т.п. Законом о третейских судах было дано определение третейского суда как единоличного арбитра или коллегии арбитров (третейских судей), а закон об арбитраже дает такое же определение третейского суда, но уточняет еще термин «арбитр» (третейский судья) как физическое лицо, избранное сторонами или избранное (назначенное) в согласованном сторонами или установленном федеральным законом порядке для разрешения спора третейским судом. Таким образом, согласно ст. 2 данного закона понятия «арбитраж» и «третейское разбирательство» являются синонимами и означают процесс разрешения спора третейским судом и принятия им решения (арбитражного решения). При этом третейский суд - это единоличный арбитр или коллегия арбитров, которые рассматривают конкретное дело, а не постоянно действующий орган, который создан для рассмотрения споров. Можно предположить, что попытка заново использовать термин «арбитраж» приводит только к правовым противоречиям. Так, имеют сходство (до степени смешения) термины «решение арбитражного суда» и «арбитражное решение», «арбитражный суд» и «арбитраж», по-прежнему относящиеся совершенно к разным сферам правового регулирования (соответственно, государственное судопроизводство и альтернативное разрешение споров)21. Кроме того, законом об арбитраже предусматривается понятие «постоянно действующее арбитражное учреждение» как подразделение некоммерческой организации, выполняющее на постоянной основе функции по администрированию арбитража, и понятие «иностранное арбитражное учреждение» - организация, созданная за пределами Российской Федерации и выполняющая на постоянной основе функции по администрированию арбитража вне зависимости от того, является ли она юридическим лицом или действует без образования самостоятельного юридического лица. Кроме того, противоречия возникают и в других законодательных актах об арбитражных и третейских судах. Например, в Арбитражном процессуальном кодексе РФ (далее - АПК РФ)22 до ст. 230 используется только одно понятие - «третейский суд», а ст. 230 АПК РФ указывает, что правила, установленные настоящим параграфом, применяются при рассмотрении арбитражным судом заявлений об оспаривании решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей (третейских судов) с местом арбитража на территории Российской Федерации. То есть в данной статье понятия «третейский суд» и «международный третейский арбитраж» разделяются. Далее в ст. 233 АПК РФ рассматриваются основания для отмены решения сначала третейского суда, а затем в п. 5 этой статьи отдельно речь идет о решениях международного коммерческого арбитража. Такое терминологическое разнообразие в нормативных правовых актах порождает противоречия в практике правоприменения. Следует принять во внимание, что существует понятие «третейские суды» в широком смысле, которое вбирает в себя собственно третейские суды (третейские суды в узком смысле) и международный коммерческий арбитраж (Pogorelov, 2010:60). Нельзя не обратить внимания на существующие противоречия в распределении компетенции между судами общей юрисдикции и государственными арбитражными судами по вопросам содействия деятельности третейского суда. Согласно ст. 22 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ)23 судам общей юрисдикции подведомственны следующие гражданские дела: дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (п. 5 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ); дела об оказании содействия третейским судам в случаях, предусмотренных федеральным законом (п. 7 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ). В соответствии со ст. 31 арбитражные суды рассматривают дела: 1) об оспаривании решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности; 2) о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности; 3) об оказании содействия третейским судам по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности. Таким образом, противоречия возникают из-за неопределенности в разграничении подведомственности дел между арбитражными судами и судами общей юрисдикции. Остается надеяться, что в дальнейшем эта проблема будет устранена. Что касается определения арбитража (третейского суда) в правовых актах международного характера, то можно сказать, что оно нашло отражение в нескольких документах. Например, согласно ст. 1 Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже термин «арбитраж» обозначает разбирательство споров как арбитрами, назначенными по каждому отдельному делу (арбитраж ad hoc), так и постоянными арбитражными органами24. Статьей 2 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже используется понятие «арбитраж», независимо от того, осуществляется он постоянным арбитражным учреждением или нет. Тем же Типовым законом дается определение «арбитражного (третейского) суда» как единоличного арбитра или коллегии арбитров и «суда» как учреждения или органа судебной системы государства25. До вступления в силу закона об арбитраже в России согласно п. 2 ст. 3 ранее действовавшего закона о третейских судах постоянно действующие третейские суды (арбитражи) образовались торговыми палатами, организаторами торговли, осуществляющими свою деятельность в соответствии с Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 325-ФЗ «Об организованных торгах»26, общественными объединениями предпринимателей и потребителей, иными организациями - юридическими лицами, созданными в соответствии с законодательством Российской Федерации, и их объединениями (ассоциациями, союзами), и действовали при этих организациях - юридических лицах. То есть третейские суды создавались юридическими лицами в качестве структурных подразделений этих организаций. С вступлением в силу закона об арбитраже постоянно действующие арбитражные учреждения должны создаваться при некоммерческих организациях. Данный закон ставит арбитражные учреждения в зависимость от государства, поскольку он предусматривает механизм государственного регулирования создания третейских судов (арбитража), и не только. Теперь для создания постоянно действующего арбитражного учреждения некоммерческая организация должна будет получать разрешение Правительства РФ для осуществления функций постоянно действующего арбитражного учреждения (ч. 1 ст. 44 Закона об арбитраже). Правительство РФ дает такое разрешение на основании положительной рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства, который создан приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 6 сентября 2016 г. № 20127. Такое изменение в законодательстве было вызвано огромным количеством существующих в Российской Федерации третейских судов (примерно 1500) и необходимостью повышения авторитета третейского суда28. Достаточно обратить внимание на п. 4 ч. 8 ст. 44 данного закона, который обязывает некоммерческие организации доказывать, что их деятельность будет обеспечивать высокий уровень третейского разбирательства. Также в главе 9 закона об арбитраже перечисляются обязательные для постоянно действующего арбитражного учреждения правила и требования к арбитрам арбитражных учреждений и т.д. С одной стороны, новый закон ужесточает требования к созданию арбитражных учреждений, и это приводит к исчезновению так называемых «карманных» третейских судов. С другой - способствует усилению роли государства в третейском разбирательстве (Inshakova, 2016:4), что можно считать недостатком этого закона. Процедура создания постоянно действующих арбитражных учреждений и третейских судов может быть охарактеризована как разрешительная и многоступенчатая (Gerasimenko, Terehova, 2017:208). Остается надеяться, что закон об арбитраже упорядочит процедуру создания арбитражных учреждений, что приведет к усилению его авторитета. Он также дает возможность передачи на рассмотрение третейских судов и постоянно действующих арбитражных учреждений ряда корпоративных споров. Это позволяет снизить нагрузку на государственные суды. С принятием закона об арбитраже законодатель считал целесообразным сократить количество третейских судов по административной линии, затрудняя их учреждение. Практика показывает, что работа арбитража, созданного решением властных органов, не является эффективной. Однако в некоторых случаях, например, в целях разрешения межгосударственных экономических споров, которые не могли быть отнесены к компетенции национальных судов, в 1992 г. Соглашением о мерах по обеспечению улучшения расчетов между хозяйственными организациями стран - участниц СНГ было предусмотрено обязательство стран участниц данного объединения по созданию Хозяйственного суда. Далее, 6 июля 1992 г., было заключено отдельное Соглашение о статусе Экономического Суда СНГ, которое утвердило Положение о данном наднациональном суде. В соответствии с нормами данного Положения к компетенции Экономического суда относятся, во-первых, разрешение межгосударственных экономических споров, и, во-вторых, толкование норм права. Хотя государства - члены СНГ сами создали Экономический суд, они не установили пределы его компетенции и полномочий, а также не определили критерий обязательности решений этого суда для сторон. Эту ситуацию отражает практика Экономического суда. В период с 1994 по 2015 гг. Экономический Суд вынес 10 решений по делам, связанным с рассмотрением споров о ненадлежащем исполнении экономи- ческих обязательств и возмещении ущерба, что составляет незначительную долю из общего числа дел, рассмотренных Судом29. В этот же период Судом были рассмотрены одно дело о коллизиях между национальным законодательством и соглашениями, а также иными актами, принимаемыми СНГ (дело по иску Правительства Республики Таджикистан к Правительству Республики Узбекистан) и 102 дела о толковании и разъяснении решений самого Экономического суда. Таким образом, практика Экономического суда СНГ показывает, что никакой третейский суд (национальный или наднациональный) не может быть эффективным, если четко не определены пределы его полномочий и критерии обязательности его решений. Заключение Из изложенного выше можно сделать вывод о том, что арбитраж с древних времен считался институтом справедливости. Люди всегда обращались для разрешения своих споров к уважаемым лицам, так как они верили в их компетентность справедливо разрешить их спор. В Средневековье третейское разбирательство осуществлялось по цеховому принципу, но с развитием межгосударственных экономических связей цехи перешагнули государственные границы и возникла необходимость создания международного правового регулирования арбитража. До сих пор нет единого понимания правовой природы арбитража. В то же время устоялись четыре подхода к арбитражному разбирательству: договорный, процессуальный, смешанный и автономный. В России арбитраж более подробно стал изучаться и регулироваться после судебной реформы Александра II. В Советском Союзе под арбитражем понимались квазисудебные органы по разрешению хозяйственных споров между организациями, предприятиями и учреждениями советского социалистического хозяйства. В современной российской правовой доктрине и российском законодательстве разделяются понятия «третейский суд» и «арбитражное учреждение», как негосударственный орган, уполномоченный разрешать экономические споры, от понятия «арбитражный суд», как государственный орган, уполномоченный осуществлять правосудие. Что касается понятия «арбитраж (третейский суд)», то в юридической литературе не существует общепринятой дефиниции. Одни ученые считают, что арбитраж - это метод, способ разрешения споров. Другие отмечают, что арбитраж представляет собой некий орган, который уполномочен сторонами разрешать спор. Также существует мнение, что нельзя дать точное и полное опре деление арбитража, а можно только перечислить характерные черты данного института. По мнению автора статьи, под третейским (арбитражным) судом следует понимать, с одной стороны, частноправовой метод разрешения споров, а с другой - негосударственный суд, который принимает решение, обязательное для исполнения сторонами. Проведенный в рамках статьи обзор теории и практики арбитража в Российской Федерации пока не позволяет признать удачной попытку российского законодателя создать эффективный и современный механизм правового регулирования в этой сфере, основанный на опыте зарубежных стран. Изменения, касающиеся регулирования деятельности третейских судов и направленные на совершенствование состояния данного института в Российской Федерации, в перспективе будут способствовать повышению авторитета и привлекательности третейского разбирательства. Однако новый закон сделал также регрессивный шаг - включение государства в механизм создания третейских судов. Если обратиться к опыту зарубежных стран, в частности Швейцарии, то там существует общая тенденция регулирования арбитражного разбирательства диспозитивными нормами, что делает эту страну привлекательной для осуществления арбитража между иностранными компаниями. Швейцарский законодатель всегда стремился к унификации нормативных правовых актов об арбитраже, а также к увеличению самостоятельности третейских судов. Также необходимо обратить внимание на тот факт, что в России до сих пор идет преобразование как третейских, так и государственных арбитражных судов. Что будет дальше с системой арбитражных судов (государственного арбитража), пока неизвестно, но предприняты попытки по дальнейшему изменению судебной системы страны. Вполне можно ожидать, что государственные арбитражные суды будут слиты с судами общей юрисдикции. Тогда вопрос совершенствования судебной системы приобретет «новое дыхание».

Ilda Kasa

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: kasaildar@gmail.com
6, Miklukho-Maklaya st., Moscow, Russia, 117198

PhD student, Assistant Professor, the Department of Judiciary, Law Enforcement and Human Rights Activity

  • Ademi, A. (2015). Zgjidhja e kontesteve tregtare para arbitrazhit tregtar ndërkombëtar [Settlement of trade disputes in International commercial arbitration]. LL.D. Tirane. (in Albanian).
  • Blessing, M. (1999). Introduction to Arbitration — Swiss and International Perspectives. Frankfurt am Main: Helbing und Lichtenhahn Publ.
  • David, R. (1985). Arbitration in International Trade. Boston: Kluwer Law and Taxation Publishers.
  • Fouchard, P., Gaillard, E., Goldman, B. (1999). Fouchard, Gaillard, Goldman on International Commercial Arbitration. The Hague, Boston, London: Kluwer Law International.
  • Garro, A. (2002). Ljudovik Svjatoj i ego korolevstvo [The Holy Louis and His Kingdom]. Saint Petersburg: Evrazija Publ. (in Russian).
  • Gerasimenko, Ju.V., Terehova, L.A. (2017). O novoj procedure sozdanija arbitrazhnogo uchrezhdenija (vstupitel'naja stat'ja k obzoru) [On the New Procedure for Creating an Arbitration Institution (Introductory Article to the Review)]. Pravoprimenenie [Law Enforcement], 1(2), pp. 207–211. (in Russian).
  • Inshakova, A.O. (2016). Reforma pravovyh osnov dejatel'nosti mezhdunarodnogo kommercheskogo arbitrazha v Rossijskoj Federacii: predposylki, obuslovlennost', perspektivy [Reform of Legal Bases of International Commercial Arbitration in the Russian Federation: Prerequisites, Conditionality, Prospects]. Pravo. Zhurnal Vysshej shkoly jekonomiki [Law. Journal of Higher School of Economics], (3), pp. 4–12. (in Russian).
  • Jarrosson, Ch. (1987). La notion d’arbitrage [The Notion of Arbitration]. Paris: L.G.D.J. Publ. Karabel'nikov, B.R. (2013). Mezhdunarodnyj kommercheskij arbitrazh [International Commercial Arbitration]. 2nd edn. Moscow: Statut Publ. (in Russian).
  • Kaufmann-Kohler, G., Rigozzi, A. (2015). International Arbitration: Law and Practice in Switzerland. Oxford: Oxford University Press.
  • Kleandrov, M.I. (2006). Ekonomicheskoe pravosudie v Rossii: proshloe, nastojashhee, budushhee [Economic Justice in Russia: Past, Present, Future]. Moscow: Volters Kluver Publ. (in Russian).
  • Kudrjavcev, P.I. (ed.) (1956). Juridicheskij slovar'. T.1 [Law Dictionary. Vol. 1]. 2nd edn. Moscow: Gosjurizdat Publ. (in Russian).
  • Kutafin, O.E. (ed.) (2002). Juridicheskij jenciklopedicheskij slovar' [Legal Encyclopedic Dictionary]. Moscow: Bol'shaja Rossijskaja Jenciklopedija Publ. (in Russian).
  • Lew, J.D.M. (1978). Applicable Law in International Commercial Arbitration: A Study in Commercial Arbitration Awards (Oceana Transnational services). New York: Oceana Publications.
  • Meyer, B.F. (2009). The Swiss Rules of International Arbitration — Five Years of Experience. Basel: Swiss Chambers' Court of Arbitration and Mediation.
  • Moser, M.J., Cheng, T.Y.W. (2004). Hong Kong Arbitration: A User's Guide. The Hague: Kluwer Law International.
  • Papova, E.V. (2009). Zakonodatel'noe regulirovanie mezhdunarodnyh kommercheskih arbitrazhej Shvejcarii. Obshhie polozhenija [Legislative Regulation of International Commercial Arbitration in Switzerland. General Provisions]. Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Serija: Juridicheskie nauki, (1), pp. 75–78. (in Russian).
  • Pirenn, A. (2001). Srednevekovye goroda Bel'gii [The Medieval Towns of Belgium]. Saint Petersburg: Evrazija Publ. (in Russian).
  • Pogorelov, M.S. (2010). Aktual'nye problemy tretejskogo proizvodstva [Current Issues of Arbitration]. Moscow: Laboratorija Knigi Publ. (in Russian).
  • Redfern, A., Hunter, M., Blackaby, N., Partasides, C. (2004). Law and Practice of International Commercial Arbitration (Fourth edition). London: Sweet&Maxwell.
  • Rubellin-Devichi, J., Vincent, J. 1965. L’arbitrage: Nature juridique. Droit interne et droit international privé [Arbitration: Legal Nature. Domestic Law and Private International Law]. Paris: Librairie générale de droit et de jurisprudence.
  • Shaljupa, M.P., Donde, Ya.A. (1953). Gosudarstvennyj arbitrazh v SSSR [State Arbitration in USSR]. Moscow: Gos. izd-vo juridicheskoj literatury Publ. (in Russian).
  • Skvorcov, O.U. (ed.) (2010). Tretejskoe razbiratel'stvo v Rossijskoj Federacii: uchebnoe posobie [Arbitration in Russian Federation]. Moscow: Volters Kluver Publ. (in Russian).
  • Suharev, A.Ja. (ed.) (1999). Rossijskaja juridicheskaja jenciklopedija [Russian Law Encyclopedia]. Moscow: Infra Publ. (in Russian).

Views

Abstract - 157

PDF (Russian) - 135

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2018 Kasa I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.